<<
>>

Изобразительно-выразительные средства в произведениях А. Платонова

Известно, что в фонд изобразительно-выразительных средств включаются как общеизвестные «формулы», которыми активно пользуются писатели, «не опасаясь невольных реминисценций и присвоения чужой собственности», так и индивидуальные конструкции, «несущие на себе печать личности художника»386.
Такие новые изобразительно-выразительные средства раскрывают, по мнению Р. Гельгардта, потенциальные возможности сочетаемости лексем. Исследователи выделяют ряд изобразительно-выразительных средств и приемов, используемых А. Платоновым, и определяют их роль в формировании платоновской мысли. Одна из особенностей изобразительно - выразительных средств, отмеченная Ю. И. Левиным, - интерференция элементов научного стиля с лирическим, что приводит к широкому использованию тропов и фигур. Отсюда суггестивность платоновской прозы, которая «воздействует не столько своим информационным содержанием, сколько способом высказывания»387. А. В. Селезнев считает, что метафора, в частности глагольная, играет немаловажную роль в текстах А. Платонова: она «тесно связана с персонажами и является элементом смысловой структуры текста, подготовленным его сюжетным развитием», связывает фрагменты текста, опираясь на его семантическое развертывание, влияет на создание важного для философско-эстетической системы писателя смысла388 389. Более того, по мнению исследователя, она «является одним из продуктивных способов смыслопроизводства в текстах произведений писателя» . С. А. Пикалева в диссертационном сочинении, написанном на материале повести «Котлован», выделяет ряд тенденций метафорообразования: 1) метафоризация человеческой деятельности; 2) автономизация части человеческого тела; 3) антропоморфизация неживого; 4) преобразование пространства; 5) преобразование времени; 6) конкретизация абстрактного390. Также исследователь сопоставляет метафору А. Платонова с другими изобразительно-выразительными средствами (метонимией, сравнением, эпитетом)391.
Говоря о генитивной метафоре, а точнее, о схожих с ней конструкциях, М. Ю. Михеев вообще высказывает противоположную А. В. Селезневу точку зрения, утверждая, что метафор в том понимании, как мы привыкли видеть, например у Пушкина, у А. Платонова не найдем. Но нужно заметить, что М. Ю. Михеев говорит не о всех видах метафор, а только об именных в конструкции с родительным падежом принадлежности. Для такого вида метафор он предлагает свои термины: «родительный чрезмерного (или гиперболического) обобщения», «родительный опрощения», «родительный идеологической функции»392 393 394. При первом прочтении такие конструкции, как справедливо замечает М. Ю. Михеев, могут показаться «неказисты, неловки, неправильны, даже бессмысленны, тавтологично-отталкивающи» . Функция генитивных сочетаний, «сочетаний- столбняков» (термин М. Ю. Михеева), «перед которыми носитель языка должен застыть в столбняке или прийти в оцепенение», в текстах А. Платонова - остановить течение фразы, нуждающейся в подробном толковании с целью «спровоцировать читателя на самостоятельный поиск в них смысла» . Д. В. Колесова и А. А. Харитонов утверждают, что зависимый генитив - одна из частотных конструкций, которая «свидетельствует о возможной ориентации языка писателя на древнерусскую традицию»395. Такие конструкции порождают многозначность, что позволяет по-разному интерпретировать контекст, омонимию и «обеспечивают необходимую емкость передаваемых развитий смысла»396. Конструкция «существительное + существительное в родительном падеже» часто заменяет привычную конструкцию «существительное + прилагательное»397: «молодая жизнь» - «молодость жизни». Как утверждает Ю. А. Печенина (речь идет о словосочетании, один из компонентов которого абстрактное существительное), «словосочетания с родительным беспредложным деадъективного существительного признается нормативным лишь в том случае, если деадъективное существительное допускает высшую степень обобщения (Все молодые люди нетерпеливы - нетерпение молодости). Но если такое обобщение невозможно, словосочетания оказываются аномальными: терпение любопытства, тоска старости»1.
