ДОМАШНЯЯ БИБЛИОТЕКА 80-х ГОДОВ              /


На сегодняиший день в домашних собраниях сосредоточена около 6/7 совокупного книжного фонда страны. Литература из личных собраний составляет более 80% всех читаемых в стране книг[16]. Следовательно, без получения научно обоснованных данных о состоянии и тенденциях развития домашних библиотек в настоящее время нельзя решить ни одну из наиболее острых проблем книгообеспечения и совершенствования системы книгоиздания.              ]
Данная статья написана на основе результатов первого в стране всесоюзного репрезентативного комплексного исследования „Место личных собраний в системе обслуживания населения книгами”, проведенного в 1983 - 1985 гг. Государственной библиотекой СССР имени В. И. Ленина совместно с ЦП ВОК во всех регионах страны, кроме Украины и Казахстана. В процессе исследования были опрошены более 6000 человек (1613 семей): рабочие, кохозники, служащие; жители сел и городов, представители самых разных профессий, с разным уровнем образования, имеющие и не имеющие книги в доме.
В ходе исследования были получены сведения о распространенности домашних библиотек, размерах, содержании и структуре их фондов[17], способах и стратегии их комплектования; о сфере, степени интенсивности, способах использования, наконец, об основных аспектах, связанных с хранением, упорядочением, учетом, маркировкой, состоянием фондов личных собраний.
В исследовании впервые стало объектом изучения не только реальное состояние домашних собраний на современном этапе, но и предыстория их, ориентация владельцев на собирательство, сделаны выводы о тенденциях развития домашних библиотек в ближайшие годы. Некоторые из этих аспектов будут рассмотрены в данной статье.
Одна из наиболее сложных проблем, возникающих при изучении домашних собраний, — какой тип (какие типы) станет объектом исследования.
Среди домашних библиотек есть библиофильские собрания, владельцы которых ориентированы на историко-культурный потенциал книги, на систематизацию,изучение приобретаемых книг.
Библиофилы — наиболее изученная сегодня категория собирателей книг (2). Причем изучались не только различные аспекты их деятельности в настоящее время, но и история становления и развития библиофильских собраний.

Йодчас деятельность по собиранию домашней библиотеки может быть своего рода социально-культурной мимикрией, порожденной стремлением каэатйся представителем ,книжной культуры”, принадлежащим к определенной социально-культурной группе, и т. п. Не исключена демонстрация с помощью домашнего собрания уровня материального благосостояния и т. п. \
Дпя\ владельцев наиболее распространенного сегодня типа домашних собраний, которых А. Т. Твардовский назвал „читателями-собирателя- ми”[18] (3), „сообщение, речь, обучение, сведения, знание - все это основное содержание книги... И это главное. Здесь основным является чтение, освоение книгй” (4). Таким образом, книга выступает в этом случае не столько как историко-культурный феномен, сколько как объект культурного потребления.
Для большинства современных собирателей чтение является частым и регулярным занятием, необходимым для осуществления жизнедеятельности не только в процессе труда, учебы, общественной деятельности, но и досуга, быта, в кругу семьи, в том числе в сфере обучения, образования и воспитания детей, самообразования, хобби, сохранения и укрепления здоровья, приготовления пищи, стирки,уборки,отдыха, развлечения,общения в сфере ближайшего окружения. Не менее важно и то, что произведение печати необходимо читателю-собирателю не только для разового прочтения, но и для чтения и перечитывания.
Оно может понадобиться в любое время, причем зачастую бывает остро необходимо. Речь идет о человеке „книжной культуры”, для которого репродуктивная деятельность по созданию домашнего собрания и использование его — неотъемлемый, настоятельно необходимый компонент реального культурного потребления несмотря на наличие общественной библиотеки.
В середине 70-х — начале 80-х гг. повышение уровня образования в стране (в том числе введение всеобщего среднего образования), усиление процессов урбанизации, социальной и профессиональной мобильности, качественные изменения в функциях, потребности и системе средств информации привели к резкому увеличению количества представителей ,книжной культуры” во всех социально-демографических группах населения страны. Совершенствование системы книгоиздания, увеличение тиражей, с одной стороны, рост материального благосостояния, улучшение жилищных условий, прогрессивные изменения в сфере свободного времени — с другой, способствовали созданию реальных возможностей формирования домашних собраний.
Именно в 70-е - начале 80-х гг. было создано, согласно данным исследования, около 70% имеющихся сегодня в стране домашних библиотек.
Среди собирателей немало инициаторов и организаторов чтения, которых известный советский книговед А. А. Сидоров определяет термином .друзья книги”: ,Друг книги — тот, кто распространяет, ценит, так или

