<<
>>

Социальная критика как вызов обыденному сознанию

Неизменным мотивом социальной критики на протяжении всей истории является несогласие с существующим порядком вещей, точнее, с упорядоченным, устоявшимся «беспорядком» — неразумными социальными установлениями, бездушностью человеческих взаимоотношений, несправедливостью распределения знания, власти и материальных благ.
Но самым главным поводом для критического возмущения становится сам человек, его неизменная способность адаптироваться к «плохим» социальным условиям, погружаться в рутину будней или, другими словами, следовать режиму повторения, принимая происходящее с фатальной безысходностью — «привычка свыше нам дана». Быт с его абсолютной предсказуемостью, завершенностью жизненного поиска, закрытостью мировоззренческих горизонтов представляется врагом номер один для социального критика, руководствующегося верой в возможность социальных трансформаций, в дееспособность новых идей, проектов, замыслов. Фатализм глубоко чужд социальной критике, какие бы формы она ни принимала и как бы пессимистично ни оценивала актуальное состояние социума. Фатализм — покорность судьбе, тогда как основной императив социальной критики — борьба за реализацию человеческих желаний, стремлений к лучшему. Фатализм освобождает личность от ответственности (что бы человек ни делал — результат будет тот же), тогда как социальная критика приучает индивида относиться осмысленно к своим действиям и поступкам, от которых зависит будущее. Силы, действующие в истории, намечают ход развития событий, но всегда остается неопределенность, связанная с ситуацией выбора, приложением человеческой энергии, открывающей или создающей условия для появления точек бифуркации. В контексте социальной критики постоянно воспроизводится тематика личного выбора, не отделимая от тематики борьбы с рутиной будней, вопрос «либо-либо»: либо быть социальным объектом, для которого все предопределено кем-то другим, либо субъектом, способным определять направление и приоритеты деятельности, реализовывать свои цели. Объект, что понятно, не распоряжается собой. Субъект наделен определенной свободой, прежде всего, свободой говорить «нет», отклонять возможности, не вызывающие доверия, противоречащие избранным ценностным ориентациям, свободой искать приемлемые для себя решения. Задача социальной критики заключается в том, чтобы перевести человеческое сознание из страдательного состояния жертвы, обделенной обществом, историей, судьбой, в состояние активного неприятия положения «униженных и оскорбленных». Критика инициирует бунт против чуждой действительности, а заодно и против представления, что все устроится само собой, без приложения личных усилий. Обывательская установка сознания исключает из поля зрения риски и социальные потрясения. В рамках повседневного существования вызовов либо не существует вообще, либо они кажутся удаленными на безопасное расстояние, актуальными для другой аудитории. Быт защищает от вызовов.
Социальная критика, напротив, напоминает о недолговечности быта, хрупкости, подвижности принятых правил игры, поведенческих моделей, способов восприятия действительности. Критическая установка сознания заставляет «идти против течения», искать и заострять проблемы, воспринимать опасности так, как они есть, не отворачиваться от кризисов общественного бытия. Вызовы подрывают жизненный мир повседневности, нарушают привычный ритм работы и отдыха. Социально-критический дискурс не дает жить спокойно, «нагнетает обстановку», делает очевидными сбои в работе социума, экстраполирует последствия этих сбоев на повседневную жизнь, обращается ко всему обществу и к каждому человеку в отдельности, предупреждает, мобилизует, требует. Быт соотносится с особым состоянием сознания, в котором доминирует равнодушное отношение к проблемам, не затрагивающим непосредственно самого человека. Социальная критика, со своей стороны, не терпит равнодушия, очерчивает проблемы и возможности, говорит о решающих моментах и необходимости решительных действий. Индивидуальное стремление к счастью и благополучию перенаправляются в сферу «общего дела», динамичную, драматичную, наполненную контрастами: «сегодня» решается, каким будет «завтра», «здесь» нельзя не учитывать, что происходит «там», постоянно ведется борьба между буржуазией и пролетариями, традиционалистами и новаторами, обывателями и творческими одиночками, приверженцами «патриархата» и «феминистическими» провозвестницами/провозвестниками свободы. Моральный посыл социальной критики таков: невозможно жить в своем маленьком мире, когда в большом столько несовершенства, несправедливости, зла; невозможно оставаться в стороне, когда от человеческой солидарности, продуманных действий, само- определения, осознания внутренних врагов (ложных идей, потребностей, привычек) зависит настоящее и будущее всего социума. Эгоизм — лишь одна из причин индифферентного отношения к действительности. Другая — отсутствие воображения, представлений о лучшем общественном устройстве. Обыденное сознание поверхностно в том смысле, что оно воспринимает те или иные события наивно, упрощенно (как слышится, видится, чувствуется). Отдельные элементы жизненного опыта проецируются на сферу мировоззренческих представлений, а сфера желаний фактически подчиняется сиюминутным перепадам настроения. Самые известные критики, обрушивающиеся на косность социальных установлений, указывают на неспособность человека выходить за рамки имманентной действительности, проводить внятное различие между тем, что есть, и тем, что может быть, различать важное и второстепенное в событийном потоке жизни. Пророки, обличающие поверхностную религиозность верующих, бездумное, обрядовое следование заветам, философы, негодующие по поводу суеверий и предрассудков, марксистская критика молчаливого согласия с эксплуатацией человека человеком, экзистенциальная критика отчужденного отношения к собственному существованию — все они показывают, насколько люди абстрагированы от самих себя, далеки от желания что-либо менять, насколько большинство разучилось желать лучшего и замечать недостатки окружающей действительности.
<< | >>
Источник: П. К. Гречко, Е. М. Курмелева. Социальное: истоки, структурные профили, современные вызовы. 2009