Б. Г. Бобылев в своих изысканиях описывает особый вид метафоры - грамматическую2. Исследователь выделяет несколько «семантикограмматических аномалий» в тексте повести «Котлован»: 1) употребление абстрактных существительных в позиции конкретных субъектов; 2) пересечения предметно-пространственных и событийно-временных категорий; -5 3) смещение объектно-субъектной перспективы высказывания . В большинстве случаев возникновение таких метафор сопровождается не только грамматическими нарушениями, приводящими к тому, что «все фразы следует признать дефектными»4 (которые, необходимо заметить, только на первый взгляд кажутся таковыми), но и к возникновению олицетворенных образов, появляющихся в «процессе трансформации грамматических значений»5. Но и это не является главной целью художника. По мнению Б. Г. Бобылева, основное предназначение таких метафор - видение нами «результатов интенсивной кумулятивной работы художника по выявлению потенциальной поэтичности лингвистических элементов и категорий по высвобождению скрытой креативной энергии языка, выступающего у Платонова не только пассивным средством отражения 398 399 400 401 402 действительности, но и средством мыслеобразования, созидания одухотворенной, логосной картины бытия»403 404 405 406. Необычный подход к метафорам Платонова отражен в работе Л. В. Карасева. Исследователь последовательно проводит мысль о том, что, так как А. Платонов - «писатель буквальный», то в его текстах почти не встречаются метафоры, и к описываемым предметам, которые «ничего не означают, не намекают на что-то другое, а являются лишь самими собою», л применимо понятие не метафоры, а метаморфозы . Этот термин, -5 применимый к платоновской метафоре, был введен С. Бочаровым . Частотное использование еще одного переноса, только уже метонимического, в тексте повести А. Платонова отмечено В. В. Бутовым. Этот троп, по мнению исследователя, необходим автору повести особенно 4 тогда, когда описывается коллективное сознание . С. Нонака рассматривает метафору, метонимию и синекдоху у А. Платонова с точки зрения «категориальной ошибки», которая возникает в тексте повести в результате отождествления рода и вида (синекдоха), замещения категорий, которые составляют некое целое, на часть (метонимия), «перенесении смысла слов с одного семантического поля на другое на основании сходства их соответствующих значений или функций» (метафора)407. Допускаемые сознательно «категориальные ошибки» выполняют, по мнению С. Нонака, основную функцию в смыслообразующем плане и в образовании таких тропов, как метафора, метонимия, синекдоха408. Используемые А. Платоновым изобразительно-выразительные средства позволяют писателю сделать язык образным. Немаловажную роль, по мнению Н. Е. Джанаевой, в этом играют и ключевые слова, которые, как утверждает исследователь, являются приметой платоновского стиля и «становятся существенным элементом его художественной структуры»409, «служат средством реализации эстетической функции, выступая в роли опорного звена макроконтекста»410 411. Исключить такие слова из контекста нельзя, так как их отсутствие «привело бы к распаду произведения как 3 эстетически организованного целого» . Необходимо отметить еще один используемый А. Платоновым стилистический прием - парономазия. В одной из статей В. В. Буйлова412 находим описание некоторых контекстов, где автор намеренно заменяет одно слово паронимической пары другим, семантически неуместным в контексте, с целью получить «новые, возникшие вопреки языковым нормам окказиональные образования»413, являющиеся основой для появления слов с новым лексическим значением. Такие новообразования, по мнению исследователя, позволяют «расширить рамки традиционного словоупотребления и достичь более высокой степени экспрессивности слов и повествования в целом»414 415. Исследователь также отмечает тот факт, что парономазия, порождающая косноязычие, является неотъемлемой частью ~7 речи спонтанной, т. е. разговорной , следовательно, мы можем предположить, что такое явление, как смешение паронимов, чаще всего можно наблюдать в речи персонажей. Оксюморон - «несущий элемент структуры художественного языка Платонова»416 - позволяет, по мнению Е. Н. Проскуриной, отделить авторскую мысль от мысли героя. Художественная