<<
>>

ТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ КАРТА ЛЛЛ И БЕЗАЛЬТЕРНАТИВНОСТЬ ВЫБОРОВ

В ХОДЕ КАМПАНИИ 2004 года по выборам президента со стороны оппозиции, условно возглавляемой Борисом Березовским, отрабатывались в основном две темы: протест против безальтернативных выборов, монополизированный «молодыми коммунистами» и нацбола- ми, а также вопросы терроризма, тема, которую пыталась монополизировать Ирина Хакамада. Работа по доведению мысли «Кремль виноват в том, что вы беззащитны перед террористами» велась с расчетом на образованных жителей Москвы. Поэтому в данном случае нельзя разделять серьезную политику и то, как действовала в то время молодежь.

Учитывая события лет"


Президентская кампания 2004 года

2005 года, когда молодежь из «Обороны» просматривала -1 фильмы «Покушение на Россию» и «Товарищ президент», а на сайте НБП в разделе «Библиотека» были выложены книги Александра Литвиненко «ФСБ взрывает Россию» и «Лубянская преступная группировка», надо признать, что тема терроризма очень активно эксплуатируется оппозиционными молодежными группировками. Как раз в том ключе, который выгоден Березовскому.

12 января появляется и широко ретранслируется обращение к кандидатам в президенты России родственников жертв терактов в Москве с тре-

бованием высказать

свою позицию относительно терактов: «Нынешний президент РФ был обязан ответить нам не просто по должности, но и по совести... Под сомнением сама легитимность власти и основы доверия к ней», — говорится в обращении. Тему подхватывает Николай Харитонов, кандидат от КПРФ, соглашаясь «разобраться с причинами» в случае своей победы. Но главный пиар делает Ирина Хакамада, в обращении «К гражданам России, пострадавшим от государственного терроризма» она обвиняет Путина в причастности к гибели заложников на Дубровке, а также обещает, что когда станет президентом, «граждане России узнают правду о взрывах домов, о трагедии в театральном центре и о многих других преступлениях власти». Обращение публикуется 13 января и на официальном сайте Хакамады, и в газете «КоммерсантЪ», а также в ряде других СМИ «на правах рекламы». Републикация в течение двух дней происходит по меньшей мере в 50 интернет-СМИ.


Глава третья

На следующий день (14 января) Хакамада усиливает -li

медийный эффект своей пресс-конференцией, на которой официально подтверждает, что ее финансирует Леонид Невзлин, открещивается от связи с Борисом Березовским и сообщает о том, что ведет ее кампанию Марина Литвинович. Но сомнений в том, что устами бывшего сопредседателя СПС говорит Березовский, не было ни у кого из аналитиков. Единственные догадки, строившиеся тогда, — имеет ли Кремль какое-нибудь отношение к происходящему.

16 января ресурсы Березовского публикуют резкий ответ родственников жертв терактов в Москве Леониду Рошалю, однако фигура доктора была столь значима, что широкого резонанса это заявление не получило. С 17 по 20 января к кампании критики Хакамады за ее «пиар на крови» присоединяются не только прогосударственные СМИ, но и «Газета.Ру» и «АПН.Ру». В то же самое время в редакции «АПН.Ру» начинаются идеологические проблемы, связанные с тем, что владелец сайта Станислав Бел- ковский расходится во многих вопросах с Борисом Березовским.

Вскоре АПН закроют на реконструкцию и в новом виде он появится только в мае как вполне патриотически ориентированный ресурс. Критика Хакамады в «оппозиционных» СМИ отмечает главный фактор — несвоевременность ее выступления. Любопытная статья «Новая жертва Норд-Оста» появляется 20 января на либеральном ресурсе «Глобалрус.Ру», в которой делается намек на то, что Березовский вполне может подставить Хакамаду и она разделит судьбу Юшенкова: «Огнестрельные раны в его груди еще дымились, а Борис Абрамович Березовский уже сидел в лондонской телестудии, обвиняя кровавый путинский режим в этом преступлении». Намек боле"

alt="" />


Президентская кампания 2004 года

чем прозрачный, и был понят сразу. Больше Хакамада се- -li бе не позволяла в течение кампании никаких выходок.

