>>

Введение

Актуальность темы исследования

Актуальность данного диссертационного исследования обусловлена несколькими обстоятельствами.

Во-первых, представляется перспективным изучение структуры и особенностей функционирования северных, частично изолированных, локальных сообществ в контексте современной социальной и экономической трансформации российского общества. Для прогнозирования и социального планирования в рамках проектов развития арктических территорий необходимо описать и систематизировать на конкретных эмпирических фактах характерные особенности социальных общностей нового типа, которые не всегда поддаются описанию и регулированию в рамках категорий и представлений, утвердившихся в постперестроечное время.

Во-вторых, актуальным представляется изучение соотношения групповой и индивидуальной идентичности в условиях островного поселения, а также выделение отдельных микрогрупп в рамках единого сообщества.

В-третьих, актуален сам объект исследования, изучение которого позволяет выявить характер воздействия истории конкретного места (Соловецкие острова) и историко­культурной памяти в целом на характер и динамику социокультурной идентичности как сообщества в целом, так и отдельных его членов. Специфика поселка Соловецкий состоит в том, что это место постоянной смены состава населения, а также населенный пункт, который является транзитной зоной для туристов и паломников. Это именно та среда, где, по нашему предположению, представление о самом себе ставится под вопрос, и стремление обрести свою идентичность усиливается.

С одной стороны, неустойчивость и проблемный характер соловецкой идентичности объясняется тем, что приезжие невольно ставят под вопрос идентичность местных жителей. Внешним наблюдателям важно, чем северяне отличаются от остальных россиян, чем отличаются островные жители от жителей материка и в чем, наконец, заключается особенность идентичности и уклада жизни собственно самих соловчан.

С другой стороны, многие местные жители, работающие или прописанные в островном поселке, приехали на Соловецкие острова менее пяти лет назад. Их адаптация к соловецкой среде еще окончательно не завершилась, они не до конца приняли решение остаться на Соловках, а поэтому их идентичность является неустойчивой, подвижной и именно по этой причине чрезвычайно интересна для изучения. Кроме того, в частично изолированном локальном сообществе ярче и яснее видны процессы трансформации идентичности и процессы адаптации к социальной среде, поскольку из-за малой численности населения и редкого обновления состава местных жителей каждому человеку, его положению, статусу, самоопределению оказывается внимание более пристальное, нежели в больших открытых сообществах.

Наконец, в-четвертых, актуальность работы заключается в том, что детальное описание и анализ локальной идентичности членов конкретного сообщества позволяет в дальнейшем прогнозировать развитие сообществ сходного типа в процессе модернизации российского общества.

Полученные данные, могут быть с определенной степенью вероятности

экстраполированы на другие сообщества сходного типа, как, например, поселки на Земле Франца Иосифа и Новой Земле, деревни в сибирской тайге и населенные пункты на островах у побережья Тихого океана.

Степень изученности и разработанности проблемы. Рассматривая степень научной разработанности проблемы, необходимо разделять с одной стороны, отечественную, традицию изучения идентичности, и с другой стороны, зарубежную социологическую и психологическую традицию осмысления.

Отечественные разработки социологов

основываются, как правило, на количественных эмпирических исследованиях конца 1980-х - 1990-х годов. Именно в эти годы вопрос изучения кризиса советской и пост-советской идентичности был более чем актуален.

Каждое из подобных исследований по-своему уникально, и, фактически, для каждого разрабатывались особые методики, на основании социальной и региональной специфики изучаемого объекта. Однако единая, систематизированная теоретическая традиции изучения социокультурной идентичности в российской социологии на данный момент, по нашему мнению, не до конца сформирована.