функция этого приема в тексте, по мнению исследователя, - «показать внутреннюю “поврежденность”, зафиксировать признаки душевной мутации своих героев... и все большее превращение в этой связи человека в винтик, самодвижущийся автомат, трудовой инвентарь»417 418 419. Известный платоновед М. Ю. Михеев внес большой вклад в описание и объяснение платоновских аномалий. Использование таких приемов, как стилистическая и фразеологическая несочетаемость, эллипсис, плеоназм, тавтология и эпитет, обусловливается тем, что «читатель получает возможность уловить собственный голос Платонова» . Все перечисленные приемы служат, по мнению исследователя, для создания многозначности, в результате чего «платоновский искаженный и отчужденный от человека язык превращает авторскую реальность в 4 реальность и для читателя» . Остановимся только на одном, наиболее частотном, приеме стилистического синтаксиса, описанном в этой работе М. Ю. Михеева, - плеоназме, или избыточности, встречающемся как в речи героев, так и в речи повествователя. В результате обилия таких повторов, иногда даже перегружающих текст повести, они уже не «приукрашивают» текст, а превращаются в «неказистые словесные монстры»420. Но плеоназм выполняет в тексте и очень важную стилистическую функцию: в результате контаминации нескольких смыслов, возникающих в воображении читателя, конструкции с избыточными элементами «подталкивают и даже “окрыляют” воображение»421. Противоположный плеоназму прием - прямление, или спрямление422 423. Являясь, по мнению М. Михеева, важнейшими приемами в построении платоновского текста, плеоназм и прямление порождают «намеренное 3 косноязычие» и «затрудняют стандартное понимание смысла» . Особый «юродивый стиль языка», «косноязычие», по мнению И. Лая, рождается при столкновении двух противоположных приемов: плеоназма и стяжения смысла, в результате чего в тексте А. Платонова можно наблюдать «конкретизацию абстрактного, одушевление неодушевленного, механизацию одушевленного, динамизацию глагола действия, использование оксюморонов»424. Вследствие того что эти два приема - приращение смысла и стяжение смысла - присутствуют в тексте одновременно, мы сталкиваемся с явлениями, «необходимыми для изображения изнаночного мира»425: абсурда, гротеска, комичности. Перифраз - еще один стилистический прием, с помощью которого фраза или оборот «привлекают внимание», заставляют читателя остановиться и начать «продираться к “содержанию” сквозь жесткую и угловатую кору “формы”»426. Платоновские перифразы отличаются тем, что они, по мнению М. Ю. Левина, «часто звучат как научные определения из учебника или толкового словаря; происходит не просто актуализация стершегося значения, но и выявление глубинного, экзистенциального смысла»427.
<< | >>
Источник: Семенова Ольга Валентиновна. ОККАЗИОНАЛЬНАЯ СИНТАГМАТИКА А. ПЛАТОНОВА (на материале повести «Котлован»). Диссертация, Петрозаводский государственный университет.. 2015

Еще по теме Изобразительно-выразительные средства в произведениях А. Платонова:

  1. Оганесова Юлия Артуровна. ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЕ СРЕДСТВА ТЕЛЕВИЗИОННЫХ ПРОГРАММ КУЛЬТУРНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКОЙ ТЕМАТИКИ, 2014
  2. Оганесова Юлия Артуровна. ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЕ СРЕДСТВА ТЕЛЕВИЗИОННЫХ ПРОГРАММ КУЛЬТУРНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКОЙ ТЕМАТИКИ, 2014
  3. а) Образец Платоновой диалектики
  4. Семенова Ольга Валентиновна. ОККАЗИОНАЛЬНАЯ СИНТАГМАТИКА А. ПЛАТОНОВА (на материале повести «Котлован»). Диссертация, Петрозаводский государственный университет., 2015
  5. ВВЕДЕНИЕ В ИЗУЧЕНИЕ ПЛАТОНОВЫХ ТВОРЕНИИ
  6. «Выразительная форма»
  7. ИНТОНАЦИОННАЯ ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТЬ
  8. ИНФОРМАЦИОННЫЕ ЗНАКИ ВНЕШНЕЙ ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТИ (ЭКСПРЕССИИ)
  9. Занятие 5. Основы мимической и пантомимической выразительности преподавателя
  10. 1. Образно-выразительная, метафорическая и синонимическая сущность сленгизмов-экспрессем
  11. Изобразительные искусства
  12. Изобразительный знак и искусство
  13. Изобразительное искусство
  14. § 3. Уставный капитал, собственные средства и привлеченные средства кредитной организации