Задать вопрос юристу

Фонды домашних библиотек


Перед большинством читателей-собирателей стояла задача не пополнения и развития уже существующих домашних собраний, а создания их „с нуля”, исходя из своих представлений о функциях, культурной ценности книг, целях создания семейной библиотеки, в соответствии с потребностями и интересами членов семьи.
Чаще в качестве „основателей” семейных собраний выступают при этом представители старшего поколения семьи, зачастую хранители семейных традиций, задающие определенный тон в образе жизни семьи.
Именно представления старшего поколения семьи о том, зачем нужны книги в доме, определяют зачастую, каким в количественном, качественном отношении должен быть состав фонда семейного собрания, т. е., в сущности, речь идет о так называемом ядре фонда.
Под „ядром” фонда домашнего собрания понимаются входящие в его состав произведения печати, имеющие с точки зрения всех или большин

ства членов семьи высокую ценность в научном, художественном или практическом отношении, наиболее значимую для удовлетворения их долговременно действующих, устойчивых интересов в важнейших сферах жизнедеятельности семьи, предназначенные для многократного, долговременного чтения и перечитывания, а также для передачи детям, внукам.
Таким образом, в состав „ядра” домашнего собрания входят: классика научной и художественной литературы, фундаментальные справочные издания, книги, необходимые, по оригинальной типологии известного библиографа В. А. Невского, „везде и всегда”, соответствующие устойчивым индивидуальным особенностям одного или нескольких членов семьи.
Книги первого типа будут, видимо, в большинстве домашних собраний, например, произведения А. С. Пушкина или „Энциклопедический словарь”. Книги второго и третьего типа могут и должны быть лишь в определенных семьях. Например, там, где есть маленькие дети (или предполагается их иметь) должна быть книга об уходе за ними, воспитании и развитии. Если в семье есть ,^юбитель-рыболов”, в „ядро” фонда домашнего собрания войдет соответствующий справочник.
Без „ядра” домашнее собрание любого размера неизбежно становится случайным набором книг, зачастую — устаревших, утративших ценность и уже не используемых, так как „разовое” их прочтение уже состоялось. На вопрос: „Какие книги были приобретены первыми”, большинство опрошенных отвечали: книги Пушкина, Толстого, словари и т. п.
В 60-е — начале 70-х гг. процесс создания домашних собраний, в том числе формирования их „ядра”, происходил в ситуации, когда покупка желаемых книг была более вероятной, чем в последующий период: тиражи их зачастую были больше, а собирателей домашних библиотек — намного меньше. Особенно благоприятные условия были созданы в те годы для приобретения произведений классиков отечественной и зарубежной литературы, в том числе по подписке. В количественном отношении создаваемые в те годы собрания были невелики, однако в их состав входили главным образом произведения, предназначенные для многоразового использования. Достаточно доступными были в то время справочные и энциклопедические издания, словари, серийная литература, в том числе научная и научно-популярная. Не встречались с особыми трудностями и покупатели профессиональной и общественно-политической литературы. Что касается книг, связанных с бытом, социализацией подрастающего поколения в семье, досугом, то потребность в них тогда была сравнительно невелика и почти полностью удовлетворялась.
В конце 70-х -*¦ начале 80-х гг. ситуация резко изменилась. В условиях „собирательского бума” и острого ‘книжного дефицита сформировать сколько-нибудь полноценное ,,ядро” фонда могли лишь немногие читатели-собиратели, количество которых намного возросло, а запросы усложнились. В этих условиях нередко совершалась вынужденная подмена одних изданий другими, покупались несколько книг там, где хватило бы
57

одной. Растущее несоответствие фондов общественных библиотек запросам читателей обусловило активное приобретение в личное пользование книг для разового прочтения, а не для чтения и перечитывания.
Ориентация „массового” собирателя на цели приобретения книг изменялась, усложнялась. Между тем многие запросы, в том числе связанные с приобретением справочно-информационной литературы, отечественной и зарубежной классики, лучших произведений современных авторов, несмотря на рост тиражей и увеличение числа названий, не удовлетворялись или удовлетворялись неполно. В первую очередь это ослабило возможность реализации наиболее общественно значимых специфических функций домашних библиотек. Часть собирателей подчинилась законам „суровой реальности” и ограничилась в основном приобретением книг для разового прочтения, имеющимися в свободной продаже изданиями для детей и подростков (главным образом типа брошюр, на дешевой бумаге, зачастую — без иллюстраций или с черно-белыми иллюстрациями), литературой для отдыха, развлечения, психологической разрядки, покупаемой в основном в обмен на сданную макулатуру. Другие отказались от идеи собрать в домашней библиотеке необходимую литературу и лишь изредка, „по случаю”, приобретают нужные им издания. Но большинство все же пытаются приобрести именно те книги, которые хотели бы иметь, и это им нередко в большей или меньшей степени удается.
Книжный дефицит привел к тому, что созданные в эти годы домашние библиотеки зачастую не соответствовали или не полностью соответствовали ориентации своих владельцев. В них скапливалось много ненужных, уже прочитанных, потерявших актуальность изданий: их было жаль сдать в макулатуру, так как они приобретались с трудом, а продать через букинистические магазины, подарить не представлялось возможным. Это нередко порождало у читателей-собирателей разочарование, сомнение в том, нужна ли вообще домашняя библиотека и нужно ли ее с таким трудом пополнять, если результаты столь неадекватны усилиям. Многие из них мотивировали это нежеланием „всякую залежь покупать, а хорошие книги только из-под полы достанешь”, „с переплатой нам (пенсионерам- — М. С.) трудно купить, а в магазине ничего не достанешь”, „что же покупать, раз все равно ничего хорошего достать нельзя”, „покупаешь, а читать все равно нечего, ни себе, ни детям”, „если будет что купить — куплю, а так — что же зря деньги переводить”.
За последние годы намного повысилась разносторонность литературы (тематическая, жанровая, целевая), приобретенной читателями-со- бирателями для домашних собраний[21]. Так, в небольших городах в 1985 г.