Типология идентичностей, соотношение социального и этнического, социального и культурного разрабатывалась в работах З.В. Сикевич [Сикевич, 1996, 1999]. Проблема взаимосвязи структуры эго-идентичности и личности человека изучалась Е.Л. Солдатовой [Солдатова, 2010], [Солдатова, 2006]. Различные виды идентичности и их функционирование в условиях кризиса 1990-х годов рассматривались работах отечественных авторов [Козлова, 1994], [Климова, 2000], [Данилова, Ядов, 1993]. Однако результаты данных исследований имеют ограниченные возможности для экстраполяции на другие исследовательские кейсы.

Изучение зарубежных трудов по социологии, социологии культуры, социальной антропологии и социальной позволило по-новому взглянуть на феномен идентичности и найти неожиданный ракурс ее теоретического рассмотрения. Среди них - работы, посвященные идентичности и социальной структуре общества Энтони Гидденса [Giddens, 1991], Ричарда Рорти [Rorty, 1982], Пьера Бурдье [Bourdieu, 1984].

На стыке социологии культуры и социальной антропологии над раскрытием категорий опыта и идентичности работали также Виктор Тернер [Тернер, 1983], [Turner, 1986, 1991], Джеймс В. Фернандес [Fernandez, 1986], Клиффорд Гирц [Geertz, 1979], Филипп Глизон [Gleason, 1983], Рональд Гримс [Grimes, 2000], Лоренс Гроссберг [Grossberg 1996], Ричард Дженкинс [Jenkins 2008], Тамара Кон [Kohn, 2002].

Исследования различных видов социальных общностей, на которые мы опирались в своей работе, представлены работами Вернера Беккера, [Беккер 1996], Паоло Вирно [Вирно, 2013], Георга Зиммеля [Зиммель, 1996], Жан-Люка Нанси [Нанси, 2011], Елены Петровской [Петровская, 2012], Леокадии Дробижевой [Дробижева, 2009], Энтони Гидденса [Giddens, 1980], Д. Буню [Буню 1995].

Концепции региональной и территориальной идентичности разрабатывались многими отечественными авторами: [Журавлев, 1993], [Баранов, 2004] [Гельман, 2002] [Дроздова, 2011] [Жаде, 2007], [Замятина, 2012], [Исмагилов, 2009], [Киричек, 2010], [Кувенева, Манаков,

2003] , [Несевря, 2009], [Петров, 2003], [Сверкунова, 1997], [Сагитова, 2003], [Савоскул, 2005], [Туровский, 2003]. Соотношение пространственных категорий и идентичности также рассматривались в российской социологии: [Бикбов 2002], [Гасилин, 2001] [Генисаретский, 2001], [Журавлев, Купрейченко, 2007], [Качанов, Шматко, 1996].

Соотнесение таких явлений социальной реальности как идентичность и жизненный мир было осуществлено в работах отечественных и зарубежных исследователей: [Гуссерль, 1994], [Шюц, 2004] [Василюк, 1995], [Власова, 2005] [Боуринг, 1997], [Первушина, 2009], [Прехтль, 1999], [Савин, 2008] [Салихова, 2009], [Тхостов, 1994].

Роль «Другого» или значимых других и их влияние на границы и состав идентичности субъекта изучали Эммануэль Левинас [Левинас, 1998], [Levinas, 1998], Ивар Нойман [Нойман,

2004] , Э. Гоффман [Гоффман, 2000], Юлия Кристева, [Кристева, 1997], Вячеслав Морозов [Морозов, 2009], Поль Рикер [Рикер, 2008], Питер Бергер и Томас Лукманн [Berger, Luckmann, 1991], Рудольф Штихве [Штихве, 1998], Цветан Тодоров [Todorov, 1992], А. Нассеи [Нассеи 1996], Джон Шоттер [Shotter, 1989], Бернхард Вальденфельс [Вальденфельс, 1994].

Малоизученный аспект соотношения понятий идентичного и аутентичного был исследован на материале, преимущественно, зарубежных авторов [Гилмор, 2009], [Appiah, 1994], [Baugh, 1988], [Bruner, 1994], [Ferrara, 1998], [Handler, 1986], [Jukilehto, 1995], [Lane, Waitt, 2001], [Conserving the authentic, 2009], [Рагулина, 2007], [Grossberg, 1996].

