<<
>>

Идея смерти и уничтожения

В сознании современного человека, безусловно, смерть воспринимается как нечто трагическое. Усиление трагизма в произведении Платонова достигается из-за частого употребления слов из лексико- 572 семантического поля «смерть» и гибели всего, что находится рядом с котлованом: людей, животных, природы, артефактов, орудий труда. Индивидуально-авторские конструкции, в которых прослеживается мотив смерти, условно можно разделить на несколько групп: 1) Конструкции с непривычной сочетаемостью, чаще представляющие авторскую метафору, в которых идея смерти и уничтожения заключена с помощью непосредственного использования слов с этим значением: «стравливайте себя трудом» [с.
58]; «все равно я тебя затомлю, лучше сама кончись» [с. 79]. Наиболее частотны лексемы «уничтожить», «ликвидировать», «мертвый», «смерть», «кончаться» и некоторые другие: уничтожение1, уничтожить: «И ныне Вощев не жалел себя на уничтожение сросшегося грунта» [с. 31]; «но они не могли расстаться со скотиной и уничтожали ее до костей» [с. 86]; «до смертельного уничтожения наивности всякой надежды» [с. 104]; ликвидировать, ликвидация, ликвидированный: «ему уже не так долго осталось терпеть до смерти и до ликвидации всего» [с. 44]; «обязаны их ликвидировать не меньше как класс» [с. 62]; «с жадностью начал писать рапорт о... ликвидации посредством сплава на плоту кулака как класса» [с. 84]; «Ликвидировав весь последний дышащий живой инвентарь» [с. 86]; «Ликвидировали?! - сказал он из снега. - Глядите, нынче меня нету, а завтра вас не будет» [с. 93]; «Ликвидировав кулаков в даль» [с. 94]; «ликвидируют в далекую тишину» [c. 94]; «ликвидированные труженики» [с. 99]; «особую боковую графу, под названием “Перечень ликвидированного насмерть кулаком как классом пролетариата, согласно 573 имущественно-выморочного остатка ”» [с. 99]; «ведомость ликвидации классового врага» [с. 106]; мертвый: «обращая всю жизнь своего тела в удары по мертвым местам» [с. 29]; «Когда будешь уходить от меня, не говори, что я мертвая здесь осталась» [с. 52]; «Каждый человек мертвым бывает, если его замучивают» [с. 56]; «мертвы, огорченные губы» [с. 56]; «Все мертвые - это люди особенные» [с. 66]; «А мертвых не обмывали еще в совете?» [с. 70]; «мертвым стало совершенно тесно лежать» [с. 73]; умереть: «лично умер» [c. 73]; «умереть с энтузиазмом» [с. 45]; «думай, чтоб не умереть» [с. 52]; «умерла вниз лицом» [с. 53]; «Женщина осталась лежать в том вечном возрасте, в котором умерла» [с. 56]; кончаться574: «где хоронились пролетарии, которые скончались до революции без счастья» ; «все постепенно кончалось вблизи и вдали: прятались птицы, ложились люди» [с. 38]; «Он мог бы так весь незаметно скончаться» [с. 32]; «все равно я тебя затомлю, лучше сама кончись» [с. 79]; «кончаемся по совести» [с. 87]; смерть, смертный: «согласованное со смертью» [с. 36]; «смертный элемент» [с. 42]; «влеченье к смерти» [с. 105]. 2) Конструкции, в которых автор употребляет слова из лексикосемантического поля «смерть»: «наблюдали сон этого малого существа, которое будет господствовать над их могилами» [с. 58]; «Коровы и лошади лежали в усадьбах с разверстыми тлеющими туловищами» [с. 90]; «Мы те гробы облеживали» [с. 61]; «мучиться сердцем, окруженным жесткими каменистыми костями» [с. 21]. 3) Идею смерти автор может передавать завуалированно, используя специальные стилистические приемы (метафору, эпитет, описательные обороты и др.): «неподвижно молчал» [с.
