Дифференциация современных мультимедийных текстов как способ организации диалоговых отношений с аудиторией


Развитие медийного бизнеса в современных условиях уже невозможно представить без сопряжения с проблематикой реализации творческих интенций всех без исключения членов редакционного коллектива. Так, к примеру, диссертанту неоднократно приходилось присутствовать на различного рода «летучках» и планерках СМИ, где представители руководства совместно с работниками отделов маркетинга и рекламы ставили перед творческим коллективом задачи сугубо экономического характера: системное производство конкурентной на медийном рынке продукции; не только создание, но и активное продвижение с использованием всех имеющихся информационных ресурсов публикаций на эксклюзивные темы; расширение аудиторных границ массмедиа; и т.д.
Разумеется, в условиях эффективной деятельности конвергентной редакции эти и другие задачи можно решать более продуктивно. Вместе с тем, сложность состоит в том, что, как мы уже отмечали, данная область профессиональной журналистской деятельности в контексте острого соперничества с представителями PR-структур, политтехнологами, блогерами, авторами «живых журналов», активными пользователями социальных сетей, а также просто стихийными трансляторами актуального по различным причинам контента - отягощена грузом нерешенных проблем как организационного, так и собственно творческого характера.
Поэтому, отмечая, что в рамках реализации коммуникативной стратегии конвергентной журналистики чаще всего преодолеваются традиционные родовые «границы», делившие СМИ на печатные и электронные, а также подразделявшие конкретные продукты творческой деятельности в соответствии с их видовыми и жанровыми признаками и характеристиками, далее сосредоточим внимание на проблематике формирования творческих компетенций субъектов, осуществляющих в новых условиях профессиональную деятельность в данной сфере. Мы убеждены и будем аргументировать данную точку зрения, что системно транслируемый ими полижанровый (когда тексты обладают признаками нескольких жанров), предельно актуализированный, технологически безупречно оформленный и представленный контент может и должен являться ядром наиболее востребуемого в современной медиинои практике диалогового способа контакта с аудиторией, являющегося одной из важнейших характеристик информационной культуры общества.
Анализируя данную актуальную проблематику, мы, вслед за московскими исследователями[433], прежде всего попытались выяснить - какого рода риски и угрозы для своего регионального медиапространства видели опрошенные нами респонденты. Выяснилось, что технократический подход к организации медиадеятельности (каналы передачи информации, программное обеспечение, контроль, технические ошибки, защита информации и т.д.), который получил детальное обоснование в исследовании коллег, в нашем случае был отражен в той или иной степени в ответах лишь небольшой части опрошенных (8%).
Вместе с тем, социально-психологический подход к организации творческой деятельности, в том числе и при обсуждении проблематики информационной безопасности, как свидетельствуют полученные нами результаты, акцентуирован в установках региональных журналистов достаточно часто. Поскольку в теории данные аспекты медиадеятельности рассматривают в первую очередь с точки зрения состояния защищенности личности и представителей разных социумов от воздействий, способных против их воли и желания изменять психические состояния и психологические характеристики человека, влиять на организацию поведения, ограничивать свободу выбора и т.д.[434], мы также градировали ответы 136 респондентов, в которых они в той или иной форме отмечали признаки текстов манипулятивного характера, нарушающие принципы диалоговых отношений и несущие, по их мнению, угрозу представителям массовой аудитории.

Поскольку контент СМИ рассматривался при этом в контексте постановки вопросов и проблематики, связанной с эффективностью использования сотрудниками мультимедийных возможностей, то наибольшее число данного рода характеристик текстов было отнесено к «несоответствию скорости передачи текстов с их качеством» (36% ответивших), «невозможности отличить инсценировки и фейки от реальных событий и фактов» (22%), к «примитивизации контента и превалировании в нем развлекательной тематики» (14%), «усилению тенденции потери человеком личностного пространства» (7%). Но особо следует отметить тот факт, что в числе ответов были и те, что касались угроз, обусловленных, как отметил один из редакторов городской газеты, «размыванием принципов профессионально-творческой деятельности»: «сегодня в СМИ и в глобальной Сети превалируют тексты сугубо информационных жанров» (41%)1, «журналисты пользуются лишь вторичными источниками информации» (24%), «беззастенчивый копипаст и заимствования стали нормой» (10%), «мода на тематику, а не социальная востребованность определяет содержание текстов массмедиа» (9%) и т.д.
Если же в целом говорить о первой задаче данного параграфа диссертации, то результатом ее решения, на наш взгляд, должно являться системное изучение современной мультимедийной деятельности массмедиа как комплекса постоянно обновляющихся способов творческой деятельности, определяющих существование в современной конвергентной журналистике тех или иных тематических направлений и полижанров, при посредстве которых удается с высокой степенью эффективности реализовать не только авторские интенции, но и конкретные социальные функции. Вместе с тем, сразу скажем, что функционально-деятельностные и прогнозные основания для развития профессиональной творческой деятельности журналистов конвергентных редакций будут являться предметом научного анализа в следующем параграфе данной главы.
Приступая к рассмотрению различных моделей и видов конвергентных редакций или массмедиа, использующих лишь определенные элементы данного рода деятельности, уместно отметить, что само понятие «конвергенция» профессионалами трактуется, вопреки распространенному представлению некоторых теоретиков журналистики, отнюдь не «однозначно, поскольку получило широкое распространение в практике СМИ» . Мы уже отмечали, что в ходе опроса нами также были получены результаты, свидетельствующие о довольно широком разбросе у журналистов представлений о смысловом и понятийном наполнении термина «конвергентная [435] [436] [437] журналистика». Поскольку при этом в исследовании также ставилась задача от определения индивидуальной осведомленности опрашиваемых перейти к градированию степени лояльности профессионалов различных специализаций к самому процессу технологической перестройки работы редакции, а по сути даже ломки традиционной системы творческой деятельности, то контент-анализ текстов должен был дать ответ на вопрос об эффективности работы региональных СМИ в этом направлении.
В гипотезе исследования выдвигался, в частности, тезис, что конвергенция не просто меняет медиаландшафт конкретного информационного пространства, но и заставляет кардинально перестраивать модель управления средством массовой информации, а доминантным для эффективной работы при этом должен быть процесс осознания каждым членом коллектива сущностной необходимости такой перестройки. Осознать - значит еще и четко понимать смысл происходящего. Дискуссии по поводу того, что есть конвергентные возможности современных СМИ, четко отразились и в актуальных дискуссиях авторитетных экспертов на XI Международном саммите АНРИ (Ассоциации независимых региональных издателей) «Качественная аудитория медиа в новых форматах», который в апреле 2017 года прошел в Сочи. Так, Венсан Пейрен, гендиректор Всемирной газетной ассоциации (WAN-IFRA), заявил о «смерти массовости» и «изобретении новостей заново»[438]. В числе главных вызовов для массмедиа во всем мире он назвал потерю монополии на его производство, перетекание массовой аудитории на новые платформы его трансляции и появление новых должностных обязанностей у журналистов - теперь они должны, по мнению эксперта, работать «не просто на производство контента, а на интересный пользовательский опыт, который можно описать как SaaS (но не "Site as a service", а "Story as a Service" - история как сервис)».
Следовательно, поскольку доверие аудитории становится своего рода «валютой», а система ценностей редакции выстраивается вокруг потребителей, то и для редакционных работников СМИ различного уровня не просто трансляция контента, а взаимодействие при его посредстве с аудиторией становится главной задачей. Опрошенные нами респонденты признавали также, что конвергенция в контексте эффективных (диалоговых) взаимоотношений с «продвинутой» в техническом плане аудиторией предполагает также не просто изменение форм представления контента, но и кардинальные перемены в принципах управления СМИ. Степень включенности СМИ характеризовалась и прогнозными ожиданиями. Так корреспондент газеты «Глагол» (г. Миасс, Челябинская область) Владимир Мухин констатировал: «Приложили много сил для обновления сайта. Отдача пока невелика, но всему свое время». Татьяна Баранова - дизайнер-верстальщик газеты «Карпинский рабочий» (Свердловская область) - отметила, что активно включиться в процесс конвергенции заставляют конкуренты: «Когда на небольшом информационном пространстве города появляются СМИ, выставляющие на сайте видеоролики, снятые корреспондентами («Вечерний Карпинск»), а телестудия «Собеседник» подкрепляет информационную повестку дня регулярными выходами на «Дорожном радио», приходится думать - чем привлечет аудиторию наш сайт? Не банальным же только копированием газетного текста в PDF-формате».
Интересны в связи с этим размышления директора издательского бюро «Квартира 12» (г. Тюмень) Маргариты Лебедевой. Она убеждена, что «конвергенция - это не просто «борьба форматов» (печать или он-лайн, к примеру). По-настоящему эффективное, если хотите конвергентное СМИ, лишь то, информация которого является своего рода средой, в которую человек погружен в течение даже не дня, а суток. Такое СМИ берет на себя функции печатного издания как носителя авторитетных экспертных оценок происходящего, актуальные новости и фотоизображения, транслируемые при помощи технологий глобальной Сети, живые диалоги радио, эмоциональные "картинки" и сюжеты, телевидения... В этом мы пока не супергерои, но убеждены - победителем на этом пути будет лишь то СМИ, которое будет представлять аудитории именно такой многофункциональный и высококачественный продукт».