В самом конце января Frankfurter Rundschau публикует статью «В предвыборной гонке Путина догоняет драма «Норд-Оста». Перепечатки статьи замечены были по меньшей мере в пяти СМИ. Поскольку от террористической проблематики Хакамада уже ушла, 2 февраля тему взрывов жилых домов в Москве поднимают нацболы, которые обещают провести свое расследование. Это сообщение остается практически никем не замеченным. А вот 3 февраля происходит более интересное событие — взрыв у квартиры Трегубовой. Готовящаяся истерия в СМИ была рассеяна всего лишь несколькими сообщениями самих же журналистов на форуме «Компромат.Ру» и в сообществах ru_politics и paparazzi в «Живом журнале», в которых скептически замечалось, что скорее всего это либо провокация Березовского, либо ловкий самопиар Трегубовой. Так что, несмотря на то, что в тот день в СМИ сообщения о взрыве доминировали, даже «Грани.Ру» и «Газета.Ру» не смогли раскрутить тему «козней Кремля» и выставить Трегубову «жертвой режима». А на следующий день вообще об этой теме все забыли. Выяснилось, что взрывное устройство было такого типа, что Трегубова могла лишь временно лишиться зрения и слуха, но никак не погибнуть.

Тогда же, 3 февраля, на сайте «Газета.Ру» появляется очень важная статья «Контртеррористическая экономика в действии», написанная Дмитрием Бутриным, корреспондентом «Ъ». В статье Бутрин прямо говорит о том, что большая часть терактов выгодна в первую очередь преступным группировкам, связанным с властями Чечни. февраля «Колокол.Ру» и «Кавказ-Центр» разместили информацию о поддержке депутатами ПАСЕ плана Маг


Глава третья

хадова по урегулированию ситуации в Чечне, тогда же -li было объявлено о намерении Комитета солдатских матерей (структуры, имеющей давние связи с Березовским) создать партию. Это все было настолько очевидно взаимосвязанно даже тогда, что «Политком.Ру» характеризует происходящее как «часть лондонского проекта «АнтиПутин» и, соответственно, один из элементов президентской кампании Ивана Рыбкина1.

Страшным взрывом в метро ранним утром 6 февраля тема терроризма перевернула всю президентскую кампанию для любого москвича. Кровавый кошмар во втором вагоне поезда в перегоне между станциями «Павелецкая» и «Автозаводская», унесший жизни 40 человек, вверг в депрессию и растерянность большую часть жителей столицы. Упреки за

происшедшее тут же обрушились на власть.

Тема теракта была не просто лидирующей, она затмила все другие. На этом фоне вечные страшилки Березовского, а также призывы к диалогу с Масхадовым и бредовые в своей подлости, но от того не менее запоминающиеся заявления о том, что теракты выгодны действующей власти («Можно не сомневаться — жесткая реакция Владимира Путина на взрыв в метро прибавит ему популярности в массах», — так иезуитски писали тог-

Президентская кампания 2004 года

но впитывались воспаленным сознанием рядового москвича.

Потом пропал Иван Рыбкин. Не будем пересказывать комическую историю его возвращения, но то, что на второй день после пропажи сайты Березовского развернули буквально истерическую кампанию, обвиняющую власти в устранении неугодного кандидата, который слишком много знал, очень показательно. «Путин никак не может допустить обличительного выступления Рыбкина в прямом эфире», — уверял читателя «Кавказ-Центр»1. Все это происходило параллельно со шквалом крити-

ки в адрес Кремля за теракт в Москве. Рыбкину повезло

найтись 10 февраля. На его счастье ему также посчастливилось дать на следующий день интервью «Эху Москвы», в котором он продемонстрировал себя с наихудшей стороны. «Березовские» медиа пытались отыграть, уверяя, что «это какая-то удачная операция власти по нейтрализации Рыбкина»2. Безуспешно, поскольку большинство журналистов смеялись над Рыбкиным, а некоторые сравнивали медиапотоки последних дней и безумно радовались, что человек выпал из публичной политики, но сохранил свою жизнь, не став жертвой провокации своего покровителя.

Глава третья

На следующий день, 12 февраля, Владимир Путин на- -li

чал активную кампанию встречей с доверенными лицами. А в Москве с 14 февраля главным были отнюдь не заявления президента о стабильности и росте ВВП на 30% по сравнению с 1999 годом. В столице вовсю обсуждалась катастрофа в «Трансвааль-парке». Многие были уверены, что произошел теракт.

Власти это отрицали, но психологический дискомфорт москвичей нарастал все сильнее. И самое главное, что ответственным за этот дискомфорт была избрана власть, поскольку она не дала тогда образа врага. Более того, некоторыми представителями власти была начата кампания, получившая условное название «синдром таджикской девочки». Напомню, что 9 февраля в одном из петербургских дворов в переулке Бойцова была убита 9-летняя таджикская девочка Хуршеда Султанова. Это преступление получило широкое информационное освещение. В основном СМИ напирали на то, что убийство совершено националистами, а национализм для России губителен и невозможен. В Москве в интеллектуальной среде словосочетание «таджикская девочка» стало вскоре синонимом попыток властей после крупного провала или трагедии перевести внимание на малозначимый эпизод и найти без вины виноватого. Последовавшее в конце февраля убийство в Катаре Зелимхана Яндарбиева и арест российских сотрудников спецслужб также создали пространство для критики властей — со стороны патриотического лагеря за то, что не смогли вывести своих из-под удара, и за то, что другие террористы пока еще живы, а со стороны правозащитного лагеря — за недопустимость подобных акций.