в 70% домашних библиотек с фондом от 50 т. и более была выявлена общественно-политическая, научно-познавательная и художественная литература; в 1972 г. такие собрания в поседениях этого типа имели всего 33% опрошенных. Даже в селах, где этот показатель в 70-е гг. был особенно низким, сегодня разносторонние книжные фонды имеет более половины опрошенных семей. В целом по стране общественно-политическая литература имеется в фондах домашних собраний у 76% опрошенных семей, научно-познавательная — 78, художественная — 91 %.
Как уже отмечалось, у тех групп, которые включались в процесс создания домашних библиотек в конце 70-х - 80-е гг., было гораздо меньше возможностей создать универсальные многоотраслевые собрания, особенно на селе. Но даже среди собраний, насчитывающих до 50 т., сегодня преобладают те, которые включают и отраслевую литературу. Это свидетельствует о широте познавательных и информационных интересов читателей-собирателей в сфере досуга и о наличии ориентации на домашние собрания как на средство удовлетворения их.
Однако, если содержание фонда семейных собраний достаточно разнообразно, то структура их фонда в семьях с разным уровнем образования, различным социальным положением, живущих в поселках разного типа, по существу, однотипна. Абсолютно преобладают домашние библиотеки, где ведущее место занимает художественная литература — 82% семей. В то же время начали появляться и другие типы домашних собраний: в 4 % семей преобладает научно-познавательная литература, в 2 % — общественно-политическая. Видимо, в будущем перспективной станет „смешанная” структура фондов домашних библиотек, в которых в равной мере преобладает научно-познавательная и художественная литература. Сегодня же такие домашние библиотеки имеются лишь у 3% семей и вряд ли возможно их дальнейшее развитие без кардинального изменения в издании справочно-информационной и самой широкой научно-популярной литературы.
По сравнению с 70-ми гг. намного повысилась степень разносторонности фонда художественной литературы: в 62% домашних собраний есть и русская, и зарубежная беллетристика, и произведения литератур народов СССР. Однако до сих пор сохраняется существенное различие таких собраний в семьях читателей-собирателей с различным образовательным уровнем, разной социальной принадлежности, живущих в поселениях различного типа. Так, в обследованных семьях, где все взрослые имеют высшее образование, максимально разносторонние фонды художественной литературы в своих собраниях имеют 78%, среднее — 48, незаконченное среднее и начальное —13%.
Эти же тенденции зафиксированы в отношении разносторонности фондов русской художественной литературы. В процессе исследования была выявлена важная тенденция. Даже в домашних собраниях с фондом более 50 т. не всегда имеется русская дореволюционная литература. В 26% семей, имеющих домашние собрания, с фондом от 50 т. и более, нет произведений А. Пушкина, М. Лермонтова, Н. Гоголя, Л. Толстого, Л. Турге
нева, Н. Некрасова, Ф. Достоевского и других классиков русской литературы. Это важный показатель неполноценности „ядра” книжного фонда домашнего собрания, а значит, и слабой ориентированности его на реализацию таких функций, как передача культурных традиций и культурных ценностей семьи из поколения в поколение, литературная социализация и др.
Структура фонда художественной литературы в домашних собраниях достаточно однородна. Абсолютно преобладает русская литература (в 69 % семей имеющих домашнюю библиотеку), главным образом — советская (в 63 % таких семей). Зарубежная литература и произведения писателей различных народов СССР занимают скромное место в структуре домашних собраний, но гораздо более заметное по сравнению с 70-ми гг. Так, в 82% семей, имеющих домашние собрания от 50 т. и более, есть сегодня произведения писателей народов СССР, что является принципиально новой тенденцией, отражением процесса интернационализации в чтении вообще. Доля домашних собраний, в фонде которых имеется русская дореволюционная литература, по сравнению с 70-ми гг., несколько уменьшилась. Как будет показано далее, это связано не столько с отсутствием в продаже книг определенных авторов или общим снижением потребности в русской классике, сколько с тем, что в продаже появляется слишком мало фундаментальных многотомных изданий на добротной бумаге, в твердых переплетах, предназначенных для многоразового, долговременного использования.
Увеличение значимости и, соответственно, временных затрат на общественную деятельность, а также на общее и профессиональное самообразование в структуре досуга способствовало интенсивному приобретению читателями-собирателями книг, необходимых для осуществления этих видов деятельности. Необходимыми оказались для семейной библиотеки и книги о воспитании детей, для занятий хобби, по медицине, о физкультуре и спорте, кулинарии, по садоводству и огородничеству, по ремонту квартир и другие, особенно практические руководства и справочники. Отсюда — появление и рост в домашних собраниях разделов общественно-политической и научно-познавательной литературы.
Не только периодика как источник общественно-политической информации, но и общественно-политические книги имеются сегодня в большинстве опрошенных в процессе исследования семей, причем эта часть фонда домашних собраний достаточно разнообразна по тематике.
Таблица 1

Тематика общественно- политической литературы в фондах домашних библиотек

% от числа опрошенных семей

Тематика общественно- политической литературы в фондах домашних библиотек

% от числа опрошенных семей

Произведения классиков

51

Историческая

51

марксизма-ленинизма Директивные материалы

49

Юридическая

27
/>Политическая
41

Педагогическая

48


Наиболее разносторонние фонды общественно-политической литературы — в семьях, где все взрослые имеют высшее образование, жителей крупных поселений городского типа (республиканских и областных центров) . Однако и в домашних собраниях рабочих, колхозников, жителей районных центров и сел эта литература представлена гораздо шире и разнообразнее, чем в 70-е гг.
Литература по естественным наукам, техническая и сельскохозяйственная имеется более чем в трети обследованных домашних собраний, причем за последние годы намного возросло количество книг этой тематики в домашних библиотеках жителей села. В домашних библиотеках с фондом от 50 т. и более научно-познавательная литература представлена особенно широко: книги по физике, химии, математике, биологии имеются в 40%, техническая — в 57% семей. Главным образом это профессиональная литература, не только для специалистов, но и для рабочих и колхозников. По крайней мере в половине обследованных собраний имеется научно-популярная медицинская литература и книги о спорте.
Особенно значительные изменения произошли с 70-х гг. в области комплектования домашних библиотек литературой по искусству. Так, в 1972 г. в небольших городах книги по искусству были представлены в 4% домашних собраний, а в 1985 г. они были зафиксированы в 49% опрошенных семей, живущих в районных центрах, и в 65% домашних собраний в поселениях этого типа с фондом от 50 т. (14).
Количественный анализ фонда в домашних собраниях, насчитывающих не менее 50 т., позволил подтвердить вышеперечисленные выводы. Абсолютно преобладают домашние библиотеки, где фонд художественной литературы составляет не менее 100 т. (в 83% семей, имеющих от 50 т. и более и ответивших на вопрос о количестве книг в каждом разделе фонда). Научно-познавательная литература в количестве не менее 100 т. зафиксирована в 34% таких семей, общественно-политическая — в 23%. Эти данные свидетельствуют о том, что сегодня существует немало домашних библиотек с разносторонним, достаточно значительным в количественном отношении фондом и беллетристики, и нехудожественной литературы.
По отдельным разделам художественная литература в количественном отношении распределена очень неравномерно.
100% - домашние собрания от 50 т. и более, владельцы которых указали количество книг в каждом разделе.
Таблица 2
Художественная литература
21 —100 т. Более 100 т.
Русская литература



