Конвергенция массмедиа: технологический и творческий синкрез


Интеграционные процессы, протекающие в медийной среде, закономерно оказали существенное влияние на природу и характер трансляции медиатекстов. В научной литературе для описания особенностей развития современных массмедиа или совокупности их текстов нередко используется термин «синкрез» (производный от греч.
Synkretismos - соединение, нерасчлененность разнопорядковых элементов, нерасчлененное единство). М. А. Мясникова, к примеру, так трактовала в своей докторской диссертационной работе телевидение[167]. Производный от него термин «синкретичность» активно используется и при характеристике журналистских жанров[168], и при анализе семантики зависимых словоформ[169], и в ряде других случаев.
Но, как отмечают Е. Л. Вартанова, Ю. М. Ершов, М. М. Назаров, М. В. Шкондин и многие другие, тенденция синкретизма форм, видов, методов современной массовокоммуникационной деятельности во многом определяет сегодня и характер общей классификационной системы современных массмедиа, а также имеющихся теоретических исследований журналистики как социального института. Происходит это прежде всего потому, что «диапазон функций медиа велик, разброс возможных точек зрения широк» (Г. П. Бакулев)[170]. М. М. Назаров убежден, что это обусловлено «разнообразием концептуальных подходов», а сами они «не являются жестко изолированными и зачастую существуют в той или иной степени пересечения»[171]. Л. Г. Свитич в своих работах в целом неоднократно выделяла синкретичность журналистской профессии как одну из основных ее характеристик[172]. И. В. Кирия, А. И. Черных, И. Д. Фомичева обращают также внимание на «теоретический синкретизм» работ, анализирующих современное состояние медийной сферы. А Л. М. Землянова совершенно справедливо еще десятилетие назад обосновывала при этом важность «многопрофильных исследований возможностей и последствий влияния
новых информационных технологий на общество, культуру и судьбы журналистики»[173] [174].
Диссертант согласен с утверждением Д. В. Дунаса, проанализировавшего основные концепции развития СМИ, медиаиндустрии в целом, классифицировавшего их и на основании этого сделавшего вывод, что современные российские медиаисследования «отличает и терминологический, и теоретико-концептуальный беспорядок» , поэтому «целый ряд происходящих в индустрии СМИ процессов заставляет исследователей сформулировать новую теорию и новые концепции, которые смогли бы позволить описать, систематизировать, установить логические связи в имеющемся эмпирическом материале, а также смоделировать, умозреть предстоящие средствам массовой информации процессы развития»[175].
Мы убеждены, и новейшая практика это подтверждает в полной мере, что одним из важнейших таковых процессов развития является конвергенция массмедиа. А потребность в развитии научного знания о современном обществе, которое получило название информационного, с неизбежностью должна привести к осмыслению тенденций развития журналистики как конвергентной (от лат. converge - приближаюсь, схожусь), поскольку на современном этапе данное понятие пока можно рассматривать как одно из фундаментальных. И обусловлено это в первую очередь тем, что традиционным СМИ - периодической печати, радио, телевидению, а в некоторой степени и зарегистрированным в установленной форме сетевым изданиям - что называется «в одиночку» противостоять информационно-наступательной тактике новых медиа[176] и социальных сетей невозможно.
Следовательно, для того, чтобы не утратить роли эффективного инструмента воздействия на социальные отношения и процессы в обществе, им необходимо трансформироваться в конвергентные СМИ, а журналистике в целом стать конвергентной.
Есть ли основания для оптимистических предположений о возможностях перманентного развития принципов конвергентной журналистики в России? И насколько в целом российский медиаландшафт был готов к трансформации в данном направлении? Мы полагаем, что основания для оптимизма есть. И это обусловлено, на наш взгляд, не только общемировыми тенденциями технологического и творческого развития массмедиа, но и тем, что СМИ и журналистика в нашей стране традиционно выступают как один из важнейших социальных институтов. И, если для массовой аудитории они до сих пор чаще всего (не без противоречий, конечно) являются неким гарантом качества информационных продуктов, то для власти, учредителей, владельцев СМИ в условиях, когда массмедиа включены в рыночные отношения, основной проблемой является поиск баланса между экономическими факторами данного рода производства и общественным назначением транслируемых информационных продуктов.
Технологическое развитие средств сбора, обработки, хранения и трансляции информации видоизменило пять основных организационных принципов, характеризовавших традиционную журналистику. Редакция СМИ как место, где в основном концентрировалась творческая деятельность и осуществлялось прямое руководство данным процессом, в современных условиях во многом атомизирована, то есть все чаще разделена на своего рода независимые друг от друга участки работы. Журналистское удостоверение как юридическое свидетельство принадлежности к профессиональному цеху и пропуск в различные организации не требуется при онлайн- аккредитации, да и весь объем информации зачастую можно получать дистанционно или в режиме реального времени из многообразия источников глобальной Сети. Редакционная инфраструктура легко может быть сведена к наличию у каждого журналиста смартфона или ноутбука и возможности постоянно находиться таким образом с каждым из них на связи. Периодичность представления аудитории контента также нередко зависит лишь от фактора оперативности и значимости того или иного текста, а онлайн-трансляции осуществляются при необходимости по принципу 24 часа в сутки 7 дней в неделю. И последнее: диалоговые отношения считаются сегодня чаще всего эффективными лишь в случае всестороннего интерактива - включенности как можно большего числа представителей аудитории в процесс обсуждения, комментирования, формирования системы ссылок и «лайков», а следовательно, и продвижения различными способами и при посредстве различных каналов бренда массмедиа.
Разумеется, говоря лишь об организационных принципах, мы пока как бы оставляем за скобками самое главное - социальную сущность массмедийной деятельности, поскольку фактор расширения числа каналов и изменения скорости распространения информации, безусловно, предопределил и появление в данном виде творчества таких узлов противоречий, как проблемы функциональности, результативности и авторского права, реализуемых на уровнях «коллективное и индивидуальное», «типичное и эксклюзивное», «этичное и неэтичное» и т.д., и т.п. Но все это будет системно анализироваться в следующих главах диссертации.
А пока выделим доминантные характеристики, определившие технологические изменения системы массмедиа. Речь пойдет прежде всего о web 2.0 - методике проектирования систем, которые путем учета сетевых взаимодействий становятся тем лучше, чем больше людей ими пользуются. Суть ее точнее других сформулировал Тим О’Рейлли[177], который описал возможности данной методики под углом зрения использования ее возможностей потребителями информационных продуктов нового поколения:              ведь такой подход позволял привычным для массовой аудитории
офлайновым приложениям работать через браузер. И практически все приложения в анализируемый нами период - 2011-2016 гг. - получили свои онлайн-аналоги, избавляя тем самым пользователя от необходимости устанавливать программное обеспечение на своем компьютере. Это означало, что «каждый желающий мог работать исключительно с веб-приложениями - онлайновым текстовым редактором, табличным процессором, органайзером, сервисом хранения закладок, инструментом хранения файлов, прослушивания музыки. lt;...gt; Таким образом, пользователь получал полную мобильность - с Сетью можно работать точно так же, как с обычным компьютером с установленными на нем приложениями. В этом случае все приложения будут доступны через браузер, а пользователю нужны только операционная система, сам браузер и доступ к Интернету. Одним из основных моментов, на которых акцентируют внимание разработчики концепции web 2.0, является перераспределение существовавших ранее ролей создателя контента и его потребителя»[178].
