<<
>>

Платоновская картина мира в зеркале окказиональной синтагматики

Синтагматические нарушения выявляются при описании жизни строителей «котлована» (= нового мира) и практически не отмечены в рассказе повествователя о прошлой жизни, с которой, как утверждает шведский исследователь, герои оборвали все связи1: «Однажды, давно — почти еще в детстве, — сказал Прушевский, — я заметил, товарищ Чиклин, проходящую мимо меня женщину, такую же молодую, как я тогда.
Дело было, наверное, в июне или июле, и с тех пор я почувствовал тоску и стал все помнить и понимать, а ее не видел и хочу еще раз посмотреть на нее. А больше уж ничего не хочу» [с. 45]. 561 «Прушевский не мог отойти от покойной. Легкая и горячая, она некогда прошла мимо него, — он захотел тогда себе смерти, увидя ее уходящей с опущенными глазами, ее колеблющееся, грустное тело. И затем слушал ветер в унылом мире и тосковал о ней» [с. 56]. «Сестра ему ничего не писала, она была многодетная и изможденная и жила как в беспамятстве. Лишь раз в год, на Пасху, она присылала брату открытку, где сообщала: “Христос воскресе, дорогой брат! Мы живем по- старому, я стряпаю, дети растут, мужу прибавили на один разряд, теперь он приносит 48 руб. Приезжай к нам гостить. Твоя сестра Аня”. Прушевский подолгу носил эту открытку в кармане и, перечитывая ее, иногда плакал» [с. 59]. В предложении «С силой стыда и грусти Чиклин вошел в старое здание завода; вскоре он нашел и ту деревянную лесенку, на которой некогда его поцеловала хозяйская дочь, - лесенка так обветшала, что обвалилась от веса Чиклина куда-то в нижнюю темноту, и он мог на последнее прощанье только пощупать ее истомленный прах» [с. 51], рассказывая о прошлой жизни героя, автор пишет правильным языком (выделено жирным), когда же повествование идет о времени настоящем, мы видим нарушение привычной сочетаемости: «с силой стыда и грусти», «нижняя темнота». Т. В. Булыгина, А. Д. Шмелев подчеркивали, что для правильного понимания текста необходимо выявлять в нем аномальные высказывания, чтобы «определить, намеренно ли допущено отклонение от нормы, и определить истинное семантическое намерение говорящего»562. Окказиональная сочетаемость активно используется Платоновым для создания идейно-эстетической основы произведения. Используя неправильную, непривычную с точки зрения узуальных норм конструкцию, автор, таким образом, стремится заострить наше внимание на определенной, волнующей его проблеме. Окказиональные конструкции помогают А. Платонову выразить основные идеи повести. 7.1. Тождество живого и неживого 3.4.1.1. Уподобление человека неодушевленному объекту Нередко встречаем в тексте повести конструкции, в которых происходит уподобление человека неодушевленному объекту. Оппозиция «живое - неживое», которая «является важнейшим аспектом платоновской натурфилософии и тесно связана с утопической тематикой платоноского творчества»563 может поддерживаться разными способами: 1. Употребление существительного или местоимения, которые характеризуют денотат как неживой объект: а) употребление неодушевленного существительного по отношению к человеку: «Значит, вы не столб со столбовой дороги в социализм» [c.
64]; б) употребление имеющего канцелярскую окраску существительного по отношению к человеку: «Привет кадру!» [с. 79] («кадр» вместо имени); в) необычное употребление местоимения: «это (о Насте. - О. С.) ж Л наш будущий радостный предмет» [с. 64]; «нужно туда бросить что- нибудь особенное из рабочего класса» [с. 64]; «Прушевский ничему не возражал своим чувством» [с. 54] (местоимение, которое употребляется обычно для указания на неодушевленный объект). 2. Употребление прилагательного, которое в узусе не сочетается с одушевленным существительным: «Баба, говорит, посуй мне пищу в нутрё, а то я весь пустой лежу» [c. 78] (замена прилагательного «голодный» на прилагательное, обозначающее признак неживого); «расставить свежих рабочих» [с. 36] - о людях, как о продуктах питания; «уместный классовый старичок» [с. 75]; «остывающая мать» [с. 53]; «утраченной подруги» [с. 37]. 3. Употребление глагола или глагольной формы, сочетаемость которых в узусе ограничивается номинативами, обозначающими неживой объект: «сверив прибывший кулацкий класс» [с. 94]; «Чиклин обхватил Вощева поперек и сложил его к спящему молотобойцу» [с. 106]; «Ты его попробуй» [с. 110]; «Я сам себя забуду, но тебя начну иметь постоянно» [с. 69]; «Сейчас он предъявлял тех ликвидированных тружеников» [с. 99]; «желудки были завалены» [с. 108]; «Я Вас не сознаю» [с. 64]; «да мы и класс свой будем скоро чистить от несознательного элемента» [с. 62] (человек как грязная вещь); «сложивЖачева» [с. 112]. В предложении «Так как же ты организовалась» [c. 57] (в значении «родилась») сакральный процесс рождения человека воспринимается как нечто искусственно организованное, механическое. В узусе координация возвратных глаголов с неполной личной парадигмой выявиться, храниться возможна только с неодушевленными существительными, но в тексте «Котлована» есть конструкции, где эти глаголы координируются с одушевленными существительными: «здесь будет дом, в нем будут храниться люди от невзгоды» [с. 31]; «и с наступлением коммунизма в сельском хозяйстве решили взять установку на женитьбу, тем более что тогда лучше выявятся женщины» [с. 82] - люди становятся лишь обезличенным объектом для достижения определенных