Цель диссертационного исследования состоит в выявлении структуры индивидуальной и групповой социокультурной идентичности жителей Соловецких островов и механизмов ее трансформации.

Для реализации поставленной в диссертации цели требуется решение определенного ряда задач, а именно:

1. Проанализировать совокупность значений понятия «идентичность» и контексты его употребления в рамках социологии культуры и обозначить пространство ключевых категорий и оппозиций, определяющих теоретические границы данного диссертационного исследования;

2. Создать предварительную пространственную модель идентичности для применения в ходе эмпирического исследования и выявить основные компоненты структуры социокультурной идентичности;

3. Проследить историю формирования населения Соловецкого архипелага от зарождения первого сообщества до настоящего времени;

4. Определить тип и особенности социальной общности, поживающей на Соловецком архипелаге в начале XXI века;

5. Сопоставить предложенную теоретическую модель идентичности с моделью, выявленной по результатам эмпирического исследования;

6. Раскрыть роль регионального компонента в структуре идентичности жителей Соловецких островов;

7. Дать оценку степени осознанности социокультурной идентичности в островном сообществе;

Объект исследования: современное локальное сообщество жителей Соловецких островов.

Предмет исследования: социокультурная идентичность населения Соловецких

островов, ее структура и содержание.

Теоретическая гипотеза исследования: идентичность представляет собой

многокомпонентную сложную конфигурацию, которая обладает подвижной периферией и малоподвижным или полностью неизменным центром. Периферийные компоненты идентичности находятся на разной степени удаленности от ядра.

Теоретическая и методологическая основа исследования.

Диссертационное исследование направлено на теоретическую реконструкцию модели социокультурной идентичности человека, с одной стороны, и на эмпирическую апробацию этой модели в рамках изучения островного сообщества - с другой стороны. Центральная тема теоретических изысканий - проблема не вполне корректного употребления понятия идентичности в социологических науках, и особенно - в социологии культуры, а также изучение структуры этого феномена.

«Идентичность» как неотъемлемая составляющая личности и как компонент символического поля сообщества, зачастую изучалась в XX веке сквозь призму прикладных исследований. В этом случае целью изучения были процессы возникновения и разрешения межгрупповых конфликтов, социокультурные маркеры идентичности, использование идентичности как инструмента в процессах нациестроительства и даже в политической борьбе и войнах. Однако вопрос о ее содержательной и функциональной структуре изучался в социологии, в отличие от психологии, крайне редко.

Тем не менее, стоит отметить, что вышеупомянутая проблема относится отнюдь не только к области психологии или философской антропологии, несмотря на то, что речь идет о личности одного человека и идентичности в рамках ее внутреннего устройства. Частица социального механизма, как бы мала она не была в масштабах общества, может оказаться не менее значимым предметом для анализа на микроуровне социологического знания. Поэтому нам видится оправданным и актуальным вопрос о характерных особенностях функционирования идентичности в рамках локального сообщества.

Оппозиция индивидуальной и групповой идентичности была впервые артикулирована еще Э. Эриксоном, который подметил, что идентичность можно в равной степени изучать как в контексте общественной, так и в контексте индивидуальной культуры [Эриксон, 1996].

Теоретическим базисом для изучения проблемы идентичности стали работы Питера Бергера и Томаса Лукманна [Berger, Luckmann, 1991], в которых прослеживается четкая связь между процессами первичной социализации, последующих актов интернализации и формирования идентичности.

Кроме того, эти авторы указали на важнейший аспект связи идентичности с местоположением человека в символическом и социальном пространстве, и, тем самым связали социальную идентичность с феноменом горизонта, который отсылает к рассмотрению границ жизненного мира человека. Также П. Бергер и Т. Лукманн выявляют две ключевые функции Другого в формировании идентичности: ее подтверждение через совместные, повторяющиеся культурные практики и удержание целостности «Я» через эмоциональный ответ на позицию субъекта.