А наиболее прикладной характеристикой реализации концепции web 2.0 стало развитие блогосферы, без которой сегодня трудно представить любое информационное пространство или деятельность того или иного массмедиа или конкретного субъекта информационной деятельности. И эта тенденция объясняется не столько модой на блоготворчество, сколько простотой создания блога на любом из бесплатных сервисов и его результативностью с точки зрения охвата аудитории или ее информирования по каким-либо вопросам. Как свидетельствует практика последних лет, именно на этом примере можно наглядно продемонстрировать принцип массового превращения потребителей контента в его создателей. И блогосфера, по утверждению экспертов, представляет сегодня собой яркий пример одновременно «коллективного разума» и в то же время той особой индивидуальности, которую привносит в нее каждый блогер.
Отметим, что и сам термин «конвергентная журналистика», и все, что с ним связано в современной медийной практике, конечно же, активно используется в работах отечественных и зарубежных исследователей журналистики[179]. Но следует отметить и тот факт, что в научном лексиконе нередко используются как его аналоги термины «мультимедийная журналистика» (М. М. Лукина, С. Л. Васильев), «мультимедийная среда» (И. В. Григорьева, И. А. Ильина), «язык разных медиаплатформ» (В. В. Артюхин, И. В. Стечкин). Но предмета для дискуссий по этому поводу нет, поскольку в итоге все сходятся в одном - это новый, закономерный этап развития современных СМИ.
Вместе с тем, практика научных дискуссий свидетельствует о некоторого рода принципиальных разночтениях, точнее сказать - разнопонимании смыслового наполнения данных терминов. И. А. Ильина, к примеру, в контексте своих исследований приходит к выводу, что конвергентная журналистика сегодня - это «интеграционная среда, объединяющая в себе все доступные формы представления информации (графику, текст, видео, аудио, фотографию, анимацию, звуковые эффекты, звуковое сопровождение и т.д.)»[180]. В. В. Артюхин, говоря о «языке разных медиаплатформ», также подразумевает прежде всего слияние текста, звука, образа. О. В. Копылов рассматривает конвергенцию лишь как «информационный ресурс»[181] [182] [183].
Но, на наш взгляд, все, что в прагматическом плане включает в себя данный термин, гораздо шире, чем просто технология. Ведь успешно реализованный на практике процесс конвергенции свидетельствует, что при этом происходит слияние деятельностных парадигм творческих работников редакции СМИ и представителей их целевой аудитории. Или, как отмечают зарубежные исследователи , комьюнити - то есть превращение их в группу людей, объединенных общими интересами (в нашем случае - информационными). А поскольку подавляющее большинство представителей современной аудитории массмедиа чаще всего не хочет быть пассивным субъектом восприятия представленной кем-то информации или созерцателем визуализированного медиаконтента, то подобное дополнение понимания термина представляется нам существенным.
На таком понимании конвергентной журналистики настаивает и Е. Л. Вартанова, акцентирующая внимание на том, что конвергентная журналистика — это «процесс слияния, интеграции информационных и коммуникативных технологий в единый информационный ресурс»4. Это определение мы будем считать базовым для диссертационной работы. Ведь именно данного рода интеграцией, как доказывают новейшие исследования[184], обусловлено перманентное возрастание роли и значения глобальной Сети не только как главного канала доставки оперативной информации и различного рода визуализированного контента, что было характерно для ранних стадий внедрения в повседневный быт населения Интернета, но и как интерактивного помощника в отборе необходимых человеку текстов, установления коммуникации с конкретными массмедиа или с их авторами.
Данный аспект, как мы выяснили, предопределяет и разное смысловое наполнение ряда других терминов, которые в современной науке о журналистике нередко понимаются как синонимы. Чаще всего это можно отнести к терминам «конвергентная журналистика» и «мультимедийная журналистика». И, если в первом случае, как показано выше, речь идет о слиянии интересов и интенций всех участников коммуникационной деятельности, то во втором - лишь об использовании мультимедийных возможностей современных массмедиа. Процесс интериоризации информации остается при этом как бы на втором плане (но, конечно, ни в коем случае не исключается совсем). Следовательно, можно сделать вывод, что мультимедийность представляет собой одно из проявлений и выражений конвергенции, которая по своей сути является более глобальным, общим процессом. Д. Ю. Кульчицкая разницу между этими двумя современными массмедийными явлениями сформулировала таким образом: «конвергенция - это modus vivendi в массмедиа, а мультимедийность - это modus operandi»[185]. То есть, в первом случае речь идет о своего рода режиме образа жизни, во втором - только о режиме функционирования.
Существуют различные определения данных понятий, активно исследуемых исследователями в течение последних двух десятилетий. Причем научное знание о конвергентной журналистике и мультимедийности массмедиа как тенденции их развития трансформировалось в этот период по мере совершенствования самих каналов передачи информации и технологий работы с ней.
Л. М. Землянова на начальном этапе отечественных исследований определение конвергентной журналистики увязывала с развитием коммуникативистики как научной дисциплины, поскольку «в коммуникативистике этот термин используется для обозначения взаимодействия и объединения различных каналов и средств связи в условиях развития мультимедийных процессов и информационных супермагистралей, совершающихся благодаря широкому внедрению новых технологий, обеспечивающих применение цифровой трансмиссии информации в коммутирующихся телекомпьютерных и телефонно-кабельных линиях»[186].
Хотя, конечно же, следует отметить тот факт, что первоначально данный термин появился и активно использовался в естественных науках. К примеру, философская энциклопедия констатирует, что конвергенция - это «склонность к чему- либо, сближение с чем-либо. В естественных науках - постепенное приближение результатов исследования (напр., вычисления значения константы) к определенному конечному значению, которое можно рассматривать как объективное»[187]. Биологический энциклопедический словарь констатирует: «конвергенция - независимое развитие сходных признаков у разных групп организмов к сходным условиям внеш. среды. lt;...gt; Термин «К.» введен Ч. Дарвином»[188].
Он активно используется также в психологии, медицине, экономике, многих других дисциплинах. Чаще всего «конвергенция» здесь обозначает различного рода процессы сближения, схождения, компромиссов (к примеру, сближение экономических или правовых систем). В теории массовой коммуникации данный термин вначале использовался как аналог телекоммуникационному объединению услуг в различных сетях, а с развитием многоплатформенного формирования медиаконтента приобрел то значение, которое в него вкладывают современные исследователи СМИ.
Так, Е. Л. Вартанова, еще на рубеже веков неоднократно системно анализировавшая данное направление развития массмедиа[189], предлагает также подходить к пониманию конвергенции исходя из того, что «это процесс, в основе которого лежит принцип однократного производства контента и многократного его тиражирования на разных медиаплатформах»[190]. И. В. Зиновьев также констатирует, что «конвергенция и мультимедийность свойственны разным СМИ в разной степени. Если конвергенция является длительным историческим процессом, то мультимедийность - это особенность журналистики последнего десятилетия, наиболее полно обозначившаяся именно в Интернете»[191]. Примечательно, что такое понимание развивающейся в технологическом плане журналистики прогнозировалось зарубежными и отечественными исследователями еще несколько десятилетий назад. К примеру, профессор Массачусетского технологического университета Итьель де Сола Пул отмечал, что конвергенция - это в первую очередь «стирание границ между медиа как средствами интерактивной коммуникации»[192]. В. С. Хелемендик в своей докторской диссертации также делал вывод, что существенным признаком системы СМИ является «динамический характер взаимоотношений между ее составными частями: все они находятся в тесной взаимосвязи и обуславливают не только развитие, но и эффективность друг друга»[193]. А свою ставшую этапной для исследовательской среды монографию он озаглавил тогда публицистически точно - «Союз пера, микрофона и телекамеры»[194].