|lt; lt; ...104... gt; gt;|


Президентская кампания 2004 года

Стоит отметить, что ответные действия Кремля от- -li нюдь не были направлены на работу с московской интеллигенцией, а потому многим тогда казалось, что власть ведет президентскую кампанию неэффективно. Однако это совсем не так. Главным для штабистов была явка. Явка гарантировала победу Путина в первом туре. Усилия концентрировались не на столице, а на регионах. И уж тем более не на интеллигенции. Немаловажным рычагом влияния на массы, как это ни странно, оказался кадровый. Так, еще 22 января были проведены кадровые изменения в Администрации президента. Главным событием стало то, что Владислав Сурков, вопреки многочисленным прогнозам и тоннам компромата, не просто сохранил свое место, но стал одним из двух заместителей главы администрации наравне с Игорем Сечиным. 27-28 января происходит утечка о готовящихся решительных преобразованиях в высших эшелонах власти, однако главной мишенью по-прежнему считается Сурков (об этом сообщили «Грани.Ру», «Ньюсру.Ком», АПН, «Скандалы.Ру», «Правда.Ру» и lt;^KDaily»). февраля Путин принял решение об отставке правительства. Эта тема, пожалуй, выбила из рук оппозиции все козыри, которые та имела. Газеты и телевидение, интернет-СМИ писали только о том, кто станет новым премьером, а также кто займет места в новом составе правительства, которое обещали серьезно реструктурировать. Решение Путина было абсолютно неожиданным для большинства журналистов и политтехнологов. Президент уверенно подчеркнул, что не сомневается в итогах выборов: «Считаю правильным прямо сейчас, не дожидаясь окончания избирательной кампании, заявить состав высшего исполнительного органа государственной власти, которьм“


Глава третья

должен будет принять на себя свою часть ответственно- -li сти за дальнейшее развитие нашей страны»1. Недвусмысленный сигнал элитам, что все в порядке, и кампания не будет провалена, несмотря на некото-

рую истеричность ряда СМИ. Также это был жест в сторону рядовых граждан: «Я отряхиваю с себя наследие Ельцина, теперь я свободен, голосуйте за меня, за президента надежд!» Сигнал был понят и принят. Путин получил на выборах 14 марта 71% голосов, явка составила 64,3%. По Москве ситуация была примерно такой же — 68,7% голосов отдано за Путина при явке 59,1%.

В день голосования, когда              штаб              Путина

праздновал победу, загорелся Манеж, что стало не самой лучшей приметой начала нового правления. К сожалению, действия Бориса Березовского своей цели достигли если не на все сто, то уж точно на 90%. Московская интеллигенция, и раньше относившаяся к Путину не слишком хорошо, вступала в новый период своего существования. Его можно охарактеризовать как «искусст


Президентская кампания 2004 года

выборы в Москве не пришло больше 40% избирателей, -li причем большая часть сделала это сознательно. Уровень поддержки Путина среди пришедших оказался стабильно высоким — 70%, но еще 30% так же сознательно отказали ему в доверии. То есть в столице уже к тому времени существовала питательная среда для того, чтобы можно было дальше канализировать недовольство существующим режимом в необходимом направлении. И авангардом, застрельщиками, которые не побоялись открыто продемонстрировать это чувство, оказались молодые поколения московской молодежи, так удачно подвернувшиеся под руку политикам.


И

<< | >>
Источник: Павел Данилин. Новая молодежная политика 2003-2005. 2006

Еще по теме ТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ КАРТА ЛЛЛ И БЕЗАЛЬТЕРНАТИВНОСТЬ ВЫБОРОВ:

  1. Психология террористической группы
  2. Прогноз опасностей террористического характера
  3. ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ ГРУППЫ КАК НОВЫЕ ГЛОБАЛЬНЫЕ АКТОРЫ
  4. Психологическая структура террористической деятельности
  5. Террористический рейх
  6. РЕВОЛЮЦИОННО-ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ В РОССИИ
  7. Парламентские выборы 1978 г. и выборы в Европейский парламент 1979 г.
  8. § 2. Политическая карта мира
  9. ВООБРАЖЕНИЕ - КАРТА
  10. Упражнение 6. Карта ценностей
  11. Групповая карта
  12. Выбор Путина как выбор России
  13. СОВРЕМЕННАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ КАРТА МИРА
  14. Российская карта