Надо сказать, что не только исследователи, но и топ-менеджеры и владельцы массмедиа разных стран всегда придавали большое значение проблематике расширения видовой и жанровой классификации сферы конвергентной журналистики. Однако перманентное технологическое развитие каналов передачи информации и постоянно обновляющаяся практика деятельности не позволяли провести эту работу без изъянов. Трудности начинались опять-таки с определения оснований для классификаций. Как было отмечено нами ранее, некоторые эксперты (В. С. Хелемендик) считают началом
данного процесса то, что сегодня именуется как кросс-промоушн - активное сотрудничество СМИ различных типологических групп, включающих даже иные технологические способы трансляции контента.
Вместе с тем, на наш взгляд, при этом остается вне внимания тот факт, что продвижение той или иной информации при этом не преследовало, к примеру, при реализации коммуникативной стратегии «нового журнализма», экономических целей (наращивания аудитории за счет прямых и косвенных ссылок на материалы друг друга, оперативного обмена эксклюзивной информацией, рекламными продуктами и материалами пропагандистского характера, обработки и хранения большого объема данных и т.д.). Эти и другие подобные задачи, прежде всего расширяющие выразительность публикаций за счет предельной креолизации текстов, аудио- и видеоматериалов, можно было решать только с внедрением в профессиональную деятельность журналистов новейших технологических достижений. Эти творческие границы расширяло использование практически любым сотрудником СМИ возможностей Интернета, социальных сетей и компьютерной техники, позволяющей цифровизировать контент даже на бытовом уровне. Следовательно, процесс формирования и развития конвергентной журналистики в условиях все более обостряющейся конкуренции массмедиа, которые в России в 90-е годы также становились на рельсы рыночных отношений, предполагал уже в эру развития пиарналистики как коммуникативной стратегии в первую очередь многократное тиражирование контента с использованием разных медиаплатформ.
Проведенный нами контент-анализ текстов региональных СМИ[439] свидетельствует о характерной тенденции: в 2011-2013 гг. количество одних и тех же информационных продуктов, размещенных как в бумажной версии, так и на сайте, составлял в среднем до 40-45% (в некоторых городских газетах до 60%). Начиная с 2014 года эта цифра постепенно сокращалась, а в 2016 году уменьшилась до 10-15%. Произошло это в первую очередь за счет того, что конкретные вербализованные и креолизованные тексты на сайтах все чаще не просто были представлены в расширенном объеме, но и сопровождались экспертными мнениями, аудиторными опросами, разнообразной инфографикой и т.д. Объективным фактором при этом, убеждены мы, являлось и то, что, благодаря глобальной Сети, можно было видеть изменения, происходящие в западной журналистике. Поэтому диссертант согласен с утверждением Е.А. Барановой, что для любого массмедиа процесс конвергенции начинался не столько с процесса разрушения жестких жанровых границ, сколько с освоения интернет-платформы, создания собственной интернет-версии, где новые технические возможности как бы по умолчанию предполагали поиск новаторских приемов трансляции текстов.
Характерно, что варианты «представленности» печатных СМИ и в глобальной Сети начинают появляться во второй половине 90-х годов XX века. Если конкретизировать, то именно «в 1996 г. появляются сайты газет «Гардиан» (The Guardian), «Таймс» (The Times), «Нью-Йорк таймс» (The New York Times). В 1995 году запущен сайт Си-эн-эн (CNN), а в 1997 - официально стартовал сайт Би-би-си (ВВС). В 1998 году открыт сайт «Комсомольской правды»[440]. С тем, что именно этот период можно считать началом процесса конвергенции в медиаиндустрии, согласны и другие исследователи[441].
Если в целом попытаться систематизировать характеристики современных мультимедийных текстов в контексте организации диалоговых отношений с аудиторией, то следует прежде всего назвать слияние контента различных СМИ с интернет-платформой посредством использования цифровых технологий. На первом этапе внедрения технологических новаций в работе массмедиа это, как мы отметили, позволяло распространять контент, используя две медиаплатформы - традиционную и сетевую. Но при этом нередко страдало качество представляемых массовой аудитории текстов.
Так, к примеру, как свидетельствовал опрос, проведенный О. А. Клёсовой[442], печатную версию газеты «Известия» в 2012 году формировали всего два верстальщика и очень простым способом - отбирая материалы с сайта издания. И журналисты в первую очередь создавали тексты для него, а газету называли принт-версией, то есть именовали «как что-то вспомогательное». В ряде изданий, в их числе была газета «Вечерняя Москва», размер гонорара за публикации зависел от количества просмотров на сайте. «И этим, - отмечали сами сотрудники, - активно все пользуются, втыкают везде ссылки на свои заметки».
Высокий профессионализм журналистов печатных СМИ, умело использующих не просто мультимедийные, а конкретно диалоговые их возможности, проявлялся, как правило, в тех случаях, когда эксклюзивная по смысловым компонентам информация сопровождалась новаторскими приемами ее представления. К примеру, Дмитрий Соколов-Митрич после публикации репортажа «Очень маленькая вера» в журнале «Русский репортер» (2011. № 13/195. 5 апреля) получил возможность уже не только на страницах журнала, но и на сайте продолжить дискуссию как с апологетами церковных традиций, так и с ярыми их противниками.
Еще один яркий публицист «РР» Юлия Гутова и без того очень объемный текст «Ключ от Перельмана» («РР». 2011. № 50/228), в котором она попыталась понять логику жизни великого математика, сопроводила на сайте большим количеством документальных фото. Причем редакция журнала не скрывала тот факт, что репортер «потратила два месяца жизни на то, чтобы сделать лучший репортаж о Григории Перельмане на русском языке. Бонусом к нему был также фотопроект Яны Романовой о том, как охота за Перельманом меняет сознание атакующих его журналистов»1. А через три года, исходя из неослабевающего интереса читателей к личности человека, отказавшегося от миллионной премии, о чем неоднократно они писали в письмах и на форуме СМИ, автор вернулась к этой теме.
Журналист «Областной газеты» (Екатеринбург) Владимир Васильев, опубликовав материал о том, что «уральские хоккеисты после 14 поражений подряд наконец-то выиграли и заодно обновили клубный рекорд» («ОГ». 2012. 30 ноября), и, переведя затем дискуссию о качестве тренерской работы с коллективом на форум издания и в социальные сети, смог добиться внимания к «проходной» в общем-то публикации не только тысяч болельщиков, но даже и федеральных спортивных изданий, неоднократно цитировавших ее.
Сугубо технологические находки в этот период характеризовали творчество некоторых журналистов как с эстетической, так и с прагматической стороны. В первом, например, случае журналист «Вечерней Москвы» Андрей Коц, побывав на запуске космического корабля, опубликовал затем в газете не только объемный текст, выполненный в жанре классического газетного репортажа (Новый «Союз» стартовал к международной космической станции // Вечерняя Москва. 2012. 15 мая), но и выставил на сайте издания собственное видео запуска космического аппарата. Необычно красивое зрелище, сопровожденное к тому же аудиозаписью рассказа одного из сотрудников о ритуалах, существующих в связи с этими событиями на космодроме, собрало несколько тысяч просмотров. Точно так же предельно актуализированным текстом, но уже с прагматической стороны, была статья Дарьи Варламовой в «Комсомольской правде» (Можно ли подготовиться к ЕГЭ в последний момент // КП. 2012. 2 мая). Причем характерно, что наибольший отклик получила именно публикация на сайте издания, поскольку там она была представлена в полной версии и сопровождена многочисленными контекстными ссылками.
Как отметили опрошенные нами журналисты, именно активная реакция аудитории на подобные публикации прагматического характера на сайте предопределила появление не только «бумажных» приложений и электронных версий тематических спецвыпусков «КП», но и их региональную привязку. В качестве примера можно привести четырехстраничную вкладку в газету от 13 сентября 2016 года, которая не только посвящена проблеме трудоустройства конкретно в Свердловской области, но и выпущена на спонсорские деньги Уралвагонзавода. При этом одна из публикаций[443], благодаря интересному повороту темы, собрала откликов от аудитории больше, чем все другие в основном газетном номере за этот день.
Причем, как мы выяснили, интернет-версии региональных и местных газет или их приложений, выходивших в Уральском и Приволжском федеральных округах в начале десятых годов, чаще всего были полным аналогом бумажной версии. И если на рубеже веков это в какой-то мере позволяло конкурировать печатным СМИ с информационными агентствами в борьбе за аудиторию, то в условиях мультимедийности ключевые позиции последних, обеспечивающих производство и оперативную доставку качественно иного контента, это, конечно, не могло поколебать. Тем более, что именно в этот период большинство телевизионных каналов и радиовещательных станций также уже практически завершили процесс создания персональных медиаплатформ, расширяющих диалоговые возможности СМИ. Здесь, наряду с текстовой информацией, стали использовать (вначале в экспериментальном режиме, а затем и постоянно) образцы собственной аудио- и видеопродукции, а также форумы в качестве дискуссионных площадок.
