<<
>>

Сообщество жителей Соловецких островов: групповая идентичность и причины дезинтеграции местных жителей

В данном параграфе фокус нашего внимания обращен на соловецкое сообщество как уникальное социальное образование, объединяющее людей, сильно различающихся по социальному происхождению, религиозным воззрениям, убеждениям, материальному достатку, семейному положению, профессиональной квалификации и ценностям.

Соловецкие острова - уникальная территория, на которой, еще начиная с зарождения советской власти и по сегодняшний день, проводятся невероятные социально-политические эксперименты, след от которых трудно устраним даже спустя десятилетия.

И если монастырская культура предполагала встраивание объектов духовного наследия в окружающий ландшафт, то политика идеологов СЛОНа в 20-30-е годы, а также современная региональная политика в отношении развития архипелага работают не на восстановление, а, скорее, на разрушение целостной системы социальных и культурных взаимосвязей, сложившейся на Соловецких островах. Как следствие, в течение последних десятилетий можно наблюдать неустойчивость, нестабильность местного социума, которая является препятствием для реализации каких-либо региональных и федеральных программ и проектов.

Немаловажную роль в определении текущих направлений культурной и социально­экономической политики региона, казалось бы, должно играть мнение местного населения, однако, в отношении местных жителей грамотной исследовательской и аналитической работы, которая необходима на данный момент, проведено до сегодняшнего дня не было. Будут ли их мнения учтены в процессе формирования программы по развитию архипелага как особого микрорегиона в составе Архангельской области?

О сходной проблеме Елена Петровская упоминает в своем исследовании теорий сообщества: «Беньямин был обеспокоен тем, как сделать так, чтобы мог быть услышан голос не победителей, но побежденных, тех, кого традиция в силу своей классово предопределенной избирательности просто-напросто не замечает» [Петровская, 2012, с. 9].

По многолетним наблюдениям, идеи и программы, периодически внедряемые «сверху», могут иметь лишь временный консолидирующий эффект. Кроме того, в качестве побочного эффекта, наблюдается достаточно сильная подверженность местного сообщества влияниям внешних сил, лоббирующих определенные проекты в собственных интересах. Фактически, мы можем наблюдать борьбу структур с неструктурированными образованиями, или же структурами, имеющими другие принципы организации и кодификации информации. Меж тем, «уже Гоббс предупреждал о тенденциях множества снабжать себя нерегулярными политическими организмами - по сути дела лишь лигами, а иногда просто скоплением людей, не объединенных для какой-нибудь определенной цели и связанных не взаимными обязательствами, а лишь сходством желаний и наклонностей” [Гоббс, 1991: 183-184]» [Вирно, 2013, с. 42].

Поскольку формы проявления неструктурированного, латентного протеста всегда неожиданны и новы, отошедший некогда на задний план оппозиционный политический лозунг может заново обрести «свое значение в моменты кризисов, которые время от времени сотрясают суверенность Государства» [Вирно, 2013, с.

13]. В связи с этим давно привычные подходы по решению административно-управленческих задач, осуществляемые на других территориях, на Соловецком архипелаге, как мы видим из горького опыта последних лет, не подходят. Здесь необходима стратегия, выработанная на основе результатов социально­антропологической диагностики меняющегося состояния сообщества, с привлечением его внутренних ресурсов.

Одна из ключевых особенностей местного населения заключается в отсутствии референтной группы, которая могла бы служить для жителей определенным авторитетом и толчком для мобилизации сил сообщества, а также устойчивой и единой коллективной идентичности. В связи с этим, для изучения столь необычной общности людей, был применен комплексный междисциплинарный подход, сочетающий как количественное исследование (социологический опрос), так и качественное исследование (проведение биографических и проблемно-ориентированных интервью).

Кроме того, для данного кейса допустимо применение особой методики, а именно - «социологической интервенции» как особого пути «внедрения» в социум. Данная методология качественного полевого исследования впервые была предложена французским исследователем Аленом Туреном, которому удалось не только детально описать опыт своих полевых экспериментов, но и сформулировать основные принципы проведения подобного социологического внедрения.