целей, поставленных государством. Конструкции «попробовал девочку за руку» [c. 58]; «Молотобоец попробовал мальчишку за ухо» [с. 92]; «попробовал Настю» [с. 107]; «Зафиксируй... Настю» [с. 64]; «подошел к Насте и попробовал ее голову»564 [с. 114]; «и каждому из них захотелось взять ребенка на руки и помять его в своих объятиях» [с. 62]; «Чиклин внимательно всмотрелся в ребенка - не поврежден ли он в чем со вчерашнего дня, цело ли полностью его тело; но ребенок был весь исправен» [с. 106]; «маленький человек, предназначенный состоять всемирным элементом» [с. 58]; «Ты зачем ребенка раскрыл? Остудить хочешь?» [с. 108]; «он взял ее_ к себе на руки и так сохранял до утра» [с. 53]; «Настя смело может застынуть» [с. 98] обращают на себя внимание тем, что в них используется глагол, употребление которого невозможно по отношению к живому существу; а в данных контекстах эффект усиливается еще и за счет того, что речь идет о ребенке. В результате трансформации привычного значения происходит переоценка ценностей: человек перестает восприниматься как личность, становится в один ряд с неодушевленными предметами. 4. Употребление синонима, который характеризует денотат как неживой объект: в предложении «Прушевский остыл от ночи» [c. 33] глагол «остыть» употреблен, по всей вероятности, здесь вместо глагола «замерз». Контаминация прямого значения («стать холодным, потеряв тепло») и переносного («душевно охладеть») приводит к тому, что человек начинает восприниматься как объект неодушевленный. Начинают отождествляться два противоположных экзистенциальных состояния: жизнь и смерть. Кроме того, временное понятие заменяет позицию обстоятельства не времени (остыл ночью), а причины: остыл от ночи по аналогии с сочетанием «от холода». Необходимо заметить, что координация глагола «остыть» (а также его причастных форм) в значении «замерзнуть» с одушевленным существительным - не единичный случай. Подобная конструкция встречается в тексте неоднократно: «Чиклин и Сафронов сильно остыли и были в глине и сырости» [c. 41]; «Девочка не тратила свое тепло на остывающую мать» [c. 53]; «Мужик слышал то и вовсе затих дыханием, желая побольше остыть снаружи»1 [c. 78]; «Остывает, - пощупал Вощев шею мужика» [c. 79]; «Настя, ты не стынь долго, иди ко мне» [с. 96]. Примечательно, что из всех случаев, в которых употребляется глагол «остыть», только в одном контексте глагол используется автором в прямом значении и координируется с неодушевленным существительным («Сарай остыл без лошадиного дыханья» [c. 85]) и в одной конструкции - как узуальный метафорический перенос в значении «успокаиваться»: «Выйди остынь, дьявол!» [c. 103]. Есть контексты, в которых глагол замерзнуть заменяется метафорическим сочетанием и соотносится уже с неодушевленным существительным: «сгустившаяся от холода река» [с. 99], т. е. замерзающая река. Координация одушевленного существительного с глаголом кончиться в значении «умереть»565 566 ярко демонстрирует отношение к человеку как к неживому предмету: «Без сна рабочий человек давно бы кончился» [с. 40]; «Он умер, - сообщил всем Вощев, подымаясь снизу. - Все знал, а тоже кончился» [с. 110]; «Ты кончился, Сафронов!» [с. 69]; «все равно я тебя затомлю, лучше сама кончись» [с. 79]567. Принадлежащий высокому стилю глагол скончаться тоже встречается в повести, но не всегда соотносится с субстантивами, которые обозначают людей, реально умерших: «Он мог бы так весь незаметно скончаться» [с. 32]; «И решив скончаться, он лег в кровать и заснул со счастьем равнодушия к жизни» [с. 34]. 5. Характеристика человека как некоего механизм, природный объект, подвергающийся воздействию со стороны некой рациональной силы, конструкта: «Вощев пошел туда походкой механически выбывшего человека» [с. 62]; «механически наблюдая даль» [с. 62]; «Сафронов, заметив пассивное молчание, стал действовать вместо радио» [с. 54]; «а чтобы девочка не тратила свое тепло на остывающую мать» [с. 53] (девочка как неодушевленный источник тепла); «доведя себя до свежести» [с. 39]; «А тут покоится вещество создания и целевая установка партии - маленький человек, предназначенный состоять всемирным элементом!» [с. 58] (о девочке); «Из меня отовсюду сок пошел» [с. 111]; «Жачев с испугом закрыл рот и начал гонять воздух носом» [с. 100]; «спросил старик, складывая для внимательного выражения свое чтущее лицо» [с. 51]. Не только о людях говорят, как о предметах, но и о животных: «Ликвидировав весь последний дышащий живой инвентарь, мужики стали есть говядину» [с. 86]. З.4.1.2.
<< | >>
Источник: Семенова Ольга Валентиновна. ОККАЗИОНАЛЬНАЯ СИНТАГМАТИКА А. ПЛАТОНОВА (на материале повести «Котлован»). Диссертация, Петрозаводский государственный университет.. 2015

Еще по теме Платоновская картина мира в зеркале окказиональной синтагматики:

  1. Семенова Ольга Валентиновна. ОККАЗИОНАЛЬНАЯ СИНТАГМАТИКА А. ПЛАТОНОВА (на материале повести «Котлован»). Диссертация, Петрозаводский государственный университет., 2015
  2. 8.3 Культурная картина мира
  3. Научная картина мира
  4. Картины мира
  5. Картина мира древних людей.
  6. РоОерт Редфильд о «картине мира»
  7. Понятие картины мира
  8. Предыстория исследования «картины мира»
  9. 10.4. Картины мира Нового времени
  10. Галилей и итальянская картина мира
  11. Возможности и границы вероятностной картины мира
  12. § 5. Как выглядит мистическая картина мира?