ВВЕДЕНИЕ


Актуальность исследования определяется прямой соотнесенностью рассматриваемого круга научных проблем с одним из приоритетных направлений современной гуманитаристики - изучения изменений социальной сферы, обусловленных процессами глобализации и повсеместной информатизации, а также противоречий формирования и развития информационной культуры общества.
Она также предопределена необходимостью фиксации перманентных технологических изменений современной журналистики как конвергентной, осмыслением в этих условиях значимости массмедиа, причем не только для повседневной жизни отдельного человека и конкретных социумов, но и для прогнозирования ближайшего будущего.
Для отечественной филологической науки, теории журналистики потребность системного анализа новейшей социальной практики обусловлена также трансформацией роли традиционных средств массовой информации (далее СМИ). Цифровизация контента, перманентное совершенствование устройств для работы с информацией, а также их вседоступность предопределили для многих потребителей первостепенную важность таких характеристик медиатекстов, как предельная оперативность, разнообразие тематики, эксклюзивность информационных поводов, мультимедийный характер и ряда других. К сожалению, далеко не все массмедиа, в особенности региональные, смогли в этих условиях конкурировать с социальными сетями и отдельными активными их акторами - блогерами, создателями индивидуальных медийных площадок, «живых журналов» и т.п., чаще всего акцентирующими внимание на своей внешней независимости от любых властных или управленческих структур. Следствием, в том числе и этого фактора, стало снижение тиражей и рейтингов традиционных СМИ, отток средств рекламодателей, отчасти утрата россиянами доверия к массмедиа и развитие тенденции, которую, на наш взгляд, можно именовать как «информационная всеядность» многих потребителей, спонтанно воспринимающих транслируемые потоки без предположения того факта, что среди данных коммуникаторов могут быть субъекты с манипулятивными или даже асоциальными и деструктивными интенциями.
Значимость исследования конвергентной журналистики как трансформирующегося типа всеобщего социального института журналистики предопределена вышеизложенными тенденциями, а также осмыслением возможностей использования новых информационных технологий для установления диалоговых отношений с реальной аудиторией современных СМИ и формирования условий для ее расширения за счет потенциальной аудитории - из числа тех индивидов, кто пока не включен по тем или иным причинам в системные отношения с институализированными массмедиа. Но эти задачи с учетом развития каналов передачи информации, как мы докажем, невозможно решить, опираясь только на описание изменений в технологиях работы журналистов, что являлось доминантной составляющей анализа для многих исследований по теме конвергентной журналистики даже недавнего прошлого[1]. Универсальный характер журналистского труда, как свидетельствует новейшая практика, все же является внешней характеристикой необходимых трансформаций, с помощью которых можно противостоять тенденции снижения авторитета и влиятельности традиционных СМИ и массмедиа в целом. Ментальные свойства атрибутивных качеств личности журналиста, обусловливающие его социальную ориентацию, образующие критериальное основание, с которым он сверяет свои мысли и действия, в совокупности с успешно реализованными инструментальными компонентами функционирования в информационной среде характеризуют, убеждены мы, сущность центрального для данной работы понятия «профессиональная культура». Анализ соотношения базовых компонентов профессиональной культуры журналистов с технологиями и инструментарием цифровой эпохи, кардинально меняющими основы современной медиадеятельности, представляется важной научной проблемой.
Актуально обращение в диссертационной работе к динамическому аспекту взаимосвязи реальных факторов, определяющих основные коммуникативные стратегии массмедиа, с проблематикой профессиональной идентичности журналистов. Поэтому в исследовании акцентируется внимание не только на трансформации процессов текстотворчества и технологий взаимодействия с аудиторией, но и на основании полученных результатов разработана, с учетом обновленных институциональных форм, концептуальная модель развития конвергентной журналистики в контексте профессиональной культуры. В нашем случае - на примере макрорегиона Большой Урал[2]. Поскольку существенного пересмотра требуют сегодня не только многие концептуально-теоретические подходы к оценке эффективности тех или иных элементов многоуровневой системы организации деятельности современных массмедиа, но и важен анализ неизбежно возникающих при этом противоречий между новыми формирующимися стратегиями профессионального поведения журналистов и прежними предписаниями социальных институтов, разработанная диссертантом модель может быть реализована также в других регионах, а возможно, и в целом в России.