Наиболее значительны в количественном отношении разделы советской литературы, зарубежной, а также литературы народов СССР. Во многих собраниях два последних раздела — „новые”, наименее традиционные; в значительном количестве домашних библиотек они еще очень невелики, но уже немало таких собраний, где в фонде — от 21 до 100 подобных книг. Фонд дореволюционной русской классики, наиболее традиционный для домашних собраний в РСФСР и многих других регионах страны, невелик в количественном отношении, особенно по сравнению с советской литературой. Между тем речь идет о важном компоненте „ядра” домашних собраний.
Фонды общественно-политической литературы в основном невелики: 45% (от 11 до 50 т.) и 23% (от 51 до 100 т.) опрошенных ответили, что в их книжных собраниях она есть. Влияние фактора образования на количество книг в этих разделах фонда весьма значительно. Так, среди семей, где у всех взрослых высшее образование, выявлено лишь 5%, где имеется от 1 до 10 общественно-политических книг, среднее — 15%. Более 100 книг, соответственно, в 30 и 5% таких семей. Аналогичная ситуация складывается с фондом научно-познавательной (в том числе — профессиональной) литературы. Заметим, что подобные различия в размерах фондов художественной литературы хотя и существуют, но выражены гораздо слабее (особенно в отношении русской советской беллетристики).
Наличие детской литературы зафиксировано в фондах 65% семейных собраний, хотя дети и подростки до 15 лет есть лишь в 55 % опрошенных семей. Однако, как будет показано далее, даже в бездетных семьях такая литература активно используется взрослыми членами семьи, а также взрослыми и детьми из ближайшего окружения.
Таким образом, за последнее десятилетие фонды домашних собраний стали разнообразнее по типам литературы и по тематике, количество книг во многих разделах фонда значительно возросло. Семейные библиотеки становятся все более .домашними”, ориентированными на различные сферы жизнедеятельности семьи и ее досуга, в том числе заметна ориентация на самообразовательное чтение и удовлетворение разнообразных информационных потребностей.
Однако немало семейных собраний, где нет или в недостаточном количестве имеются издания, входящие в состав так называемого ядра фонда, и потому они, в сущности, являются не домашними библиотеками, а набором случайных книг.
Комплектование домашних собраний
Для большинства владельцев домашних собраний характерен общий положительный психологический настрой по отношению к семейной библиотеке: „хорошо, что у нас есть библиотека”, „нравится, что есть много нужных книг”, „имеем полезную для жизни литературу”. В целом они удовлетворены содержанием и структурой фонда своих домашних собраний. Более половины опрошенных семей считают, что нет оснований сколь
ко-нибудь значительно менять содержание и структуру своего фонда. Хотели бы в ближайшие 10—15 лет внести существенные изменения в содержание различных разделов фонда домашней библиотеки лишь немногие владельцы: в 9% семей — в раздел общественной литературы, в 10% — научно-познавательной, 17% — художественной. В то же время в ответах говорится о многих конкретных недостатках: нет или не хватает литературы определенных типов издания, книг на определенную тему, по той или иной проблематике, произведений того или иного жанра, авторской принадлежности, конкретных публикаций.
Более или менее четкая и осознанная установка на приобретение книг существует у владельцев домашних собраний главным образом в отношении произведений художественной и детской литературы. Так, отвечая на вопрос: „Какие книги (темы, авторы, названия и др.) Вам хотелось бы приобрести, цель приобретения”, 74% опрошенных назвали конкретные художественные произведения и книги для детей, которые они хотели бы приобрести или обозначили предпочитаемые жанры, темы, авторов, целевое назначение: „хотел бы купить полное собрание Бунина, Гюго, Бальзака — в любом издании”, „...книги, которые в школе проходят”, детективы, о милиции и преступниках”, „...прозу Окуджавы” и т. п. Но лишь 29% респондентов имели конкретизированную установку на приобретение общественно-политической и 42% — научно-познавательной литературы: „К. Маркса, небольшое собрание сочинений”, „нужна домашняя энциклопедия”, „купил бы книги обозревателей — Зорина, Овчинникова” и т. п.
Большая часть нехудожественной литературы приобреталась без предварительной установки на ее покупку, на основе спроса, сформированного в процессе непосредственного ознакомления с книгой. Что же касается приобретения художественной и детской литературы, то многие из числа опрошенных не только подробно ответили на вопрос, какие произведения им хотелось бы купить, но и вложили в анкеты отдельные листы со списками книг, которые они хотели бы приобрести в ближайшем будущем.
Видимо, это связано и с невысоким уровнем осведомленности многих собирателей о репертуаре ранее изданных и издающихся в настоящее время общественно-политических и научно-популярных книг и недостаточной начитанностью и низким уровнем пропаганды и рекомендации этой литературы и тем, что она гораздо реже, чем детская и художественная, становятся предметом межличностного читательского общения.
Установка на приобретение книг определенной тематики, жанра, книг того или иного автора нередко свидетельствует о наличии у читателя неслучайного, достаточно устойчивого интереса: „хочу покупать книги о войне”, „жизнеописания военачальников”, „хотел бы приобрести фантастику”, „купил бы полного Чехова” и т. п. Подчас о наличии такого интереса говорит и желание купить конкретное произведение: lt;у меня нет в хорошем издании „Войны и мира”gt;, «купил бы „Дон Кихота” с иллюстрациями Бродского». Но зачастую интерес к покупке конкретной книги связан с
желанием прочитать ее, эпизодическим, „разовым” интересом: „много говорят о прозе Евтушенко, а я только стихи его читал”, «купила бы „Унесенные ветром”, хочу прочесть» и др. Конкретная и жанрово-тематическая ориентация, как показало проведенное исследование, достаточно типичны сегодня для читателей-собирателей. Это ситуация вполне объяснимая, если учесть, что многие произведения, о которых читатель слышал, знает, просматривал и т. п., он не в состоянии достать, по крайней мере в скором времени. Нередко он настолько уверен в этом, что даже не обращается в общественную библиотеку или к друзьям. Приобретение - не очень реальный, но весьма желаемый вариант, особенно если учесть, что книгу прочтут в этом случае и члены семьи, и лица из ближайшего окружения. Если такую книгу удается приобрести — либо она окажется, с точки зрения членов семьи и их ближайшего окружения, достойной активного, многоразового использования, и по праву займет место в домашнем собрании, либо, выйдя из „моды”, потеряв актуальность, станет „балластом”, загромождающим книжные стеллажи. Стремление к приобретению подобных изданий и наличие их в фондах домашних собраний — издержки ситуации острого книжного дефицита, просчетов в книгоиздании и практике комплектования общественных библиотек.
Сравнительный анализ списков литературы, на приобретение которой в наибольшей степени ориентированы владельцы домашних библиотек, и той, которая была приобретена ими в течение 1984 г., свидетельствует о наличии сегодня в процессе книгособирательства ряда важных тенденций и острых проблем.
Таблица 3
Русская дореволюционная литература7

Хотят приобрести

Число
упоми
наний

И
Приобрели в 1984 г.

Число
упоми
наний

J1. Толстой

76

Л. Толстой

116

А. Пушкин

41

А. Пушкин

68

А. Чехов

38

Н. Гоголь

65

Ф. Достоевский

26

А. Чехов

60

М. Лермонтов

20

Ф. Достоевский

36

И. Тургенев

16

М. Лермонтов

29

А. Куприн

15

И. Тургенев

26

И. Бунин

8

И. Бунин

22

Н. Некрасов

8

Г. Данилевский

19

Н. Гоголь

6

А. Куприн

18


Таким образом, можно констатировать, что владельцы домашних собраний ориентированы в основном на покупку произведений писателей- классиков, вошедших в золотой фонд русской и мировой литературы, книг, которые общепризнаны как трансляторы традиционных культурных ценностей, нравственных и эстетических идеалов, имеют статус ли

