<<
>>

История связочного глагола стать-становиться

Связка стать фиксируется уже в древнерусском языке, однако ее широкое распространение начинается лишь с конца XVI в. У И. И. Срезневского перечисляется 29 значений глагола стать в древнерусском языке: ‘стать’, ‘встать, подняться’, ‘остановиться, стать станом’, ‘остановиться, занять помещение’, ‘явиться, предстать’, ‘остаться’, ‘собраться’, ‘занять место, должность’ и др.

Выделяет Срезневский и связочное значение ‘сделаться, стать’ в примерах Съгна оц— съ прэстола, а самъ црмъ ста (Новг. I л. 6712 г.), А коли

Богъ дасть, стану митрополитомъ (Зап. Луц. еп. 1о. 1398 г.)149. Однако эти примеры не являются убедительными, так как творительный падеж имени можно понять здесь не предикативно, а как «творительный образа»

147 Пешковский А. М. Русский синтаксис в научном освещении. 7-е изд. М: Учпедгиз, 1956. С. 216.

148 Шелякин М. А. Очерки по прагматике русского языка. М., 2010. С. 216.

149 Срезневский И. И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам. Т. 3. СПб., 1912. Стлб. 507. В Словаре русского языка XI-XVII вв. выделяется 32 значения (Вып. 28 (Старичекъ-Сулебный). М., 2008. С. 22-27).

59

(А. А. Потебня), творительный «временного признака» (К. И. Ходова). Такая трактовка этих примеров тем более возможна, что сам Срезневский выделяет у глагола стать значение ‘занять место, должность’: Недостойнэ —сть сталъ,

оже не блгнъ —сть § великаго сбора, ни ставленъ (Новг. I л. 6657 г.), А который

поповичь ... въсхочетъ стати в попы или въ дЬаконы, ино ему волно стати (Уст. гр. Вас. Дм. 1392 г.)150. Кроме того, глагол стать, подобно другим глаголам движения / местоположения, изредка мог выступать в качестве знаменательной связки, например: Станяше бъдръ на млтве (Жит. Нифонт. 1250 г.)151.

В научной литературе даются разные объяснения тому, как происходило развитие у глагола стать связочного значения.

С. Ю. Камышева видит этот процесс следующим образом. В глаголе стать происходит сопряжение семантики функционально-семантических полей «действие» и «состояние», его категориальной семой является «состояние субъекта как результат перемещения в пространстве». Предпосылкой для развития связочного значения глагола стать является актуализация в его структуре немаркированного дифференциального признака «перемещение, совершавшееся безотносительно к сфере» при одновременной нейтрализации маркированных дифференциальных признаков. Соединяясь с именем, такой глагол развивает более абстрактное, диффузное значение; у него развивается сема «возникновение признака, модифицирующего сферу субъекта». При этом смысловой центр предиката передвигается на лексему, которая конкретизирует этот признак, а глагол берет на себя дейктические функции.

Имя, выражающее признак субъекта, могло выражаться в древнерусском языке тремя способами: а) кратким прилагательным: оумоленъ ста посредэ

цркве (ГБ XIV, 77а), сташа днье зли (ЛН XIII-XIV, 15об.); и въздорожиша все

по търгоу и хлЭбъ и м—са и рыбы и оттолэ ста дороговь (ЛН XIII-XIV,

104 об.); б) существительным в Им. п.: мои были слуги и тии стали нам ворог

150 Там же. Стлб. 506.

151 Там же. Стлб. 505.

(ГР 1393, I, ю.-р.); в) существительным в Тв. п.: еп(с)пмъ стати (ГА XIII-XIV, 78об.), аще кто неоженився станеть прозвутером (КР 1284, 66б-в), братъ своего же слшивъ а сам црсмь ста (ЛН XIII-XIV, 66об.) . Приведенные

примеры из работы Камышевой показывают редкость употребления глагола стать в связочной функции в древнерусском языке (даже с учетом спорных случаев с Тв. п. существительного, которых в приведенных примерах большинство).

