<<
>>

Идентичность и аутентичность

«Нравственная задача самоактуализации - это достижение аутентичности “Я”, т.е. верности самому себе; этот процесс требует интерпретации прежнего опыта и дифференциации истинного и ложного “Я”» [Гидденс, 1995, с. 102-103]

Как соотносятся понятия идентичности и аутентичности? Наша задача заключается в том, чтобы выяснить, является ли аутентичность и ее проявления автономным элементом социальной реальности, или же аутентичность человека не существует до и вне идентичности.

Второй вопрос, которым мы задаемся в данном параграфе, звучит следующим образом: когда мы говорим об аутентичности, имеем ли мы в виду некое свойство («быть аутентичным») или же - состояние аутентичности, которое, с одной стороны, можно достичь, но, с другой стороны, можно и утратить? Или же аутентичность - это характеристика, которую можно получить или приобрести, дополнив тем самым состав или качество своей идентичности?

Прежде чем приступить к рассмотрению различных концепций, необходимо обратиться к этимологии слова «аутентичность».

Изначально это понятие появилось в древней Греции и звучало как “authentikos”, соединяя в себе два корня: “eauton” (возвратное местоимение «себя») и “theto”, где “theto ” (положенный, поставленный, принятый) этимологически связан с понятием “thesis” (положение, выдвигать тезис). «Таким образом, “аутентичный” относится к индивидуумам, которые “позиционируют себя”, или, иными словами “задают себя как тезис”/ “полагают”/ “утверждают себя”». [Ferrara, 1998, p. 15].

Обзор современной литературы, посвященной концепции аутентичности позволил нам выделить целую совокупность значений и составляющих этого неоднозначного понятия. Многие из определений основываются на противопоставлении характерных черт аутентичности в сравнении с идентичностью.

Итак, прежде всего, аутентичность представляет собой уникальное образование, отличающее одного субъекта от других, основанное не на принципе сходства / различия, а на принципе неповторимости. В. Н. Давыдов, в статье, посвященной этимологии и обзору различных концепций аутентичности, отмечает, что «сравнение “аутентичного” и “идентичного” подобно сравнению специфического и универсального. Аутентичность относится к специфическим, особенным событиям. Она описывает кого-то или что-то, что действует автономно, независимо от других. Аутентичность связана с авторитетом, оригинальностью, креативностью, неповторимостью, уникальностью, искренностью, неподдельностью. Идентичность относится не к уникальным, а универсальным событиям и процессам» [Давыдов, 2006, с. 101-102].

Сопоставление идентичного и аутентичного происходит, в частности на основе наблюдения за действиями и поступками. Алессандро Феррара, изучающий феномен рефлексивной аутентичности, пишет: «аутентичное поведение обладает особым качеством: оно некоторым образом связано с и выражает ключевые особенности индивидуальности актора. Оно вводит уникальное и индивидуальное в противоположность культурно и социально разделяемому в структуре персональной идентичности» [Ferrara, 1998, с. 5]. На основе этого утверждения можно сделать вывод о том, что Феррара включает проявления аутентичности в структуру персональной идентичности.

Итак, вторая оппозиция - это индивидуальное - социально и культурно разделяемое. Кроме того, разделяемое, значит, предполагающее предсказуемость действий на основе ценностей и представлений. Что касается аутентичности, то, как замечает Роджер Эйбрахамс, «каким-то образом проявление спонтанности было увязано нами с понятием аутентичной личности» [Abrahams, 1986, p.

65]. Из этого положения мы можем заключить, что различие проходит также и в плоскости спонтанность - предсказуемость.

Наконец, главное и ключевое различие между идентичностью и аутентичностью касается формы взаимодействия личности с окружающей социальной реальностью. Феномен аутентичности не инертен, он содержит в себе потенциал движения, развития и динамики: Эдвард Брюнер полагает, что аутентичность является особого рода процессом, противостоянием, «в рамках которого конкурирующие интересы пытаются утвердить свои собственные интерпретации» [Bruner, 1994, с. 408].

С другой стороны, идентичность - это результат управления культурными несоответствиями. Данный термин был введен К. Камиллери и обозначает ситуацию столкновения нескольких видов культурных и социальных притязаний со стороны групп, сообществ, а также норм и ценностей. С его точки зрения становление аутентичным возможно, если избрать неконфликтный метод интериоризации традиционных ценностей вопреки актуальным требованиям современной культуры: «избавление от внутреннего конфликта представляется эффективным, поскольку субъект испытывает ощущение еще большей верности традиционной ценности, интериоризируя ее: он находит себя более “аутентичным”» [Камиллери, 1993, с. 114].

Но, суммируя две вышеизложенные позиции, мы видим, что идентичность связана с управлением несоответствиями смыслов и интерпретаций, которые уже существуют в культуре и создают внутриличностный конфликт, ставя под угрозу целостность личности. Аутентичность, в свою очередь, помогает субъекту осуществлять борьбу с инородными, навязываемыми извне интерпретациями, и выдвигать, предлагать свою собственную.

Это обстоятельство подводит нас к мысли о том, что аутентичность имеет потенциал к творчеству, а идентичность, - к производству и реконструированию уже созданного ранее: «аутентичность можно определить как нечто, что поддерживает и подтверждает само себя, а также имеет источник власти в самом себе.