тературных образцов, играют важную роль в литературной социализации. Как правило, в течение жизни они не только читаются, но и неоднократно перечитываются.
Потребность в приобретении этой литературы для домашних собраний традиционна и на данном этапе удовлетворяется на первый взгляд достаточно адекватно и полно. Более того, произведения JI. Н. Толстого,
А.              С. Пушкина, А. П. Чехова и другие смогли приобрести и те собиратели, которые не были конкретно ориентированы на их покупку. Ощущается и рекомендательный эффект „макулатурной серии” (налример, приобретение произведений Г. Данилевского, не обозначенных в перечне преимущественных ориентаций).
Однако нельзя не отметить, что между желанием приобрести и реальным приобретением русской классики для домашних собраний есть существенное различие: в первом случае речь идет о „полных” и „многотомных” собраниях сочинений, подписных изданиях, а во втором — чаще всего об отдельных произведениях, сборниках, в лучшем случае — двухтрехтомниках, причем нередко в бумажных переплетах, отнюдь не предназначенных для долговременного использования и хранения. Поэтому неудовлетворенность у читателей по поводу возможностей приобретения этой литературы остается: ,,хотел бы приобрести полного Достоевского, да что толку!”; „купил бы полного Бунина; собираю по томику, трех еще не хватает”.
Итак, сравнительно „благополучная” ситуация в приобретении для семейных библиотек классики русской литературы - иллюзия, порожденная, с одной стороны, некоторым падением интереса к этой литературе, с другой — наличием возможности отнюдь не адекватного удовлетворения потребности путем приобретения сборников и отдельных произведений в бумажных переплетах и на дешевой бумаге. Подобные издания предназначены для немногораэового использования, но отнюдь не для того, чтобы стать в рамках домашней библиотеки символами культурных ценностей семьи, общества.
Для семейной библиотеки сегодня необходимы фундаментальные, богато иллюстрированные издания произведений классиков русской литературы, в твердых переплетах, с красочными суперобложками, с продуманным справочным аппаратом, ориентированные в равной мере на подростка, молодежь и взрослых, которые хотелось бы многократно читать, перечитывать, подчас просто перелистать, можно было бы передать в качестве наследства следующим поколениям, сохранить в памяти. Такие книги должны приобретаться один раз и сохраняться в семье до тех пор, пока в ней есть духовная преемственность поколений. Поэтому они должны издаваться массовым тиражом, но стоить достаточно дорого и потому приобретаться, возможно, в рассрочку, в кредит и т. п. Именно в таких изданиях классики остро нуждается сегодня домашняя библиотека читателей-собирателей.
Еще более острой является проблема с изданием произведений русской советской литературы.


Чис


Чис


Чис


Чис

Хотят
/>ло
Приобрели

ло

Хотят

ло

Приобрели

ло

приобрести

упо

в 1984 г.

упо

приобрести

упо

в 1984 г.

упо


мина


мина


мина


мина


ний


нии


ний


ний


М. Шолохов

69

К. Федин

50

А. Иванов

46

М. Шолохов

24

В. Пикуль

69

А. Н. Толстой

38

Ю. Бондарев

40

Ю. Семенов

22

М. Булгаков

59

М. Горький

31

В. Шукшин

39

А. Чаковский

21

Ю. Семенов

56

Ю. Бондарев

29

К. Симонов

37

С. Есенин

20

А. Н. Толстой

49

В. Шукшин

28

И. Ефремов

35

В. Ян

15


В отношении покупки книг классиков русской советской литературы (М. Шолохова, М. Горького, А. Н. Толстого, В. Маяковского и др.) — ситуация, совершенно аналогичная той, которая характерна для приобретения произведений дореволюционных русских писателей, вошедших в число классиков не только отечественной, но и мировой литературы: иллюзия доступности, кажущееся удовлетворение спроса.
В значительной мере удовлетворен спрос на произведения наиболее популярных современных советских писателей. Речь идет о К. Симонове, Ю. Бондареве, В. Шукшине и др. В большинстве ситуаций желание приобрести эти книги возникло после предварительного прочтения их или знакомства с другими книгами данного автора.
Совершенно иная, достаточно парадоксальная ситуация зачастую возникает, когда речь идет о книгах В. Пикуля, Ю. Семенова, И. Ефремова и других авторов. В большинстве случаев здесь налицо стремление купить для разового или немногоразового прочтения книгу желанную, но недоступную, которую, по общему убеждению, лишь „идеалисты” все еще стремятся получить в общественной библиотеке; там эти издания имеются, как правило, лишь в нескольких экземплярах. Приобретение с огромной переплатой, подчас в 10—15 раз, на „черном рынке” вызвано чаще всего отнюдь не желанием иметь книгу и постоянно пользоваться ею, а просто стать ее одноразовым читателем, продемонстрировать достижительские возможности, иметь средства рассчета за услугу и т. п.
В большинстве ситуаций такие книги — остросюжетные произведения, предназначенные для психологической разрядки, компенсации, переключения, отдыха, но нередко и книги, где есть нечто общественно значимое, но ранее „запретное”, „неизвестное”, „скрываемое”, доступное лишь ограниченному кругу лиц и наконец-то обнародованное, „вся правда” или хотя бы частица ее (о культе личности, о 1937 г. и т. п.). Многие из таких книг становятся в тот или иной период, по тем или иным причинам „модными”: их „все читают”, о них „все говорят” и т. п.
В фонде домашнего собрания, как и на полках общественных библиотек, многие из таких изданий, как правило, через определенный промежуток времени становятся „балластом”.

Представляется, что для удовлетворения массового спроса на подобные книги нужно издавать их в два этапа: сначала очень оперативно, многотысячными тиражами, на „газетной” бумаге и в мягкой обложке, с расчетом на немногораэовое прочтение каждого экземпляра, по достаточно дорогой цене (однако гораздо более низкой, чем цены „черного рынка”), затем — сравнительно небольшим тиражом, на добротной бумаге, в твердом переплете, для чтения и перечитывания, для долговременного хранения на полках домашних и общественных библиотек.
Среди произведений, спрос на приобретение которых владельцами домашних собраний в наименьшей степени удовлетворен, на одном из первых мест - книги лучших советских писателей 20-50-х гг. Спрос на такие издания в 1985 г. не был удовлетворен среди респондентов исследования на 95—100% (так, книги М. Булгакова купили всего двое из них, М. Зощенко, И. Эренбурга, И. Бабеля — ни один и т. п.).
Анализ установки на приобретение произведений современной русской советской литературы, так же, как ориентация на русскую классику, свидетельствуют о том, что достаточно сильно стремление иметь дома не только прозу, но и поэзию. Так, среди 10 дореволюционных классиков, ориентация на покупку книг которых наиболее значительна, — четыре поэта. Наиболее велико желание купить для домашней библиотеки произведения следующих советских поэтов.
Таблица 5

Хотят приобрести

Число
упоми
наний

Хотят приобрести

Число
упоми
наний

М. Цветаева

14

Б. Окуджава

7

А. Блок

14

Б. Пастернак

6

С. Есенин

12

Э. Асадов

5

А. Ахматова

12
/>А. Дементьев
5

Е. Евтушенко

12

В. Маяковский

4

А. Вознесенский

И

В. Высоцкий

4

Р. Рождественский

10




Стремление приобрести для домашнего собрания произведения советских поэтов почти полностью осталось нереализованным (не более 1—2 упоминаний о приобретении).