Мануэль Кастельс в своей работе «Власть идентичности» [Castels, 2010], разработал классификацию, согласно которой существует три типа идентичностей: легитимизирующая, идентичность сопротивления и проективная идентичность. Эта классификация четко отражает борьбу инстанций за производство и контроль значений идентичности.

Еще одним столпом в традиции изучения идентичности является Зигмунт Бауман [Bauman 1996, 2001, 2004]. Он постулирует в своих работах текучесть и незавершенность идентичности, а также указывает на то, что в современном обществе главным проектом является не формирование идентичности, а, напротив, попытка избежать ее фиксации.

И, наконец, основанием для критического восприятия как западной, так и отечественной традиции осмысления феномена идентичности, явилась работа Роджерса Брубейкера и Фредерика Купера [Брубейкер, Купер, 2002], в которой авторы предприняли попытку систематизации основных концепций идентичности. В их статье ставится ключевой для нас вопрос о разделении процессов категоризации и самопонимания, а также рассматриваются способы выхода из теоретического тупика, когда нечеткие определения идентичности и применения этого понятия в слишком разных контекстах делают невозможным проведение систематических и обоснованных исследований в этой области.

При выделении основных компонентов идентичности мы опирались на концепцию, предложенную Кармелем Камиллери [Камиллери, 1993]. Согласно ему, идентичность обладает ядром и периферией, благодаря чему возможна циркуляция компонентов и смена одних актуальных значений на другие с течением времени. Взгляд Витторио Хёсле, позволил определить положение «идентичности» в отношении категорий телесности и временности, а также с точки зрения признании со стороны других [Хёсле, 1994].

Позиции Крейга Калхуна [Calhoun, 2003], [Calhoun, 1994] и Стюарта Холла [Hall, 1996], находящиеся в отношениях диалога, указывают на разные аспекты двустороннего процесса распознавания и самоприписывания. К. Калхун делает акцент на различия между самим собой и другими, между «мы» и «они», и рассматривает идентичность в качестве групповой принадлежности, основанной на общности понимания и общности способа действия.

В свою очередь, С. Холл пишет о двойственности идентичности: с одной стороны - она подразумевает процессы включения в группу, самоприписывания и признания, и, с другой стороны, процессы формирования самого субъекта. Его концепция идентичности раскрывает важнейшие аспекты, применяемые нами при построении модели социокультурной идентичности. Он указывает на категорию границы, как неотъемлемой части структуры идентичности и процесса идентификации. Впервые в его работе упоминается о возможности изучения «пограничных эффектов» в ходе различения и проведения символических границ идентичности индивида и сообщества. Кроме того, С. Холл ставит вопрос о том, является ли главной функцией идентичности категоризация, или же важно сделать акцент на артикуляцию внутреннего состава идентичности и процессы определения и само-определения.

О соотношении институциональных и индивидуальных подходов к формированию идентичности и контроля над ней пишет в своей книге Роджер Эйбрахамс [Abrahams 1986]. Его же вкладом является разработка темы влияния жизненного опыта на социокультурную идентичность.

Методологическое основание эмпирического исследования базируется на сочетании количественного и качественного подходов. Для реализации количественного подхода была осуществлена модификация трех тестов и опрошено 11,4% респондентов от общего числа генеральной совокупности - постоянного населения Соловецкого архипелага. Качественное исследование состояло из нескольких этапов, в числе которых: включенное наблюдение, авторефлексия исследователя, проведение биографических и проблемно-ориентированных интервью.

