<<
>>

Состав и классификация связочных глаголов

Одним из важнейших вопросов в изучении связок является вопрос об их составе. После Пешковского делались многочисленные попытки пересмотреть круг лексем, относимых к числу связок, - как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения их числа.

В 1950-1970-е гг. рядом лингвистов было предложено распространить понятие связки на вспомогательные глаголы, используемые в составном глагольном сказуемом. В одних случаях классификация происходила с опорой на идеи Пешковского, в других случаях предлагались иные принципы классификации.

Одной из первых классификацию, объединяющую связки, используемые в именном сказуемом, и вспомогательные глаголы, употребляющиеся в составном глагольном сказуемом, предложила Р. В. Протогенова. Подобно Пешковскому, Протогенова делит связки и вспомогательные глаголы на три [58] [59]

группы. Первая группа состоит из связки быть; во вторую группу входят глаголы, «частично утратившие или утрачивающие свое реальное значение», такие как стать, становиться, казаться, фазовые глаголы, «некоторые глаголы со значением возможности действия (могу, смогу, сумею, мог, смог, сумел и под.)»; третью группу составляют глаголы, сохраняющие вещественное значение, а именно: глаголы движения (ходить, идти, пойти), глаголы состояния (сидеть, лежать, жить) и некоторые глаголы эмоционально­волевого значения (любить, предпочитать, ненавидеть, мечтать «и многие другие»)[60].

Другая классификация связочных слов, включающих связки составного именного сказуемого и вспомогательные глагола, предложена Ю. Г. Скибой, для которого «предикативная связка» представляет собой «составной элемент предикативной синтаксемы с инфинитивной или именной смысловой основой»[61]. Защищая свою точку зрения, Скиба утверждает, что для разделения связок и вспомогательных глаголов нет «реальной почвы», что в таком разделении «сказался "логический принцип” классификации»: «и первые и вторые несомненно являются вспомогательными глаголами с различной степенью лексического и грамматического абстрагирования», выполняющими в составе предиката «одну и ту же логико-грамматическую функцию связи»[62]. Связки делятся на четыре группы в зависимости от степени их знаменательности: 1) отвлеченные связки (быть); 2) полузнаменательные

связки (казаться, становиться, являться, делаться), которые постепенно превращаются в «идеальные» связки; 3) конкретные глагольные связки (вещественные; например: войти, вернуться, сидеть, поехать, встретиться. «...В составном сказуемом с конкретной (вещественной) связкой отсутствует полное слияние двух компонентов (связки и присвязочного члена) в одну синтаксическую единицу - предикат.»); 4) связки, «промежуточные между

отвлеченными и конкретными, выступающие лишь в глагольных составных сказуемых» (мочь, хотеть, начать, желать, стараться и пр.)86.

Еще одна попытка описать связочные и вспомогательные глаголы как единую категорию слов была предпринята Л. В. Колесниковой (Брущенко), которая постулирует ошибочность принципов, лежащих в основе классификации А. М. Пешковским, ибо «нет ни одной связки, которая была бы лишена лексического значения или в которой лексическое значение в какой- либо мере было ослаблено» . Принцип, предложенный Пешковским для классификации связок, не является единственно возможным: если в основу деления связок положить дистрибутивные свойства связок, характер их значения, морфологические особенности, количество компонентов или соответствие (несоответствие) грамматическим категориям, то можно получить иные классификации связок.

Например, взяв за основу дистрибутивные свойства связок, можно распределить связки по разрядам, начиная со связки с максимальным дистрибутивным диапазоном и кончая связкой с минимальными дистрибутивными возможностями. Связка быть и по этой классификации окажется на самой верхней строчке, так как обладает широчайшим дистрибутивным диапазоном и может сочетаться с присвязочным членом, выраженным именами, глаголом и другими частями речи. Связка становиться имеет значительно более узкие дистрибутивные возможности. Она сочетается только с именами одушевленными в личных конструкциях, а в безличных - лишь с предикативами. Так, можно сказать: Становлюсь учителем и Становилось морозно, но нельзя сказать: Становилась осень и Становлюсь работать.

Связки можно делить по признаку односторонней или двусторонней дистрибуции. Например, связки оказаться и являться предполагают только двустороннюю связь («...мой собеседник оказался прав...»; «...вооруженные провокации не являются случайными»), а связки быть и стать

86 Там же. С. 21-22.