Подобный проект предполагает, с одной стороны, одновременное изучение с идеологической и гражданской точки зрения группы людей, а через них - общественные настроения на острове в целом; и с другой стороны направлен на пробуждение склонности к самоанализу и выработке осознанных форм идентичности в рамках группы активистов. Это необходимо для того, чтобы привлечь заинтересованную группу в процесс социально­экономических преобразований «снизу» через диалог с властью, что возможно только после ликвидации социальной разобщённости населения в целом.

Главная цель подобной исследовательской интервенции - это постепенное развитие сознания действующего лица и обретение им богатой и четко артикулированной идентичности. Но для того, чтобы из групп-наблюдателей члены локального сообщества превратились в группы-акторы, необходимо произвести рефлексивный поворот, который, как утверждает А. Турен, состоит в «установлении дистанции по отношению к практике и в выработке общих ее интерпретаций» [Турен, 1998, с. 121].

Мы, в свою очередь, полагаем, что результатом социологического исследования, в программу которого вплетены элементы, предложенные Аленом Туреном для внедрения в сообщество, может стать мобилизация жителей на основе обеспокоенности собственной судьбой, связанной с будущим Соловков. Необходимо поощрение конкретных шагов для постепенного объединения и взаимопомощи соседств, семей, организация различных форм совместной деятельности. Успешно продвигаясь в этом направлении, можно прийти к преодолению крайних форм индивидуализма и заложить основы для формирования сообщества как целостного образования на основе коллективной социокультурной идентичности.

Переходя к вопросу о природе солидарности жителей пос. Соловецкий, мы задаемся вопросом: а сплачивает ли людей представление об уникальности территории или же создает разрозненность в сообществе, где каждый, имеет свои интересы? Следует также принять во внимание, что солидарность может отрицаться на уровне представлений, слов, понятий, но в действительности - ярко проявляться в конкретных поступках людей.

Однако в данной ситуации Остров как таковой не сплачивает, не дает представление о том, что «мы, соловчане» - единая общность. Остров порождает разрозненность и для каждого жителя его соловецкая идентичность проявляется по-своему. На острове нет единого пространства общения: и в физическом плане, и в информационном. В среде соловчан существуют представления о должном порядке поддержания отношений, степени допустимой близости и открытости бесед. Выявляя эти особенности, можно обнаружить скрытую структуру соловецкого сообщества. Информантами были высказаны разнообразные мнения в отношении общения между старожилами и приезжими:

(1) «меня сразу же предупредили, что это замкнутое пространство, и очень аккуратно нужно строить с людьми отношения. И так сложилось, что у меня к настоящему моменту таких близких друзей, фактически, не появилось» (Информант 5).

(2) «Я человек такой не очень сильно общительный. ... Я вот, например, здесь ни разу не была - ни в кафе, ни на дискотеке ни разу не была, не люблю шум вообще. Ни на мероприятиях ни на каких, ни на концерте... На ярмарке я один раз была, но мне не понравилось. Я не люблю когда много народу». (Информант 17)

(3) «Другие нам все завидуют - что мы сволочи... мы - сволочи, потому что мы все стараемся хорошо жить. Мы сволочи, несмотря на то, что после нас все лучше стало»; (Информант 7)

(4) «тут вообще очень странные люди, люди нерадостные, люди не открытые. не хотят ничего разглашать» (Информант 18).

С другой стороны, можно услышать немало отзывов о том, как на Соловках зародилась дружба, продолжившаяся уже на материке:

(1) «Если встречаешься с человеком, то, если это твой человек, то, в отличие от большой земли, тут у тебя происходит какой-то контакт с этим человеком сразу, без всяких протоколов, без всяких подъездов. То есть сразу начинается взаимодействие на уровне... по сути, по существу; обмен энергиями на нужном уровне происходит». (Информант 5).

(2) «За эти два года общения он очень расширился и продолжает расширяться. Потому что... через знакомых знакомлюсь со знакомыми...» (Информант 7).