В новейший период исследователи предложили несколько вариантов типологизации конвергенции. Все они в той или иной степени, как мы выяснили, обусловлены проблематикой эффективного менеджмента СМИ. Ведь существенно влияя на формирование новых моделей массмедиа, процесс конвергенции, по мнению Е. Л. Вартановой и В. Л. Иваницкого, может изменить, а зачастую уже и активно меняет, не только системы средств массовой информации и коммуникации, но и различные связанные с ними индустрии[195]. В связи с чем логичным выглядит тот факт, что А. Г. Качкаева классифицировала конвергенцию: как бизнес-стратегию медиахолдинга; конвергенцию как тактику; конвергенцию как «переупаковку» информации; конвергенцию в сфере сбора и производства информации; конвергенцию как новый вид подачи информации[196].
В. В. Шеремет выделяет четыре вида конвергенции в средствах массовой коммуникации: типологический, технологический, жанровый и смысловой. В первом случае, как он доказывает, происходит сближение разных типов СМИ и средств массовой коммуникации. Во втором случае - взаимопроникновение технологий
воздействия на массовую аудиторию (диапазон - от манипулятивных до диалоговых). В
третьем - смешение элементов форм подачи информации и в четвертом - изучение
-1
диалогики текста, то есть его диалоговых возможностей .
А. А. Калмыков, акцентируя внимание на техническом слиянии в одном СМИ различных способов донесения контента до потребителя, описывает комбинаторные варианты типологизации конвергенции, к примеру, на уровне возникновения гиперизданий, включающих такие варианты, как: газета + Интернет, телевидение + газета + Интернет и т.п. Причем А. В. Якунин доказывает, что «по мере развития конвергентных процессов в СМИ наблюдаются определенные изменения в механизмах человеческого восприятия, которые существенным образом влияют на наше представление о реакциях и способностях массовой аудитории. Современной науке о медиакоммуникации уже не обойтись без внимания к новым когнитивным тенденциям века конвергентной журналистики, характерным для эпохи "визуального поворота": изменению стратегии восприятия и первичной обработки массовой информации в сознании аудитории и формированию иных, отличных от классических (бумажных) СМИ моделей навигации в интерактивной медиасреде» .
Можно обратить внимание на то, что в этих и других исследованиях4 глобальная Сеть представлена как первотолчок и основной модерирующий инструмент конвергентных процессов, происходящих в последние десятилетия в массмедиа. Но ведь Интернет одновременно является и плацдармом, на котором они разворачиваются. Отмечая в своих работах эту двуединость, отечественные и зарубежные ученые тесно увязывают конвергенцию с перманентной дигитализацией информационных продуктов. Дигитализация, то есть перевод текстов в цифровую форму, дает возможность в дальнейшем преобразовывать любые физические или отсканированные материалы в информацию, легко поддающуюся электронному поиску, а также, что очень важно в [197] [198] [199] [200] ситуации перманентного роста ее объемов[201], категоризации, систематизации различных форм и видов информационных продуктов. В связи с тем, что данный процесс сегодня затронул не только массмедиа, но и все без исключения сферы общественной жизни, норвежские ученые А. Фагерйорд и Т. Сторсул выделяют особые аспекты медиаконвергенции, отражающие его на практике. В частности, конвергенцию услуг на базе цифровых сетей, различных по своей сути, но предоставляемых одним и тем же «электронным» способом[202].
В результате всего вышесказанного, можно сделать вывод: современное научное понимание процесса медиаконвергенции предполагает выделение для системного анализа трех основных уровней: собственно технологического, экономического и профессионального. Вместе с тем, мы выяснили в ходе проведенного исследования, что третий, профессиональный уровень остается пока наименее изученным и систематизированным. Обусловлено это как новизной, многообразностью и объемностью проблематики эффективной медиадеятельности в новых условиях, о чем мы будем говорить ниже, так и явной недостаточностью методологических подходов, отражающих изменения, происшедшие в последние годы в среде специалистов данной профессиональной группы.
Сегодня, как известно, конвергентная журналистика «включает в себя особый вид профессиональной деятельности по производству системы журналистских материалов, созданных в условиях слияния ранее разобщенных СМИ и предназначенных для передачи по различным каналам связи (телевидение, радиовещание, печатные, мобильные и интернет-издания), объединенным на интегрированном медиарынке сетевым обслуживанием, программными продуктами и мультимедийными услугами»[203]. Фактор мультимедийности, с одной стороны, безусловно, выдвинул на первый план требование многопрофильности специалистов медийной сферы как одного из основных критериев оценки профессионализма коллектива, а с другой - очень быстро обнажил
своего рода «прорехи» в организации их обучения или переподготовки. К тому же развитие системы гражданской журналистики, активное использование массмедиа продукции социальных сетей и творчества блогеров привели к тому, что у некоторых топ-менеджеров и авторитетных медийных персон даже возник вопрос: «А нужны ли вообще СМИ специалисты с журналистским образованием?»[204]
Следовательно, мультимедийность как технологическое/техническое воплощение идеи конвергентной журналистики не только актуализирована постоянно меняющейся практикой организации диалоговых отношений с аудиторией, но и тесно взаимосвязана с проблематикой повышения профессионализма журналистов и других субъектов из числа сотрудников массмедиа. Хотя на практике именно в последнем случае возникает немало вопросов по поводу критериев комплексной оценки эффективности работы медиаспециалистов различного профиля, обеспечивающих системную информационную деятельность СМИ в новых условиях перманентной конкуренции за внимание массовой аудитории.
Об              этом достаточно много сегодня размышляют и теоретики журналистики, и руководители СМИ, и рядовые журналисты, постоянно ощущающие необходимость изменений. Ведь, как справедливо заметил И. В. Зиновьев, «совершенствование мультимедийных информационных продуктов связано не только с техникой, но и с продумыванием новых творческих возможностей, возникающих во взаимодействии как людей с разной профессиональной подготовкой, так и разнородных информационных сред»[205]. При этом важным индикатором процессов, происходящих в современных массмедиа, и представлений об этом в среде профессионалов являются ежегодные научно-практические конференции в ведущих вузах России, готовящих журналистов, - МГУ, СПбГУ, ВГУ, ТомГУ, УрФУ, ЧелГУ, ЮУрГУ и ряде других. Одним из таких мероприятий была открытая сессия Российского государственного гуманитарного университета «Медиаконвергенция, которая изменила мир?», состоящая из онлайн- и офлайн-мероприятий, резюмирующая часть которых опубликована в одноименном сборнике[206].