Между тем желание приобрести поэтические произведения, причем обязательно „полные собрания сочинений”, „многотомные собрания”, „в нескольких томах”, - свидетельство включения их в набор ценностей, образцов в сфере культурного потребления; эти поэтические произведения принято знать, читать, перечитывать в „моем кругу”, „моей” референтной группе, цитировать, иметь дома, несмотря на трудности приобретения; они характеризуют определенный культурный уровень, вкус, уровень осведомленности и т. п. Нередко эти произведения рассматриваются как средство и фактор литературной социализации лишь представителей молодого поколения семьи, для которых они смогут стать впоследствии не

только декларируемыми, но и реально действующими образцами: „пусть дети читают, там много для них непростого”, ,.говорят — хорошо пишет, у меня-то какое образование — для них жила, а они поймут”.
Литература народов СССР и в ориентации на приобретение, и в перечне реально приобретенных читателями-собирателями книг представлена в основном творчеством классиков и лучшими (маркированными как „известные”, „интересные”, „хорошо написанные”) книгами современных советских писателей. Правда, в списке реально купленных книг „модный” автор детективов неожиданно „потеснил” Ч. Айтматова, и ряд желаемых покупок так и не был сделан, причем речь идет о произведениях достаточно высокого художественного достоинства (Р. Гамзатов, И. Шамякин, Ч. Амирэджиби, И. Друце, С. Вургун и др.). Видимо, издателями подчас недооценивается уровень спроса на эту литературу и ее роль в культурной социализации, в том числе появляющейся и при формировании фондов домашних собраний.
Таблица 6
В. Быков 13 В. Быков 16
Р. Гамзатов 13 М. Черненок 10
Ч. Айтматов 11 Ч. Айтматов 8
И. Шамякин 11 3. Скуинь 7
Н. Думбадзе 9 Ш. Руставели 6
Ч. Амирэджиби 6 И. Авижюс 6
И. Друце 6 С. Нерис 5
И. Стаднюк 5 Н. Думбадзе 5
С. Вургун 5 И. Шамякин 4
П. Загребельный 4 П. Загребельный 4

Хотят
приобрести

Число
упоми
наний

Приобрели в 1984 г.

Число
упоми
наний


Набор желаемых для приобретения и приобретаемых владельцами домашних собраний произведений писателей народов СССР свидетельствует о значительной роли в формировании их литературных вкусов каналов массовой информации (в том числе влияния телевизионных постановок, публикаций в журналах, „Роман-газете”, киноэкранизаций).
Аналогичные тенденции были выявлены и в сфере желаемого и реального приобретения произведений зарубежной литературы:
Таблица 7

Хотят
приобрести

Число
упоми
наний

Приобрели в 1984 г.

Число
упоми
наний

А. Дюма

96

Ж. Верн

78

Д. Лондон

45

А. Дюма

54

Т. Драйзер

33

Д. Лондон

40

В. Шекспир

32

А. Конан Дойль

35

Ж. Верн

28

Ф. Купер

33





Хотят
приобрести

Число
упоми
наний

Приобрели в 1984 г.

Число
упоми
наний

О. Бальзак

26

М. Твен

27

Г. де Мопассан

26

Английский




детектив

24

Д. Голсуорси

23

О. Бальзак

20

А. Конан Дойль

21

Ж. Сименон

17

Ф. Купер

18

Э. Золя

16



Р. Саббатини

16


Таким образом, у владельцев домашних собраний достаточно сильное (зачастую нереализованное) стремление приобрести произведения классиков мировой литературы (В. Шекспира, Ги де Мопассана, Т. Драйзера, Д. Голсуорси и др.)» причем, в основном, „полное собрание”, „сочинения в нескольких томах”, „в твердом переплете” и т. п. Если учесть репертуар и тиражи издания подобных произведений в конце 70-х — 80-е гг. и темпы создания и комплектования домашних собраний этой литературой, то можно с уверенностью сказать, что многие семьи, не считаясь с затратами, приобретали эти издания за очень высокую цену в букинистических магазинах и на „черном рынке”, сознавая их высокую, непреходящую культурную значимость. И это несмотря на то, что ни один из этих писателей не был в последнее десятилетие „остромодным”, что их творчество не изучалось в школах, не было в процессе пропаганды книги в центре внимания педагогов и библиотекарей и т. п.
Что касается высокого интереса к приобретению остросюжетной историко-приключенческой, научно-фантастической и детективной литературы, то нельзя не отметить, что это прежде всего стремление купить книги „классиков этого жанра”, предназначенные для чтения и перечитывания.
Анализ всего массива приобретенных респондентами в 1984 г. книг свидетельствует, что в условиях острого книжного дефицита нередко приобретались без какой-либо предварительной ориентации на их покупку произведения для одноразового и немногоразового прочтения, остроактуальные, но быстро устаревающие, среднего и низкого художественного достоинства и т. п. Редкой ситуацией (за исключением нелимитиро- ванной подписки на трехтомное собрание сочинений А. С. Пушкина) было приобретение фундаментальных, в том числе подписных, изданий.
Однако среди книг, приобретенных наибольшим числом опрошенных, немало произведений лучших отечественных и зарубежных писателей.
Приоритетное место того или иного автора или произведения нередко определялось не особенностями читательского интереса, а парадоксами издательской политики (например, то, что на первом месте среди приобретенных произведений советских писателей — изданная в связи с юбилеем трилогия К. Федина).

Значительное влияние на „профиль комплектования” домашних собраний оказали многотиражные издания многочисленных „школьных серий”, выходившие нередко к явному неудовольствию покупателей в мягком переплете и на „газетной” бумаге, книги, изданные сразу несколькими центральными и региональными издательствами (произведения Бунина, Куприна и т. п.).
Набор „приоритетных” по степени реального приобретения книг свидетельствует о достаточно высоком уровне читательских предпочтений при комплектовании фондов домашних собраний.
Анализ желаемого и реального приобретения владельцами домашних собраний научно-познавательной литературы свидетельствует о том, что на первом плане сегодня — стремление с помощью подобных книг обеспечить семью и каждого ее члена необходимой им оперативной и доступной информацией в сферах самообразования, быта (приготовление пищи, стирка, уборка, садоводство и огородничество, ручной домашний труд и т. п.), „семейной педагогики”, „самолечения” и самовоспитания, хобби и т. п.
Очень показательная в этом отношении ориентация на приобретение для домашнего собрания конкретных общественно-политических и научно-познавательных изданий.
Прежде всего это ориентация на приобретение справочной литературы (энциклопедий, словарей, справочников и т. п.), причем в равной мере сильна установка и на универсальные, и на отраслевые издания.
Что касается общественно-политической литературы, то здесь наиболее сильна ориентация на покупку произведений классиков марксизма (главным образом неполных, но многотомных собраний сочинений, исторических книг, особенно о жизни замечательных людей); мемуарной литературы (в первую очередь о Великой Отечественной войне и послевоенном периоде: Г. К. Жуков „Воспоминания и размышления”, „Нюрнбергский процесс” и др.); политических (прежде всего о США, Японии, Англии, Франции, принадлежащих перу известных журналистов и телеобозревателей — Г. Боровика, В. Овчинникова, В. Зорина, Ю. Жукова и др.).
Та же тенденция наблюдается и в приобретении научно-познавательной литературы. Прежде всего это справочные издания, необходимые для ведения домашнего хозяйства, сохранения здоровья семьи, воспитания детей, проведения свободного ‘времени (.Домашняя энциклопедия”, „Популярная медицинская энциклопедия”, кулинарные справочники, „Книга о вкусной и здоровой пище”, книги Похлебкина, по лекарственным растениям, книги Леви и Амосова о самовоспитании, произведения Сухом- линского, справочники по радиотехнике и радиолюбительству. Многим хотелось бы купить для домашних собраний книги и справочные издания по садоводству и огородничеству, пчеловодству, шитью, вязанию, о спорте, разведении комнатных растений, аквариумных рыб, туризме, о культуре поведения, семейной педагогике и т. п. Эти издания лишь в самом ограниченном количестве экземпляров имеются в фондах общественных библиотек, и вообще потребность в них такова, что они всегда должны быть в доме, „под рукой”.
70