Развитие фазового значения у глагола стать пытаются связать с историей конструкции «стать + инфинитив». Такие конструкции широко распространяются в русском языке с XVI в. и продолжают оставаться продуктивными по сей день. Как отмечает Л. П. Демиденко, широкое распространение сочетания «стать + инфинитив» в качестве синонима сочетания «начать + инфинитив» наблюдается не ранее второй половины XVI в., причем главным образом в произведениях деловой письменности и в произведениях, отражающих народно-разговорную речь.

В текстах, ориентирующихся на письменно-книжную традицию, они встречаются редко или вообще не встречаются. В XVII в. происходит дальнейшее распространение сочетания «стать + инфинитив» за счет «начать + инфинитив», вместе с тем отмечается явное избегание его в произведениях религиозного характера. Наоборот, в произведениях, ориентирующихся на народно-разговорный язык, в сочетании с инфинитивом глагол стать употребляется чаще, чем глагол начать (в некоторых произведениях сочетание с начать полностью отсутствует).

Распространение сочетания «стать + инфинитив» сопровождалось расширением его функций: если в XVI в. оно выражало значение начала действия, то в XVII в. начинает использоваться также для выражения более отвлеченных значений — модальных и видо-временных. Сочетание же «начать [104] + инфинитив», наоборот, в произведениях, отражающих народно-разговорную речь, утрачивает способность выражать значение волеизъявления и видо­временное значение и ограничивается лишь использованием в значении начала действия.

Важным следствием развития у глагола стать абстрактного значения явилась возможность его употребления с XVII в. в конструкциях с

неодушевленным субъектом: «...саван шевелитца стал, устрашая меня» (Ж. Авв.), а также в безличных предложениях: «Стало у меня в те поры кости­те щемить и жилы-те тянуть, и сердце зашлось, да и умирать сталъ» (там же). Расширение сочетаемости глагола стать приводит к возможности образования сочетания с инфинитивом быть: «...меж нами пря велика стала быть» (Ж. Авв.). Такие сочетания были возможны и в составном именном сказуемом — их достаточно много отмечается в языке И. Посошкова: «Плох де лов стал быть рыбе». Именно в рамках составного именного сказуемого образовалось вводное сочетание стало быть: происходило это в конструкциях с

подлежащим, выраженным местоимением то; например: «И то стало быть худой суд, и того ради надлежит всячески потщатися о правом суде.»153.

В связи со сказанным выше встает вопрос о том, являются ли современные конструкции со связочным глаголом стать результатом позднейшей элиминации инфинитива быть или с самого начала существовали конструкции, где быть не употреблялся? Памятники письменности показывают широкое употребление глагола стать непосредственно с именем - без введения инфинитива быть в именные конструкции в русском языке XVI-XVII вв. Например:

(XVI в.) ...и, роспоровъ то платно и загнутое отправит, опять платно хорошо станет... (Дом.); Нынэ же конечне хощеши противен стати богу

своим гнилымъ буйствомъ... (Пов. о новг. бел. кл.); А как возьмутъ християнэ

из рукъ его [патриарха] свещи, и в християнъских руках [благодатный огонь]

153 Демиденко Л. П. Грамматическая и семантическая эволюция словосочетания типа «начать + инфинитив» и «стать + инфинитив» в русском языке // Ученые записки Красноярского государственного педагогического института. Т. XXV. Вып. 1. С. 26-32. Примеры взяты из указанной статьи.

станешь какъ и протчии огни, - все от него горитъ (Хожд. В. Позд.); ...а как учали торговати большими своими товары, и промыслы их стали велики; и государь наш велел с них имать своее пошлины половину... (Ст. сп. Писем.); И на тотъ камень возъ эха Господь нашь и позна камень Создателя своего, и ста

камень под жребцомъ мякокъ, аки воскъ (Хожд. В. Позд.); И егда исполнится 40 дней, то об одну нощь тэло его земля будетъ, а кости наги станут (там

же).