Анализируя модели поведения при попадании в сообщество, мы зафиксировала множество микрогрупп, каждая из которых имеет свой регламент общения и доминирующие досуговые практики. Чаще других упоминались следующие микрогруппы:

1. участники виртуального сообщества, общающихся в социальных сетях (9,7% от генеральной совокупности);

2. монахи и послушники Соловецкого монастыря (8,3%);

3. любители подледного лова (около 4,5 %);

4. геймеры, любители онлайн-игр (6,3%);

5. ветераны, дети войны (5,9%);

6. православно-ориентированные местные жители (3,4%);

7. сообщество, сформировавшееся вокруг Морского музея, выступающего в зимний период в качестве интеллектуального клуба (2,6 %),

8. группа людей, поддерживающих альтернативные направления туризма в противовес паломническим маршрутам и настроенные атеистически (2,5 %);

9. владельцы катеров, профессионально промышляющие морским ловом рыбы (2,3%)

10. квадроциклисты и владельцы снегоходов (1,4 %);

Всего - около 10 микрогрупп. Однако мы не обнаружили объединений людей по профессиональному или кооперативному принципу.

К сходным выводам пришел исследователь-социолог, проводивший исследования на острове в 1990-х годах: «по социально-профессиональным, общекультурным, историческим характеристикам население Соловков составляет ряд слоев, разобщенных слишком сильно, чтобы составлять общину. Но это население слишком малочисленно, чтобы представители разных слоев не находились в повседневном общении друг с другом. И такая противоестественность взаимодействий этих людей образует характерный штрих повседневной жизни поселка. Здесь нет общины в действительном смысле слова. Здесь соединение элементов (как определила Соловки местный журналист и редактор А.В. Мельник: "свалка человеческого материала")» [Плюснин, 2003, с. 106-107]

Оставаться на одном месте географического пространства и менять взгляд на жизнь и отношения, или же переменять место при недовольстве окружающей социальной средой: «в любом городе, любом новом месте - ты можешь начать жизнь заново, во «внекастовом» обществе, где никто не судит тебя по твоему происхождению, социальному положению и уровню заработка твоих родителей. Добиться большего - в твоих руках» (Информант 6).

Во время интервью респонденты упоминали вскользь значимые черты собственного характера (75% информантов), говоря о жизненном мире с которым им пришлось столкнуться лицом к лицу.

«Я вот здесь стала замыкаться и понимать, что я от этого получаю удовольствие. Я начала понимать, что это я и есть, я - в себе»; «Я вообще очень большой трус. Я трус. Я только с мужем куда-то выезжаю. А сама я далеко от поселка вообще боюсь ходить». (Информант 7).

«Я не люблю сидеть на месте, люблю вообще путешествовать, и мне периодически нужно выезжать. Либо - по острову мне надо путешествовать, либо выезжать в принципе»; «Я такой человек - я все решаю по ходу дела; живу сейчас; живу сегодня»; «Я не могу абсолютно сидеть дома, не люблю четыре стены»; «Нет, дело не то чтобы в каких-то субъективных оценках, а именно - объективно что-то произошло, произошел какой-то расцвет. Мне всегда казалось, что здесь, на Соловках, я на своем месте». (Информант 5).

«Я давно заметила, что здесь живут в основном: водолеи, близнецы и стрельцы - это стихия воздух, и стихия воды: это скорпионы, раки и рыбы. Вода и воздух. И, понимаете, - Свобода и Независимость! Это главные принципы. А в городе постоянно суета какая-то! Ты даже не успеваешь сосредоточиться» (Информант 6).

Благодаря сопоставлению различных ответов, мы обнаружили следующие показатели:

- Склонность к замкнутости (65%) / открытости (35%);

- Спонтанность (25%) / постепенность принятия решений (75%);

- Умение проявлять инициативу и справляться с трудностями (20%);

- Наличие рефлексивной оценки информантом собственных решений и жизненных контекстов, в которые он попадает (30%).

Поскольку социальная инфраструктура предполагает все учреждения в единственном экземпляре, люди практически не имеют возможности выбрать альтернативные публичные пространства для посещения. Атмосфера в общественных местах создается не только сотрудниками организаций, но и поведением и отношением посетителей. Это, на наш взгляд, один из путей мотивирования местных жителей, для того, чтобы они заняли более активную позицию по отношению к судьбе острова. На Соловках бытовые запросы и потребности крайне высоки, поскольку ежегодно федеральные власти обещают островитянам профинансировать крупные проекты, и последние ощущают свою «особенность» по сравнению с другими жителями северных поселков. Эти необоснованно завышенные ожидания и лежат в основе ложных представлений о реальном положении жителей и собственных перспективах.