87 Брущенко Л. В. Принципы выделения типов связок и особенности функционирования отдельных их разрядов // Ученые записки Бельцкого педагогического института. 1970. Вып. 14. С. 70.

38

характеризуются как двусторонней, так и односторонней связью («...народ был подневольным», «народ стал свободным.»; «было холодно», «стало холодно»). Односторонняя или двусторонняя дистрибуция обусловлены характером лексического значения связки.

Колесникова (Брущенко) относится скептически к классификации, основанной на характере лексического значения связок, поскольку такая «классификация принимает вид простого перечисления семантических групп, количество которых может быть беспредельным, потому что одна и та же связка в различных конструкциях приобретает разные оттенки значения»[63]. Под связкой, вслед за Т. П. Ломтевым, предлагается понимать «лексему, занимающую определенную синтаксическую позицию и являющуюся обязательным структурным компонентом аналитического образования на уровне синтаксиса»[64] [65]; таким образом, к связке относится вспомогательный компонент любого аналитического сказуемого - как именного, так и глагольного. «.Функция связки - характеризовать своим лексическим значением в составе аналитического члена предложения действие или признак с

различных сторон», общим значением всех связок является «значение оценки

90

действия или признака» .

В основу классификации связок Колесникова (Брущенко) кладет «понятийные категории», теория которых была разработана И. И. Мещаниновым; на этом основании связки делятся на связки-субституты и связки-несубституты грамматических категорий. Все связки являются выразителями понятийных категорий, однако не все понятийные категории грамматикализованы в языке в одинаковой степени. Например, практически не грамматикализована понятийная категория с общим семантическим значением оценки действия. Уровни грамматикализации понятийных категорий служат основанием для деления связок на субституты и несубституты грамматических категорий. Не являются субститутами грамматических категорий «связки, выражающие оценку действия с точки зрения эмоциональной, этической, физических и интеллектуальных возможностей, временной целесообразности, т. к. их значение не замещает ни одного значения грамматической формы глаголов»[66] [67].

Таким образом, принципы классификации связок могут быть самыми разнообразными. Особого внимания заслуживает принцип классификации, учитывающий дистрибутивные свойства связочных глаголов; он выявляет тесную взаимосвязь между лексическим значением глагола-связки и его дистрибутивными возможностями - не только лексическое значение глагола определяет характер соединяемых лексем, но и наоборот.

В работах П. А. Леканта и его учеников поднимается круг вопросов, связанных с определением функций связок в предложении, их семантикой и числом. Лекант говорит о трех функциях связки в именном предложении - грамматической, формальной («связывающей») и семантической: связка, во- первых, выражает модально-темпоральный план предложения; во-вторых, выражает отнесенность предикативного признака к предмету; в-третьих, квалифицирует отношения признака к субъекту . Лингвист подробно останавливается на семантике связок в составном именном предложении, предлагая в основу семантической классификации связок положить выражение ими «типовых значений обобщенного характера. При выражении этих значений происходит грамматизация семантики связок. Связки утрачивают конкретное

93

процессное значение, т. е. не называют действие» .

В центре связочной системы находятся связки быть, являться, которые выражают «констатацию наличия признака в чистом виде. Остальные связки группируются в три группы в зависимости от выражаемого ими типового связочного значения - фазисные (стать, сделаться, оставаться), модальные (казаться, представляться, оказаться, выглядеть, иметь вид, считаться, пользоваться славой и др.) и логические (значить, составлять, напоминать и др.)[68] [69] [70] [71] [72]. При таком подходе снимается вопрос о границах корпуса связок: к ним относятся как глаголы с синтагматическими свойствами типичных связок, так и глаголы, которые выражают типовое связочное значение, но не имеют

синтагматики связок. Первые относятся к числу специализированных связок,

95

вторые - к числу неспециализированных связок .

Лекант разрабатывает в своих работах одно из важнейших положений Пешковского - о грамматическом характере значения связок. На этом основании им, с одной стороны, из состава связок исключаются полнозначные

глаголы, значение которых в составном именном сказуемом не подвергается

96

грамматизации , а с другой стороны, число связочных глаголов значительно расширяется за счет лексем, способных выражать абстрактные значения, но не имеющих способности сочетаться с предикативными формами имени («неспециализированными связками»).