(XVII в.) В те поры отчаяли уже мы весь животъ свой и в Азове городе и о выручке своей безнадежны стали от человек, толко себе и чая помощи от вышняго бога (Пов. об Азов. сид.); ... и тогда бы тело мое чисто стало, аки ихъ младенческое (Пов. о семи мудр.); И пришед Дружневна к реке и умылась чернаго зелья и стала черна, что уголь (Пов. о Бове); И стал царь Далматъ кручиноват... (Пов. о Ер. Лаз.); И тут Рохлей жив сталъ, и с Еруслономъ поцеловались, и назвали другъ друга братомъ (там же); И цари тому ради сташа, что надеютца на мочъ своих воинов, приказали сходитися на место (Сказ. о ц. Вас. Конст.); Царь Салтанъ Салтановичь стал велми яростенъ, аки зверь... (там же); И от тех местъ сталъ царь милостив и правосуден, и лготу стал давать, и дани поубавил, и опять стало все жило... (Пов. о раз. чел.).

Примеры употребления связочного глагола стать в сочетании с «быть + предикативное имя» были достаточно редки. Они встречаются в языке конца XVI в.:

... как деи яз стал быти в пашах, и изо всех деи земель у нашего государя послы при мне бывали, одного деи московского не было... (Ст. сп. Новос.); ... а стал деи о том Крымской быти в великой кручине, что государь мимо его послал к Турскому... (там же); ... и Турской деи тому стал быти весел (там же).

Много таких примеров встретилось в «Книге о скудости и богатстве И. Т. Посошкова (начало XVIII в.): И тот суд далек стал быть и труден...; И от мала даже и до велика все стали быть поползновенны...; И таковое начертание стало быть образу святому поругание; . и которой крестьянин станет мало посытнее быть, то на него и подати прибавит; . и по такому

их озорничеству стали они быть государю своему противники, а не слуги; И от тоя свободности питейные сборы весьма стали быть плохи; и пр.[105] Изредка такие примеры встречаются и в середине XVIII в., например: ...с Илидарою навек я уж разлучился /Ив последние тогда весь в слезах простился; / Отнят стал быть от нее чрез страньг далеки, / И неверные моря, купно многи реки... (Тред., Нов. и кр. сп.); Стал Коршун быть Павлин, / В его он перьях был великий господин (Сум., Коршун).

Можно предположить, что конструкция «стать + быть + предикативное имя» является вторичной и возникла в результате переноса на глагол стать сочетаемости глагола начать - последний не мог прямо соединяться с именем. В пользу такого предположения свидетельствует, во-первых, отсутствие в древнерусском языке подобных конструкций, а во-вторых, способность глагола стать уже в древности выступать в качестве связки (знаменательной), т. е. прямо соединяться с именем.

И все-таки вопрос о том, была ли связь между употреблением глагола стать в качестве компонента составного именного и составного глагольного сказуемого, не может считаться окончательно решенным. Так, особенностью употребления глагола стать в фазовом значении в XVII - начале XVIII в. является способность выступать в качестве самостоятельного сказуемого в сочетании с существительными процессуальной семантики (сейчас в эти конструкции обычно вводятся глаголы начать, наступить). Например: Уже у нас стала стрелба из града осаднаго... (Пов. об Азов. сид.); От пушекъ их страшный громъ сталъ. (там же); ...а ночью стал мороз да снегъ з дождем пришол... (Хожд. Л.); Потомъ доведался митрополит, что стала из города измена, да в церкви и проклял ихъ, техъ изменниковъ, и род ихъ (там же); ... и на зоре сталъ ветръ великъ (там же); ... и в те поры на одном корабле моръ сталъ (там же). В современном русском языке глагол стать продолжает употребляться в отрицательных конструкциях типа Потомъ к ночи ветру доброгонамъ не стало (Хожд. Л.).