Так, по мнению главного редактора журнала «Русский репортер» Виталия Лейбина, конвергенцию и мультимедийность нужно рассматривать прежде всего «в прикладной плоскости - как идеологию экономии редакционных расходов». Также он видит в них «симптом снижения барьеров не только между журналистом и публикой, но и между разными профессиями журналистов»[207] [208]. Поддерживает такую точку зрения и София Смыслова, рассуждающая о конвергенции в профессиях, связанных с интерактивными коммуникациями . Вместе с тем, Олег Кашин видит в «медиаконвергенции элемент моды» и потому не жалует не только сам термин, но и тот «теоретический шум», который с ним связан. Иван Засурский, напротив, рассуждает о важности системного осмысления происходящего, поскольку новые форматы социальных коммуникаций влияют на характер общественного устройства, что «ведет к формированию социальной инфраструктуры нового поколения»[209]. Ряд экспертов- практиков вообще, как выяснилось, не используют в работе термин «конвергенция», предпочитая традиционное наименование «объединенная редакция» - так, к примеру, звучит самоназвание редакции Издательского дома «КоммерсантЪ». Галина Тимченко и некоторые другие медиаменеджеры отмечают тот факт, что вовлечение практически всех журналистов в различные проекты служит неким «социальным лифтом» для перемещения идей и эффективной расстановки сотрудников внутри редакции или холдинга. А также, что очень важно, «улучшает качество материалов и позволяет создавать проекты на стыке форматов»[210].
Именно последнее как тренд развития мультимедийных возможностей современных массмедиа выделяет и Александр Амзин, предлагающий при этом использовать для анализа медиа и конвергенции ДАРТ-анализ. «В аббревиатуре ДАРТ буква "Д" означает деньги, "А" - аудиторию, "Р" - редакцию и связанные с нею процессы, а "Т" - технологии, которые при этом применяются»[211]. Такой подход, по мнению эксперта, позволяет не только анализировать эффективность конкретных медийных проектов, но и прогнозировать необходимые изменения при их дальнейшей реализации. Причем для издателей традиционных бумажных СМИ этот автор предвидит всего три сценария ближайшего будущего: эвакуация; PC+бумага; консервация. Под «консервацией», по его мнению, подразумевается как можно более длительное сохранение в том виде, в котором издание существует сегодня. «PC+бумага» - это «плавный переход на десктоп, запуск или развитие сайта и переход на него, как на основную платформу с последующим внедрением новых опций. "Эвакуация" же - не что иное, как резкий "отскок" от бумаги с вложением всех имеющихся средств в новую аудиторию и мобильные платформы. Под новыми платформами здесь понимаются цифровые каналы распространения, позволяющие достигать наибольшей аудитории - в данном случае социальные сети, мессенджеры, почтовые бюллетени, чуть с меньшим приоритетом - новостные агрегаторы»[212].
Согласимся, ориентация на экономическую выгоду при реализации мультимедийного подхода к формированию контента массмедиа, безусловно, является очень важным объективным компонентом современной конвергентной журналистики. Вместе с тем, известно, что Мануэль Кастельс выделяет еще один уровень конвергенции, который журналистика как социальный институт не вправе игнорировать. Известный социолог имеет в виду «умственную» конвергенцию, по- иному, ментальную. По его мнению, это то, что «происходит в наших головах, - объединение всех каналов коммуникаций»[213]. Так, к примеру, процесс мультимедиатизации - мы уже говорили об этом - предполагает уход в филологии от традиционного линейного понимания текста и изучения таких его характеристик, как сочетание словесного материала и различных видов креолизованности и поликодовости.
Основания сделать «управляемую визуализацию» в текстах, транслируемых при посредстве глобальной Сети, одним из трендов развития современных массмедиа были веские. Ведь если еще недавно, как свидетельствуют исследования[214], средний
пользователь широкополосных услуг в Западной Европе еженедельно проводил в Интернете 21 час, а телепросмотру, к примеру, посвящал 11 часов в неделю, то год спустя интернет-присутствие увеличилось на три часа при практически не изменившемся времени досуга, отданного телевизионным программам. Социологические исследования констатируют также перманентное снижение времени, посвященного чтению бумажных версий газет и журналов[215]. Эти тенденции развиваются год от года и характерны также для российской массовой аудитории, поскольку активный просмотр видеосервисов, представляемых массмедиа, как мы выяснили[216] [217], значительно превалирует в сравнении              с другими формами потребления
медиапродукции.
Вместе с тем, И. В. Кирия совершенно справедливо отмечает, что «мультимедиа - это не просто новые технологичные устройства и красивые картинки. Это принципиально новая философия новостей (выделено нами - Е. О.), принципиально иной подход к тому, что является новостью для редакции» . В связи с чем важно проанализировать всю совокупность коммуникативных практик, получивших сегодня наибольшее распространение в массмедиа. Они чаще всего, делаем мы вывод, основаны на следующих характерных чертах:
• В первую очередь необходимо назвать взаимодействие по обмену контентом между основной редакцией СМИ и интернет-редакцией (отделом), которое осуществляется в режиме non-stop. Причем в современной медийной практике есть примеры как нормативного сотрудничества, когда топ-менеджментом задаются при этом некие нормы и стандарты подобного обмена информационными продуктами, так и обмена, осуществляемого по принципу «публикуем только самое интересное». В первом случае в качестве примера можно назвать такое популярное издание, как «Г азета», где у сотрудников в styles-book массмедиа представлен утвержденный минимум по сдаче текстов на онлайновую и офлайновую площадки. В «Аргументах и фактах» отдел бизнеса, учитывая изначально аналитический характер своих публикаций, предполагающий их объемность, представляет большое количество материалов, написанных специально для сайта. В свою очередь, «Известия», «Российская газета», многие региональные издания, к примеру, «Областная газета» (г. Екатеринбург), «КП- Урал», практикуют подход, при котором во главу угла ставится именно принцип прогнозируемого интереса к тем или иным фактам у аудитории, который, по объективным обстоятельствам, может ослабевать ко времени выхода бумажного варианта СМИ. Причем журналисты основных редакций могут брать любую информацию, опубликованную на сайте их СМИ, размещать ее в печатной версии, комментировать с помощью своих ньюсмейкеров и экспертов, использовать в качестве информационного повода для публикаций в других жанрах и т.п. Условие одно: обязательно указывать, что она изначально была представлена на интернет-сайте. Есть и другие подходы: владельцы и руководители газеты «Челябинский рабочий», в условиях кризиса выходившей в бумажной версии лишь раз в неделю, а с 1 июля 2016 года вообще прекратившей существование в «бумажной» версии, сделали ставку на сайт mediazavod.ru, зарегистрировав его как отдельное массмедиа - «областную ежедневную общественно-политическую газету», отражающую на своих страницах не только новости, факты, события, но и представляющую комментарии, обзоры, анализ и весь спектр мнений по той или иной актуальной проблематике Южного Урала. При этом, по свидетельству главного редактора Б. Н. Киршина, участвовавшего в опросе, проведенном нами, были «сохранены как бренд издания с более чем столетней историей, так и аудитория, которая в контексте соперничества медианосителей могла изменить свои приоритеты при выборе источников информации». Еще одним примером продуктивного взаимодействия между интернетредакцией (отделом) и сотрудниками всего массмедиа, по мнению опрошенных нами руководителей СМИ, может служить кросс-промоушн, включающий в себя творческие технологии систематической активизации внимания аудитории с помощью перекрестных ссылок печатных материалов на публикации сайта и наоборот. Так работают, к примеру, журналисты в «Новой газете», а в региональных изданиях - в «Вечернем Краснотурьинске» и «Кыштымском рабочем». Успешным, как свидетельствует практика, является и опыт «АиФ», ряда других массмедиа по анонсированию и «продвижению» актуальных публикаций в печатных версиях с помощью онлайн-конференций, расширенных интервью на радио («КП-Урал»), представления журналистов печатных СМИ телевизионной аудитории (активное сотрудничество «Областного телевидения» в Екатеринбурге с региональным представительством «Российской газеты» в рамках программы «На самом деле»; обзоры газет, которые проводят во многих региональных телекомпаниях именно журналисты- печатники).