Понятие конвергентной журналистики              (Convergence              journalism),
характеризующее результат слияния, интеграции информационных и коммуникативных технологий в единый информационный ресурс, а также перманентного развития технологических возможностей современных массмедиа, прочно вошло не только в практику, но и в теорию журналистики, учебные программы факультетов и отделений журналистики[3]. Но сегодня экспертами и представителями профессионального сообщества совершенно справедливо отмечается, что, если выделять только технологический аспект организации творческой деятельности редакций, то понятие «конвергентная журналистика» тавтологично, поскольку иной журналистики просто нет[4]. Ведь современные адаптивные стратегии медиапроизводства, что называется по умолчанию, предполагают использование журналистами достижений научнотехнического прогресса, а в противном случае они стремительно теряют свою тому же, поскольку сложный и многослойный процесс глобальной системной перестройки информационно-коммуникативной сферы общественной деятельности развивается весьма противоречиво, то и теоретическое осмысление его в целом, как отмечают многие исследователи, проблематично. «Хотя бы по той причине, что скорость изменений превышает скорость теоретико-методологической рефлексии. Очевидно, также, что эта скорость будет только возрастать. В этой ситуации остается фиксировать происходящие фрагментарные трансформации, пытаясь приспособиться к будущему»[5].
Перспективно обращение к динамическому аспекту анализа конвергенции не только как к фактору преобразования медиасистем, но и как совокупности практически реализованных журналистами индивидуализированных технологических и творческих актов. Ведь в прагматическом плане процесс конвергенции свидетельствует, что при этом в идеале должно происходить слияние деятельностных парадигм творческих работников массмедиа и представителей целевой аудитории. Или, как отмечают зарубежные исследователи, комьюнити - то есть превращение их в группу людей, объединенных общими интересами (в нашем случае - информационными). А поскольку подавляющее большинство представителей современной аудитории массмедиа чаще всего не хочет быть пассивным субъектом восприятия представленной кем-то информации или только созерцателем визуализированного медиаконтента, то смысловая расширительная трактовка термина «диалоговые отношения» с целевой аудиторией представляется нам в данном контексте существенной и методологически перспективной. Еще один аспект актуальности темы диссертационной работы связан с анализом конвергентной журналистики как интеграционного ресурса, с помощью которого реализуются информационные, коммуникативные и социально обусловленные институциональными функциями интенции. Развитие этого процесса динамизировано перманентным возрастанием роли и значения глобальной Сети не только как канала доставки оперативной информации, визуализированного контента или отправки письменных сообщений, что было характерно для ранних стадий внедрения в повседневный быт населения Интернета, но и как интерактивного помощника в отборе жизненно необходимых человеку текстов, установления коммуникации с конкретными массмедиа или с их авторами.
Очевидно, что, рассматривая профессиональную культуру журналиста как фактор оптимизации информационно-коммуникативных процессов, мы с неизбежностью обнаруживаем необходимость углубления научных представлений о том, как слияние интересов и интенций всех субъектов данного рода деятельности - транслирующих и потребляющих контент - взаимосвязано или даже предопределено эффективным использованием мультимедийных возможностей современных массмедиа. Мультимедийность как синтез различных видов информации и цифровизация (уход от аналоговой только формы передачи контента) предопределяют также, помимо собственно технологического, экономического и организационно-управленческого уровней анализа развития процесса конвергентной журналистики, профессиональную рефлексию.