Еще по теме Социальная критика как вызов обыденному сознанию:

  1. Общество риска в России как предмет обыденного и теоретического сознания из «не-модерна»
  2. ГЛАВА 12 СОЦИАЛЬНАЯ КРИТИКА: ВЫЗОВ ПОСТУТОПИЧЕСКОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИИ
  3. ФИЛОСОФИЯ И ОБЫДЕННОЕ СОЗНАНИЕ Т. А. Кузьмина
  4. ГЛАВА 7 ТЕМПОРАЛЬНАЯ МНОГОСЛОЙНОСТЬ СОЦИАЛЬНОГО: СОВРЕМЕННОСТЬ КАК ВЫЗОВ
  5. 1 СОЗНАНИЕ КАК РЕГУЛЯТОР СОЦИАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ ПРОБЛЕМА «СВОБОДНОЙ ВОЛИ»
  6. 1. Критика «ложного сознания»
  7. Ь) КРИТИКА АБСТРАКЦИИ ЭСТЕТИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ
  8. УОЛЦЕР Майкл. КОМПАНИЯ КРИТИКОВ: Социальная критика и политические пристрастия XX века. Перевод с англ. — М.: Идея-Пресс, Дом интеллектуальной книги. — 360 с., 1999
  9. ЧАСТЬ III. СОЦИАЛЬНОЕ: ВЫЗОВЫ СОВРЕМЕННОСТИ
  10. Поведение и деятельность как реализация форм и видов общественного сознания Социальное поведение
  11. ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ВЫЗОВЫ И СОЦИАЛЬНЫЕ РАСХОД
  12. Демографический вызов социальной политике: уход за пожилыми
  13. Демографический вызов социальной политике: уход за детьми и их воспитание
  14. Мотивы социальной критики
  15. П. К. Гречко, Е. М. Курмелева. Социальное: истоки, структурные профили, современные вызовы, 2009
  16. Языки социальной критики
  17. Социальная критика и народное восстание
  18. ЗАКЛЮЧЕНИЕ: СОЦИАЛЬНАЯ КРИТИКА СЕГОДН