<<
>>

Первая половина XIXв

В первой половине XIX в. история связки стать развертывалась в тени ее синонима, связки сделаться - последняя встречалась в текстах более чем в два раза чаще, чем первая. Этот факт, видимо, следует объяснить сохранением у связки стать разговорного оттенка, что в условиях происходившей нормализации языка препятствовало ее превращению в основное средство выражения становления предикативного признака в составном именном сказуемом.

В этот период происходят два существенных изменения: во-первых, связка стать теряет модальный оттенок обнаружения, присущий ей ранее; во-вторых, она перестает употребляться в составе

трехчленного сказуемого. Последние случаи употребления конструкции «стать + быть + предикативное имя» относятся к первым двум десятилетиям XIX в.; например: Но как уже от 1752-го года, особливо в 1753-м году пришел я возрастом и имуществом в лучшее состояние и по услужности моей прилежанием и смыслом к письменным делам стал быть любим вышеупомянутому управителю Залевскому, то уже мать моя, видя мое поведение, оставляла более на произволении моем, даже и в женитьбе предоставляла мне на волю (Тр., Зап.); Кадм безграмотны[м] вымыслил букв почерк азбучных слов, которые стали быть новым мучением уму, ибо многие плакали о том, как бы оное выучить, а другие о том, что их выучили (Бл., Дн.).

Сочетаемость связки стать в этот период не претерпевает существенных изменений. По-прежнему связка стать тяготеет к соединению с адъективами: разные формы прилагательного и причастия (краткие формы, полные формы и компаратив) встречаются в двусоставном предложении в присвязочной позиции в 1,9 раза чаще, чем формы существительного. Значительно увеличилась доля безличных предложений, в которых употреблялась связка стать, - их доля выросла до 33% относительно всех предложений с этим связочным глаголом. Подробнее остановимся на основных способах выражения присвязочной части.

Доля имени существительного в позиции при связке стать не выросла в первой половине XIX в. Практически не изменилась доля Тв. предикативного (18%); например: Березки, которые при мне посажены были около забора, выросли и стали теперь высокими ветвистыми деревьями (Пушк., Ист. с. Гор.); Мое счастие исчезло навсегда, и сама любовь к ней стала отныне огнем адским (Бест.-Марл., Стр. гад.); С вами кто свяжется, сам станет бабой (Гог., Стр. месть); Так по этакой-то-с оказии я и стал ему задушевным приятелем (Солл., Тарантас).

Вместе с тем доля Им. предикативного (2,5%) и предложно-падежных форм (1,5%) существенно уменьшилась. Последние два показателя свидетельствовали о постепенном уходе из позиции при связке этих форм. Например: Я из молодого, бравого парня стал брюхан, старичишка, а ты из красивой девки - горбатенькая старушка (Лаж., Лед. д.); ... и [Иван Семенович] уходил обратно в комнату, охая и бормоча себе под нос: «О-о-ох, подлец нынче стал человек, мотыга - человек! (Салт.-Щ., Против.) - Жизнь не в жизнь стала Пидорке (Гог., Веч.

н. Ив. Куп.); ... балы, маскерады и разные затейливые игры стали также в большом употреблении (Лаж., Посл. Нов.). Употребление Им. предикативного начинает ограничиваться оценочными конструкциями, примеры с его употреблением обычно относятся к прямой речи и отражают живую речь. Последние случаи употребления Им. предикативного для придания речи торжественности относятся к началу XIX в., ср.: Какая ему цена или той, которая вскормила господина своего своими сосцами и стала вторая его мать (Рад., О цен. за люд. уб.).

В области употребления адъективных форм при связке стать было два основных изменения. Первое изменение связано с существенным, почти в 2 раза, снижением доли кратких прилагательных - до 20%, например: ... и оттого теперь милая девушка стала томна и задумчива (Сом., Русалка); Чичиков стал бледен как полотно (Гог., Мертв. д.). Снижение доли кратких прилагательных не сопровождалось одновременным увеличением доли полных прилагательных: их доля практически не изменилась по сравнению с

предшествующим периодом и составила 7,5% (полное прилагательное в Тв. п. - 5,5%, в Им. п. - 2%). Например: ...я был проводником одного слепого; нас было много; - когда слепой умер, то я стал лишним (Лерм., Вадим); Однако это выражение станет в конце концов неточным из-за переменной t, находящейся вне знаков sin и cos (Острогр., Зам. о мет. посл. прибл.) - Только чернецы стали богомольные и толпами идут к святым местам (Булг., Дим. Самозв.). Употребление полного прилагательного в форме Им. п. является регулярным в том случае, если прилагательное употребляется в сочетании с указательным местоимением такой, например: ... а барыня стала такая ласковая с отцом Васильем: в неделю-то раз пять он обедает на господском дворе (Загоск., Росл.); Грозный стал такой, что беда! И вот что опять удивительно: вздумал он вашу матушку ревновать, а к кому тут было ревновать, господи боже мой! (Тург., Нахлебник). Эта тенденция находит свое продолжение и в более позднее время.