Дальнейшее развитие технологий мультимедиа, то есть слияние ранее различных видов СМИ на базе интернет-платформы, по сути, разрушило незыблемые ранее границы между ними. Статьи на сайтах газет и журналов все чаще сопровождались аудиовизуальными материалами, новости и даже отдельные программы некоторых ТВ- каналов или радиостанций можно было не только получить при посредстве интернеткоммуникаций, но и даже прочитать в текстовом варианте. Именно в начале XXI века появляется термин «мультимедийный продукт», символизирующий собой наступление второго этапа развития конвергентной журналистики. Сотрудники из разных подразделений массмедиа при этом все чаще начинают готовить материалы не только в привычных для себя форматах и видах, но и конкретно для web-сайта.



Вышеприведенная таблица дает возможность зафиксировать тот факт, что одноканальный способ трансляции информационной продукции, с одной стороны, давал и дает еще нередко региональным СМИ возможность достаточно легко (по крайней мере, формально) обеспечивать ее адресные параметры, но с другой - такого рода эффективность востребуема прежде всего при реализации пропагандистских интенций акторов или коммуникативной стратегии пиарналистики. Многоканальность же расширяет диалоговые возможности массмедиа, но в то же время, в силу комплексности и эффективности воздействия на психическую сферу человека, может характеризоваться высоким манипулятивным потенциалом. Следовательно, решающим при этом для формирования социально ответственной аудитории должен стать фактор развития информационной культуры отдельной личности и конкретных социумов, что в настоящих условиях призвана реализовать как основную задачу система медиаобразовательных технологий.
Если вернуться к проблематике организационных изменений, предопределенных развитием второго этапа конвергентной журналистики, то следует отметить, что в профессиональном плане, наряду с все большей универсализацией журналистов, на этой фазе в большинстве СМИ появляется новая должность - редактор интернет-версии, в функциональные обязанности которого включены были задачи по стимулированию не просто интереса к тем или иным текстам, а организации диалоговых отношений с представителями реальной и потенциальной аудитории.
Результаты нашего опроса свидетельствуют, что в целом же наибольшие противоречия с администрацией в плане расширения обязанностей сотрудников в связи с реализацией концепции «двухплатформенного СМИ» возникают у журналистов городских и районных газет. 44% из числа респондентов отметили, что даже в настоящее время главной трудностью для них является оперативная подготовка разноформатных материалов. А 59% из них отметили при этом собственную профессиональную некомпетентность в вопросе «выставления их на сайт массмедиа». В качестве причины можно назвать низкую сменяемость кадрового состава в данном типе СМИ. В частности, нами было выяснено, что, по свидетельству опрошенных руководителей газет, до 30-40% журналистов в них - пенсионного или предпенсионного возраста, а профильное образование имеет, как правило, не более 10% сотрудников. Все это предопределило противоречия развития диалоговых отношений даже с лояльной аудиторией городских и районных печатных СМИ.
Ведь важным этапом, определившим развитие различных видов медиапродукции, следует считать тот, который был вызван появлением у массовой аудитории мобильных устройств для получения и трансляции информации. Так, очень быстро, практически с начала 2010 годов, выяснилось, что, к примеру, самая перспективная для медиабизнеса и рекламы аудитория - молодежная - предпочитает не только бумажным, но и традиционным электронным версиям медиапродукции либо краткие информационные сообщения, либо актуальный фото- и видеоконтент. Да и массовые потребители, как свидетельствовали социологические опросы того времени[444] [445] [446], становились более избирательными. К тому же гражданские журналисты и «приватные собеседники» социальных сетей все чаще превалировали в числе авторов или авторитетных источников распространения при посредстве ссылок на разнообразные информационные продукты. Поэтому слияние посредством оцифровки содержания печатных и электронных СМИ не только с интернет-, но и мобильной (PDA-, е-paper-, kindle- версии на базе Android) платформами позволяло распространять информацию не только более оперативно, но и «точечно». Можно сказать, что именно это предопределило в дальнейшем феномен создания медиапродукции, рассчитанной на потребление с помощью мобильных телефонов.
Эксперты отмечают, что в течение почти всего периода после 2010 года в подаче контента большинства отечественных и зарубежных массмедиа определяющим был так называемый принцип «5А»: «Any volume, Anytime, Anybody, Anywhere and Anything» («сколько угодно, когда угодно, кому угодно, где угодно и что угодно») . Выделить видовые особенности такого рода продукции довольно сложно (особенно в условиях перманентного возрастания в повседневной жизни людей роли разнообразных систем интернет-информирования и социальных сетей). Ведь, как мы уже отмечали во второй главе диссертации, один из главных системообразующих подходов к мультимедийной информации предопределен ее адресной функцией. Хотя и здесь необходимо сделать оговорку: если в данном случае под мультимедийным контентом понимать любое информационное наполнение ресурса, выполненное с использованием технологических новаций и переданное неопределенному числу адресатов за какой-то отрезок времени, то непременно возникает проблема эффективности данного рода деятельности. Каковы ее параметры и есть ли возможность измерения в условиях непрерывной трансляции информации? Диссертант убежден, что данную задачу можно в рамках развития возможностей современной конвергентной журналистики решать, дифференцируя тексты и используя как жанровую, так и полижанровую классификацию мультимедийного творчества. Причем выделяя в качестве доминантных характеристик результативности степень и характер диалоговых отношений с аудиторией.
В современной филологической науке в целом и в теории журналистики, в частности, жанровая классификация, как правило, предопределяется функциями, которые выполняют те или иные медиатексты: прямое или косвенное информирование аудитории, анализ актуальной проблематики, художественно-публицистическое осмысление действительности и т.д.[447] В зависимости от типологии СМИ, структурнокомпозиционного построения текстов, интенций субъектов информационной деятельности, жанровая спецификация может быть более детализированной, включающей, к примеру, исследовательские и расследовательские жанры, диалоговые, эпистолярные и многие другие[448].
Но следует отметить тот факт, что при этом даже в новейших исследованиях достаточно бегло или без должной систематизации анализируются жанры конвергентной журналистики, возникшие в последние годы. Хотя, надо признать, трудность эта обусловлена объективными причинами - как перманентными изменениями практической компоненты деятельности СМИ в сфере мультимедиа, так и сложностью выделения единого основания для подобной классификации.
Поскольку сегодня уже трудно отрицать тот факт, что конвергенция размывает жанровые, стилистические, интенциональные и другие границы современной медиапродукции, и все это происходит в контексте повышения значимости ее рыночных параметров, то, к примеру, исследователь А. А. Калмыков предложил концепцию, в соответствии с которой, по его мнению, упрощенно любой медиапродукт «можно представить на оси с полюсами: аксис - праксис. Аксис отображает ценностные, культурогенные, просветительские функции медиа и ряд качеств, способствующих развитию журналистики как явления культуры. Праксис, напротив, связан с социальными функциями СМИ, c тем, что оправдывает их существование в социуме и оплачивается им»[449] [450]. Далее он дает объяснение феномену наполнения аксиса развлекательными смыслами и ценностями, а также на конкретных примерах доказывает, что праксис стал нередко служить лишь частным интересам рыночных игроков - как собственников СМИ, так и тех, кто использует СМИ в качестве не информационного, а прежде всего рекламно-маркетингового инструмента. При этом
«рынок в его современном постмодернистском образе несет в себе мощный
- 2
культуроразрушающий заряд» .
Полностью разделяя пафос и озабоченность данного автора судьбой журналистики как социального института, вместе с тем, заметим, что рыночная компонента, на наш взгляд, вряд ли являлась и является одним из главных оснований для жанровой классификации современной мультимедийной продукции. Ведь в случае привлечения внимания массовой аудитории к какой-то конкретной публикации владельцы СМИ, да и сами журналисты вряд ли озадачены формулированием проблематики ее отнесения к какому-то конкретному жанру. Особенно в условиях использования в этом случае всех способов удержания этого внимания.
Л. К. Лободенко в своей докторской диссертации[451], как нам кажется, удалось соотнести традиционный подход деления медиаконтента по содержательным составляющим с тем, что она в новых условиях его представления определила как «специфику коммуникации». В частности, трансформацию традиционных и появление новых жанров она объясняет такими факторами, характеризующими сегодняшнюю медиапрактику, как все более возрастающая роль авторского личностного начала, обилие в материалах субъективных оценок, неформальный тон общения, лексикостилистическое многообразие текстов, возможность анонимности коммуницирования и т.д., и т.п. Закономерным в связи с этим выглядит тот факт, что лингвист Г. Я. Солганик, разделяя жанры СМИ на информационные, аналитические, сатирические и нарративные[452], предлагал последние рассматривать как своего рода форму для передачи автором своего жизненного опыта, способ осмысления каких-то социальных явлений.
К тому же, по мнению А. В. Вырковского, в целом трансформация системы СМИ, обусловленная распространением конвергенции и мультимедийности, меняет «не только способы представления информации, используемые массмедиа, но и подходы к управлению процессом создания информационного продукта»[453] [454] [455]. И это, в свою очередь, актуализирует проблематику, обозначенную как концепт развития профессиональной культуры журналистов.