Достаточно сильна ориентация на приобретение фундаментальной научно-популярной литературы для активного самообразования самого различного читательского назначения. Многим хотелось бы приобрести многотомники „Жизнь животных” и „Жизнь растений”, книги о путешествиях, о растениях и животных (Д. Даррелла, Ж.-И. Кусто, И. Акимушкина, Б. Гржимека). Однако желание приобрести и реальная покупка научно-познавательных книг для домашнего собрания не совпадают в гораздо большей степени, чем это было зафиксировано в отношении художественной литературы.
Фундаментальные энциклопедические издания и „россыпь” отраслевых справочников зачастую так и не были приобретены читателями-соби- рателями. Многие нуждающиеся в универсальном справочном издании купили „Краткий энциклопедический словарь”, некоторым удалось приобрести „Философский словарь”, но лишь 2 семьи из числа респондентов исследования купили „Краткую домашнюю энциклопедию”, 2 — „Химия в быту”, 5 — справочник по садоводству и огородничеству.
Установка на „черный рынок” была особенно сильна у желающих приобрести книги по истории, философии („Философскую энциклопедию” в 5 т., собрание сочинений Платона и др.), отечественной истории (книги Скрынникова, Рыбакова, Павленко, собрания сочинений Соловьева, Ключевского), по педагогике раннего детского возраста (Спок, Пэр- ну), самовоспитанию (Леви, Амосова), психологии половой жизни (Име- линский), справочную литературу для детей (.Детскую энциклопедию”, „Что такое? Кто такой?”, „Что? Где? Когда?”, „Радость познания”, энциклопедические словари юного художника, математика и т. п.), произведения классиков детской литературы (Чуковского, Маршака, Кэрролла, Киплинга и др.). В большинстве ситуаций опрошенные в процессе исследования читатели-собиратели имели в виду приобретение фундаментальных изданий, книг высокой научной и практической значимости для активного, долговременного пользования, и лишь в редких случаях в перечне мелькали „модные”, „престижные” издания, которые „нужно” прочесть, но „никак не достать”, в том числе пресловутая ,.Анжелика”.
Преимущественная установка владельцев домашних собраний на покупку литературы, предназначенной для перечитывания, многоразового регулярного обращения, наличие у них достаточно четкого представления о тематике, жанре этих книг, а нередко и о конкретном издании, говорит о том, что в качестве источника приобретения они предпочли бы тот, который гарантировал бы им получение необходимых изданий, позволил бы заранее планировать покупку и т. п. Широкую популярность должны бьши бы в этой ситуации иметь подписка на многотомные, серийные, продолжающиеся издания, приобретение книг по предварительным заказам, по каналам „Книга — почтой”, через книгообмен и др. Покупка книг в розничной продаже, зачастую эпизодическая, непредсказуемая, должна была бы играть лишь второстепенную, „фоновую” роль и служить источником приобретения главным образом остроактуальных изданий для разового прочтения, ознакомления и т. п., а также книг неизвестных, новых для покупателя.
71

Учитывая ситуацию „книжного бума” и „книжного голода” в стране, правомерно было бы предполагать достаточно широкое распространение разных форм книгообмена и приобретения литературы „с рук”, на „черном рынке”, по повышенной цене.
В реальной ситуации целенаправленными гарантированными источниками (например, подпиской) смогли воспользоваться лишь около 10% опрошенных семей. Но и те, кто назвал этот канал, нередко имели в виду либо случайно, с переплатой приобретенную подписку на какое-либо конкретное издание, либо подписное издание, купленное в букинистическом магазине, и т. п. По тематическим планам заказывалась, за редким исключением, лишь профессиональная литература. Таким образом, увеличение количества подписных изданий и резкое снижение их тиража, а также то, что по тематическим планам принимаются заказы в основном на книги для специалистов, привело к резкому снижению роли этих источников в комплектовании домашних собраний.
В 87% опрошенных семей книги приобретались преимущественно в розничной продаже. Отсюда — обилие в фондах библиотек „случайно” приобретенных книг для разового прочтения, зачастую устаревших, потерявших актуальность, и отсутствие литературы, на приобретение которой ориентированы читатели-собиратели.
В подобной ситуации особую роль играет возможность приобрести книги в обмен на сданную макулатуру. „Макулатурная серия” стала важным, зачастую гарантированным источником приобретения литературы массового спроса для домашних собраний. Более того, она стала мощным фактором формирования спроса, а не только удовлетворения его. Книги этой серии заняли значительное место в фондах домашних библиотек жителей города и села любого уровня образования, разного возраста и социального положения 8.
Таким образом, существующую сегодня в стране систему комплектования фондов домашних собраний предопределили:
издательская политика, которая не учитывает объема, функций, темпов, направленности процесса формирования семейных библиотек, реальных потребностей их владельцев;
книжный рынок („черный”, спекулятивный), способствующий обострению „книжного голода”, а подчас искусственно создающий ситуацию острого дефицита на те или иные особенно необходимые владельцам семейных собраний издания;
„макулатурная серия” как гарантированный источник набора книг для домашнего собрания;
просчеты в издании и распределении книг для разового прочтения, в том числе для фондов массовых библиотек (в условиях частого возникновения массового одновременного интереса к какому-либо проиэве- Подробный социологический анализ феномена макулатурной серии впервые дан в статье Л. Г. Левинсона: Макулатура и книги: анализ спроса и предложения в одной из сфер современной книготорговли// Чтение: Пробл. и разработки. М., 1985. С. 63-89 (12).

дению это порождает неверие в возможности общественных библиотек и стремление приобрести эти издания в личное пользование).
Использование фондов домашних библиотек
Существует достаточно устойчивое представление о фондах большинства домашних библиотек как о „мертвом грузе” малоиспользуемых либо совсем неиспользуемых книг („покупают, но не читают”, „даже не открывают, берегут переплеты”, .дотронуться никому не дают”). Утверждение, что книги из домашних собраний читают в лучшем случае члены семьи и только немногие „истинные книголюбы” „открывают” фонды своих библиотек „всем и каждому”, стало банальным. Нередко книжные шкафы в современных квартирах сравнивают с „саркофагами”, в которых покоятся похороненные навеки миллионы книг. Домашние библиотеки, как правило, противопоставляются в этом отношении общественным, где „каждая книга находит своего читателя” и „становится всенародным достоянием”.
Между тем, как свидетельствуют социологические исследования 70-х — начала 80-х гг., книги из семейных собраний активно используются, причем не только членами семьи, но и ее ближайшим окружением (родственниками, друзьями, знакомыми, соседями, коллегами по работе и учебе).
В исследовании „Место личных собраний в системе обслуживания населения книгами” мы понимали использование литературы из личных собраний как:
стремление читать и реальное чтение членами семьи, лицами из ее ближайшего окружения и другими людьми („всеми”, „каждым желающим”) литературы разных типов, жанров, тематики, авторской принадлежности;
включение книг из домашнего собрания в систему межличностного читательского общения: процессы рекомендации, передачи книг от одного читателя другому, обсуждение прочитанного.
В качестве источника получения книг домашние библиотеки родственников, друзей, знакомых занимают очень специфическое место и по сравнению с домашним собранием своей семьи, и по сравнению с общественной библиотекой.
У других читателей-собирателей, книги, как и в общественной библиотеке, часто берутся для разового прочтения, а не для перечитывания. Однако по сравнению с общественной библиотекой гораздо большую роль при этом играет стремление рассказать о книге, совет прочесть ее, обмен мнениями о ней до и после прочтения.
Из домашнего собрания друзей, родных, знакомых нередко гораздо легче, чем из общественной библиотеки, получить редкую книгу. Такие книги могут быть даны и из статусных, престижных соображений (у меня есть такие издания, я сумел достать их, смог заплатить за них значительную сумму; я интересуюсь такими книгами, мой образовательный и культурный уровень позволяет мне прочесть и понять их; я принадлежу к тем, кто читает такие книги, ценит их, и т. п.). Подчас они могут стать эквивален
том при расчете за какую-либо услугу. Но во всех этих ситуациях домашнее собрание друзей, родных, коллег выступает лишь как дополнение к общественному, а не соперник его. Нередко в общественную библиотеку читатель приходит за изданием, которое видел в домашней библиотеке у кого-либо из знакомых, но по какой-либо причине не мог взять. В этом (да и не только в этом) случае домашнее собрание читателя-собирателя является фактором, способствующим обращению в общественный фонд.
Результаты исследования свидетельствуют, что между всеми источниками получения книг, в том числе между общественной и личной библиотекой, существуют достаточно тесные и многоаспектные связи, которые можно усилить, ослабить, наконец, изменить их направленность, причем чаще всего это не противостояние и соперничество, а взаимодополнение и взаимообогащение.
Ориентация на создание и использование домашних собраний в большинстве опрошенных семей сочетается с установкой на использование произведений печати из общественной библиотеки (100% — опрошенные семьи):
все взрослые члены семьи читают библиотечные книги и записаны в библиотеку              40 %
часть взрослых членов семьи записана в библиотеку, но все читают библиотечные книги              29 %
часть взрослых членов семьи записана в библиотеку и не все читают библиотечные книги              13 %
никто из взрослых членов семьи не записан в библиотеку              16 %
Разумеется, заметно различаются показатели обращения в общественную библиотеку в семьях с разным образовательным уровнем (100% — опрошенные семьи, где все взрослые члены семьи имеют данный уровень образования).
Таблица 8