Глагол стать в связочной функции, по-видимому, сохранял разговорную окраску и потому избегался в памятниках, язык которых ориентировался на церковно-книжные образцы. В таких текстах, для того чтобы выразить значение приобретения признака в прошлом, чаще всего использовался глагол быть в форме аориста; ср.: И с того часа получи Савва себе здравие, и се [жена] невидима бысть (Пов. о Сав. Груд.); Жидовин же рад о том бысть и взя у него деньги, а тело мертвое отдаде ему (Пов. о купц.); И, се рекше, невидими быша от нихъ (Пов. о Марф.); Услышав же от Александра слово се, Лодвикъ аки от сна возбудився, и воста, и здрав бысть (Пов. о семи мудр.); ... а Лодвикъ в него место сяде на цесарьство и бысть цесаремъ и кралемъ Исраильтескимъ (там же) и т.д. Эта традиция просуществовала вплоть до начала XVIII века.

Г ораздо реже для выражения этого же значения встречаются конструкция «начать + быть + предикативное имя»; например:

Егда убо жена зача въ чревэ, и нача готова ей быти. (Пов. о ц. Дин.);

...и [Шигалей] нача у них быти царем на Казани, и царицу хотэ поняти (Каз. ист ); И [Иван IV] кротокъ, и смиренъ быти нача, и праведенъ в судэ, и

неуклоненъ... (там же); И королевна учала быть весела... (Ст. сп. Писем.); Он

же, оставаяйся, начал слушати, звук же и гром начат болши быти (Пов. о Брунц.); И не даша ему кралевны, он же начат быти смущен... (там же). Кроме того, для выражения фазового значения использовались глагольные связочные глаголы чиниться—учиниться и твориться—сотвориться.

По-видимому, в разговорной речи второй половины XVII в. связочный глагол стать уже широко распространился, на что указывает текст «Жития протопопа Аввакума», в котором эта связка активно употребляется; например: Робенок, дал бог, и опять здоров стал, - с рукою и с ногою; И оне до меня и добры стали и жены своя к жене моей привели; И с тех мест царь на меня кручиноват стал...; ...лошедь ту по ночам и в день стали беси мучить, - всегда мокра, заезжена, и еле жива стала; И я крестом ево благословил, и он по-старому хорош стал; И все, дал бог, стало здорово, - и говорит ясно против прежнева и чисто; ... и бабы о Христе целоумны и здравы стали; А и у

вас православие пестро стало от насилия турскаго Магмета, - да и дивить на вас нельзя: немощны есте стали и др. В приведенных примерах со связочным глаголом стать последний употребляется в форме прошедшего времени, что не исключало его употребления уже в XVII в. в форме будущего времени: И я по руке поглажу крестом, так и рука свободна станет... (Ж. Авв.). Однако такие примеры единичны.

Подавляющее большинство примеров употребления связочного глагола стать в XVII в. показывает использование в качестве присвязочной части краткого прилагательного - оно составляет 58% от числа всех способов выражения присвязочной части в двусоставном предложении (или 45% в предложениях всех типов). Имя существительное в позиции именной части сказуемого почти не встречается, а если и употребляется, то в Им. п.; например: И ездил к другу своему Илариону игумну: он просвиру вынял за брата; тогда добро жил, - что ныне архиепископ резанской, мучитель стал христианской (Ж. Авв.). Это лишний раз позволяет усомниться в связочном характере глагола стать при сочетании с Тв. п. существительного в древнерусских текстах. Почти отсутствуют случаи употребления компаратива при глаголе стать. Примеры употребления полной формы прилагательного в позиции при связке очень редки.