Для составления программы эмпирического исследования были проанализированы рекомендации и учтены методические разработки отечественных и зарубежных авторов: [Данилова, Ядов, 1993], [Даудрих, 2000], [Иванова, 2004], [Иванова, Румянцева, 2009], [Ионин, 1995], [Квале, 2003], [Кун, Макпартленд, 1984], [Лаба, 2004], [Мягков 2002], [Ньюман, 1998], [Сикевич, 2005], [Федотова, 2012], [Ядов, 1995, 1994], а также были изучены сходные исследовательские кейсы и полевой опыт ученых: [Автопортрет сообществ, 2006], [Дроздова, 2011], [Климова, 2000], [Козлова, 1994], [Плюснин, 2003], [Савоскул, 2005], [Социальная идентичность, 2004], [Социальная идентификация личности, 1994], [Шматко, 1998], [Astuti, 1995], [Heritage, memory ... identity, 2007], [Kohn, 2002], [Lane, Waitt, 2001].

Методы и методики исследования: Исследование основывается на комплексном методическом подходе, сочетающем принципы и методы социологии, социальной антропологии и социальной психологии. Сочетание разработок, сделанных в указанных дисциплинах, способствует раскрытию сущности социокультурной идентичности в контексте локального сообщества Соловецких островов и культурно-исторического контекста данного места. Работа сочетает количественный и качественный методы исследования, представленные в виде анкетного опроса, наблюдения и полуструктурированных интервью.

Эмпирическая база исследования.

В исследовании применены следующие методы сбора информации:

• включенное наблюдение;

• метод биографического глубинного интервью (пилотаж) с целью изучения социокультурного контекста и разработки гайда для проблемно-ориентированного интервью; исследование проводилось в 2011-2013 гг; было получено 18 интервью;

• метод стандартизированного проблемно-ориентированного интервью; исследование проводилось в 2014 г.; было получено 18 интервью;

• метод изучения разноаспектной структуры идентичности при помощи теста «Кто Я?» (модификация теста М. Куна и Т. Маркпартленда); (объем репрезентативной выборки: 86 человек - 11,4% от генеральной совокупности);

• тест Л. В. Янковского «Адаптация личности к новой социокультурной среде» (объем репрезентативной выборки 86 человек - 11,4% от генеральной совокупности);

• тест на определение социокультурной и региональной идентичности (ОСКИ) (объем выборки 86 человек - 11,4% от генеральной совокупности);

• анализ документов - исторических документов, СМИ;

• авторефлексивный метод, ведение дневника исследователя.

Научная новизна данного диссертационного исследования заключается в следующем:

Разработана авторская модель индивидуальной социокультурной идентичности человека, которая позволяет более эффективно описывать и анализировать структуру и содержание идентичности.

Данная теоретическая модель подтверждена эмпирически и ее структура соответствует структуре идентичности как явления социальной реальности. Каждый компонент имеет свое ценностное содержание, занимая в иерархии идентичности определенное место. Некоторые компоненты могут обладать одинаковой степенью значимости. Представленная модель идентичности в виде ядра и периферии позволяет располагать сколь угодно много элементов на одном и том же уровне удаления от ядра.

Впервые выявлена связь трансформации идентичности и адаптационных процессов личности на примере жителей полуизолированного островного сообщества.

Впервые определена доля регионального компонента в структуре идентичности местных жителей.

Выделены основные функции социокультурной идентичности в отношении личности человека и сообщества: корреляция ценностей и поведенческих стратегий в единую и непротиворечивую формацию; создание новых социокультурных значений на основе интеграции внешних и ранее инкорпорированных элементов; сохранение единства ядра идентичности, которое отвечает за его устойчивость в качестве субъекта социальных взаимодействий, а также за адаптацию к новым социальным средам.

Для изучения сообщества жителей локальной островной территории впервые применен комплексный метод, сочетающий элементы качественного и количественного исследования.

Изучение локальных сообществ, расположенных на островах и побережье Арктического региона Российской Федерации, в Сибири и на Дальнем Востоке - тема, малоизученная с позиций социологии культуры, в отличие от экономической географии. Поэтому данное исследование позволяет, с одной стороны, создать своего рода модель островного сообщества, а с другой стороны, - описать процессы функционирования идентичности человека на частично изолированной территории в пространстве русского Севера.