иначе участвует и сотрудничает в общем деле неисчерпаемых возможностей книжного делания. Он просветитель... общественный человек. Деятель” (4, с. 25). Наряду с представителями традиционных звеньев систем пропаганды и использования произведений печати, ориентированных и значительной степени на фонды общественных библиотек, „друзья книги”, вне зависимости от наличия у них самих домашних собраний, выполняют по отношению ко всему контингенту читателей-собирателей ролЛ своего рода „общественных экспертов”, „лидеров”, „эрудитов” в читательской и собирательской деятельности, стимулирующих рекомендацию и использование фондов личных ( и не только личных) собраний.              /
На современном этапе .друзья книги”, в том числе объединенные во Всесоюзное добровольное общество книголюбов, становятся важным звеном в системах пропаганды, распространения и использования произведений печати. Между тем их функции и роль в этих системах еще не изучены, в том числе в сфере создания и использования домашних библиотек.
Острая ситуация, сложившаяся сегодня в сфере книжного обращения, связана прежде всего с количественными и качественными изменениями контингента владельцев домашних библиотек и деятельности по созданию их.
Отбор семей для опроса по репрезентативной квотной выборке осуществлялся региональными организациями общества книголюбов главным образом среди его членов и их ближайшего окружения.
Поэтому по ряду показателей общие итоговые данные проведенного исследования выше тех, которые были получены некоторыми другими исследователями (5, 6). Однако дифференциация по разным группам дает возможность в полной мере судить о влиянии на эти показатели всех основных социально-демографических характеристик, в том числе уровня образования, типа поселения, социальной принадлежности, возрастного состава членов семьи и многих других.
Этот материал на уровне итоговых данных важен главным образом для характеристики основного контингента читателей-собирателей. Однако при желании можно вычленить среди респондентов и группы населения, не имеющие домашних собраний, а также тех, кто имеет дома до 50 т. (как было доказано в процессе предшествующих исследований по проекту „Книга и чтение в жизни современного советского общества”, такое собрание еще не может, в большинстве случаев, рассматриваться как осознанно и регулярно комплектуемая домашняя библиотека).
Домашнее книжное собрание связано главным образом со сферой домашнего культурного потребления, ориентация на которую в настоящее время усиливается. Усиление ориентации на домашнее проведение досуга способствует повышению ориентации на средства домашнего культурного потребления. Так, согласно статистическим данным, в бюджете времени населения с начала 60-х — конца 70-х гг. затраты времени в неделю на домашнее чтение художественной литературы возросло на 65,8 мин на 1 жителя (прогнозный вариант — рост на 54,6 мин), а на просмотр
52

телепередач - на 312 мин (прогнозный вариант - увеличение на 81 мин) (7). Чтение вообще стало в основном домашним занятием (8) .
Неуклонно возрастает количество предметов домашнего культурного потребления, в том числе приобретенных в личное пользование книг. Так, печатные издания в 1985 г. составили 4, 594 млн руб. в структуре розничного товарооборота (по сравнению с 1734 млн руб. в 1970 г.). Расходы на приобретение предметов культуры составляют в настоящее время 7,6% дохода семьи рабочих, 7% — семьи колхозников (в 1970 г. они составляли, соответственно, 5^ и 4,9%). В 1985 г. на каждые 100 семей в СССР приходилось 97 телевизоров, 96 радиоприемных устройств, 37 магнитофонов и т. п. (13). На этой основе формируется система средств домашнего культурного потребления, в рамках которой происходит перераспределение функций, создание контингента постоянных и эпизодических пользователей и т. п. В эту систему постепенно вписывается, как один из наиболее значимых, традиционных и универсальных по набору функций и кругу пользователей элементов и домашнее собрание произведений печати. Создаются новые стимулы для создания и развития домашних библиотек, повышается их роль во всех сферах жизнедеятельности семьи, усиливается установка на них у представителей всех социально-демографических групп населения страны.
В большинстве опрошенных семей (80%) считают, что книга необходима всем членам семьи — и взрослым, и детям. Лишь в 4% семей ориентированы на использование книг в доме только молодым поколением.
Установка на создание домашних собраний в основном реализуется на практике. Наиболее распространенная ситуация: все взрослые члены семьи считают, что книги дома нужно иметь, и они действительно имеются в 89 % опрошенных семей.
Расхождение установки и реальной ситуации было выявлено лишь в следующих случаях (100%— опрошенные семьи):
книги есть, хотя лишь часть взрослых считает, что их надо иметь —
3%;
книги есть, хотя никто из взрослых не считает нужным их иметь —
2%;
книг нет, хотя все взрослые считают нужным их иметь — 3 %;
книг нет, хотя некоторые из взрослых членов семьи считают нужным их иметь — 0,2%.
И здесь, как правило, в большинстве ситуаций побеждает ориентация на приобретение книг.
В проведенном исследовании домашнее собрание изучалось, прежде всего, как семейное. В центре внимания были элементы межличностного общения - рекомендация книг, передача их друг другу, обмен мнениями о прочитанном.
Семья выступает при этом как „совокупность лиц, проживающих совместно, связанных родством или свойством и общим бюджетом” (3). В рамках ее формируются установки на домашнюю библиотеку, происходит их реализация, создаются предпосылки для изменения и раз-
53