Вторая тенденция в употреблении адъективов была связана с существенным ростом в предикативной позиции доли компаратива: в

двусоставном предложении его доля выросла до 15% (в 1,5 раза), в безличном предложении - до 6,5% (более чем в 4 раза). В сумме это дает более пятой части от числа всех предикативных форм. Например: Дубровский затрепетал - бледное лицо покрылось багровым румянцем, и в ту же минуту стало бледнее прежнего (Пушк., Дубр.); ... потом звуки стали плавнее и мужественнее; они, казалось, выражали юношескую беспечность, отвагу, избыток жизни и сил (Гонч., Обыкн. ист.) - Ему, кажется, стало не легче моего от этого рассказа: он поминутно приподнимал голову, оглядывался и прислушивался (Сом., Ск. о клад.); Так и лицо Плюшкина вслед за мгновенно скользнувшим на нем чувством стало еще бесчувственней и еще пошлее (Гог., Мертв. д.). На увеличение доли компаратива в присвязочном употреблении, возможно, повлияла форма несовершенного вида (становиться), для которой широкая сочетаемость с компаративом была типичной уже в XVIII в. В этом можно видеть тенденцию к сближению сочетаемости видовых форм фазисных связок, аналогичный процесс отмечен в XIX в. у связочного глагола остаться-оставаться.

Первая половина XIX в. была ознаменована широким распространением безличного употребления связки стать - безличные конструкции составляют треть от числа всех предложений с этой связкой. Например: Мне стало жутко; я перекрестилась, сотворила молитву и думала, что мне так померещилось (Сом., Ск. о клад.); Вот, чорту бедному так стало скучно, так скучно по пекле, что хоть до петли (Гог., Сороч. ярм.); Натощак, как был, - не до еды ему теперь стало - явился Степан в земский суд (Даль, Хм.). Пятую часть безличных конструкций представляют случаи употребления слов категории состояния в форме сравнительной степени, например: К вечеру ему стало легче, больной пришел в память (Пушк., Дубр.); ... и мне стало скучнее прежнего, потому что я потерял почти последнюю надежду (Лерм., Гер. н. врем.); В доме стало еще пустее (Гог., Мертв. д.).

Широкое распространение связки стать в безличных предложениях было вызвано не грамматическими, а стилистическими причинами. Возросшая

частотность связки стать в безличном предложении объясняется изменениями в языке художественной литературе: интерес эпохи романтизма и

сентиментализма к внутреннему миру человека обусловил повышенную востребованность безличных конструкций. Уже в языке XVIII в. представлены практически все известные типы безличных конструкций со связкой стать. К новой конструкции, пожалуй, относятся лишь сложноподчиненные предложения, в которых связка стать употребляется вместе с предикативом, присоединяющим придаточное изъяснительное; ср.: Из сегодняшних донесений стало известно, что король саксонский перешел на сторону французов, а австрийский император прислал посла в главную квартиру императора Александра (Пущ., Дн.); Серебряному стало ясно, что царь или отпустил вину его, или не знает еще об обиде опричнины (А. К. Толст., Кн. Сереб.). Эта конструкция начинает распространяться в языке первой половины XIX в.

Вторая половина XIX в. В течение второй половины XIX в. частотность связки стать возрастает; она становится основным средством выражения значения становления признака в составном именном сказуемом. Процесс расширения употребления связки стать шел на фоне падения частотности связки сделаться, которая в конце XIX в. употреблялась 1,8 раза реже, чем связка стать. Процессу вытеснения связки сделаться связкой стать способствовали два фактора. Связка стать изначально имела более широкую левостороннюю сочетаемость. Уже в XVII в. она широко употреблялась в предложениях с личным и неличным подлежащим, а также в безличном предложении; в отличие от нее связка сделаться больше тяготела к употреблению в двусоставном предложении с подлежащим-лицом. Однако стилистическая маркированность связки стать, сохранение у нее разговорного оттенка длительное время препятствовали ее превращению в основную фазовую связку со значением становления признака. Во второй половине XIX в. происходит демократизация русского литературного языка, которая способствовала постепенной стилистической нейтрализации связки стать.