Интересной особенностью связочного употребления глагола стать в XVII в. является его способность сочетаться с предложно-падежными формами существительного. Первые случаи такого употребления относятся к XV в.155 Среди остальных способов выражения присвязочной части предложно­падежные формы существительного составляют около 19%; если учитывать только двусоставное предложение, то их доля еще выше - 23% (в двусоставном предложении они занимают второе место после краткого прилагательного). Например:

Потом проведал Фрол Скобеев, что Аннушка уехала в Москву, и стал в великом сумнени... (Пов. о Фр. Скоб.); И Аннушка на то стала в радости великой... (там же); И как Нащекин услышал от него о дочери своей, и залился

155 Словарь русского языка XI-XVII вв. Вып. 28 (Старичекъ-Сулебный). М., 2008. С. 24.

66

слезами, и стал в беспаметстве (там же); И рече ей кралевичь Василий: «Виждь, страдница, како мне твои безумныя слова стали за досаду...» (Пов. о Вас. Злат.); ... а царь Соломан сталъ в велицей славе и высокъ (Пов. о ц. Сол.); Он, де, мне не умел росказати, и мне то стало за кручину (Пов. о раз. чел.); ... и та церковь стала в забытии и до сех местъ (Ж. Дион.).

В последующем такое употребление сходит на нет и в современном русском языке является очень ограниченным. Приведенные примеры позволяют говорить о том, что глагол стать часто подчеркивал неожиданный результат преобразования; на современный русский язык значение некоторых примеров можно было бы передать при помощи связки оказаться или выйти. В связи с этим можно предложить еще одну версию происхождения связочного глагола стать. Наиболее вероятным кажется возникновение связочного употребления глагола стать на основе значения ‘явиться, предстать’[106] [107]. Это значение, развившееся из значения ‘расположиться, остановиться где-л.’, содержит указание на фигуру наблюдателя, то есть содержит в своей семантике смысловой компонент обнаружения, сближающий его со связочными глаголами оказаться и выйти. Эта версия позволяет удовлетворительно объяснить длительное сохранение у фазисной связки стать модального значения обнаружения, которое было утрачено ею лишь к XIX в., и особенности сочетаемости, не типичные для других фазисных связок.

Наиболее близкой оказывается аналогия с современным связочным глаголом выйти, который также развил фазисное связочное значение на основе исходного значения движения; фазисное значение, как у связки стать в древности, осложнено модальным значением обнаружения. Первые случаи связочного употребления глагола выйти относятся к XVIII в. По-видимому, в обоих случаях произошел метонимический сдвиг в семантике глаголов движения: результат движения предмета переосмыслялся как его

возникновение, появление в перцептивном поле наблюдателя .

Разнообразны способы выражения подлежащего в двусоставных предложениях с составным именным сказуемым, включающим связку стать: его позицию могли занимать не только одушевленные существительные (их большинство - 64%), но и неодушевленные (36%), что, возможно, было обязано развитию связочного значения глагола стать на основе значения ‘явиться, предстать’ - в этом значении глагол мог сочетаться с подлежащими, выраженными существительными как личной, так и не личной семантики. Эта черта существенно отличала связку стать от синонимичных связок учиниться, сотвориться, а позже от связки сделаться, которые обнаруживают преимущественную сочетаемость с подлежащим-лицом.

Уже в XVII в. связочный связка стать начинает активно вводиться в состав безличных конструкций; например: Услыша князь Петр жалостныя слова кралевны Магилены и вельми жалостно ему стало, и показалось ему, что сердце его от жалости распалилось, и реклъ к ней... (Пов. о П. Злат. ключ.); Уже гораздо поздно стало, азъ же зэло пьянъ и не могу до двора своего доити,