Получается, что их представления о «развитии» базируются не на исходном (текущем на 2012-15 гг.) материальном и социальном обеспечении, а на раздутых необоснованных представлениях, о том, как «должно быть». Проблема, как нам кажется, и заключается в том, что если отталкиваться не от реальных возможностей, а от утопических воззрений, то население никогда не будет удовлетворено, а муниципалитет острова и региональные структуры будут обречены на постоянную смену власти.

Е. Петровская, ссылаясь на Джеймисона, утверждает, что «современная культура продолжает нести в себе ... утопический импульс, что можно понимать как неявно выраженное в ее продуктах несогласие с наличным положением вещей и такое же стремление найти ему альтернативу» [Петровская, 2012, с. 10]. Кроме того, необходимо разъяснить местным жителям, что любая архитектурная форма, проект должен следовать за внятной концепцией форм социальной жизни на данной территории. Пожелания жителей должны быть учтены - не во время презентации готового генплана в сельском клубе, а в процессе работы над планировкой и зонированием поселка.

На Соловках отсутствует понимание соотношения трудозатрат и оплаты труда. А именно этот критерий и должен влиять на объем различных видов социального обеспечения. На данный момент реформы и мероприятия, проводимые в поселке, никак не связаны с трудовой дисциплиной соловчан и потому не способствуют формированию разумного подхода к требованиям, ожиданиям от правительства и властных структур. Принцип поощрения привнесенной пользы необходимо сделать прозрачным для жителей, чтобы показать, насколько зыбки их ожидания и требования.

Но для того, чтобы быть полезным - необходимо найти место применения своих сил. Необходим осознанный, более специализированный с профессиональной точки зрения труд, который может на данной стадии иметь терапевтическое значение - не только и не столько в психологическом плане, сколько в плане оздоровления социальной среды и гражданской позиции населения. Гражданская пассивность - это оборотная сторона неспособности формировать собственные оценки и суждения и придерживаться их, несмотря на общественные трансформации. Необходимо выстраивать такую идентичность, которая одновременно бы давала чувство принадлежности, а, с другой стороны позволяла «выделяться» и узнавать себя самого, прежде всего, на фоне других членов группы.

Итак, мы имеем дело с необычным для нашего привычного понимания сообществом, сконцентрированным на изолированной островной территории. На Соловках сообщество есть, однако, оно не устойчивое и имеет форму некоего специфического множества. Данное понятие «помогает объяснить определенные типы современного социального поведения» [Вирно, 2013, с. 11]. Особенности этой социально-политической общности определяют и специфику исследовательской стратегии при изучении социокультурной идентичности. Данная проблемная ситуация на Соловецких островах - кладезь исследовательского опыта. Однако важно помнить, что архипелаг уже не раз избирался удобной изолированной площадкой для экспериментов, и не повторить прошлых ошибок.

На сегодняшний день в поселке Соловецкий проживают люди, дела и судьбы которых сформировали прошлое островов, и люди, поступки и ценности которых строят настоящее. С одной стороны, на острове довольно значительную часть населения составляют люди пенсионного возраста, с другой стороны дети, получившие достойное образование, могут стать основой для обновления и солидаризации того социального множества, которое сейчас находится в совершенно разобщенном состоянии. Немаловажно будет в этом контексте указать на связь между режимом труда и особенностями ресурсообеспечения на локальной территории, которая, в свою очередь, находится в определенных географических и климатических условиях.

Исторически сложилось, что формы труда в масштабе монастыря были коллективными (совместные послушания и службы, однако при этом - уединение для молитв). Это же относится и к лагерному периоду, и к периоду функционирования учебного отряда Северного флота. Режим посещения острова тоже изначально был особым. Паломники могли оставаться на острове не более трех дней, в течение которых обитель давала им кров над головой и кормила [здесь и далее см.: Рахманова, 2013b].

Равновесие между численностью насельников скитов и основного монастырского комплекса создавало гармоничную антропогенную нагрузку на всем архипелаге, которая впоследствии была утрачена. На сегодняшний день жители поселка делают ставку в своей занятости на обеспечение сферы туризма и паломничества, поскольку доход от предпринимательской деятельности в четырехмесячный судоходный сезон порой превышает годовой доход на их основном месте работы.