Изменение сочетаемости связки стать в этот период было обусловлено двумя процессами: во-первых, общим процессом вытеснения из присвязочной позиции кратких адъективных форм полными формами и, во-вторых, процессом постепенной замены связки сделаться связкой стать. Остановимся вначале на результатах второго процесса. Выше уже было отмечено, что связка стать унаследовала преимущественную сочетаемость с адъективными присвязочными формами. Даже в конце XIX в. адъективные формы (краткие, полные формы и компаратив) употреблялись при связке стать почти в полтора раза чаще, чем разные формы существительного. Сопоставление этого показателя с данными первой половины века показывает достаточно существенное сокращение разрыва между частотностью употребления адъективных форм и форм существительного. Особенно заметно, в полтора раза, выросла в присвязочном употреблении доля существительного в Тв. п., достигнув к концу века 27,5%; например: И отец Сергий стал затворником (Л. Толст., О. Серг.); Жил между ними человек, ходил, смеялся, разговаривал, принимал участие в их бессмысленном прозябании, — и вдруг стал безмолвной, холодной вещью... (Купр., Впотьм.); Маня стала красавицей в полном смысле слова, с смелым, живым взглядом (Гар.-Мих., Студ.); Эти часы стали теперь для мальчика самым счастливым временем... (Кор., Слеп. муз.). Существенный рост в присвязочном употреблении имени существительного в Тв. п., судя по всему, был вызван постепенным вытеснением на периферию системы связочных глаголов связки сделаться, для которой основным способом выражения присвязочной части было имя существительное в Тв. п. - его доля в присвязочном употреблении составляла 53%. Взяв на себя функции связки сделаться, связка стать увеличила в присвязочной позиции долю существительных.

Увеличение доли существительных в позиции при связке стать коснулось только формы Тв. п.; формы Им. п. и предложно-падежные формы становятся, наоборот, очень редкими, что свидетельствовало об их уходе из конструкций с этой связкой; например: — Ну, вы же вот, невестка, рассмеялись и опять стали красавица! (Леск., Кот. доил. и Пл.); Где щелкнет, где причмокнет, где хлопнет рукой, — одним словом, как-то скоро стали они с чехом приятели (Кор., Без языка) - Он как-то сразу стал с Зоей Сергеевной на приятельскую ногу, как добрый товарищ, сходный с ней во взглядах и вкусах (Станюк., Бесшаб.); Через год, ну, скажем, через два, не станет ли вам в тягость вечная совместная жизнь с немой женщиной, с уродом? (Купр., Нарцисс).

Изменения среди присвязочных адъективных форм были связаны с количественным перераспределением этих форм между собой. Так, если в первой половине XIX в. краткие формы употреблялись примерно в 4 раза чаще полной формы прилагательного в Тв. п., то к концу века частотность их употребления сравнивается: среди способов выражения присвязочной части доля кратких форм составляла 14%, доля полной формы в Тв. п. - 14,5%. Например: ... и для нее ясно было только, что отношения с каждым днем становятся все хуже и хуже, что отец в последнее время сильно постарел, а муж стал раздражителен, капризен, придирчив и неинтересен (Чех., Черн. монах); Тогда поняла я, что стала стара... Ох, это было мне не сладко! (Горьк., Ст. Изерг.) - Будет невыразимо тяжело, когда все станет скучным и бесцветным (Леонт., Культ. ид.); ... и в какие-нибудь десять лет Дубечня стала неузнаваемою (Чех., Моя жизнь). Несмотря на сокращение доли краткого прилагательного, частотность употребления этой формы прилагательного в позиции при связке стать оставалась значительно выше, чем при других полузнаменательных связках.

Полное прилагательное в Тв. п. не только вытесняло краткое прилагательное в двусоставном предложении, но и начало употребляться в безличной позиции - как опорное слово для придаточного изъяснительного (придаточное изъяснительное при этом формально выступает в качестве фразового подлежащего), например: ... но станьте вы на научную почву, имейте мужество заглянуть фактам прямо в лицо, и для вас станет очевидным, что белая кость - не предрассудок, не бабья выдумка (Чех., В усадьбе). Ср.: ... так как скоро стало очевидно, что из пяти присутствующих революционеров- социалистов каждый был в чем-нибудь не согласен со всеми остальными, и ни один не был склонен к уступкам (Степ.-Кравч., Анд. Кож.).

Устойчивым остается употребление полного прилагательного в Им. п.; доля таких случаев не только не уменьшилась, но даже выросла в два раза и составила 4%, например: Ну, а когда человек станет другой, то и вера у него станет уже другая (Кор., Без языка); [Маша:] Скучный ты стал. Прежде, бывало, хоть пофилософствуешь, а теперь все ребенок, домой, ребенок, домой, — и больше от тебя ничего не услышишь (Чех., Чайка). Сфера употребления полной формы прилагательного в Им. п. ограничивается главным образом диалогом. Регулярным является использование полного прилагательного в Им. п. при наличии указательного местоимения такой: А теперь, когда он стал такой большой и умный, она хочет взять его к себе (Анд., Валя). Все это позволяет сделать вывод о том, что Им. п. в этих случаях способствует переводу повествования в изобразительный регистр.