Положения, выносимые на защиту:

1. Социокультурная идентичность человека представляет собой многокомпонентную структуру иерархического типа, в которой компоненты располагаются по степени значимости от центра ядра к его окраине или периферии.

2. Основная функция индивидуальной идентичности состоит в преодолении противоречий, содержащихся в системе ценностей, принципов и поведенческих стратегий, и формирование единой и непротиворечивой структуры.

3. Внутренняя структура социокультурной идентичности может рассматриваться в четырех основных измерениях. Данные измерения отражаются на осях координат в диапазоне между двумя полярными значениями: индивидуальное - коллективное, внутреннее - внешнее, содержание - граница, статичность - процессуальность.

4. Индивидуальная социокультурная идентичность человека может содержать в своей структуре один или несколько «разрывов», которые обозначают, во-первых, границу ядра и периферии идентичности, а, во-вторых, - семантически незаполненное пространство, которое информант не может артикулировать в форме соответствующих категорий личного опыта.

5. Индивидуальная идентичность жителей Соловецких островов превалирует над групповой идентичностью в связи с низкой степенью укорененности жителей на данной территории и трудностью инкорпорирования противоречивых этапов соловецкой истории и памяти предшественников в ходе формирования групповой идентичности соловчан.

6. Групповая идентичность населения Соловецких островов представлена в форме особого типа территориальной идентичности, который предполагает, что соотнесение индивида с сообществом или группой местных жителей вторично по отношению к идентификации индивида непосредственно с самой территорией проживания.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования.

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в создании модели социокультурной идентичности в рамках социологии культуры, а также в выявлении характерных особенностей функционирования идентичности. С точки зрения методологии данное исследование показывает, каким образом модификации исследовательского инструментария позволяет сместить акцент исследования на ранее не изучавшиеся элементы социальной реальности. Так, смещение фокуса внимания на процедуру субъективного ранжирования понятий в составе идентичности человека открывает поле для двухмерного, пространственного описания и структурирования идентичности в качестве объекта исследования.

Практическая значимость диссертационного исследования заключается в возможности экстраполировать результаты как теоретического, так и эмпирического исследования на сходные исследовательские кейсы и ситуации. Во-первых, разработанная в диссертации модель идентичности иерархического типа позволяет создать аналитическую матрицу для интерпретации эмпирических данных в рамках изучения идентичности человека.

Во-вторых, изучение как индивидуальной, как и групповой идентичности имеет перспективы прикладного применения в таких областях как административное управление и социальная политика, начиная с уровня поселка, заканчивая целым регионом или даже страной. Информация о совокупности индивидуальных идентичностей и об их внутренних приоритетах - это ключ к более тонкому пониманию мнений электората и прогнозирования потенциальных конфликтов в социальной среде.

В-третьих, изучение островного поселения в северном циркумполярном регионе Российской Федерации - это уникальный исследовательский опыт, и разработки, сделанные входе исследования, могут быть в дальнейшем использованы для социологического мониторинга островов Северного Ледовитого океана, имеющих сходную структуру жизнеобеспечения, и изолированных большую часть года из-за неразвитости транспортной инфраструктуры.

В-четвертых, материалы диссертационного исследования могут быть использованы для разработки программ учебных курсов посвященных современным концепциям идентичности, а также и студенческих исследовательских практик по изучению локальных сообществ.

Степень достоверности результатов исследования обеспечивается теоретико­методологической проработанностью проблемы, предполагающей анализ широкого спектра актуальных научных исследований, раскрывающих суть понятия «идентичность» и «социокультурная идентичность», а также - сочетанием методов количественного и качественного анализа, обоснованностью и объемом выборки, тщательной операционализацией изучаемых понятий в соответствии с предметом и задачами исследования, классификацией полученных в интервью категорий, и статистическим анализом взаимосвязей в структуре идентичности.