боюсь, дабы мнэнерозбити гусли (Пов. о Вас. Злат.); ... а в кэлейце моей стало

свэтло в полунощи (Ж. Епиф.). Безличное употребление шло, видимо, из живой

речи, на что указывают примеры из «Жития протопопа Аввакума»: Тайно послал к ним воды святыя, велел их умыть и напоить, и им, бедным, легче стало; И мне ево стало жаль. О распространенности безличного употребления связки стать указывает не только их значительная доля (22% относительно общего числа связочных конструкций с этой связкой), но и разнообразие типов безличного предложения, в которых отмечается этот связочный глагол. Кроме предложений с формами на -О (в том числе в сравнительной степени) с дательным субъекта восприятия или с локативным детерминантом, стать вводится в предложения, где предикатив на -О распространяется инфинитивом: Вопрошающу же ему опаснее игумению, прилично стало игумении и о

улечься, растянуться’. Характерно, что, подобно глаголу стать в древности, глагол ponerse сочетается главным образом с прилагательным. В романских языках глаголы salir (исп.), sortir (франц., катал.) с исходным значением ‘выходить, выезжать’ развили связочное значение ‘оказаться, получиться, сделаться’. Как и в русском языке, эти глаголы в связочном употреблении сохраняют разговорную или просторечную окраску.

68

Феодор э воспомянути (Пов. о б. Мороз.), а также в безлично-предикативные

предложения: Помышляю лежа: «Христе, свете истинный, аще не ты меня от безгоднаго сего и нечаемого времени избавишь, нечева мне стало делать: яко червь исчезаю» (Ж. Авв.).

Видимо, не будет преувеличением вывод о том, что в XVII в. употребление глагола стать в качестве связочного компонента составного именного сказуемого было широко распространено. В последующие века его активность в качестве связки лишь возрастает. В XVIII в. и позже происходит не только расширение связочного употребления связочного глагола в форме совершенного вида (стать), но и развитие связочной функции у формы несовершенного вида (становиться). Сочетаемостные свойства фазовых связок в разных видовых формах значительно варьируются, поэтому в дальнейшем изложении история связочного глагола стать—становиться рассмотрена по отдельности для каждой видовой формы.

2.

<< | >>
Источник: РУДНЕВ Дмитрий Владимирович. Связочные глаголы в русском языке XVII-XIX веков. Диссертация, СПбГУ.. 2014

Еще по теме История связочного глагола стать-становиться:

  1. РУДНЕВ Дмитрий Владимирович. Связочные глаголы в русском языке XVII-XIX веков. Диссертация, СПбГУ., 2014
  2. Готовы ли вы стать родителями и как стать хорошими родителями?
  3. § 86. Составное сказуемое. Значение разных вспомогательных глаголов
  4. Главо II О ГЛАГОЛЕ
  5. § 84. Особенности образования некоторых личных форм глагола
  6. Время и Глагол
  7. § 82. Варианты форм, связанных с видами глагола
  8. § 111. Падежи дополнения при переходных глаголах с отрицанием
  9. КАК СТАТЬ ЛИДЕРОМ?
  10. IV. ПРОПОЗИЦИИ И ФАКТЫ БОЛЕЕ ЧЕМ С ОДНИМ ГЛАГОЛОМ; УБЕЖДЕНИЯ И Т.Д.
  11. Глава 10 Глаголом жги сердца людей
  12. Глава XV СТИЛИСТИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА ФОРМ ГЛАГОЛА
  13. КАК СТАТЬ СЧАСТЛИВЫМ
  14. Александр Глаголев Ветхозаветное библейское учение об ангелах82
  15. Глава 3. Как стать обаятельной личностью?
  16. МОЖЕТ ЛИ СУДИМЫЙ СТАТЬ МИЛИЦИОНЕРОМ?
  17. Реализащия образа времени в формах глагола. Теория наклонений100
  18. ДЖОШ МАКДАУЭЛЛДИК ДЕЙ. Как стать героем в глазах ребенка, 1995
  19. 5. Как «наука» может стать «философией»
  20. ПОЛУЧИТЬ КВАРТИРУ - НЕ ЗНАЧИТ СТАТЬ ВЛАДЕЛЬЦЕМ