Высшее

Среднее

Неполное среднее и начальное

Все взрослые члены семьи читают библиотечные книги и записаны в библиотеку

55

40

23

Никто из взрослых членов семьи не записан в библиотеку

13

22

37


В поселениях различного типа (в городе и на селе) показатели охвата членов семьи библиотечным обслуживанием почти идентичны: 48% (города областного подчинения) и 49%, на селе они несколько выше, так как здесь меньше набор источников получения литературы. И все же, несмотря на столь значительный охват опрошенных семей библиотечным обслужи
ванием, почти во всех из них все взрослые члены семьи считают необходимым иметь книги дома — 91%.
Наличие книг в домашней библиотеке и их количество не оказывают сколько-нибудь значительного влияния на пользование общественной библиотекой (см. табл. 1).
Среди тех, у кого нет книг в доме, и тех, у кого домашняя библиотека насчитывает более 1000 т., почти равное количество абонентов библиотек. Процессу книгособирания запись в общественную библиотеку, как правило, не противоречит.
Лишь в 5 % семей ни один взрослый не считает нужными иметь дома какую-либо литературу потому, что ,.книги есть в библиотеке” и, ,,в случае необходимости, всегда можно обратиться туда”. Это, видимо, те респонденты. читательские интересы которых связаны в основном с внедо- машними сферами деятельности.
Данные, полученные в процессе исследования, подтверждают, что большая часть литературы, имеющейся в домашнем собрании, активно используется, Наиболее распространен тип домашних собраний, фондами которого пользуются и члены семьи, и лица из ближайшего окружения (более чем в 60 % опрошенных семей). Менее 20 % семей в основном ориентированы на использование литературы из домашней библиотеки только членами семьи.
Полученные данные соответствуют тенденциям в развитии межличностного общения, в том числе в сфере культурного потребления, которые были выявлены социологами в 80-е гг.:
усилилась ориентация на индивидуальное культурное потребление в сфере досуга, которое способствует саморазвитию и самовоспитанию, позволяет „сбросить” с себя роли, которые личность играет в тех или иных „вне- домашних” сферах жизнедеятельности и „примерить” те, которые отнюдь не свойственны ей, что способствует психологической разрядке и отдыху;
значительно сократилось время, уделяемое общению вне дома (с родственниками, живущими отдельно, друзьями, знакомыми, коллегами по работе и учебе), что замедляет и стабилизирует развитие читательского общения в этой сфере;
намного увеличилось время на общение между членами семьи (в том числе и беседы, разговоры, споры о произведениях печати, по поводу и в связи с прочитанным) (8, 58, 61). Отсюда — тенденция к усилению межличностного читательского общения в рамках семьи.
Разные разделы фонда домашних собраний используются по-разному (100% — опрошенные семьи, имеющие фонд домашних собраний от 50 т. и более): в наибольшей степени в ближайшем окружении семьи используется художественная литература — 73%, советская — 72%, дореволюционная русская — 73%, литература народов СССР — 75%, зарубежная литература — 71%. В гораздо меньшей степени „выходит” за пределы семьи научно-познавательная литература (особенно по искусству), общественно-политическая и детская — соответственно, 35 и 40%. Представляется, что это вполне нормальная ситуация, так как:

часть общественно-политической и научно-познавательной литературы сравнительно быстро теряет свою актуальность, устаревает и, даже если остается на полках домашнего собрания и изредка используется владельцами, в ближайшем окружении семьи уже, как правило, не функционирует;
часть литературы этого типа не предназначена для использования за пределами семьи (справочники, альбомы по искусству, энциклопедии и т. п.);
детские книги, особенно для детей младшего возраста, многократно перечитываются, и их нежелательно отдавать за пределы семьи; нежелательна передача их для чтения из гигиенических соображений.
Вместе с тем в пределах семьи все эти разделы фонда домашних собраний активно используются, причем, как уже подчеркивалось, чаще всего несколькими или всеми членами семьи. Особенно это относится к художественной литературе.
Преобладают домашние собрания, где книгами пользуются все члены семьи (там, где они есть, — и дети). Так, в 69% опрошенных семей все члены семьи, включая детей, читают художественную литературу из фонда домашней библиотеки, в 49% — общественно-политическую, в 51% — научно-познавательную.
Ориентация на сферу использования литературы из домашних собраний у многих респондентов достаточно определенная и осознанная: даже когда идет речь о книгах, которые они хотели бы приобрести для домашней библиотеки, многие из них четко определяют будущий читательский адрес этой литературы. 55% опрошенных, высказывая пожелания о приобретении художественной литературы, учитывали потребности членов семьи, 3% - лиц из ближайшего окружения, 1 % - „всех” и „каждого”. На ближайшее окружение были ориентированы 11 % семей, которые высказали пожелание приобрести научно-познаватеньную и 9% — общественно-политическую литературу.
Таким образом, литература из семейных собраний, как правило, широко и активно используется и в семье, и в ближайшем окружении, которые выступают при этом и как референтная группа, и как партнеры по общению, и как пропагандисты, и как индивидуальные пользователи произведениями печати во всех основных сферах жизнедеятельности. Использование книг из домашнего собрания в рамках семьи гораздо интенсивнее, чем за ее пределами. Причем в ближайшем окружении, как правило, используется более узкий круг литературы, чем имеется в домашней библиотеке и чем тот, к чтению которого обращаются члены семьи.
Современная домашняя библиотека читателей-собирателей - один из наиболее массовых и значимых феноменов социокультурной деятельности (особенно в системе домашнего культурного потребления, в сфере семьи и ее ближайшего окружения), досуговой деятельности. Она могла возникнуть лишь в ситуации приобщения к книжной культуре, становления и развития читательских интересов у подавляющего большинства
76