Апробация результатов

Основные результаты диссертационного исследования прошли апробацию на Всероссийской конференции VIII Ковалевские чтения (СПбГУ, Санкт-Петербург, 15-16 ноября 2013 г.), на Всероссийской научно-практической конференции «Социально­

гуманитарная экспертиза: анализ культурных стратегий развития территории». (Уральский Федеральный университет, Екатеринбург, 2013 г.), на Международной научно-практической конференции «Инновационный потенциал публичной социологии в региональном социальном программировании» (СамГУ, Самара, 6-7 ноября 2013 г.), на Девятой Международной студенческо-аспирантской междисциплинарной конференции «Философия: новое поколение» (НаУКМА, Киев, Украина, 20-21 марта 2014 г.), на Международной мультидисциплинарной конференции по Социальным наукам и искусству SGEM (Албена, Болгария, 1 - 8 сентября 2014 г.), на Международной конференции «Язык, индивид, общество» (Елените, Болгария, 7­11 сентября 2014 г.), на Всероссийской конференции IX Ковалевские чтения (СПбГУ, Санкт- Петербург, 14- 15 ноября 2014 г.).

Методологические разработки, полученные в ходе работы над диссертационным исследованием, были также внедрены в учебный процесс при ассистировании студенческим исследовательским практикам (феврале-марте 2013 и гг.). Методы исследования локальных сообществ и предварительные итоги эмпирического диссертационного исследования были изложены при проведении лекции «Проявление неравенства и дискриминации в отношении изолированных сообществ. Кейс сообщества жителей Соловецкого архипелага» в рамках IV социологической школы СПбГУ (Санкт-Петербург, 22-25 октября 2014 г.).

Идеи и подходы, применяемые в эмпирическом исследовании, обсуждались и рассматривались в междисциплинарном инициативном семинаре, посвященном разработке методов инициации местных сообществ на совместное решение проблем самоуправления в 2013-2014 гг., а также на выездных Междисциплинарных школах СПбГУ «Терминология и её логические следствия» (1-3 марта 2013 г.); «Проблемы моделирования в научном познании» (19-21 апреля 2013 г.); «Управление большими системами» (22-24 ноября 2013 г.), на семинаре «Стиль жизни» (6 декабря, 2013 г., факультет журналистики СПбГУ).

Выводы, основанные на базе эмпирических исследований, проводившихся в период с 2010 по 2015 гг. на Соловецком архипелаге, были переданы в форме рекомендаций зам.

руководителя администрации МО «Сельское поселение Соловецкое», пос. Соловецкий, Архангельской области.

Публикации. Основные положения диссертационного исследования отражены в 13 научных статьях (общим объёмом 6,8 п.л.). 3 статьи (объемом 2,7 п.л.) изданы в рецензируемых журналах, вошедших в Перечень рекомендованных ВАК Минобразования РФ.

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Рахманова Л.Я. Включение в островное сообщество как фактор трансформации жизненного мира // Журнал социологии и социальной антропологии 2014. Том XVII. №1 (72). С. 190-204. (1 п.л.)

2. Рахманова Л.Я. Взаимовлияние социокультурной адаптации и идентичности в процессе формирования личности // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия “Социология”, 2015. № 2. (0,7 п.л.)

3. Рахманова Л.Я. Другой как граница и как опыт-предел в формировании социокультурной идентичности // Вестник МГУ. Серия 18. Социология и политология, 2015. № 2. C. 262-280. (1 п.л.)

Статьи и публикации в зарубежных изданиях:

4. Lidia Y. Rakhmanova. Memory and identity in the symbolic space of the island // Language, Individual & Society, Volume 8, 2014. P. 322-330. (1 п.л.)

5. Lidia Rakhmanova. Transformation of explorers’ identity in the course of field-work // SGEM International Multidisciplinary Scientific Conferences on Social Sciences and Arts, 2014. (0,7 п. л.)