Неизбежно возникающие в этих условиях структурные изменения СМИ, новые менеджерские подходы и необходимость адаптации к ним, перманентная трансформация общественных практик, конечно же, видоизменяют формы и способы соотнесения журналистом себя, возможностей своего «Я» с тем, чего требует сегодня профессия, а также существующие в российском обществе о ней представления, что является одним из условий эффективности деятельности.
Закономерно, что в числе приоритетных интересов современных российских медиаисследований эксперты, наряду с поиском «философско-антропологических подходов к пониманию журналистики и медиа в целом»[6], называют изучение личности журналиста и журналистских культур в числе важнейших теоретических рамок профессионального сознания[7]. И поскольку принципы профессиональной культуры журналистов предполагают активное усвоение и реализацию в повседневной деятельности профессиональных норм, медийных форматов, сложившихся практик, в первую очередь мировоззренческого и морально-этического характера, то легко обнаружить их диалектическую взаимосвязь с тематическим пластом работ представителей других гуманитарных дисциплин, посвященных информационной культуре.
Вместе с тем, в филологических исследованиях по близкой тематике чаще всего представляется описательная совокупность характеристик профессиональной культуры журналистов, содержащая лишь специфические нормативные формы взаимоотношений внутри профессионально-референтной группы, а также отношений между группой и внешней средой[8]. В триаде «власть» - «медиабизнес» - «журналисты»[9] взаимовлияние всех трех элементов для формирования контента социально ответственной журналистики, сущностные характеристики которой, как известно, сформулированы в Кодексе профессиональной этики российского журналиста, рассматривалось учеными далеко не всегда. Если рассматривать современную массмедийную деятельность как составную часть культуры общества (по В. С. Библеру - целостного бытия человека, понятого «как феномен самоустремленности, то есть в своем духовном острие»[10] [11]), то актуальной научно-практической задачей в контексте выявления стратегических ресурсов конвергентной журналистики видится диссертанту системное обобщение интенциональных компонентов не только у журналистов, но и у ряда иных субъектов информационной деятельности, кто разделяет или готов разделять принципы профессиональной культуры журналистов.
К числу таковых можно отнести принципы информационно-социетарного и личностного уровня. В первом случае это то, что характеризует глобальную интеграцию различных видов/типов информационных ресурсов на базе многоуровневой организации деятельности субъектов как социально ответственной, предполагающей, что во всех обстоятельствах действия совершаются «в соответствии с нравственным
4
сознанием» ; вторая группа включает принципы непрерывного личностного развития, мультикультурности, стремления к организации истинно диалоговых отношений с реальной и потенциальной аудиторией, а также творческой мобильности и опережающего развития как способа противодействия распространению информации манипулятивного или асоциального характера. К числу данных субъектов информационной деятельности мы относим прежде всего тех, кто на управленческом, техническом и ином уровне, наряду с журналистами, решает задачи подготовки и трансляции информационных продуктов, а также, с определенной долей условности и опосредованности, непрофессионалов - фрилансеров, активных авторов СМИ, представителей блогерских и иных сетевых сообществ.