Экскурсии в частично восстановленные или почти разрушенные нефункционирующие скиты проводятся для посетителей, однако размещение и пункты питания организованы только в поселке, окружающем сам монастырь, что дает невиданную концентрацию жителей и приезжих на одном клочке земли площадью не более десяти квадратных километров из трехсот возможных на архипелаге. Поскольку сфера услуг преобладает над производством, забытыми оказались такие области труда как сбор и переработка морских водорослей, животноводство, содержание покосных лугов, рыбная ловля. С утратой этих направлений утрачена и инфраструктура, которая важна не только в производственном, но и в социальном плане. Из всех возможных видов деятельности, население в большинстве своем занято только сферой обслуживания. Как следствие, люди, не владеющие особыми технологиями и знаниями, становятся легко заменимыми в своей профессиональной нише.

Для наглядности обратимся к положению дел в Соловецком монастыре конца XIX - начала XX века. Четырехклассное училище для трудников было в 1913 году преобразовано в восьмиклассное училище, где давались знания не только в сфере богословия, письменности и монастырского устава, но практические навыки, необходимые инженерам, столярам, электрикам, гончарам, строителям, агрономам, кузнецам. Монастырь был уникален тем, что выпускал своих специалистов в мир, но, при этом, часть знатоков оставалась в числе братии и служила общему делу. Не случайно советское правительство пригласило монахов- специалистов остаться на островах при совхозе после расформирования монастыря в 1920 году, и даже позднее - в лагерный период.

На историческом примере видим, что традиции образования на труднодоступном северном архипелаге создавали на островах культуру проживания, природопользования, хозяйствования; личных и профессиональных взаимоотношений; а также приносили сплоченность коллективу, который прошел одну духовную и интеллектуальную «школу». В лагерный период на Соловках развивалось не образование, но активная научная деятельность в сфере археологии, истории, искусствоведения, архивной работы, ботаники, химии, медицины. Школа юнг, пришедшая на смену СЛОНу, вновь имела образовательную функцию. И даже военные не просто разместили здесь свою базу, но организовали Учебный отряд.

Непрерывное образование, сочетаемое с физическим и интеллектуальным трудом, идеологическая или же духовная атмосфера, разделяемая всеми членами сообщества, проживающего на Соловецких островах - вот формула единства и плодотворной творческой деятельности, которая позволяет не только выживать, но создавать произведения культуры, делать изобретения и открытия. Однако что осуществляется на Соловецких островах из вышеуказанных направлений сегодня? Поселок представляет собой местожительство случайно и целенаправленно приехавших сюда людей со всей страны и ближнего зарубежья, в котором «сложилось более или менее замкнутое сообщество, не имеющее корней и соответствующих традиций, но обладающих общей недолговременной историей и сформированным ею образом жизни» [Халий, 2006, с. 126].

Какие факторы препятствуют кооперации местного населения на сегодняшний день? Прежде всего, - искаженная информация об управленческих решениях, принимаемых на областном и федеральном уровне касательно судьбы поселка и историко-архитектурного наследия Соловецких островов. Собрания собираются не для реального обсуждения вариантов решения насущных проблем, а для формального информирования граждан о решениях, принятых ранее за закрытыми дверьми. В среде местного сообщества нет лидера или же референтной группы из числа соловчан, которые послужили бы катализатором в реализации проектов, и убедили, что инициатива «снизу» не так уж бесплодна, как это видится пессимистически настроенной части сообщества.

Вторая причина дезинтеграции местного населения на Соловках заключается в следующем. Заинтересованность в развитии территории, на которой проживают местные жители, возможна только в случае, если они планируют проживание наследников и родственников на той же территории. Если же они стремятся помочь закрепиться своим детям и внукам в крупных городах, за пределами Соловецких островов, то они, по понятным причинам, будут совершенно не заинтересованы в будущем развитии поселка. В связи с этим налицо отсутствия перспективного мышления на несколько лет вперед. Кроме того, отсутствует образ того архипелага, который хотелось бы видеть в результате преобразований, строительства, реставрации и обновления инфраструктуры.

Третья причина пассивности местного населения и их нежелания кооперироваться самостоятельно, в том, что областные власти приучили жителей к тому, что бытовые проблемы будут решать сами власти, а не местное сообщество. Поэтому соловчане ждут помощи «сверху», не предпринимая никаких шагов даже для решения простых коммунально­бытовых проблем [см.: Рахманова, 2013b].