Аутентичность отсылает к чему-то творческому, к феномену авторства, к чему-то, что имеет глубокую идентичность по своей форме и содержанию. Она также означает что-то специфическое и уникальное, отличное от “идентичного”, которое относится к универсальной классовой репрезентации, воспроизводству, созданию модели, копии или же реконструкции...» [Jukilehto, 1995, p. 32]. Быть повторением и «быть заурядным - вот чего боится сообщество людей, осваивающих территорию, исторически принадлежавшую не им. С другой стороны, новая идентичность - это всегда частичная, возможно, синкретичная, реинтерпретация уже опробованных (на данной территории или в мировой практике в целом) культурных образцов. Движение к историко-культурным корням - это в социальном плане «сильное» решение. Таково движение самоидентификации субъекта по линии поиска аутентичности» [Рахманова 2013a, с. 406].

Ведь, фактически, аутентичность - это подлинность, то есть, соответствие своим корням и в плане развития рода, и в рамках формирования собственной автобиографической перспективы. Иными словами понятие аутентичности заключает в себе вопрос: «как я в перспективе рода соответствую сам себе?». Это определяет и специфику изучения аутентичности в рамках социологии культуры и социальной антропологии: «оказалось, что концепт аутентичности содержит методологическое притязание, сконцентрированное вокруг понятия “само-согласованности символического целого” - понятия, которое может быть частично разъяснено посредством отсылки к понятию согласованности жизненного нарратива» [Ferrara, 1998, p. 70].

Меж тем, идентичность - это самотождественность в синхронном срезе. «Тем не менее, идентичность, сконструированная и преследующая определенную цель, помимо цели быть узнанным другими, - не является аутентичной идентичностью. Это скорее попытка имитировать модель» [Ferrara, 1998, p. 16]

Согласно мнению Брюса Бауха, еще Ж-П. Сартр обратил внимание на тот диапазон значений, в котором аутентичность человека определяется через его поведение, нежели сравнивается с другими людьми по качеству, подобно произведениям и искусства [Baugh, 1988, p. 477]. Аутентичность, в свою очередь, отсылает к тому факту, кем человек «является на самом деле» [Handler, 1986, p. 4].

Однако «являться» - это не только «быть»; здесь уже заложена проблема репрезентации: подобный акт «позиционирования себя, тем не менее, должен восприниматься в рамках интерсубъективной перспективы, а именно - в качестве способности выражать уникальность, которая базируется на своеобразии и уникальность формирующих контекстов, однако, с оговоркой, что ни один формирующий социальный контекст как таковой не может ограничивать самовыражение. Это та способность, которая отличает аутентичную идентичность от других видов идентичности» [Ferrara, 1998, p. 15].

Итак, мы подходим к спорному, однако, неизбежному выводу о том, что аутентичность в контексте изучения социокультурной идентичности означает свойство самой идентичности, которое обладает четырьмя ключевыми измерениями: «последовательность,

жизнеспособность, глубина и зрелость» [Ferrara, 1998, p. 80].

Жизнеспособность и последовательность - это также и неотъемлемые черты любой личности как таковой. Аутентичность - как личностное свойство отвечает, прежде всего, за то, чтобы «проективный момент (“Кем я хочу быть”) соответствовал ее диагностическому моменту (“Кто я есть”), где выражение «соответствовать» не означает, что одно зависит от другого в механическом смысле, но означает то, что между этими двумя моментами создаются или поддерживаются отношения взаимной значимости» [Ferrara, 1998, p. 16].

Если обратиться к масштабу культуры, а не отдельной личности, то можно выявить еще одну функцию аутентичного сознания, о которой пишет Виктор Тернер: «все культуры являются конструкциями, включающими исторические элементы из разных эпох и источников; все они соединяют в себе образы и слова, которые основываются на воображаемом опыте. Все сконструированные культуры требуют веры, а это означает, что носители культуры должны быть уверены в своей аутентичности; и это является одной из причин того, что культуры имеют перформативную природу» [Turner, 1986, p. 25].

Таким образом, в последующей главе, посвященной разработке методологии изучения идентичности и анализу эмпирических данных, мы постараемся не только уделить внимание социокультурной идентичности, но и выявить, присутствует ли в обнаруженных идентичностях аутентичные измерения, зрелости, жизнеспособности, последовательности и глубины.

1.5.

<< | >>
Источник: Рахманова Лидия Яковлевна. СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ СОЛОВЕЦКИХ ОСТРОВОВ. Диссертация, СПбГУ.. 2015

Еще по теме Идентичность и аутентичность:

  1. 3.7. Что такое аутентичное общество?
  2. О правильном использовании аутентичности
  3. СООТНОШЕНИЕ РЕГИОНАЛЬНОЙ С ИНЫМИ ИДЕНТИЧНОСТЯМИ. РЕГИОНАЛЬНАЯ И СЕМЕЙНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ
  4. ИНТЕНСИВНОСТЬ САМОСОЗНАНИЯ И МОБИЛИЗОВАННАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ
  5. ИДЕНТИЧНОСТЬ - ИДЕНТИЧНОСТИ
  6. РЕГИОНАЛЬНАЯ И РЕЛИГИОЗНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ
  7. Современная, или постмодерная, идентичность
  8. 9.4 Культурная идентичность
  9. ИЕРАРХИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ
  10. ИДЕНТИЧНОСТЬ И БИЗНЕС
  11. Культурная идентичность?
  12. ИДЕНТИЧНОСТЬ: ГРАЖДАНСКАЯ И ДРУГИЕ
  13. РЕГИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В ПРИДНЕСТРОВЬЕ
  14. ФОРМИРОВАНИЕ ИМУЩЕСТВЕННОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ
  15. 4. ДОСТИЖЕНИЕ ИДЕНТИЧНОСТИ
  16. Власть идентичности
  17. Формирование идентичности
  18. Переосмысление коллективной идентичности
  19. 13. ПОЛИТИЗАЦИЯ ЭТНИЧНОСТИ И ИДЕНТИЧНОСТЬ