При помощи традиционного классификатора жанров, в зависимости от
функциональной направленности медиатекстов, как мы отметили ранее, можно
вычленить из их числа прежде всего информационные/новостные, аналитические и
художественно-публицистические. Но если еще недавно типологические границы далее
довольно жестко определяли отличие телевизионных и радийных жанров от тех, что
-2
характеризуют повседневную деятельность журналистов периодических изданий , то активное развитие сетевых изданий и в целом конвергентных возможностей журналистики привело к взаимовлиянию различных типологических групп массмедиа и к возникновению как полижанров, так и тех, что мы далее будем именовать как универсальные, нацеленные в том числе и на решение задачи установления диалоговых отношений с аудиторией. Здесь также отметим, что и в «доинтернетовский» период развития журналистики типологические характеристики некоторых из них перекрывали друг друга. В частности, те, что относили к рекреативной журналистике, представляли и просто как развлечения, и как жанры - познавательно-развлекательные, рекреативноформирующие, игровые и т.д.
Много вопросов возникало у нас и при анализе источников, в которых описывались так называемые «социально значимые» не только по тематике, но и по жанровой принадлежности тексты массмедиа. Здесь противоречия у авторов возникали, на наш взгляд, прежде всего при определении способов трансляции информации. Рассмотрим это на примере репрезентации феномена спорта в процессе массовой социальной коммуникации . Так, любой остроактуальный прямой спортивный репортаж, транслируемый в августе 2016 года из олимпийского Рио одним из эфирных (цифровых, спутниковых) каналов телевидения, безусловно, был значим сразу для нескольких групп аудитории. Но нельзя оставить вне внимания тот аспект, что сегодня этот информационный продукт нередко сопровождался не только комментированием на сайтах различных массмедиа, куда можно было легко перейти по ссылкам, но также дои посткоммуникативными эффектами, формируемыми системой СМИ в целом, связанными, к примеру, с той же допинговой проблематикой. При этом с помощью уже ссылок на скачивание файлов можно было получать по этому поводу большой объем информации аналитического или даже художественно-публицистического характера. Но ведь в этих комментариях и косвенных отсылках к конкретным текстам зачастую можно было легко обнаружить, в том числе, и то, что относится к сведениям манипулятивного или даже асоциального характера[456] [457] [458]. В итоге, для группы «продвинутых пользователей» конечный продукт потребления и интериоризации при получении всей совокупности информации о конкретном спортивном событии являл собой уже не просто репортаж, а скорее некий симбиоз жанров. И насколько социально значим или просто рекреативен был такого рода продукт?
Можно констатировать, что в переходный и постпереходный периоды общественного развития изменился общенациональный механизм медиаиндустрии, в котором главенствующую роль стали играть не только сетевые издания, по объективным (экономическим, прежде всего) причинам занявшие ключевые позиции , но и те массмедиа, которые, используя современные технологические подходы и технические средства, обеспечивали оперативное производство и «точечную» доставку контента различным группам аудитории. Сделать это без трансформации жанровой палитры, конечно же, было невозможно. Особенно в условиях, когда информационные агентства из партнеров, «снабжающих другие СМИ новостями» , к 2015-2016 гг. превратились в прямых конкурентов.
Это было обусловлено тем, что к данному периоду практически все ведущие федеральные и региональные массмедиа, выделив оперативное информирование для мобильных, в первую очередь, устройств как системообразующий фактор в конкурентной борьбе за медийную и рекламную аудиторию, сформировали свою
четкую систему «информационно-аналитической преемственности»[459]. Характерная деталь:              важнейшие отличительные черты современной информационно
коммуникационной среды - интерактивность, мультимедийность, гипертекстуальность - как свидетельства информационной культуры субъектов данного рода деятельности представлены сегодня в той или иной мере даже в повседневном творчестве. И если за основу в качестве основания для классификации формируемого при этом контента, обладающего ярко выраженными диалоговыми характеристиками, брать именно такой «триединый» подход как своего рода норму, то современную палитру текстов конвергентных массмедиа можно представить и как жанровые модели. С. С. Распопова так аргументирует данную точку зрения: «Особенности изменений положения на объектах действительности (ситуация) обуславливают жанр, внутри которого, в зависимости от коммуникативных намерений журналиста, появляются жанровые модели»[460].
В соответствии с научно-методологическим подходом, который использует ряд зарубежных авторов[461], современный медиаконтент можно, как известно, разделить на Flow (новости и другие быстрые сообщения) и Stock (аналитика, расследования, лонгриды). Определенная логика в такого рода разделении есть. Но мы убеждены, что и традиционное жанровое деление при определении как доминанты фактора диалоговых возможностей текстов позволяет не менее системно проанализировать основные тенденции развития конвергентной журналистики. Обратимся прежде всего к информационным жанрам.
Основываясь на результатах контент-анализа и тематического мониторинга эмпирической базы нашего исследования, мы выявили тот факт, что в содержании подавляющего большинства печатных СМИ публикации в данных жанрах занимали в анализируемый период в среднем от 5 до 15% площади, на сайтах - от 12 до 25%, у сетевых изданий - от 50 до 70% общего контента. Причем на сайтах городских и районных СМИ оперативная информация, как отмечалось, нередко дублировалась в печатной или PDF-версиях. Из числа традиционных жанров за явным преимуществом лидировали разноформатные заметки/информационные сообщения (от 60 до 70%) и интервью. Показательно, что репортаж в его классическом виде - с эффектом присутствия и описательностью - чаще всего сегодня заменяют фотографии, нередко даже некомментированные. Значительно реже встречаются отчет и разновидности вопросно-ответных материалов.
Относительно устойчивый и достаточно традиционный набор элементов, определяющих сущность публикаций массмедиа в информационных жанрах - оперативность, эксклюзивность, относительная краткость изложения - безусловно, следует дополнить сегодня тем, что можно определить как прагматическую направленность данного рода текстов. Так, петербургский исследователь А. Д. Кривоносов предлагает в связи с этим технологии менеджмента новостей в медиакоммуникациях разделить на две группы: собственно информационные и визуализированные. К первым он относит сторителлинг (или нарративную коммуникацию); а также так называемую «тейнментную группу»: инфотейнмент; сайенсейнмент; политейнмент; бизнестейнмент; и медиаджекинг (ньюсджекинг). К визуализированным - инфографику; инстаграмминг; меминг[462].
Вместе с тем, информационное сообщение/заметка в силу того, что малым объемом решает не только задачу привлечения и удержания внимания, но и несколько социально-психологических задач, предопределяющих установление или отсутствие отношений, которые в большей или меньшей мере можно характеризовать как диалоговые (оперативность, прагматическая обусловленность, достоверность, объективность, удобочитаемость и др.), предполагает строгую структурированность текста. Фактор эксклюзивности, с учетом еще и того, что для продвижения новости необходимо попасть в поле внимания SEO-агрегаторов и роботов-автоматизаторов, определяется при этом такими их ключевыми структурными элементами, как заголовок и лид.
Вместе с тем, в условиях перманентно расширяющегося, благодаря прежде всего глобальной Сети, рынка различных форм и видов информационных сообщений конкретным массмедиа трудно привлечь широкую аудиторию, если не используется относительно новый полижанр, получивший название фичер. Чаще всего суть его определяют как «детализированную презентацию фактов в интересной форме, приспособленной к быстрому чтению с целью получения информации и развлечения. Его цель - дополнить отдельные факты и новости более детальной информацией, включая сведения о людях, местах и обстоятельствах, которым нет места в новостной заметке»[463]. Справедливости ради, необходимо уточнить, что кроме автора данного определения - преподавателя американского университета Висконсина Вилльярда Блейера, подобный подход к жанровой спецификации в контексте инфотейнмента как способа подачи материала, который нацелен как на развлечение, так и на информирование аудитории, был характерен и для отечественных ученых[464].
Вместе с тем, необходимо отметить, что у фичера, как достаточно субъективного вида информационного творчества, предполагающего высокую степень творческой реализации автора, главной характеристикой является эксклюзивность представляемого материала. Она может быть реализована через детали, прямое цитирование речи героев, портретные зарисовки, а также через конкретные истории, умение передавать атмосферу происходящих событий, и т.д. и т.п. Причем в этом случае заголовочный комплекс фичера отличается от сугубо новостного или репортажно-зарисовочного, поскольку главной задачей является не информирование о содержании сообщаемого в данном тексте, а своего рода интрига, которая должна подтолкнуть представителя аудитории к чтению, а в дальнейшем - и к посткоммуникативному осмыслению фактов или явлений, что характеризует истинно диалоговые отношения автора и аудитории. Проведенный нами анализ свидетельствует, что чаще всего - в 50% текстов и более в период 2011-2013 гг. - такого рода интриги были обусловлены сугубо политической проблематикой (выборы, назначения, карьерный рост), в кризисные 2014-2016 гг. уже превалировала примерно в тех же объемах социально-бытовая тематика (рост тарифов ЖКХ, цены на строящееся жилье, колебания валютных курсов), а также обсуждение тех или иных форм протестного движения (митинги, петиции, забастовки дальнобойщиков). Показательно, что в последнем случае все чаще использовалась сниженная лексика: «достали», «накосячили», «раздербанить», «наезды», «откаты».