110], т. е. умер; «мертвому, разрушенному брату» [с. 34]; «и тело его выдул ветер в ничто» [с. 86]; «некому теперь отнять у Насти ее долю жизни на свете» [с. 100]; «а когда дотрудишъся до конца, когда узнаешь все, то уморишься и помрешь» [с. 101] ; «писаться мне в колхоз на покой» [с. 84]; «остывающая мать» [с. 53]; «Жизнь ее уменьшалась» [с. 86]; «сердце его лежало в разрушенной груди» [с. 68]; «последнее зрение» [с. 86]; «слабой жизни во тьме» [с. 40]; «в природе отходил в вечер опустошенный летний день» [с. 38] (трансформация созвучного оборота со значением смерти «отходил в вечность»); «совершал ей выкидыш» [с. 93]. По аналогии с известным сочетанием мертвая тишина у Платонова возникает конструкция, отражающая идею смерти: «и точно грусть - стояла мертвая высота над землей» [с. 32]. Метафора образуется при сочетании существительного высота с прилагательным мертвая. Таким образом, мертвая высота - высотное нежилое здание, громадное строение, в котором никто не живет. В контекстах, в которых прослеживается мотив смерти, нередко возникают абсурдные ситуации с точки зрения привычного понимания мира: смерть для людей лучше, чем жизнь, а желание умереть сильнее желания жить: «Лучше б умерли и стали важными!» [c. 66]; «хочу умереть» 575 [с. 52]; «жители того, спокойного света» [с. 80]; «нам будет тихо» [с. 85]. Мотив смерти неразрывно связан с идеей о конце мира и нередко находит свое отражение в сознании героев с мечтами о будущей жизни: «Пусть они попрощаются до будущей жизни» [c. 86]; «он же весь свет родился окончить» ; «люди хотели навсегда заметить свою _родину и последнего, счастливого человека на ней» [c. 94]. Необычна с точки зрения привычного представления о смерти как событии, вызывающем лишь отрицательные эмоции, конструкция «умереть с энтузиазмом» [с. 45]. Умирают в «Котловане» не только люди, но и неживые объекты, уподобляющиеся в повести живым существам. Слова из лексикосемантического поля «смерть» сочетаются с именами существительными, которые обозначают реалии или предметы, относящиеся непосредственно к строительству котлована576 577 578: а) материал (камни, песок, грунт, глина), с которым работают строители котлована: «Козлов по-прежнему уничтожал камень в земле» [с. 32]; «грунт перестал терпеть вечность и разваливался в мелочь уничтожения» [с. 52]; «матерьял всегда сдавался точности и терпению, значит - он был мертв и пустынен» [с. 28]; «замертво лежал ничтожный песок» [с. 36]; «Нас учили каждого какой-нибудь мертвой части: я знаю глину, тяжесть веса и механику покоя» ; «они ходили в котлован раскапывать водяной подземный исток, чтобы перехватить его вмертвую глиняным замком» [с. 41]; б) материал, с помощью которого работают строители котлована: «мертвый инвентарь» [с. 43, 60, 62, 77, 105]; «мертвое оружие» [с. 108]; «мертвый строительный матерьял» [с. 32]; в) природа, которая окружает строителей котлована: «мертвые лопухи» [с. 97]; «Чиклину пришлось сечь землю на глыбы и выворачивать ее прочь целыми мертвыми кусками» [с. 114]; «Умерший, палый лист» [с. 23]; «умершая трава» [с. 28]. 3.4.2.
<< | >>
Источник: Семенова Ольга Валентиновна. ОККАЗИОНАЛЬНАЯ СИНТАГМАТИКА А. ПЛАТОНОВА (на материале повести «Котлован»). Диссертация, Петрозаводский государственный университет.. 2015

Еще по теме Идея смерти и уничтожения:

  1. ПРИЛОЖЕНИЕ 1. Алексей НАГОВИЦЫН КРАСНАЯ ШАПОЧКА ИЛИ МИФ О СМЕРТИ СМЕРТИ
  2. ЗА ПОРОГОМ СМЕРТИ: КЛИНИЧЕСКАЯ СМЕРТЬ И ПОСМЕРТНЫЙ ОПЫТ
  3. О ВОЗНИКНОВЕНИИ И УНИЧТОЖЕНИИ
  4. «О ВОЗНИКНОВЕНИИ И УНИЧТОЖЕНИИ»
  5. § 79. УНИЧТОЖЕНИЕ ЛЕСОВ
  6. Кто может потребовать уничтожения брака.
  7. Уничтожение и деградациялесов и растительности
  8. Уничтожение долгового рабства
  9. 6. Способы уничтожений и поврежденийценностей
  10. УНИЧТОЖЕНИЕ ПРИРОДНЫХ БОГАТСТВ