Эти идеи были развиты в работах учеников Леканта, в частности в работах Л. В. Поповой, которая подробно анализирует семантику и синтагматику специализированных и неспециализированных связок современного русского языка . Под связкой этот лингвист понимает «грамматикализованный глагол, выражающий предикативные значения (модально-временные) и организующий формальную и логико-семантическую связь между предметом и его предикативным признаком»98. Классификация связочных глаголов осуществляется на основе тех принципов, которые были выработаны Лекантом: связки объединяются в парадигматические группы на основе выражаемого ими оценочного значения. По словам Поповой, «все остальные связки отличаются от связки быть тем, что не только манифестируют отношения “предмет - признак”, но и оценивают их»99. Связки могут давать рациональную оценку отношениям «предмет - предикативный признак» (логическое значение), выражать оценку говорящим предикативного признака (модальное значение), оценивать предикативный признак с точки зрения его фазы (фазисное значение). В рамках каждого из этих общих значений выделяются частные значения.

На основе частных логических значений выделяются связки со значением тождества (быть, являться, представлять собой, представлять из себя, заключать, состоять и др.), связки со значением сопоставительно­выделительного тождества (отличаться, выделяться, славиться,

характеризоваться, пользоваться), связки со значением именования (зваться, называться, именоваться, прозываться и др.), связки со значением родства (приходиться, доводиться), связки со значением таксономического тождества (принадлежать, относиться, состоять, входить), связки со значением существования, пребывания в каким-либо состоянии (оставаться, пребывать, находиться и др.), связки со значением сходства/подобия (походить, быть похожим, напоминать, смахивать и т. д.).

В отличие от логического значения, модальное значение выражается всеми связками. Частными модальными значениями являются значение подлинности (его выражают связки быть, являться, стать, называться и мн. др.), значение несоответствия предикативного признака чьим-либо

представлениям (оказаться, обнаружиться, получиться, выйти, случиться), значение соответствия общему мнению (считаться, слыть, славиться, признаваться, пользоваться славой, репутацией), значение самовосприятия

98 Попова Л. В. К вопросу о тождестве предложений с именным сказуемым // Вестник Поморского университета. Сер.: Гуманитарные и социальные науки. 2009. № 1. С. 109.

99 Там же. С. 110.

(чувствовать себя, представлять себя, казаться себе и др.), значение кажимости, недостоверности (казаться, представляться, мниться, видеться, чудиться), значение мнимого сходства/подобия (походить, смахивать, напоминать), значение мнимой подлинности (притворяться, прикидываться).

Вариантами фазисного значения связок являются частные значения стабильности (остаться/оставаться), изменения (стать/становиться,

делаться/сделаться, приобретать), превращения (превратиться,

оборотиться, обратиться). Фазовые значения в рамках составного именного сказуемого выражаются многими другими связками (например, притвориться, прикинуться), аналитическими сочетаниями (принять вид, сохранять вид,

утратить вид и др.), наконец, фазовыми глаголами (начать, перестать быть и

Д00 т. п.) .

Семантика связок и их внутренняя организация рассматриваются в кандидатской диссертации Т. Н. Голицыной. По мнению исследовательницы, к связочным следует только те глаголы, которые ослабили свое лексическое значение настолько, что «уже перестали раскрывать конкретное содержание развивающегося во времени признака, сохранив лишь способность называть общую идею бытия». К числу связок относится глагол быть, «выражающий идею бытия, так сказать, в “чистом виде”», и «глаголы типа стать, делаться, казаться и т. п., определенным образом модифицирующие идею бытия посредством фиксации того, каким является бытие: действительным или только предполагаемым, возникло ли оно или продолжается и т. д., но, подобно глаголу быть, не раскрывающие самого содержания бытия». Кроме особенностей семантики, связки характеризуются регулярностью употребления и тем, что относятся к действительному залогу101.

Система связочных глаголов включает в себя только связки быть, стать—становиться, делаться-сделаться, явиться-являться, оказаться- оказываться, казаться (показываться) - показаться, представиться- представляться, остаться-оставаться. Эти связки имеют в качестве

100 Попова Л. В. Система связок именного сказуемого в современном русском языке. С. 32-100.

101 Голицына Т. Н.Служебные (связочные) глаголы русского языка и их полнозначные соответствия. Автореф. дисс. ... канд. филол. наук. Воронеж, 1983. С. 4-5, 20.