• Представление видеоконтента на сайтах печатных СМИ и радиостанций также сегодня стало если не нормой, то очень часто используемой технологий. Видео - контент массмедиа получают либо используя так называемые сетевизоры (радиостанции «Эхо Москвы», «Rock arsenal» Екатеринбург и др.), либо активно сотрудничая с провайдерами («КоммерсантЪ» и сайт newstube.ru, «Российская газета» и «Вести-24» и др.). В первом случае транслируются передачи из радиостудии, когда есть возможность, что называется «вживую», видеть журналиста и его гостей, а также чаще всего слушать/смотреть передачи из архива. Во втором случае после регистрации на сайте СМИ у представителя аудитории появляется возможность с помощью виртуального пульта не только визуализировать актуальную информацию, но и смотреть видеоролики и некоторые программы провайдера, а также ту видеоинформацию, которую нередко присылают активные пользователи сети и фанаты реалити-съемок с помощью айфонов (пример - ежедневная часовая программа «9 V», транслирующаяся на ОТВ в Екатеринбурге). В подавляющем большинстве изданий сегодня также для создания видеоматериалов привлекаются практически все фотокорреспонденты и большинство журналистов. При этом зачастую страдает качество съемки, но для событийных материалов, интервью «от первого лица» или опроса на улице, каких-либо эксклюзивных записей это не является, убеждены редакторы, важным фактором. Хотя для создания видеоконтента нередко привлекают и профессионалов. В «Коммерсанте», к примеру, уже почти десятилетие существует специальная группа, которая называется «Коммерсантъ-Видео», включающая творческих работников телевизионного профиля. В региональных же, особенно городских массмедиа, как мы выяснили в ходе исследования, профессиональные операторы, монтажеры и тележурналисты чаще всего работают на условиях совместительства, что нередко приводит, как отмечали респонденты, «к снижению качества информационных продуктов», «утрате оперативности как главного аргумента визуализации текстов». Активно используется сегодня в контексте развития конвергентных возможностей журналистики и такая технология, как представление звуковых новостей и видеоматериалов с флеш-анимацией. Так, к примеру, еще несколько лет назад топ- менеджмент компании «Билайн» убедился в эффективности подобного рода трансляций. Одно из первых альтернативных телевизионных ток-шоу на тему «Эра ТВ: до и после Интернет»[218] [219] [220] не только вызвало широкий отклик у аудитории в Краснодарском крае и в целом в стране, но и позволило скорректировать деятельность в данном направлении в плане сотрудничества с журналистами. В этом случае, а также сегодня на примере деятельности большинства крупных федеральных и региональных массмедиа, можно наглядно увидеть, как то же телевизионное ток-шоу или актуальный репортаж журналиста-очевидца, сопровожденные в Интернете мультимедийными текстами со звуковыми и видеофрагментами, контекстными ссылками, инфографикой, 3D- анимацией, превращаются в некую реальность, окружающую конкретного потребителя данных информационных продуктов. В качестве иллюстрации к данному тезису можно привести и эффективную деятельность по формированию с помощью мультимедиа контента прагматической направленности. В ходе исследования мы особо выделили системную работу в данном направлении сотрудников новостного портала Перми Properm.ru, входящего в Топ-3 самых посещаемых региональных сайтов Пермского края (его недельная аудитория составляет около ста тысяч человек). Элемент полезности для рядового пользователя они реализуют при посредстве разъясняющих текстов с мини-интервью экспертов, а также с помощью многочисленных фотографий, видео, интерактивной графики и т.п. И, если у представителя их аудитории были, к примеру, вопросы по поводу того, как проехать по новому шоссе или что нужно знать о новом Законе РФ , то после публикаций по данной тематике таковых остаться не должно было. Но, безусловно, не только постоянно совершенствующиеся технологии компоновки и передачи информации являются доминантными в реализации принципа конвергенции. В настоящее время отрасль медиа представляет собой широкий спектр
рыночных сегментов, сочетающих в себе творчество и бизнес. Поскольку у любого
представителя аудитории при желании в настоящее время есть возможность получать
информацию даже в режиме реального времени, то усилилось внимание к аспекту
эксклюзивности информации и драматургии медиапродуктов. В связи с чем, как
1
свидетельствуют системные исследования , в практической деятельности массмедиа нередко происходит переход от сугубо новостной парадигмы к познавательноразвлекательной. В контексте форматного медиапроизводства и расширения кросс- платформенности она может быть реализована в том числе и как «рассказывание историй» (story-telling) с помощью мультимедийных средств. Классической считается в этом направлении революционная разработка редакцией газеты «The New York Times» в 2012 году интерактивной истории «Snow Fall»[221] [222]. В данном случае был представлен и новый стандарт оформления контента, и творческий подход, в рамках которого с помощью вербальных и визуальных компонентов медиатекста не просто иллюстрировали трагическое событие, но давали возможность аудитории воссоздать историю в деталях и лицах. В российских массмедиа сегодня также можно найти примеры подобного представления контента. Так, одним из наиболее резонансных именно в силу эмоционального воздействия на аудиторию был мультимедийный проект РИА Новости о хронике событий и массовых беспорядках «Бирюлево. Овощная революция»[223]. В числе успешно работающих в данном направлении массмедиа можно назвать, к примеру, и газету «КоммерсантЪ». Журналисты в проектах «Высадка в Нормандии: 70 лет спустя», «День, когда началась война», «Земля отчуждения. Чернобыль и его окрестности. 28 лет после аварии» и многих других смогли уникальные документальные материалы с помощью мультимедиа-технологий представить именно как истории.
• Лонгриды (от англ. long read - длинное чтение) в качестве одной из тенденций развития с помощью новых технологий форм подачи данного рода историй появились относительно недавно. Этапной в данном контексте исследователи считают вышеупомянутую работу американских журналистов «Snow Fall». Эта форма интерактивных историй очень быстро завоевала популярность как у журналистов, так и
у аудитории. По сути, с их помощью изменились представления о самом процессе восприятия текстов массмедиа. Ведь новый формат дает возможность с помощью мультимедиа не только максимально визуализировать и воссоздавать во всей полноте картину происшедшего, но и моделировать те или иные ситуации реальной жизни. Причем практика последних лет свидетельствует, что лонгриды - это очень удобный пользовательский формат для мобильных устройств (прежде всего телефонов нового поколения - основного канала получения информации молодежной аудиторией) и таких приложений, как Read It Later, Flipboard и Instapaper, с помощью которых массовая аудитория может сохранить тексты для дальнейшего внимательного восприятия их во всей «технологической красе». И хотя сегодня иногда в среде практиков звучат слова о том, что лонгриды выходят из моды, но это означает, на наш взгляд, лишь то, что каждый объемный текст нужно делать мультимедийным.
• Важной технологией формирования современных текстов СМИ, как мы уже отмечали, является и «журналистика данных» - способ переработки и компактного объединения больших объемов цифровой информации. При посредстве интерактивной визуализации и инфографики в этом случае медиасообщение становится не только удобным для восприятия аудиторией, но и легко архивируется, а в дальнейшем первоочередно определяется поисковыми системами (что важно для маркетингового продвижения СМИ).