вития домашних собраний. То, что современная „массовая” домашняя библиотека — не индивидуальная, а семейная, групповая было подтверждено результатами проведенного исследования.
Так, лишь в трети опрошенных семей (31 %) книги для домашних собраний приобретались одним из членов семьи, причем чаще всего он выступал как представитель семьи: приобретенные им издания использовались всеми или несколькими членами семьи. Отсюда — целый ряд важных методологических выводов: вряд ли правомерно, например, изучать домашнюю библиотеку и, рассматривая ее как индивидуальное собрание произведений печати, опрашивать лишь одного члена семьи. При этом общая ситуация приобретения и использования книг неизбежно будет искажена — например, в процессе опроса будет сообщено о наличии в домашнем собрании литературы, не имеющей ни малейшего отношения к потребностям и интересам респондента, и т. п.
В процессе исследования была выявлена весьма небольшая в количественном отношении категория сознательных противников домашних собраний. Причем среди них есть не только лица пожилого возраста с низким уровнем образования, прожившие жизнь в ,,бескнижном”мире и считающие чтение „баловством современной молодежи”, но и представители интеллигенции, имеющие высшее образование, а нередко и домашнюю библиотеку, насчитывающую более 1000 т. Последние выступают, главным образом, против личной собственности на произведения печати, превращения их в объект символического, „статусного” потребления. Приведем выдержки из высказывания одного из респондентов: „...В последние годы развивается гипертрофия покупательского спроса, ...приобретение книг как самоцель — ради личного престижа... Подавляющая часть накопленных в личных библиотеках книг лежат мертвым капиталом, если не брать во внимание факта эпизодического использования их владельцем... Потребность приобретать книги - всего лишь традиция, в принципе ненужная... Всю печатную продукцию надо передать в общественные библиотеки, которые будут монопольно обслуживать население книгой”. В основе этой точки зрения — непонимание функций личного собрания, их качественной специфики по сравнению с общественными.
Однако подавляющее большинство опрошенных в ходе исследования ориентированы на то, чтобы быть читателями-собирателями.
<< | >>
Источник: Стельмах В.Д. КНИГА И ЧТЕНИЕ В ЗЕРКАЛЕ СОЦИОЛОГИИ. 1990

Еще по теме ДОМАШНЯЯ БИБЛИОТЕКА 80-х ГОДОВ              /:

  1. Распространенность домашних библиотек
  2. Фонды домашних библиотек
  3. 9. ДОМАШНИЙ ПОРЯДОК И ДОМАШНИЙ БЕСПОРЯДОК
  4. Юст Липсий. О библиотеках, 2013
  5. В.              Д. СТЕЛЬМАХ БИБЛИОТЕКА: ОБРАЗЫ И ПРЕДСТАВЛЕНИЯ
  6. А. И. РЕЙТБЛАТ ФОНДЫ МАССОВОЙ БИБЛИОТЕКИ И ПОТРЕБНОСТИ ЧИТАТЕЛЕЙ: КОНТАКТЫ И КОНФЛИКТЫ
  7.              Библиотека в пещерах
  8.   § 12.              Собрание Научной библиотеки Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова
  9. § 1. Собрания Ватиканской апостолической библиотеки9, иные крупные библиотеки и архивы
  10. § 8. Библиотека Российской Академии наук (БАН) в Санкт-Петербурге основана декретом Петра I в 1714 г.
  11. Г. В. ПЛЕХАНОВ ОБ ИЗДАНИИ «БИБЛИОТЕКИ СОВРЕМЕННОГО СОЦИАЛИЗМА» 6
  12. Домашний и рыночный труд.