6. Lidia Rakhmanova. Social identity as a space-marker of reformatory social activity (by the example of Solovky Islands’ community) // SGEM International Multidisciplinary Scientific Conferences on Social Sciences and Arts, 2014. (0,6 п.л.)

7. Рахманова Л. Я. Влияние личностного опыта на формирование интерсубъективных

связей и идентичности в островном сообществе (на примере Соловецких островов). // Досвщ та його штерпретаци : тези дев’ято! студентсько-астрантсько! мiждисциплiнарноi конференци «Фiлософiя: нове поколшня» (Кшв, НаУКМА, 20-21 березня 2014 року) / упоряд. А. Саковська, М. Богачов. - К.: «Киево-Могилянська академiя», 2014. - 102 с. (Сборник: Опыт и его интерпретации: тезисы девятой студенческо-аспирантской междисциплинарной

конференции «Философия: новое поколение» (Киев, НаУКМА, 20-21 марта 2014 года) / отв. Ред. А. Саовська, М. Богачов. - К.: «Киево-Могилянская академия», 2014. - 102 с.). С. 55-58. (0,1 п.л.)

Статьи и публикации в российских изданиях:

8. Рахманова Л.Я. Соловецкое местное сообщество: самоорганизация против

разобщенности // Арктика и Север. 2013. № 13. (0,2 п.л.)

9.Рахманова Л.Я. Производство знания и образовательные практики как стратегии управления программами развития Соловецкого архипелага // Девятые Ковалевские чтения / Материалы научно-практической конференции 14-15 ноября 2014 года / Отв. редактор: Ю.В. Асочаков. СПб.: Скифия-принт, 2014. - 1694 с. С. 598-600. (0,2 п.л.)

10.Рахманова Л.Я. Идентичность и аутентичность в условиях островной изоляции: призрачная укорененность // Восьмые Ковалевские чтения / Материалы научно-практической конференции 15-16 ноября 2013 года / Отв. редактор: Ю.В. Асочаков. СПб., 2013. - 1460 с. С. 405-407. (0,2 п.л.)

11.Рахманова Л. Я. Механизмы мобилизации местного сообщества для участия в разработке проекта Федеральной целевой программы развития Соловецкого архипелага // Материалы Всероссийской научно-практической конференции "Социально-гуманитарная экспертиза: анализ культурных стратегий развития территории". Екатеринбург: Из-во Уральского Федерального университета, 2013. (0,3 п.л.)

12.Рахманова Л.Я. Столкновение пространственных и временных символов Масленицы и Прощеного Воскресения // Поморские чтения по семиотике культуры. Вып. 8: Семиотика единства и этнокультурного многообразия. - Архангельск: СОЛТИ, 2015. - 364 с. - С. 290-300. (0,7 п.л.)

13.Рахманова Л. Я. Мобилизация локального соловецкого сообщества в ходе реализации программы регионального развития // Инновационный потенциал публичной социологии в региональном социальном программировании: материалы и доклады Междунар. научно-практ. конф. (Самара, 6-7 ноября 2013 г.) / редкол.: Н.П. Щукина (отв. ред.) [и др.]. - Самара: Изд-во «Самарский университет», 2013. - 176 с. С. 42-44. (0,1 п.л.)

Структура и объем работы.

Структура и объем диссертации определена поставленными задачами и порядком их решения. Диссертация состоит из введения, двух глав, по девять параграфов в каждом, заключения, списка литературы, списка иллюстративного материала и приложения, общим объемом 162 страницы. Содержит 19 таблиц, 23 рисунка, 8 приложений, список литературы, включающий 284 наименования на русском и иностранных языках.


| >>
Источник: Рахманова Лидия Яковлевна. СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ СОЛОВЕЦКИХ ОСТРОВОВ. Диссертация, СПбГУ.. 2015

Еще по теме Введение:

  1. 1. ВВЕДЕНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. Постановка проблемы (введение)
  4. Введение
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. Введение:
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. Введение