В связи с вышеизложенным нельзя не разделить точку зрения профессора Высшей школы экономики М. А. Пильгун, убежденной, что трансмедийный сторителлинг1 и различные его трансформации являются сегодня одними из наиболее перспективных направлений развития медиатекста. Поскольку «главные достоинства новой технологии состоят в том, что появляется возможность создать полифоничное коммуникационное полотно, состоящее из разноформатных элементов, которые расположены в кросс-платформенной среде. Кроме того, появляется возможность не просто создать эффект сопричастности потребителя, а вовлечь его в активное взаимодействие (выделено нами - Е. О.), создать смешанную реальность, объединяющую онлайн- и офлайн-коммуникации»[224] [225].
Отметим и тот значимый факт, что конвергентные возможности современной журналистики также обогащают и дополняют сегодня одновременно два мощных информационных потока - профессиональный и пользовательский. Особенно наглядно это можно обнаружить во время проведения различных массовых мероприятий глобального уровня или на фоне конфликтных ситуаций. Так, во время летних и зимних Олимпийских игр - в Лондоне и Сочи - при посредстве «Twitter», «Facebook» и других социальных сетей для массмедиа не только передавались оперативные результаты, но и комментировались те или иные конфликтные ситуации, публиковались интервью и т.п. И это несмотря на то, что Международный Олимпийский комитет довольно жестко ограничивал блогинг для аккредитованных лиц до официального озвучивания результатов. Но невозможно было этот запрет распространить на всех остальных, ведь в их числе были не только болельщики, но и спортивные специалисты, а также неаккредитованные журналисты. Желание получать информацию в режиме реального времени или сведения эксклюзивного характера мотивировало СМИ прибегать к услугам своих ньюсмейкеров именно при посредстве социальных сетей.
То же самое можно сказать по поводу публикации оперативной информации некоторыми российскими массмедиа с киевского Майдана и из Донецкой и Луганской республик (2014 г.), из Сирии и Таджикистана (2015 г.) и др. - при посредстве сообщений в «живом журнале» независимого сообщества «Политика без цензуры» http://ru-polit.livejoumal.com/, а также других альтернативных источников.
Обобщив специальную литературу, а также на основании мнений участников проведенного нами опроса респондентов, представленных в Приложении 2 диссертации, мы можем также сделать вывод о том, что в ближайшем будущем медиасреду ждет все большая актуализация и визуализация контента - в частности, в форме онлайн- трансляций с мест событий и роста числа видеосюжетов. При этом, как свидетельствует новейшая практика, проблема качества звука и «картинок», что еще недавно было аксиомой для подтверждения профессионализма авторов, нивелируется скоростью передачи информации и ее востребованностью различными группами аудитории.
Таргетинг (англ. target - цель), то есть механизм, позволяющий выделить из всей совокупности аудитории только ту ее часть, которая удовлетворяет заданным критериям и именуется целевой аудиторией, также становится важным фактором возвращения массмедиа при посредстве новых информационных технологий к реализации социальных функций. А поскольку ее представители все чаще переходят в мессенджеры, то разработка алгоритмов для вовлечения и таргетинга массовой аудитории при посредстве геймификации (игровой природы) и сторилизации новостей, развития инновационной и экспериментальной базы, перманентного обновления программных продуктов станет уже в ближайшее время обязательной частью управленческой жизни редакционных коллективов.
К слову, телеканал LIFE на закате своего существования даже успел запустить новый формат вещания. Поскольку в последние годы большую популярность приобрели видеоблогеры, освещающие те или иные события, то телевизионщики решили их практику и технологии совместить с компетенциями профессионалов, которым блогеры объективно проигрывали. Был кардинально изменен формат подачи новостей: в частности, принято решение отойти от стандартной работы диктора к «живому» общению, когда транслируются не новости, а истории, так или иначе связанные с конкретными людьми. При помощи систем Real Time Graphics и пяти серверов HDVG 4+, по словам главного режиссера Артема Смирнова[226], это давало возможность комментирования эфира и трансляций с места событий практически в реальном времени. Причем с участием зрителей, которые, зайдя на сайт канала, получали возможность совместить телесмотрение с более популярными для многих из них интернет-технологиями. А общую событийную картину могли представить 40 квадрокоптеров, которые в режиме реального времени транслировали картинку «с вертолета».
Среди массмедиа Уральского федерального округа можно отметить интересный опыт новых форм интерактивности, который реализуют в своей деятельности журналисты телекомпании «Сургутинтерновости» (ХМАО). Для того, чтобы не потерять технологически «продвинутую» часть аудитории, которая получает информацию прежде всего из Интернета, они сделали правилом размещение полноформатных сюжетов на своем сайте и в социальных сетях сразу же после их представления в редакцию. Поэтому, к примеру, их персональная группа «ВКонтакте» насчитывает более 18 тысяч человек. В этом же городе студенты под руководством преподавателя курса тележурналистики в СурГПУ А. П. Сериковой в декабре 2016 года реализовали проект под названием «Народное телевидение Сургута». Контент в данном случае создают и представляют для форматирования и размещения на специальном сайте и платформе видеохостинга «You Tube» инициативные блогеры и участники событий. Еще более уникальный проект реализован в дальней глубинке этого северного округа - деревне Лямина, где просветительский проект «Экологическая весна» представляет собой подготовку и трансляцию в различных форматах, а также размещение на сайте информационных продуктов на хантыйском языке. Как свидетельствовала диссертанту его руководитель Л. А. Крутоус, школьная медиастудия (единственная подобная в УрФО) способствует воплощению мечты ребят о настоящей журналистской работе.
Следовательно, можно констатировать, что печатные версии газет и журналов, «традиционное» радио, сетевые издания и массовое эфирное телевидение в условиях повсеместной цифровизации, активно наступающего Интернета как канала не только передачи, но и «пакетирования» различных форм информации должны быть для аудитории прежде всего каналом коммуникации. Скорость передачи контента, мобильность и удобство восприятия текстов в любых условиях, технологически совершенная мультимедийность и универсальность, помноженные на интерактивность, - вот основные ценности конвергентной журналистики в новых реалиях времени.
Если обратиться к социологическим индикаторам развития этих процессов, то можно выделить две основные тенденции. Во-первых, аудиторные предпочтения отдаются именно массмедиа, использующим новейшие мультимедийные технологии для трансляции информации. М. М. Назаров отмечает при этом тот факт, что феномен конвергенции медиа имеет непосредственное отношение к теме медиапотребления. Так, «цифровые технологии существенно расширили потенциал ТВ экрана как пространства конвергентных медиаприложений»1. Во-вторых, массовая аудитория все чаще предпочитает получать информацию с помощью мобильных устройств.
Ярким подтверждением первой тенденции являются данные аналитической компании TNS (ежемесячный мониторинг более 300 проектов сети) по поводу аудиторной активности посетителей сайта «Вести^и». К примеру, с марта 2010 по март 2012 года рост ежедневной аудитории здесь составил 223%. Таким образом, они были лидером по этому показателю среди 15 наиболее посещаемых сайтов российского [227] сектора Сети, в том числе и в связи с тем, что их линейка конвергентных медиаприложений была значительно шире, чем у конкурентов. Следом шли сайты «Rian.ru», «KP.ru», «Rbk.ru». Примечательно, что такие сайты прагматической направленности, как «Gismetio», ЖЖ, «Яндекс», «Vkontakte» и др. остались далеко позади[228] [229] [230]. Для любых традиционных СМИ прирост ежедневной аудитории даже на 5-7% считается достижением, не говоря о других результатах. Здесь же был налицо показатель, который свидетельствовал не о единичном факте, а о ярко выраженном массмедийном феномене.