Иллюстрации, инфографика, информационные таблицы и справки как структурные элементы, сопровождающие вербальные тексты, безусловно, также определяют возможность полноценно реализовать авторские интенции. Более того, исследователями отмечается тенденция «роста объема визуальной информации, имеющей более высокую информационную емкость и более широкий коммерческий потенциал, чем вербальная информация. Визуальная информация получает все более широкое распространение, нарушая монополию печатного текста на передачу информации не только в СМИ, но и в других сферах жизнедеятельности человека»[465] [466].
Эксперты, говоря также в этой связи о расширении возможностей data- журналистики, отмечают: «Специфика указанного формата актуальной журналистики состоит в том, что авторы используют цифровые данные не просто как инструмент при создании текста или иллюстративного ряда к нему, но как основной ресурс формирования темы, концепции, ключевое условие выбора формата/жанра сообщения с точки зрения соотношения вербальной и визуальной компонент, интерактивности потребления информации. Реализация в интернет-формате означает использование конвергентного мультимедийного гипертекстового вида сообщения как принципиально
нового медийного формата и способа коммуникации автора с данными и автора/текста с
- 2
аудиторией» .
Поскольку своей целью data-журналистика ставит максимальную наглядность, то большую роль в этом случае играет инфографика. Причем она, по мнению наших респондентов, должна быть при этом «не просто яркой картинкой, "разбивающей" монолит шрифтового текста, а гармоничным сочетанием визуализации и текста». В этом убеждено подавляющее большинство из них. Это же можно соотнести с вопросом эффективного использования фотографий и рисунков, что было отражено в ответах, характеризующих визуальные компоненты дифференциации текстов массмедиа. Так, к примеру, более 30% респондентов из группы технических сотрудников отметили тот факт, что «представленные фото зачастую выполняют лишь иллюстративную функцию, поскольку съемка произведена непрофессионалом».
Как отдельный аспект описания диалоговых характеристик представляемого аудитории контента можно выделить и удобочитаемость текстов, о чем диссертант писал в контексте поиска путей формирования и развития информационной культуры общества[467]. К числу наиболее негативных тенденций, как свидетельствует проведенный нами анализ, можно отнести тот факт, что современные дизайнеры печатных СМИ и web-дизайнеры массмедиа зачастую не только не креативны, но и не соблюдают элементарных предписаний и требований соответствующих нормативных документов[468]. А почти половина (56% из числа опрошенных нами) даже не знали о их существовании. Профессор С. Л. Васильев, системно изучавший проблематику удобочитаемости текстов[469], в связи с этим отмечал, что человеческие глаза обладают определенным диапазоном возможностей. Поэтому зрительные характеристики любого текстового поля должны быть особенно тщательно взвешены. И не только на уровне адекватности формы содержанию текста, но и при выборе размера кегля, необходимой цветодинамики, «подложки», пробельных элементов и т.д. Зрительно-интеллектуальная система человека может быть утомлена или даже выведена из строя, к примеру, систематическим обращением коммуниканта к текстам, набранным мелким шрифтом. Поэтому по результатам своего исследования он заключил: «При формировании текстового поля вряд ли допустимы кегли ниже 9 пунктов»[470].
Использование видеоконтента является сегодня также очень важным элементом потенциальной диалоговости и единицей повседневной творческой деятельности конвергентной редакции. Хотя исследователи акцентируют внимание на том факте, что «несмотря на зрелищность и эстетическую ценность, видео в мультимедийном материале является вторичным элементом после текста» и привлекательным для аудитории оно становится лишь в том случае, если в число структурных элементов видео включены «броское название, яркий заголовок, эффектное начало, кадры с места действия и живые эмоции, понятный и профессиональный комментарий»[471]. Учитывая «клиповость» и «кликовость» мышления многих современных пользователей Интернета, короткий хронометраж видео должен быть своего рода нормой при создании такого рода продукта. Во-первых, не дублирующего смысловые интенции автора, изложенные вербально. Во-вторых, являющегося не визуально автономным, а встроенным в сюжетно-повествовательное или информационно-хронологическое полотно текста.
Для креолизованных текстов и видео очень важным компонентом, обеспечивающим их избирательность, является место расположения на странице. Многочисленные экспертные и психологические исследования свидетельствуют, что «пользователь проводит в среднем 10-20 секунд на странице, прежде чем уйти с нее. Исходя из факта, что за минуту человек может прочитать 250 слов в среднем, получается, что пользователь читает 40-80 слов текста и закрывает страницу. Средний интернет-пользователь также проводит 69% всего времени, задерживая взгляд на левой части веб-страницы. Это значит, что самые важные элементы сайта, например, CTA- кнопки, нужно размещать именно там»[472].
В условиях всевозрастающей популярности различных типов визуальной информации у пользователей глобальной Сети авторами не только актуальных по той или иной причине фотографий, но и сюжетов, размещенных на платформах массмедиа, нередко становятся непрофессионалы. В данном случае иллюстративность как раз очень уместна, поскольку помогает развитию диалоговых отношений с массовой аудиторией. Так, в последнее время появились термины «айфонография» - фотографии, снятые на фотокамеру мобильного телефона iPhone, «лювидео» - любительские видеосъемки и даже короткие посты (так как многие технологически совершенные сервисы позволяют использовать в них не только текстовую информацию, но и прикреплять к ним картинки, видео, музыку). Поскольку данного рода визуальный контент или ссылки на него, как правило, в дальнейшем распространяются авторами и их друзьями на форумах, в интернет-сообществах, блогах, на различных сайтах и т.д. (с указанием бренда массмедиа, где первоначально он был представлен), то в плане продвижения СМИ - это достаточно выгодно. Правда, с условием, что данный контент по-настоящему актуален и содержателен.
Говоря же о главном трансляторе визуальной информации - телевидении, необходимо отметить тот факт, что оно как СМИ «является сегодня одновременно и одним из видов современного аудиовизуального искусства, частью современной культуры. Его родовой признак - аудиовизуальный язык - расширил воздействие на общество не только в силу своей более упрощенной и доступной по сравнению с другими видами искусства формы ведения рассказа, но и благодаря тому, что видеотехнологии позволяют в кратчайшие сроки "транспортировать" информацию, используя приемы образного построения, воздействуя на зрителя одновременно на уровне сознания и подсознания, рацио и эмоции»[473].
Вместе с тем, телесмотрение как процесс интериоризации аудиторией прежде всего визуального контента сегодня меняет многие стандарты. При этом тенденция появления, наряду с эфирными и цифровыми, сугубо кабельных телеканалов развивается в сторону постепенного перемещения акцентов некоторыми из них на взаимодействие с интернет-аудиторией. Ведь нельзя не учитывать и тот факт, что у телевизоров нового поколения - Smart TV соответствующая настройка, обеспечивающая Wi-Fi подключение, предусмотрена, что называется, по умолчанию. Поэтому практически у каждого из крупных телеканалов есть свои сайты, где передачи можно смотреть как онлайн, так и обращаясь к архиву наиболее популярных из них или видеотеке. Это очень удобно для тех, кто, к примеру, в силу занятости не может для телесмотрения выделять много времени. Хотя нельзя исключать и причины, определяющие содержательный характер предпочтений аудитории. «Не надо относиться к Интернету как к чему-то чуждому телевидению, - замечает по этому поводу один из экспертов. - Падение телесмотрения за счет ухода аудитории в Интернет - это временное явление. Пока новости в соцсетях и на сайтах будут разнообразнее и оперативнее, а видео интереснее, аудитория будет мигрировать от телевидения к Интернету. Интернет - хороший индикатор популярности-непопулярности конкретного канала»[474].
Важно отметить, что в новейших исследованиях телевизионной практики сегодня выделяется три основных способа контакта с массовой аудиторией: монологовый (трансляционный), диалоговый (программный) и синтетический (информально- интерактивный)[475]. В них, по убеждению ученых, отражены не только определенные этапы становления и развития телевидения, но и факторы его нынешней жизнеспособности. И поскольку информальное поведение проявляется лишь в результате внутренней мотивации человека не только к восприятию мира, самоорганизации и самоопределению, но и при самостоятельной выработке траектории своего информационного развития, а также массово-коммуникационного поведения, то, безусловно, концепции формирования критического мышления личности, как мы постараемся доказать, больше соответствуют не монологические и даже не диалогические, а информально-интерактивные модели деятельности телевидения. Именно те, которые дает возможность реализовать телесмотрение в рамках конвергентной журналистики с использованием диалоговых возможностей Интернета.