Сложность в изучении этой проблемы заключается в том, что перед нами предстают особые социальные «образования, идентичность которых еще не успела или в принципе не может состояться, а, следовательно, коллективы призрачные, по сути дела «недоколлективы». В такие сообщества людей объединяет не выбор, но опыт, если под ним понимать некие априорно разделяемые аффективные состояния (боль, страдание, радость, удовольствие), причем как предельно интенсивные, так и достаточно стертые» [Петровская, 2012, с. 8]. Но нам представляется возможной постепенная самоорганизация населения на основе примеров трудового и ценностного единства на Соловецких островах в предыдущие исторические периоды.

Между тем, если обдумать тот факт, что на Соловецких островах никогда не проживало в одиночку мирское население само по себе, то возникает совсем иное понимание того, откуда возникали такие специфические формы организованного группового освоения архипелага. Именно строгая организация, централизованная власть, осуществляемая от лица авторитета (авторитета силы, закона, духовной мудрости) - и была раньше условием выживания и развития на островах. Формирование когорты авторитетных личностей, к которым прислушиваются окружающие возможно лишь при выделении всеми признаваемых качеств, которые в данном сообществе являются значимыми для его руководства и успешной внутренней самоорганизации.

2.2.

<< | >>
Источник: Рахманова Лидия Яковлевна. СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ СОЛОВЕЦКИХ ОСТРОВОВ. Диссертация, СПбГУ.. 2015

Еще по теме Сообщество жителей Соловецких островов: групповая идентичность и причины дезинтеграции местных жителей:

  1. Рахманова Лидия Яковлевна. СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ СОЛОВЕЦКИХ ОСТРОВОВ. Диссертация, СПбГУ., 2015
  2. Древнейшие жители страны
  3. Жители государства Израиль и палестинцы
  4. Неполноправные категории жителей.
  5. ЛЕСНОЙ ЖИТЕЛЬ МИСТИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК ИЗ ТЬЕРА
  6. КОРЕННЫЕ ЖИТЕЛИ: ПРИМИТИВИЗАЦИЯ ЧЕРЕЗ ПРАВИТЕЛЬСТВЕННУЮ ПОЛИТИКУ
  7. V Лесной житель, мистический вестник из Тьера
  8. КАКАЯ ДОЛЯ НА ОБЩЕЙ КУХНЕ ПРИНАДЛЕЖИТ ЖИТЕЛЯМ КОММУНАЛКИ?
  9. Гарантии и защита прав местного самоуправления в отношениях с учреждениями, предприятиями и организациями, находящимися на территории местного сообщества
  10. Глава I Жители покидают Петербург. — Бракосочетание царевны Анны Петровны. — Учреждение Академии наук. — Кончина императрицы Екатерины I. — Император Петр II Алексеевич
  11. О СВЯТОЙ И НЕРУКОТВОРНОЙ ИКОНЕ ИИСУСА ХРИСТА БОГА НАШЕГО, КАК ЧТИЛАСЬ В ГОРОДЕ ЕДЕССЕ ЖИТЕЛЯМИ ЕГО
  12. Между 2450 и 2184 годами до н.э. неумеренностьфараонов вызывает волнения среди жителей Египта,и Древнее Царство завершает свое существование
  13. В долине Хуанхэ реки в период между 2852 и 2205 годами до н.э.жители древних деревень Китая выбирают себе правителей,но отвергают их наследников
  14. 7.0. Групповой брак, жилые сообщества, коллективная семья.
  15. 13. Является ли Москва «режимным городом», в котором действует особый правовой статус граждан, не являющихся жителями Москвы?
  16. № 5 г. - 17 июня. Материалы дела, заслушанного в Моздокском верхнем пограничном суде. Над жительство имеющим в Моздоке Тагаурскаго уезда деревни Ломардон осетинцем Киличем, за учиненное им моздокскому жителю новокрещенному осетинцу Матвею Андрееву смертоубийство, с подведением приличных законов.
  17. Европейское сообщество и новая карта Европы Возникновение Сообщества
  18. СООТНОШЕНИЕ РЕГИОНАЛЬНОЙ С ИНЫМИ ИДЕНТИЧНОСТЯМИ. РЕГИОНАЛЬНАЯ И СЕМЕЙНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ
  19. 12.8. Конституционные основы местного самоуправления в Российской Федерации 12.8.1. Статус местного самоуправления в Конституции РФ