Вторая тенденция не менее показательная. По данным проекта TNS Web Index 2015 года, доля эксклюзивных пользователей мобильного Интернета в России за год выросла на 90%. 50 млн. из всех 82 млн. пользователей Интернета, как свидетельствуют социологи, в целом выходят в Интернет только с помощью мобильных устройств. При этом совсем прекратился рост пользователей десктопного типа получения контента (при посредстве стационарных компьютеров и ноутбуков) . Доцент УрФУ В. А. Волкоморов в связи с последним обстоятельством полемизирует с авторами книги «Как новые медиа изменили журналистику» . В частности, он отмечает, что «категорически не согласен с постоянно декларируемым ими тезисом о том, что смартфон не предполагает чтение длинных текстов. Ведь большинство данных устройств имеют сегодня вполне приемлемую диагональ для длительного чтения и отличные экраны, а персонализация позволяет максимально "заточить" смартфон под свои нужды - сервисы, приложения и пр. Более того, сейчас есть и преобразование в голос через TTS»[231]. Еще один медиаэксперт - И. М. Печищев, читающий курс конвергентной журналистики в Пермском госуниверситете, в целом соглашаясь с коллегой, вместе с тем отмечает, что большие мультимедийные проекты все же пересылает на десктоп, поскольку «на маленьком экране нет ощущения уверенности».
Что на практике принесет обществу формирование вышеописанных и ряда других актуальных тенденций развития конвергентных возможностей современной журналистики? И означает ли все это стирание технологических границ в способах распространения информации - между различными СМИ, а также между журналистом и конкретным представителем аудитории? На каком уровне и при каких условиях эти границы исчезают? Как мы показали в начале параграфа, сегодня уже появляются возможности их стирания как на этапе производства медиасообщений, так и на этапе приема информации. Хотя некоторые эксперты убеждены при этом, что «единственный путь выживания на рынке - становиться медиадомами, глобальными производителями контента, а не просто издателями газет или журналов»[232]. Вместе с тем, наше исследование подтверждает аксиому, что активный пользователь мультимедийной информации должен постоянно «учиться учиться», с тем, чтобы иметь возможность пользоваться комплексным интерфейсом, позволяющим ему совершенно разными путями получать информацию. Ведь очень важно понимать не только каким образом и по каким каналам можно воспринимать информацию, но и то, как возможно эффективно осуществлять навигацию в этом, зачастую немалом, объеме информационного продукта.
Превращение традиционных СМИ в мультимедийные на базе интернеттехнологий, несомненно, существенно изменило и многие традиционные редакционные процессы, о чем мы будем подробно говорить в следующих главах диссертации. Причем еще недавно любая интернет-редакция представляла собой обособленный внутри СМИ отдел, который занимался в основном так называемым «гуглением» (поиском) актуальных новостей, «переупаковкой» и размещением традиционного контента в онлайновый. Сегодня же конвергенция массмедиа как технологический и творческий синкрез с неизбежностью предполагает не просто взаимовлияние процессов создания мультимедиа-продуктов и стратегического редакционного менеджмента, но и их постоянное совершенствование с учетом конкретных внешних и внутренних обстоятельств. Наши респонденты к таковым отнесли «реалии региональных медийных рынков», «бюджеты потенциальных рекламодателей», «установки учредителей и владельцев СМИ», «кадровый потенциал» и др. Вместе с тем, ученые журфака МГУ, опросив в 2016 году 120 корреспондентов и редакторов общественно-политических печатных и онлайновых СМИ (как на федеральном уровне, так и в городах- миллионниках), зафиксировали при этом и такие характерные тенденции: «Анализ продемонстрировал, что в регионах журналисты используют рассматриваемые исследователями конвергентные практики существенно активнее, чем на федеральном уровне, а возраст участников опроса практически никак не влияет на внедрение в процесс журналистской работы современных технологий»[233].
Следовательно, перспективы любого массмедиа в условиях развития конвергентной журналистики связаны не просто с «приходом в сеть» и созданием собственного сайта (чем, к слову, нередко ограничивалось в 2011-2013 гг., как мы выяснили в результате мониторинга местных и корпоративных СМИ Уральского и Приволжского федеральных округов, до 50% редакций). Их обусловил в первую очередь переход редакций с 2014 года по настоящее время к принципиально иным форматам работы. Многообразие шрифтового наполнения, графика, анимация, фото, а у наиболее продвинутых в технологическом плане массмедиа - и видео, звук, текст в интерактивном режиме работы. Все это, как отметил один из наших респондентов - главный редактор газеты «Искра» (г. Кунгур, Пермский край) Денис Поляков, «не просто создает интегрированную информационную среду, в которой пользователь обретает качественно новые возможности, но позволяет региональным СМИ успешно конкурировать в плане информационной деятельности и привлечения неместных рекламодателей с ранее недосягаемыми "федералами"».
Генеральный директор Международной ассоциации издательских и медиатехнологий (Ifra) Райнер Миттельбах в одном из выступлений в Москве несколько лет назад позволил себе сделать, казалось бы, очень смелое предположение о будущем медиатехнологий в издательском бизнесе в перспективе до 2023 года[234]. Возможные сценарии развития медиарынка, по мнению Р. Миттельбаха, включают в себя стирание граней между информацией и рекламой, конкуренцию пользовательского контента с редакционным. Печатные издания, по его мнению, будут все еще играть важную роль наряду с цифровыми медиа, однако «пальму первенства» возьмут бесплатные печатные издания (30-40% от общего количества печатных СМИ в мире). В таких условиях печатным СМИ необходимо будет остаться примером первоклассной, аналитической прежде всего, журналистики. В вузах будущих специалистов будут учить не только оперативно находить, но и системно анализировать огромные объемы информации. Инфографика и реконструкция событий станут такими же неотъемлемыми частями материала, как заголовок или подпись. И люди, завершает он, не перестанут хотеть знать, но перестанут желать получать эти знания через процесс чтения текста.
Вместе с тем, диалектика взаимоотношений в сфере общественного и профессионального, научная полемика, переходящая зачастую в яростные дискуссии между исследователями, педагогами высшей школы, с одной стороны, и владельцами СМИ, медиаменеджерами и журналистами-практиками - с другой, стимулируют поиски социально-гуманитарного начала в массмедийной области, акцентируя внимание на ряде актуальнейших проблем.
Одной из них является проблема формирования кадрового состава СМИ. Показательными были в этом плане ответы многих наших респондентов из числа руководителей массмедиа: «время самоучек и талантливых "перебежчиков" из других сфер постепенно уходит», «конвергентная журналистика предполагает, что сотрудник обладает не только многими умениями, мастерством, искусством оперативной деятельности в экстремальных условиях, но и предан профессии», «сегодня журналисту необходим информационный интеллект», «если человек не включен в наше профессиональное сообщество, не привержен цеховой солидарности, то его трудно убеждать во всем следовать профессиональным стандартам, соблюдать Закон о СМИ»[235]. Уместным в данном контексте будет напоминание о том, что в большинстве стран Запада профессия журналиста по многим параметрам является «закрытой». Не в силу снобизма или бюрократических издержек, а по причине высочайшей социальной ответственности и сохранения традиций СМИ, ставших своего рода национальными брендами.