43

семантического ядра глагол быть, передающий очень обобщенное значение бытия; остальные связки модифицируют это значение: связки стать—

становиться, делаться—сделаться передают возникновение бытия, связка остаться—оставаться указывает на сохранение бытия, связки казаться— показаться, представиться-представляться выражают субъективное восприятие бытия, связка оказаться—оказываться указывает на обнаружение действительного бытия, связка явиться—являться передает квалифицирующее бытие . Из числа связок исключаются не только знаменательные связки, но и целый ряд глаголов, которые обычно включаются в их число (служить, считаться, числиться, получаться, выглядеть и др.). Последняя группа глаголов отнесена к квазисвязочным: они существенно ослабили свое

лексическое значение, но «не перестают раскрывать (хотя бы в минимальной степени) содержание бытия»103.

Иным образом к классификации связочных глаголов подходит

В. И. Чернов. В центре связочной системы стоит глагол быть, который отнюдь не лишен вещественного значения, а «выражает самое общее состояние признака», имеет «значение наличия того признака, который выражается именной формой, обретающей в присвязочном употреблении статус предикативного компонента»104. Вокруг связки быть организуется система полузнаменательных и знаменательных связок (в отличие от Леканта, Г олицыной и других лингвистов Чернов считает, что «знаменательные связки - это неотъемлемая часть единой, сложной, но строго организованной системы связочных глаголов русского языка»105). Наибольший интерес представляет опыт классификации полузнаменательных связок, в основе которой лежит замечание Пешковского о том, что в полузнаменательных связках есть «некоторый привесок к глагольному значению», которого нет у связки быть. Из большой группы полузнаменательных связочных глаголов Чернов выделяет пять глаголов: стать—становиться, сделаться—делаться, остаться—

102 Там же. С. 11.

103 Там же. С. 5-6.

104 Чернов В. И. Именные предикативные конструкции в современном русском языке. Автореф. дисс. ... д-ра. филол. наук. М., 1985. С. 8.

105 Там же. С. 15.

оставаться (фазисные связки), показатъся-казатъся, оказатъся-оказыватъся (модальные связки), которые являются доминантными связками, «предопределяющими конструктивную организацию и основные закономерности функционирования полузнаменательных связок русского языка»106. Эти пять доминантных связок находятся со связкой быть в отношениях привативной оппозиции. «Доминантные фазисные связки образуют замкнутую грамматическую систему, скрепленную двумя осями противопоставлений: эквиполентного (статъ/становитъся,

сделатъся/делатъся - остатъся/оставатъся) и привативного

(статъ/становитъся, сделатъся/делатъся - бытъ, остатъся/оставатъся - бытъ)» Аналогичным образом устроены оппозиционные отношения в системе модальных связок: «доминантные связки показатъся/казатъся и оказатъся/оказыватъся образуют эквиполентную оппозицию, ее логическим основанием является привативное противопоставление модальных связок отвлеченной связке быть»108.

Доминантные связки находятся в центре грамматической системы русского языка; что касается остальных полузнаменательных связок, то лишь некоторые из них тяготеют к центру (являтъся, служитъ, выглядетъ, представлятъся), остальные же располагаются на периферии («в закоулках»). Связки, тяготеющие к центру, употребляются более или менее регулярно, хотя их употребление «обусловлено грамматическими, семантическими и стилистическими ограничениями»109. Периферийные связки в речевом употреблении отмечаются очень редко.

Наибольшие трудности для Чернова вызывают принципы классификации модальных связок, не входящих в число доминантных. Их он делит на две группы. В первую группу входят глаголы представлятъся, сдаватъся, видетъся и нек. др., которые по своей семантике тесно примыкают к глаголу казаться, модифицируя его значение. Эти «связки-модификаторы»

106 Там же. С. 10.

107 Чернов В. И. Полузнаменательные связочные глаголы в современном русском языке // Вопросы русского языкознания. Вып. 1. Куйбышев, 1976. С. 77.

108 Там же. С. 79.

109 Там же. С. 80.

характеризуются тем, что при них может использоваться форма дательного субъекта. Вторая группа представляет собой «мозаично пеструю картину» в отношении семантики глаголов, которые в нее входят: «не будучи скреплены общим грамматическим или модальным признаком, они составляют несколько дробных подгрупп»[73]. К их числу относятся глаголы выглядеть, считаться, слыть, числиться, называться, зваться, состоять, приходиться, доводиться, служить, являться; их всех характеризует с грамматической точки зрения невозможность присоединять к себе формы дательного субъекта, а с точки зрения семантики - модальная опустошенность[74].