Аудиальный контент массмедиа, безусловно, нельзя чаще всего рассматривать в отрыве от визуального. Но мы в данном случае, оставляя данные формы как бы за скобками, обратимся к другим компонентам представления сугубо аудиального контента в деятельности современной конвергентной редакции. Их, собственно говоря, из числа основных два: радиотрансляции и аудиофайлы, прикрепленные к вербальным или в некоторых случаях - к креолизованным текстам. В первом случае важно акцентировать внимание на том, что если ранее типология радиовещания основывалась исключительно на разграничении прежде всего по учредительским характеристикам и формам собственности, то в Новейшем времени с освоением радио глобальной Сети как канала трансляции появились новые типологические признаки и новая классификация, которая включает также сетевую визитку, сетевой фэнзин, информационноразвлекательный сайт, подкастинг и сайт онлайн-радиостанции, не имеющей аналогов в офлайне[476]. Интернет заставил радио не просто адаптироваться под цифровую среду, но и во многом изменить природу данного рода творческой деятельности. Так, сайты эфирных радиостанций, сформировавшихся уже как бренды, в условиях конкуренции с теми, кто запустил интернет-радиостанцию как собственный информационнокоммуникационный ресурс, также стараются привлечь аудиторию возможностью получения здесь информации в форме мультимедийных текстов. В этом случае диалог может быть как бы «отсроченным», акцент делается на возможность обратиться как к аудиоархиву конкретных передач, так и к вербальным их вариантам (радио «Свобода», «Эхо Москвы»).
Интеграция радио и глобальной Сети происходит и в других формах. Н. В. Сальникова в их числе называет прежде всего возможность реализации интерактивных технологий (форум, чат, голосование, комментирование); вебинтеграцию радиоканалов (объединение максимального количества ссылок на FM и интернет-радиостанции в единую аудиосреду по принципу медиаплеера); ретрансляцию эфира офлайновой станции на различных вебресурсах («сетевой двойник» FM радиостанции); сетевое радиовещание с уникальным контент-предложением (запуск и продвижение радиостанции, вещающей только в глобальной Сети)[477].
Необходимо подчеркнуть следующий факт: у тех массмедиа, которые в качестве канала трансляции или ретрансляции радиопрограмм используют только Интернет, есть важное отличие от традиционных, в нашем случае - эфирных СМИ. Общую целевую установку у них определяет, как правило, не информационная функция, а коммуникативно-интеграционная, реализация которой позволяет при посредстве различных форм диалогового общения сформировать устойчивую в своих характеристиках постоянную аудиторную группу. Что же касается так называемых «ситуативных слушателей», то по классификации А.А. Шереля их привлекает фоновое прослушивание, когда радиовещание является элементом окружающей обстановки, находится на периферии восприятия. С помощью различного рода поисковых систем представители данной группы, как свидетельствует практика, ищут прежде всего определенную музыку, поэтому их можно отнести лишь к группе потенциальной аудитории конкретного массмедиа.
При этом у радиотрансляций есть несомненные преимущества перед другими формами информирования массовой аудитории: оперативность, вседоступность как возможность прослушивания на всех без исключения современных технических устройствах, а также относительная простота/дешевизна создания данного рода продукции и реализации интерактивной модели вещания. Наглядный пример - радио КП-FM «Комсомольская правда», довольно быстро завоевавшее свой сегмент на данном [478] [479]
рынке, в том числе и в Уральском макрорегионе, именно благодаря возможности
продвигать мультимедийные проекты одновременно в печатной версии газеты, на сайте
и на радио с федеральным вещанием, а также транслирующем сигнал в Интернете.
Причем от телевидения «КП», также в течение нескольких лет активно развивавшемся
Издательским домом, в 2014 году было принято отказаться именно по причине
несоответствия творческих и финансовых затрат ожидавшимся результатам в охвате
-1
аудитории и привлечения рекламодателей .
Размещение аудиоматериалов на интернет-страницах массмедиа помогает разнообразить как подачу информации, улучшить ее воспринимаемость, так и привлечь внимание аудитории к прямой речи известных персон или трансформировать таким образом фактор документальных свидетельств участников актуальных событий. Причем логика действий конкретного потребителя мультимедийных продуктов массмедиа, как свидетельствует практика, не всегда определяется только удобством восприятия. Казалось бы, только «переупаковка» (термин А. Г. Качкаевой) части текстовой информации в аудиовизуальную должна способствовать повышению индекса ее воспринимаемости. Но это не имеет отношения к случаям, когда прикрепленный к тексту аудиофайл имеет эксклюзивный характер в силу трудности/запретности его получения открытым способом (например, записи, сделанные во время телефонных переговоров), или, когда данный файл представлен как единственно сохранившийся (к примеру, записи с «черных ящиков» потерпевших катастрофу самолетов, переговоров представителей спецслужб и т.п.).
Вместе с тем, наше исследование показало, что если жанровая палитра современной конвергентной журналистики при трансляции оперативной информации во многом соответствовала традиционной, реализуемой, в том числе, и в рамках коммуникативных стратегий «нового журнализма» и пиарналистики, то, что касается аналитических и симбиоза художественно-публицистических жанров, здесь новейшего материала для анализа и системного описания было гораздо больше. Причем при этом необходимо отметить и то, что фактор смешения, взаимопроникновения жанров отразился, по мнению опрошенных нами респондентов, в явлении, в результате которого жанровые различия даже журналистских материалов сегодня (как отметили 1 более 15% из них) «не важны для аудитории», «проявляются в информационных потоках все менее заметно» или «второстепенны с точки зрения практикующих журналистов». Но при этом более четверти респондентов были убеждены, что «черты традиционных жанров - репортажа, очерка, фельетона, корреспонденции и других - можно найти практически в любой публикации, размещенной в Сети».
Однако отметим, что, на наш взгляд, традиционная литературоцентричная система организации и обработки информации уже в XX веке все чаще входила в противоречие с доминантным технологическим развитием средств массовой коммуникации, что не только изменило безусловное лидерство вербальной составляющей текстов на приоритет визуальных и аудиальных каналов восприятия, но и предопределило развитие массовой культуры также как безусловно конвергентной. С точки зрения физики данный субъект общественного развития обладает, как формулируется, «конвергирующим полем»[480]. Если далее проводить параллели с естественными науками, то можно сказать, что массовая коммуникация как одна из непременных констант культуры общества в целом все больше стала характеризоваться обратной зависимостью, носить универсальный, а зачастую даже всеобщий характер. Следовательно, продукты массмедиа стали уже на рубеже XX-XXI веков важнейшей единицей своего рода «формулы, с помощью которой можно было попытаться вывести закон эффективности универсального взаимодействия, характерного для конвергирующего поля большой Культуры»[481].
Приоритетным объектом нашего внимания были прежде всего те аналитические и художественно-публицистические жанры, которые не только обладают ярко выраженной диалоговостью, но и претерпели изменения в условиях развития информационной среды или появились лишь в последнее время. Логично в целом систему данных жанров конвергентной журналистики определить как «совокупность жанров в зависимости от технологической интернет-платформы, ставшей основой для создания медиаматериала: жанры с текстовой основой, видеожанры, аудиожанры, иллюстративные»[482]. А также зафиксировать тот факт, что конкретно жанровые трансформации текстов массмедиа в период внедрения интернет-технологий были обусловлены в первую очередь переходом многих редакций к принципиально иным форматам работы.
С точки зрения организации это касается, как было отмечено ранее, все более часто используемых принципов проектной деятельности массмедиа. С сугубо технической стороны изменения коснулись прежде всего размывания типологических границ СМИ и расширения границ их региональной принадлежности. На основании проведенного исследования мы также можем сделать вывод, что грамотное мультимедийное наполнение сайтов газет, журналов, сетевых изданий и представление электронными СМИ контента в печатном виде является сегодня основой как их функционирования, так и расширения ареала информационного влияния. Приведем характерный пример.
РИА «Новый Регион» (https://urfo.org), основанное в 1998 году в Екатеринбурге, в течение последних десяти сделало акцент в менеджменте на выстраивание филиальной сети. И большие эти организационные и финансовые затраты полностью окупились. На сегодняшний день РИА (в рамках проводимого ребрендинга именуемое теперь «Новый День») имеет филиалы с собственным производством новостийного контента не только в областных центрах региона Урала, но и в Москве, Санкт-Петербурге, в Крыму, Украине, Молдавии, Киргизии, ряде других территорий. Уникальным продуктом деятельности отдела мониторинга новостей агентства, позволяющим, как свидетельствуют исследовательские фирмы, быть одним из лидеров в конкурентной борьбе с другими массмедиа за общероссийскую аудиторию, является фото- и видеоконтент, представляемый в круглосуточном режиме. Основной канал агентства «Новый День-ТВ», размещенный на видеохостинге YouTube, имеет более 2 млн просмотров и больше 8000 подписчиков. Специально созданный видеоотдел оперативно транслирует не только оперативную, но и аналитическую, расследовательскую, рекреативную информацию с мест событий, а также спецпроекты (ток-шоу, видеоэксперименты). Тот факт, что основной канал агентства имеет несколько групп в соцсетях, а их видеоматериалы регулярно задействуют при подготовке своих сюжетов местные и федеральные СМИ, в том числе и телеканалы, свидетельствует, что журналистам удалось не только определить свое место в региональных медиапространствах, но и по данным рейтинга @Mail.ru (https://top.mail.ru) в течение анализируемого нами периода постоянно находиться в числе 12-15 ведущих информационных агентств России.