Конвергенцию массмедиа мы рассмотрели как технологический и творческий синкрез. Концептуально, как было показано, данный фрейм, по-иному - способ представления знаний, и ряд других фреймов позволили охарактеризовать факторы, определяющие информационную культуру современного российского общества и ее диалектическую взаимосвязь с профессиональной культурой журналистов. Обоснованию данного подхода как единственно, на наш взгляд, методологически верного в условиях перманентного развития информационного общества, и была посвящена первая глава.
Сделаем общие выводы. На основании проведенного в первой главе диссертации анализа мы даем следующее базовое определение профессиональной культуры журналиста: это интегративное понятие, отражающее сущность и основные личностные характеристики ее носителей: праксеологические (профессиональные навыки и умения), ментальные (этические и нравственно-мировоззренческие), а также деонтологические интенции — как процесс осознания человеком не только дарованных ему способностей или таланта, но и принятие внутрикорпоративных стандартов и ценностей, а также постоянное стремление к обучению и деятельностному совершенствованию массмедийных навыков и умений. Творчески- созидательное, рефлексивное отношение к труду, способность к принятию решений и их оценке одновременно с двух позиций — конкретно-технологической и социокультурной — находят при этом практическое воплощение в различных формах проявления профессиональной культуры, способствующих развитию духовного потенциала общества и инновационным его изменениям.
Что касается перспектив ее изучения, то на этот счет существуют различные точки зрения. Так, анализируя современные тенденции развития массмедиа, М. Е. Аникина выделяет «сложный набор смыслов, ритуалов, конвенций и символических систем»[236], позволяющих определять специфику журналистской культуры в России. А национальный колорит видится ей сегодня прежде всего «в неохотном следовании либеральным идеалам, в невысокой заинтересованности в исполнении роли независимого наблюдателя, в нежелании осуществлять контроль за представителями власти и бизнеса, а также в частом неприятии роли социального организатора, мобилизующего определенные общественные группы. В то же время представления журналистов о профессии демонстрируют частичную реализацию концепции журналистики как части креативных индустрий, неспешное поступательное развитие профессии в русле некоторых глобальных тенденций»[237].
Другое направление - совершенствование системы саморегулирования профессиональной информационной деятельности - как наиболее актуальное в современных условиях, выделяют представители многих университетов[238] [239] [240]. В частности, декан факультета журналистики Воронежского государственного университета
В.              В. Тулупов убежден, что непрофессионалам не под силу эффективно практически реализовать ряд столь необходимых любому обществу функций массмедиа - прежде всего имеются в виду в данном случае идеологическая, культурно-образовательная и организаторская функции. «А если они и реализуются при посредстве тех же социальных сетей, - отмечает он, - то лишь в усеченном и хаотическом виде. Ведь любитель зависит только от своего настроения: захочу - напишу, не захочу - не напишу, а уж проверять факт на достоверность - увольте: слухи порождаем, слухами питаемся... Профессионализм же подразумевает ответственность, и прежде всего - перед аудиторией. Девиз профессионала: "Качественная информация - в срок!". Подлинный
профессионал осознает и следует миссии журналистики как духовно-практической и
- 2 социально ответственной деятельности» .
Такую же точку зрения имеет авторитетнейший исследователь профессиональной этики журналиста из МГУ Г. В. Лазутина:              «Понятием "саморегулирование"
обозначается сознательная, целенаправленная деятельность объединенных в
о
профессиональное сообщество (выделено нами - Е. О.) людей» . Профессор СПбГУ Б. Я. Мисонжников, фокусируя исследовательский анализ на проблеме профессионализма журналистов, акцентирует при этом внимание на такой сущностной характеристике медиадеятельности, как искусство создавать аналитические тексты в рамках формата качественной прессы[241].
Хотя сегодня практикой, к сожалению, актуализированы и направления исследований, так или иначе объясняющие проблему дегуманизации
медиапространства[242] [243]. Журналистикой России, по мнению В. Л. Иваницкого, за последние годы функция общественного служения «практически утрачена», налицо «низкий уровень профессионализма, катастрофизм в информационной повестке дня, непонимание реальных нужд граждан, нежелание отстаивать национальные ценности lt;...gt;, продажность» . Ю. М. Кузьмина как один из представителей научной школы, изучающей проблематику профессиональной деформации, акцентирует при этом внимание на том, что она «проявляется в негативных изменениях в профессиональной деятельности и в поведении. Однозначно связывается данное явление с негативными изменениями социально-психологической структуры личности. Например, меняются стереотипы поведения, профессиональные привычки, стиль общения и навыки, которые затрудняют успешное осуществление профессиональной деятельности. Проявлениями профессиональной деформации при этом могут быть формальное отношение к выполнению функциональных обязанностей, перенос большей доли специфических профессиональных действий, стереотипов и установок на поведение вне работы и другие. Также профессиональная деформация вызывает нежелательные преобразования и собственно психических характеристик индивида. Речь идет о психических процессах, состояниях, свойствах, качествах, и структуре личности, включая ее сознательные и подсознательные компоненты. Эти преобразования влекут за собой изменения в отрицательную сторону профессиональных возможностей личности и ее склонностей»[244].
Как видим, многообразие проблематики, обусловленной практической деятельностью журналистов и ряда других субъектов информационной деятельности, отчетливо осознается как исследователями, так и медиапрактиками. Все это еще раз подтверждает насущную необходимость изучения закономерностей, существующих внутри естественного для новейшей реальности процесса конвергенции массмедиа. Следовательно, сегодня остро стоит вопрос о разработке путей и средств совершенствования процесса коммуникации, развития диалоговых отношений коммуникаторов различного типа с аудиторией массмедиа, нахождения разумного баланса между массовизацией работы профессионалов при посредстве новейших технологий и индивидуальной природой текстотворчества.
В последующих главах данной диссертационной работы нам предстоит последовательно рассмотреть основные уровни и категории конвергентной журналистики применительно к процессу формирования и развития профессиональной культуры журналистов в соответствии с описанной выше логикой исследования.
<< | >>
Источник: ОЛЕШКО Евгений Владимирович. КОНВЕРГЕНТНАЯ ЖУРНАЛИСТИКА:ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА КАК ФАКТОР ОПТИМИЗАЦИИИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ. 2018

Еще по теме Конвергенция массмедиа: технологический и творческий синкрез:

  1. Матвеечева Любовь Михайловна. ЦВЕТ В СОВРЕМЕННОЙ ГАЗЕТНО-ЖУРНАЛЬНОЙ РЕКЛАМЕ: ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ И ТВОРЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ, 2014
  2. Проблематизация действительности в обществе массмедиа
  3. КОНВЕРГЕНЦИЯ КАК РОССИЙСКАЯ ИДЕЯ (Вместо заключения)
  4. Социальная роль массмедиа и массовое доверие к ним
  5. 2. Сверхсознание и эзотерика. Традиции герметизма, оккультизма и их конвергенция с наукой
  6. Г.А. ЮГАЙ. СРЕДНИЙ   ПУТЬ   РОССИИ   И  ЕВРАЗИЙСТВО (Концепция конвергенции), 1998
  7. § 3. ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА
  8. 8.2.4.Технологическая цивилизация и биосфера
  9. Технологический критерий
  10. Саморегуляция творческого процесса
  11. 2.8. ТЕОРИИ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО ДЕТЕРМИНИЗМА. ГЛОБАЛИСТИКА
  12. Технологическая составляющая образовательного процесса
  13. 2. Критерии творческой деятельности