населения страны. Домашние собрания сегодня играют значительную, а нередко и основную роль в важнейших социокультурных процессах, протекающих в семье. Они способствуют становлению и развитию в семье и ее окружении представления о книге, ее роли и возможностях прежде всего у подрастающего поколения (в том числе и в „докнижный” период) и у лиц, ранее не приобщенных или в недостаточной мере приобщенных к чтению. Домашние библиотеки — основной, а нередко и единственный источник средств формирования и удовлетворения читательских интересов для значительного контингента тех, кто не является абонентами общественных библиотек, в том числе для большинства детей дошкольного возраста, многих пенсионеров.
Попробуем набросать социальный портрет сегодняшнего читателя-со- бирателя. Это гораздо более распространенная категория населения, чем в 60—70-е гг. В основном он имеет достаточно высокий уровень образования, чаще всего не ниже среднего. Горожанин или достаточно урбанизированный сельский житель. Он может принадлежать к любому социальному слою, но редко занимается преимущественно физическим трудом. Социально мобилен, то есть ориентирован на изменение своей классовой принадлежности, уровня образования, профессии, места жительства. Чаще всего молод или среднего (допенсионного) возраста. В сфере досуга нацелен в основном на домашние формы культурного потребления. Наряду с домашним книжным собранием имеет телевизор, радиоприемник, часто — проигрыватель и магнитофон, реже — видео, киноустановку, фильмоскоп, эпидиаскоп, диапроектор, то есть многоаспектный набор предметов культурного потребления. С достаточно высоким уровнем читательской активности, хотя нередко не считает чтение своим любимым занятием. Домашнюю библиотеку начал собирать сравнительно недавно, не более 10—20 лет назад, причем чаще всего „с нуля”. Зачастую это читатель-собиратель в первом поколении, не унаследовавший от предшествующих поколений ни домашней библиотеки, ни опыта ее собирания. Однако у него нередко есть опыт читателя общественной библиотеки, по крайней мере юношеской (93% представителей этой возрастной группы — 15—18-летних — являются' читателями общественной библиотеки). Будучи собирателем или пользователем домашней библиотеки, он нередко продолжает обращаться и в общественную. />Представление о домашнем собрании у такого владельца личной библиотеки нередко основано на позитивном или негативном опыте пользования общественной. Чаще всего у него существует установка на приобретение книг высокого научного и художественного достоинства, непреходящей ценности, предназначенных не для разового прочтения, а для чтения и перечитывания. Очень сильна ориентация на покупку справочных изданий и книг для осуществления практической деятельности дома, в кругу семьи, сфере досуга. „Идеальная” домашняя библиотека чаще всего мыслится как универсальная и по типу изданий, и по жанрово-тематическому и целевому составу. Даже на стадии приобретения литературы существует четкая установка на активное использование ее в семье и ее
77

ближайшем окружении. И действительно, в большинстве семей книги из домашних собраний активно и многократно используются.
Современная семейная библиотека, ее владельцы и пользователи становятся все более значимыми звеньями систем пропаганды, распространения, использования произведений печати. Между тем к этой сфере социокультурной деятельности представители системы книгоиздания и руководства книжным делом зачастую не проявляют должного внимания.
Существующая в стране концепция издания произведений печати ориентирована сегодня прежде всего на фонды общественных библиотек, на обслуживание сфер труда, учебы, общественной жизни. В результате создаваемые в условиях „книжного бума” и острого дефицита домашние библиотеки оказывались неспособными или недостаточно приспособленными для реализации многих важнейших специфических функций, связанных с жизнедеятельностью семьи; в них кумулировалось множество „случайно” приобретенных, потерявших актуальность изданий, ориентированных на разовое прочтение.
В связи с высокой социокультурной значимостью семейных библиотек, спецификой их функций и сферы деятельности по сравнению с общественными представляется необходимым обеспечить в дальнейшем благоприятные условия для их становления и развития, для оптимизации использования собранной в них литературы. Это не означает „ущемления прав” или ослабления внимания к общественным библиотекам. Наличие в семьях читателей общественных библиотек полноценных домашних собраний будет лишь способствовать развитию их читательских интересов, а значит, и активизации обращения в общественную библиотеку, повышению ее авторитета, концентрации внимания на реализации тех ее функций, которые не ,дублируются” домашней библиотекой.
Для развития и совершенствования домашних собраний представляется необходимым:
изменить практику книгоиздания: ввести четкое разделение в процессе издания и распределения на книги одноразового, немногоразового и многоразового, долговременного и кратковременного пользования. Необходимо выделить книги, которые целесообразно издать значительным „одноразовым” тиражом, и те, тиражи которых нужно .допечатывать”, подчас без изменений и дополнений, — в течение весьма значительного срока. Важно учитывать в процессе издания целесообразность распределения книг: только в общественные; преимущественно в личные; и в личные, и в общественные собрания. Целесообразно было бы создать специализированные издательские и книготорговые подразделения, в том числе на кооперативных началах, в целях издания и продажи книг, необходимых владельцам домашних собраний для удовлетворения интересов, связанных преимущественно с семьей, бытом, досугом и т. п.;
создать систему рекомендательных библиографических изданий для владельцев домашних собраний;
78

камного повысить роль подписки, заказов по тематическим планам, через подразделения „Книга — почтой” и других гарантированных, социально регулируемых источников комплектования домашних библиотек;
о              эеспечить соблюдение принципа социальной справедливости при распределении книг для домашних собраний и установлении розничных цен hi них. Ввести льготную продажу в кредит книг для малообеспеченных категорий владельцев семейных собраний.
<< | >>
Источник: Стельмах В.Д. КНИГА И ЧТЕНИЕ В ЗЕРКАЛЕ СОЦИОЛОГИИ. 1990

Еще по теме Фонды домашних библиотек:

  1. А. И. РЕЙТБЛАТ ФОНДЫ МАССОВОЙ БИБЛИОТЕКИ И ПОТРЕБНОСТИ ЧИТАТЕЛЕЙ: КОНТАКТЫ И КОНФЛИКТЫ
  2. Распространенность домашних библиотек
  3. ДОМАШНЯЯ БИБЛИОТЕКА 80-х ГОДОВ              /
  4. 9. ДОМАШНИЙ ПОРЯДОК И ДОМАШНИЙ БЕСПОРЯДОК
  5. 5. Жилищные фонды
  6. ФОНДЫ, ОСВОБОЖДЕННЫЕ ОТ УПЛАТЫ НАЛОГОВ
  7. Информационно-правовые фонды
  8. Государственные внебюджетные фонды
  9. 16.2. Основные источники и виды финансирования природоохранной сферы. Целевые фонды охраны природы
  10. В.              Д. СТЕЛЬМАХ БИБЛИОТЕКА: ОБРАЗЫ И ПРЕДСТАВЛЕНИЯ
  11. Статья 12. Фонды и чистые активы общества
  12. § 8. Библиотека Российской Академии наук (БАН) в Санкт-Петербурге основана декретом Петра I в 1714 г.
  13.              Библиотека в пещерах
  14.   § 12.              Собрание Научной библиотеки Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова
  15. § 1. Собрания Ватиканской апостолической библиотеки9, иные крупные библиотеки и архивы