Только один факт. Оперативно выставленная видеоинформация о том, что из екатеринбургского аэропорта Кольцово в Симферополь отправилась необычная пассажирка - годовалая львица Лола1, за час собрала более тысячи просмотров. Сама история о том, что бывшие хозяева довели животное до истощения и собирались усыпить, а от смерти его спасли сотрудники челябинского Фонда помощи животным, предопределила еще большее внимание. Причем репортажи с нового места жительства «большой кошки», подысканного с помощью зрителей, вызывали массовый интерес почти по всей России еще в течение длительного времени. Как свидетельствовал наш экспресс-опрос, который мы провели в Интернете по этому поводу, важными факторами, определявшими внимание откликнувшихся респондентов, в этом случае были неожиданная завязка («откуда на Урале появилась ничейная львица»), трагическое развитие событий («хотели усыпить»), кульминация («как животное переносит полет») и счастливая развязка («львица нашла теплый во всех отношениях дом»). Не трудно предположить, что, к примеру, для Лайф ньюс (https://life.ru), с их тогдашним форматом работы в режиме реального времени, и сама подобная новость была «мелковата», и ее жанровое развитие в огромном потоке трудно было уловить рядовому пользователю. Потому мультимедийное содержание информации РИА «Новый День» и является уникальным, а их чаще всего публицистический формат деятельности востребованным у массовой аудитории.
В целом же, помимо фото-, видео-, аудиоматериалов, можно назвать такие общефункциональные характеристики современного массмедийного контента аналитического и художественно-публицистического характера, как повсеместно используемые элементы инфографики, анимации, многообразие шрифтового наполнения, текстовые сообщения, транслируемые в интерактивном режиме работы, большое число ссылок и т.д. Все эти и многие другие элементы создают интегрированную информационную среду, в которой журналист получает возможность творческой самореализации в различных средах, а пользователь обретает качественно новые каналы для диалога с отправителями сообщений. Причем распространение большого числа креолизованных текстов как тенденция, а также активизация работы с электронной почтой, материалами социальных сетей, форумов и даже открытие, к примеру, собственного радиовещания - это не просто находки отдельных массмедиа- новаторов, а четко проявляющаяся тенденция развития при этом и интерактивных возможностей традиционных СМИ.
Интересный опыт в контексте выстраивания диалоговых отношений традиционными печатными СМИ с использованием новых информационных технологий демонстрируют многие ведущие зарубежные и отечественные периодические издания. Так, веб-версия газеты «Нью-Йорк Таймс», по мнению опрошенных нами респондентов, в ряде случаев являющаяся объектом для внедрения и в их практику наработок зарубежных коллег, имеет очень качественно и творчески разработанную мультимедийную «начинку». Журналистами используются такие традиционные и новаторски воплощенные мультимедийные инструменты, как: многоцветное и с обилием выделительных элементов шрифтовое наполнение представленных текстов, видео (репортажи, зарисовки, интервью длительностью не более 2-3 минут), слайд-шоу, фоторепортажи (полномасштабное представление наиболее важных событий), инфографика, подкастинг, а также используются фреймы с дополнительным мультимедийным контентом, транслирующим в том числе информацию не только самого СМИ, но и его информационных партнеров.
Из числа технологических новаций можно выделить присутствие на данном сайте также сложных, комбинированных мультимедийных инструментов: аудио-слайд-шоу (к примеру, фоторепортаж дополняется интершумом или рассказом автора), видео-слайд- шоу - новости в сочетании с закадровым текстом или представленные в видеоформате со сменяющимися фотографиями с места события, интерактивная инфографика со «всплывающей» справкой, ссылками на источники или на разнообразную информацию, дополняющую сведения, - к примеру, картинками-схемами.
Только один пример. Во время летней Олимпиады 2016 года в Бразилии большое внимание общественности вызвал скандал с американскими пловцами, которых якобы ограбили в Рио. Местная полиция утверждала, что никакого ограбления не было, а закон нарушили сами спортсмены, устроившие погром на автозаправке. Им при этом просто пришлось компенсировать нанесенный ущерб. Несколько информационных сообщений по поводу развивающегося скандала журналисты «Нью-Йорк Таймс» в итоге сопроводили своего рода оперативным лонгридом[483]. В подборке с другими материалами с Олимпиады он от них выгодно отличался тем, что здесь были представлены и инфографические элементы, и оперативные видеозаписи, и интервью участников, и комментарии экспертов-юристов. Не случайно за час «выставления» на сайт в ранние 8.05. AM местного времени он собрал уже более 18 тысяч просмотров. В дальнейшем вызвавшая большой общественный резонанс тема «ложных доносов» получила квалифицированную разработку в ряде проблемных статей в печатной версии газеты.
При этом если ведущие западные массмедиа сегодня основной акцент делают на видеоматериалы, то российские - на удобную для пользователя систематизацию шрифтовых текстов и фотографий. К примеру, «Комсомольская правда» (далее «КП») и «Аргументы и Факты» (далее «АиФ») свои рубрики на сайтах не только максимально «дробят» тематически, но и постоянно обновляют, наполняют разножанровым контентом в зависимости от интересов массовой аудитории. Так, «КП», к примеру, кроме традиционных тематических, в 2016 году в числе основных на сайте представила даже специальную рубрику «#PokemonGo», посвященную набравшей широкую популярность игре компании Nintendo, выпущенной для смартфонов и планшетов под управлением Android и iOS. И журналисты не ошиблись в своих расчетах, поскольку данная тема[484] очень быстро дала возможность представить читателям публикации не только в информационных, но и в других жанрах: от аналитики - изучения в корреспонденциях и статьях феномена популярности игры, предысторий скандалов с вторжением в храмы и присутственные места, расследования трагических случаев гибели ее апологетов - до яркой авторской публицистики оппонентов и откровенных противников[485].
Отработанный сотрудниками «КП» на практике подход активного использования видеоподкастов, загружаемых в качестве расширенного дополнения к публикациям, также позволяет не просто расширить информационную их составляющую, но и детализировать аналитические и художественно-публицистические тексты. Причем, если вначале это был своего рода эксперимент, то сегодня слияние шрифтового материала, радио и видео - это уже отработанная технология. В частности, в Екатеринбурге и еще во многих городах России и ближнего зарубежья активно работает и пользуется популярностью «Радио-КП». В эфире в Москве и других городах выступают, как правило, звезды шоу-бизнеса, спорта, литературные авторы. Эти радиоинтервью нередко полностью или фрагментарно снимают и на видео, транслируя, благодаря интернет-вещанию, по ссылке на сайте. К слову, этот опыт еще раньше начали развивать коллеги с радиостанции «Эхо Москвы»: их эфирные программы можно отслеживать на сайте хоть в прямом эфире, хоть в записи и архивах.
«АиФ» традиционную информационную насыщенность печатной версии издания на сайте дополняет публикациями в жанрах, далеко выходящих за пределы привычного представления о их ресурсах. И это стало возможным в результате принятия стратегии мультимедийного холдинга и ориентации на прямой контакт с аудиторией. Конечно, журналистам трудно было конкурировать в этом смысле с той же «КП», развивающей идею диалоговой преемственности сразу на трех уровнях «радио КП - сайт издания - печатная версия». Поэтому утверждение концепции персонализации тематики, когда в том или ином расширенном и уже не только информационном жанре аудитории на сайте представляется прежде всего точка зрения героя - прямого участника события, конфликта, расследования, выглядит не просто оригинальным, а единственно верным в условиях острой конкурентной борьбы. Так, например, в 2016 году в преддверии 25-й годовщины ГКЧП, о чем сообщали практически все СМИ, «АиФ» смогли представить вызвавшие большой интерес эксклюзивные материалы и фотографии по данной теме: статью депутата Верховного Совета СССР Сергея Станкевича, интервью певца Александра Ф. Скляра, расследование судьбы членов ГКЧП автора рубрики «Всемирная история с Андреем Сидорчиком», ряд других[486].
«Областная газета» (Екатеринбург) яркий контент из «глубинки» нередко сопровождает не только обилием фото, но и видеозаписями, сделанными корреспондентами на телефон. К примеру, рассказ о джазовом фестивале, прошедшем в провинциальном городке Камышлове, был сопровожден не только 22 фото, но и тремя видео выступлений зарубежных гостей, что вызвало несколько десятков тысяч просмотров[487]. Конечно, при этом регионалам трудно соперничать, к примеру, с британской «Гардиан», использующей при создании видеоматериалов даже специальную съемочную группу из трех человек: корреспондента, телевизионного оператора и продюсера, что позволяет представлять более качественный видеоконтент. Но, вместе с тем, ежедневно «выложенные» на сайт видеокомментарии экспертов, видеосюжеты с места событий или важнейших мероприятий, видеоколонки ведущих колумнистов и еще многое другое, видимо, можно рассматривать как недалекое будущее всех массмедиа. А сам факт того, что симбиоз отчетов, эссе, рецензий на тему культуры уже сегодня трудно представить даже в региональных массмедиа без максимально креолизованных текстов и видео, свидетельствует о перманентном развитии принципов конвергенции на всех уровнях.