Выделение группы модально опустошенных связок является достаточно спорным. В работе М. В. Коротаевой классификация связочных глаголов Чернова была частично пересмотрена. Исследовательница исходит из традиционного деления связок три группы (идеальные, полузнаменательные и знаменательные) и останавливается на классификации полузнаменательных связок, которые делятся ею на четыре «семантически автономные группы»: 1) связочные глаголы «пребывания в состоянии», представления, называния (явиться-являться, представить собой - представлять собой, назваться- называться, служить, напомнить—напоминать, слыть—прослыть и др.); 2) фазисные связочные глаголы (передающие значение изменения предикативного признака: стать—становиться, сделаться-делаться,

превратиться-превращаться, получиться-получаться и др.; передающие значение изменения неизменности, стабильности признака, состояния: остаться-оставаться); 3) модальные связки, оценивающие отношение между предметом и предикативным признаком как объективное, результативно выявляемое (оказаться-оказывать, выйти-выходить и др.) или как субъективное, кажущееся, иллюзорное (показаться-казаться, представиться- представляться, увидеться-видеться и др.); 4) глаголы самовыявления,

самообнаружения, самоназывания (ощутить себя - ощущать себя, вообразить

себя - воображать себя, выказать себя - выказывать себя, назвать себя - называть себя и др.) .

В сравнении с классификацией Чернова, которая легла в ее основу, можно заметить несколько отличий. Во-первых, модально опустошенные связки выделены в отдельный разряд связочных глаголов пребывания в состоянии; во- вторых, число связочных глаголов существенно расширяется за счет включения в их состав глагольных сочетаний с возвратным местоимением себя. Последний разряд целиком формируется из их числа. Таким образом, Коротаева отказывается от обязательного учета синтаксического критерия (способности сочетаться с предикативными формами имени) при отнесении глагольных лексем к числу связок, признавая решающим фактором семантику глагола. Нельзя не заметить, что расширение числа связочных глаголов не имеет у Коротаевой такого тотального характера, какой он имеет в работах, например, Леканта и Поповой, однако ее классификация не лишена противоречия. Во- первых, неясными являются принципы выделения полузнаменательных связок и их деления на группы; во-вторых, игнорирование синтаксического критерия при выделении полузнаменательных связок ставит под вопрос принципы включения знаменательных связок.

2)

<< | >>
Источник: РУДНЕВ Дмитрий Владимирович. Связочные глаголы в русском языке XVII-XIX веков. Диссертация, СПбГУ.. 2014

Еще по теме Состав и классификация связочных глаголов:

  1. РУДНЕВ Дмитрий Владимирович. Связочные глаголы в русском языке XVII-XIX веков. Диссертация, СПбГУ., 2014
  2. 6.1. Состав и классификация экосистем
  3. Главо II О ГЛАГОЛЕ
  4. § 86. Составное сказуемое. Значение разных вспомогательных глаголов
  5. § 84. Особенности образования некоторых личных форм глагола
  6. Время и Глагол
  7. § 82. Варианты форм, связанных с видами глагола
  8. § 111. Падежи дополнения при переходных глаголах с отрицанием
  9. Задание 3. Познакомьтесь с различными классификациями ораторских речей. Определите, что является основанием каждой классификации.
  10. IV. ПРОПОЗИЦИИ И ФАКТЫ БОЛЕЕ ЧЕМ С ОДНИМ ГЛАГОЛОМ; УБЕЖДЕНИЯ И Т.Д.
  11. Глава 10 Глаголом жги сердца людей
  12. Глава XV СТИЛИСТИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА ФОРМ ГЛАГОЛА
  13. Александр Глаголев Ветхозаветное библейское учение об ангелах82
  14. Реализащия образа времени в формах глагола. Теория наклонений100
  15. Реализация образа времени в формах глагола. Теория глагольных времен104
  16. Шорстова Светлана Александровна. ПРОТОТИПИЧЕСКИЙ И СТРАТЕГИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ ВЫСКАЗЫВАНИЙ С ГЛАГОЛОМ LASSEN В НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКЕ, 2013