Таким образом, проблема формирования и развития профессиональной культуры журналистов, ее взаимовлияния с информационной культурой в условиях трансформации общественных практик и конвергенции массмедиа обусловлена сложившимися в современной науке и обществе противоречиями между: наличием в условиях перманентного развития информационных технологий кризисных явлений и процессов в массово-коммуникационной сфере на разных уровнях (институциональном, управленческом, правовом, профессионально-этическом, поведенческом) и отсутствием в теории журналистики целостной концепции, способствующей преодолению описательности выводов, рекомендаций и имеющей ярко выраженное прикладное значение для гуманизации контента массовых информационных потоков; резким преобразованием и кардинальной трансформацией в последние годы всех основных компонентов мировой и отечественной медиасистем, включая прежде всего экономические и технологические базовые элементы, способы и индивидуальнотворческие технологии деятельности, формы/инструментарий организации работы с аудиторией, и устоявшимися жизненными и профессиональными стратегиями журналистов, не всегда по различным причинам успевающими адаптироваться к ним; формирующимися инновационными профессионально-творческими технологиями и устаревшими предписаниями институтов и структур, ограничивающих их полноценную реализацию; насущными потребностями современного российского общества и несоответствующими им вариантами действий органов власти, а зачастую и творческих организаций, призванных осуществлять регулирующие процессы, происходящие в сфере медиа, зачастую не умеющими предвидеть и учитывать информационные риски для перманентно развивающейся социальной практики индивидов или отдельных социумов; существующими теоретическими источниками, основанными на них вузовскими образовательными программами и реальными потребностями массмедийной практики, поскольку малоизученными остаются как «многие эмпирические особенности труда журналистов, так и его имманентная сущность, что до сих пор не позволяет создать полноценную теорию, особенно необходимую на современном этапе»[12]; выраженной потребностью журналистов в полноценной самореализации в новых условиях и сложностью достижения профессиональной идентичности на эмоциональном и поведенческом уровнях в связи как с резкими социальными переменами, так и с развитием различных видов мобильности, появлением новых статусно-ролевых позиций и медийных специализаций; необходимостью формирования ответов на технологические вызовы информационного общества, неизбежно возникающие при этом риски и неразработанностью концептуальных моделей развития конвергентной журналистики в контексте профессиональной культуры, прежде всего на региональном уровне; именно данные модели могут являться факторами формирования как стратегических ресурсов СМИ и их диалоговых возможностей, так и способом обобщения творческих технологий лучших представителей медийного сообщества, то есть показывать пути реального превращения социального опыта при посредстве массмедиа в индивидуальный и наоборот.
Профессионалам медиа многое предписывается законами, нормативными актами, корпоративной этикой. Но современная практика свидетельствует, что интересы общества и индивидуальная культура медийной личности зачастую вступают в противоречие. Отчасти это обусловлено тем, что журналистика в России, в отличие от многих зарубежных стран, - открытая профессия, что не дает возможности формировать и структурировать кадровый состав СМИ и в целом массмедиа на основании совокупности четко определенных критериев. Недавнее введение в нашей стране системы оценки квалификации на основании профессиональных стандартов, в том числе и в медийной отрасли, отчасти должно решить эту проблему. Но, видимо, лишь в будущем. Причем в региональных массмедиа, в силу многих причин объективного характера, - не очень и скоро.
Таким образом, основная проблема диссертационного исследования выступает как противоречие между усиливающимся влиянием фактора технологического развития массмедиа на жизнедеятельность представителей аудитории и несовершенством существующих сегодня в журналистском профессиональном сообществе механизмов, способствующих в этих условиях самореализации творческой личности. Из проблемного поля исследования нельзя сегодня исключить и факт соперничества массмедиа с социальными сетями, что актуализирует для исследователей аспект информационной безопасности российского общества. Ведь возникающие, прежде всего в регионах, противоречия социокультурного и этнокультурного характера, вызванные как влиянием глобальных процессов, так и кризисными явлениями в экономике или предопределенные фактами социального неравенства, находят отражение в сфере неформальных коммуникаций, которые определяют в том числе и массовые поведенческие реакции. Социальная острота данной проблематики, отсутствие ее целостной теоретической              разработки              обуславливают актуальность темы
диссертационного исследования.
| >>
Источник: ОЛЕШКО Евгений Владимирович. КОНВЕРГЕНТНАЯ ЖУРНАЛИСТИКА:ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА КАК ФАКТОР ОПТИМИЗАЦИИИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ. 2018

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. 1. ВВЕДЕНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. Постановка проблемы (введение)
  4. Введение
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. Введение:
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. Введение
  13. Введение
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. 1. Введение
  16. ВВЕДЕНИЕ
  17. ВВЕДЕНИЕ
  18. Введение
  19. ВВЕДЕНИЕ
  20. А . Введение