Ряд изданий в связи с этим уже сегодня использует в своей практике представления текстов публицистического содержания так называемые «флэш-видео» - короткие вставочные сюжеты, привлекающие внимание к тому или иному «гвоздевому» материалу газеты или журнала. С их помощью аккумулируются, по мнению маркетологов, те или иные формы обратной связи с реальной и потенциальной аудиторией. Существенен и тот факт, что подобная форма онлайн-видео все больше предпочтительна и для рекламодателей, имеющих возможность разместить рядом свой продукт.
Хотя ряд печатных изданий представляют в этом плане пример мультимедийного минимализма, поскольку приняли стратегию преимущественно print-first (нацеленную на то, чтобы печатное издание было главным производимым продуктом, а ее интернетверсия - лишь дополнением газеты). К примеру, web-версии газет «КоммерсантЪ», «Новый мир» (Курган), «Простор» (Оренбург) предлагают как традиционный, так и модифицированный, но лишь достаточно упрощенный для восприятия вид мультимедийного контента:              разнообразный формат фотоиллюстраций,
инфографическую продукцию и разнообразные ссылки.
Вместе с тем, мы убеждены, что перспективы развития модифицированных онлайн-версий традиционных печатных СМИ, развивающихся на основе своих офлайновых прототипов, обязательно должны быть связаны с выработкой и в сфере мультимедиа собственной информационной политики. Она должна быть обусловлена как сохранением визуальной индивидуальности, прежде всего, традиционной имиджевой, так и использованием интерактивных сервисов, помогающих расширить аудиторию пользователей из числа людей, живущих в том числе в других регионах. При этом печатные СМИ могут успешно развиваться даже в условиях минимализма медиарациона, предлагаемого операторами мобильной связи или разработчиками мобильных приложений, также активно внедряющими и развивающими форматы вседоступности массовой информации прежде всего в рекламных целях.
Так, к примеру, 16 ноября 2011 года старейший екатеринбургский медиахолдинг «Уральский рабочий» совместно с компанией East Media объявил о выходе нового новостного приложения iВечерка. То есть газета «Вечерний Екатеринбург» первой в регионе стала тогда предлагать вариант ежедневного выпуска и в новейшем информационном формате. Правда, скептики тут же высказали сомнение - насколько оправдан этот шаг для газеты, основная читательская аудитория которой пенсионеры и которая вряд ли обладает не только мобильными устройствами для получения iВечерки, но и просто свободным доступом в Сеть. Но шаг оказался стратегически верным уже по той причине, что за счет продвижения в глобальной Сети был реализован коммерческий проект по продаже любого ранее издававшегося номера газеты в формате PDF. Каждая полоса оценивается в 10 так называемых кредитов (100 кредитов стоит 75 руб., максимальные 800 - 599 руб.). Благодаря относительно небольшой цене архивного контента и умелому маркетинговому продвижению в Интернете газета, что называется, постоянно «на слуху», а также имеет возможность успешно работать с рекламодателями, которым интересно СМИ, выходящее за рамки города[488].
Важным компонентом мультимедийного творчества в целом, а в жанрах, соотносимых с традиционными, в частности, для подавляющего большинства сайтов современных массмедиа является многообразие цветового выделения шрифтов и их гарнитурная инвариантность. «Узнаваемый» шрифт издания, представленный и в визуальном наполнении сайта, - это своего рода визитная карточка, помогающая как опознать его в многообразии сетевой информации, так и составить благоприятное первое впечатление случайному посетителю. В связи с этим можно отметить как тенденцию взаимопродвижения СМИ различных типологических групп. Так, портал газеты «Известия» с ярко выраженной шрифтовой индивидуальностью издания, знакомой каждому россиянину хотя бы по ее титулу, долгое время выступал даже в роли своего рода «визуального маяка» ссылок на новостные сюжеты программы «Вести» канала «Россия24». А онлайновая версия «Известия ТВ», продвигаемая в том числе и при посредстве коллег, была взаимовыгодна как газетчикам, так и маркетологам- телевизионщикам относительно выхода на новые сегменты аудитории. К примеру, достаточно резонансным был специальный обзорный выпуск «ТОП-10 Событий в индустрии развлечений в 2010 году». Тогда интернет-телеканал «Известия-ТВ» подвел итоги года в российском и мировом шоу-бизнесе, подготовив телепроект, посвященный наиболее громким и интересным событиям, а также самым успешным представителям российской и мировой индустрии развлечений[489].
Пример этих и других массмедиа свидетельствует также о том, что мультимедиа могут быть инструментом организации не только истинно диалоговых отношений с аудиторией, но и способом реализации сугубо маркетинговых технологий. В связи с этим следует отметить и возникновение относительно новых жанров - например, представление печатными СМИ так называемых видеодайджестов отдельных номеров или даже всей совокупности продукции. Одним из пионеров в этой деятельности был в начале анализируемого нами периода Издательский дом «Коммерсантъ»[490]. Но очень быстро этот жанр, именуемый на web-сленге «видео для ленивых», потерял популярность, как мы выяснили в ходе опроса, прежде всего по той причине, что «для постоянного читателя информации слишком мало, а системно заниматься подготовкой такого рода дайджестов лишь для случайных посетителей слишком затратно и малоэффективно». Хотя некоторые журналы, особенно игровой направленности, до сих пор используют видеодайджесты в качестве одного из маркетинговых приемов, позволяющих привлекать молодежную аудиторию[491].
Резюмируя сказанное, необходимо отметить, что диссертант в ходе организации и проведения исследования все более убеждался в том, что термин «универсальная журналистика», активно используемый в теории массовой коммуникации, сегодня требует соотнесения с аспектами, характеризующими наличие или отсутствие у субъектов информационной деятельности интенций к выстраиванию диалоговых отношений с аудиторией. Ведь, по М. М. Бахтину, нельзя разрывать процесс видения и понимания действительности и процесс ее воплощения в тексте наиболее адекватными средствами - постепенно они образуют устойчивые сочетания. Жанры же «возникают как точки сгущения напряженности»[492] [493] [494] в том или ином месте пространства в соответствии с художественными задачами, здесь и сейчас ставящимися авторами.
. Е. Кройчик в связи с размыванием жанровых границ в современной массмедийной деятельности неоднократно ставил вопрос о замене в теории понятия «жанр» на «текст» , что, по его мнению, расширяет диалоговые характеристики контента СМИ.
Универсализм является одной из важнейших современных характеристик, отражающих степень профессионализма журналиста и умения работать в разных средах. Но универсальная журналистика в целом как совокупность методов и способов донесения информации до различных аудиторных групп все же является, как мы попытались доказать, лишь составной частью конвергентной журналистики. Журналистики, объединяющей не просто технологии, но прежде всего всю совокупность смыслов, транслируемых массмедиа текстов, авторских и иных интенций. Априори можно утверждать, что все более важную роль при этом играют собственно способы и технологии управления творческим коллективом, также в той или иной степени влияющие на возникновение, изменение, трансформацию и т.д. различных значимых структурных элементов любого современного информационного пространства. Безусловно, в их число включены и те компоненты, которые традиционная теория журналистики именует эффективностью деятельности и «центральной профессиональной задачей сотрудников СМИ» . О функциональнодеятельностных основаниях развития мультимедийного творчества пойдет речь в следующем параграфе диссертации.
<< | >>
Источник: ОЛЕШКО Евгений Владимирович. КОНВЕРГЕНТНАЯ ЖУРНАЛИСТИКА:ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА КАК ФАКТОР ОПТИМИЗАЦИИИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ. 2018

Еще по теме Дифференциация современных мультимедийных текстов как способ организации диалоговых отношений с аудиторией:

  1. 2.5. Информационно-коммуникативное взаимодействие учителя с авторами образовательных текстов как условие его профессионально-личностной подготовки к организации диалогового общения в процессе обучения
  2. 3. 6. Профессионально-личностная готовность учителя к проблемно-диалоговому общению с авторами образовательных текстов
  3. § 1. Обучение как способ организации педагогического процесса
  4. Организация доводов в соответствии с установками аудитории
  5. Сергей Ушакин МЕСТО-ИМЕНИ-Я: СЕМЬЯ КАК СПОСОБ ОРГАНИЗАЦИИ ЖИЗНИ
  6. 4.3. Государственные и негосударственные организации как субъекты административно-правовых отношений
  7. Потребности и интересы как фактор, влияющий на динамику современных международных отношений
  8. 2.2. Акционерное общество как коммерческая организация, в отношении которой ее участники имеют обязательственные права
  9. ТЕМА 9. СПОСОБЫ РАБОТЫ С ТЕКСТОМ УЧЕБНИКА ИСТОРИИ
  10. Дифференциация звуков в словах (проводится как часть занятия,в отдельных случаях как целое занятие)
  11. ТЕКСТЫ ИСТОЧНИКОВ: ОРГАНИЗАЦИЯ И УПРАВЛЕНИЕ ХОЗЯЙСТВОМ ПОМЕСТЬЯ.
  12. Дифференциация изолированных звуиов (проводится как часть занятия)
  13. Дифференциация звуков во фразовой речи (проводится как целое занятие)