В последнее десятилетие XIX в. произошло некоторое сокращение доли компаратива в позиции при связке стать, видимо, в связи с сокращением доли кратких прилагательных; например: И походка стала тверже, и голос самоуверенней, и мнения категоричнее (Станюк., Бесшаб.); Теперь голоса людей и плеск моря стали слышней (Горьк., Челкаш); [Войницкий:] Я тот же, что и был, пожалуй, стал хуже, так как обленился, ничего не делаю и только ворчу, как старый хрен (Чех., Дядя Ваня). Аналогичная картина наблюдается и в отношении других связок.

Произошло сокращение доли безличных предложений со связкой стать - доля связочных конструкций со словами категории состояния составила 25%. Это сокращение, по-видимому, следует связать с изменениями в языке художественной литературе. Переход от субъективной манеры письма, характерной для романтизма и сентиментализма, к более объективному повествованию в рамках поэтики реализма, сокращение числа текстов с перволичным типом повествования были причиной снижения частотности безличных предложений в целом и, как следствие, безличного употребления связки стать. Никаких структурных изменений в безличных конструкциях со связкой стать нами не выявлено. Примеры показывают структурное разнообразие безличных предложений с этой связкой: И как только их совсем не стало видно, он опустился на диван (Купр., Впотьм.); ...мне вдруг стало невыносимо стыдно и обидно, и я заходил около стола (Чех., Жена); В училище запахло кислой печной сыростью, стало холодно, темно и неуютно (Бун., Учитель); Челкашу стало не по себе при виде такого возбуждения в этом парне (Горьк., Челкаш); Зина оторвалась от книги, вскользь посмотрела на праздничное лицо Корнева, и ей вдруг стало жаль его (Гар.-Мих., Гимн.); В воздухе стало холоднее и сырее (Купр., На глух.) и др.

3.

<< | >>
Источник: РУДНЕВ Дмитрий Владимирович. Связочные глаголы в русском языке XVII-XIX веков. Диссертация, СПбГУ.. 2014

Еще по теме Первая половина XIXв:

  1. 57. Судоустройство и судопроизводство в первой половине XIXв.
  2. 49. Государственный совет в первой половине XIXв.
  3. 58. Гражданское право и процесс в первой половине XIXв.
  4. 50. Собственная Его Императорского Величества Канцелярия в первой половине XIXв.
  5. СТАНОВЛЕНИЕ ГОРОДСКИХ ОБЩИН И БОРЬБА ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ ОТ КИЕВА (вторая половина XI - первая половина XII в.)
  6. Первая половина жизни Сократа
  7. первая половина 90-х годов
  8. Первая половина царствования
  9. ЗОЛОТОЙ ВЕК СВЯТООТЕЧЕСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ (IV — первая половина V вв.)
  10. ИСКУССТВО КАРОЛИНГСКОЙ ИМПЕРИИ (нонец VIII — первая половина IX в.)
  11. 20-й ПОДЪЕЗД и ПОДВАЛ «БЕЛОГО ДОМА». ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА ДНЯ 4 ОКТЯБРЯ.
  12. Тимошечкина Елена Михайловна. Раскулачивание крестьянства в Борисоглебском округе Центрально-Чернозёмной области (первая половина 1930 г.), 2014
  13. ГЛАВА ПеРвАЯ ПОЛИТИКА ПРАВИШЬСТВА ЮССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ОСВОЕНИИ СЕВЕРО-АМЕРИКАНСКИХ КОЛОНИЙ РОССИИ В КОНЦЕ XVUI - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX вв.
  14. Глава V 'эпоха КРИЗИСА: вторая половина Ml —первая половина II в. до н. э.
  15. § 2. Трактовки «славной революции» в английской историографии второй половины XVIII - первой половины XX века (Э. Бёрк, Дж. Расселл, Т. Б. Маколей, Г. М. Тревельян)
  16. Раздел 6 МИР ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XX ВЕКА 6.1. Страны Западной Европы и США во второй половине XX века
  17. Книга первая Глава первая
  18. КНИГА ПЕРВАЯ (А) ГЛАВА ПЕРВАЯ
  19. КНИГА ПЕРВАЯ (А) ГЛАВА ПЕРВАЯ
  20. КНИГА ПЕРВАЯ (А) ГЛАВА ПЕРВАЯ