<<
>>

Продовольственная разверстка в 1946-1947 гг.

После только что закончившейся изнурительной войны, сразу начать подготовку к новой — дело безнадежное при том что деревня как главный донор средств была полностью обескровлена. Засуха 1946 г. нанесла дополнительный урон сельскому хозяйству Центрального Черноземья, Украины, Молдавии. Досталось областям Нечерноземья, Среднего и Нижнего Поволжья. В ряде районов воздействие засухи было преувеличено, чтобы списать на нее организационные просчеты и недопустимо низкий уровень агротехники. По причине нехватки людей, техники, слабой материальной заинтересованности ве сенний сев 1946 г.
был проведен с низким качеством и непростительным опозданием. ^Повсеместно на пахоте в качестве тягла использовали в упряжке коров. В колхозах Украины и Белоруссии таким способом проводили до половины всех работ. В некоторых колхозах значительные участки вскапывались лопатами и засевались вручную27. Несмотря на это в Сибири, на Кубани, в Казахстане, Киргизии получили неплохой урожай зерновых культур. Незадолго до начала уборочных работ представители госинспекции на Кубани определили видовую урожайность зерновых в 12 ц с га, в Сибири, Казахстане и Киргизии — примерно по 8 ц, в то время как средняя урожайность зерновых по СССР в т. г. была равна 4,6 ц с га, т. е. меньше чем в 1945 г. всего на I ц28. Реальная урожайность была ниже. Задача состояла в том, чтобы вовремя, без излишних потерь убрать урожай, но именно это оказалось недостижимым. Очень много полевой техники было неисправной. Несвоевременный подвоз горючего и необеспеченность MTC денежными средствами на его оплату приводили к простоям тракторного парка и комбайнов в самое время полевых работ. Примитивный инвентарь, получивший распространение в годы войны, активно использовался в первые послевоенные годы. В печати серьезный упрек получали те колхозы и совхозы, руководители которых недооценивали значение уборки урожая простыми машинами и вручную. Широко пропагандировался опыт Анны Чуевой из колхоза “Золотой колос” Ky- юргазинского района Башкирской АССР, которая за день связывала 10 тыс. снопов. В полном противоречии находились установка на максимальное расширение посевных площадей и уборка хлебов косами и серпами29. Когда в европейской части Союза была засуха, в Сибири не прекращались дожди. Там уборочная кампания 1946 г. являлась трудовым подвигом сибиряков. В колхозах и совхозах Краснодарского, Ставропольского, Алтайского краев, а также Кемеровской, Новосибирской, Омской, Курганской, Челябинской, Молотовской (Пермской) и др. областей вследствие неудовлетворительной работы комбайнов и косовицы вручную, уборочные работы затянулись до зимы, а десятки тыс. га не были убраны вообще30. По неполным данным в 21-й области России осталось 166,4 тыс. га неубранных и неполностью убранных полей, в Казахстане пошли под снег 68,4 тыс. га зерновых31. В хозяйствах покрепче успели собрать урожай. В орденоносном совхозе “Кубань” было намолочено зерна в среднем по 14,5 ц с га, в совхозе им. Калинина — по 13,5 ц. План сдачи хлеба государству этими совхозами был выполнен в начале сентября. Совхозы Кубанского зернотреста в короткий срок вывезли на ссыпные пункты на 16 тыс. т зерна больше, чем в прошлом году. Два годовых плана дал Ейский совхоз, где директором был депутат Верховного Совета СССР О.М. Павлюк32, но таких хозяйств было очень мало. Намного сложнее складывалась обстановка в выжженных весенне-летним зноем зерновых районах.
Эпицентром засухи являлись области Центрального Черноземья. Видовая урожайность в колхозах Воронежской области была определена госинспекторами в 2,7 ц с га, Курской — 3, Орловской — 2,8, Тамбовской — 2,4. Чуть мягче последствия засухи отразились на урожайности зерновых в Среднем и Нижнем Поволжье33, Сильная засуха поразила юг Украины и Молдавии. Пониженная урожайность зерновых отмечалась в областях и республиках Нечерноземной полосы34. Средняя общесоюзная урожайность не обещала хорошего валового сбора. Вследствие сложных климатических особенностей 1946 г., скороспелых и шаблонных рекомендаций по вопросам агротехники и примитивного уровня организации колхозносовхозного производства, потери урожая зерновых культур возросли в 2-3 раза относительно предыдущего тоже нелегкого в сельскохозяйственном отношении года. Валовой сбор составлял 39,6 млн. т, т. с. на 7,7 млн. т меньше собранного в 1945 г. и в 2,4 раза меньше уровня в 1940 г.35 Конечно, сравнение с предвоенным годом давало колоссальную разницу, относительно 1945 г. сокращение валового сбора было в рамках допустимого и не давало никаких оснований для чрезвычайщины в проведении заготовительной кампании, ставшей основной причиной последовавшего за ней голода. В разгар лета 1946 г. в правительственных кругах был разработан план строгого режима экономии хлеба. На практике это означало твердое намерение любой ценой сохранить имевшиеся государственные резервы зерна. С этой целью было решено взять по возможности весь хлеб из колхозов и совхозов по обязательным поставкам и закупкам. Изъятие готовилось и проводилось с особенной тщательностью. He уменьшая ведущей роли Сталина, надо сказать о его месте в принятии и проведении государственных решений по сельскому хозяйству и продовольствию в те годы. Конечно, он лично следил за обсуждением и принятием важнейших постановлений. Иногда решительно вмешивался и мог принципиально повлиять на смысл документа и ход дела. Однако в большинстве случаев его функция сводилась к подписанию проектов постановлений, заготовленных в министерствах и прошедших соответствующие отделы Совмина СССР и ЦК ВКП(б). На оригиналах постановлений имеется сталинская правка, которая касалась чаще стиля, чем содержания. Сельское хозяйство занимало Сталина лишь с точки зрения накопления запасов продовольствия. Заготовки были его главным критерием в оценке кадров, занятых в этой сфере. Te, кто проявлял жалость и сочувствие к людям, попадали в разряд мягкотелых. Как это делалось, можно проследить на простом примере. Министр заготовок СССР Б.А. Двинский в середине июля 1946 г. направил подробную справку заместителю председателя правительства А.И. Микояну о наличии хлеба, включая резервы на I июля 1946 г. “В связи с неурожаем, — писал он, — хлеба на селе мало и сельское население набросится на государственный хлеб. Надо не только пересмотреть сроки введения бескарточной системы и коммерческой торговли хлебом, необходимо провести максимальную экономию расхода хлеба в III квартале 1946 г.” Он просил Микояна доложить Сталину об этих соображениях и добавлял в заключение: “...Было бы хорошо, если бы тов. Сталин определил месячный уровень расхода по всем назначениям (кроме семян и экспорта) в пределах 1,5-1,6 млн. т, тогда все ведомства нашли бы пути и способы к урезыванию своих необычайно возросших потребностей”36. Вначале провели психологическую обработку руководителей областей сильно пострадавших от засухи, которые надеялись, что их освободят от Госплана. Совмин СССР и ЦК ВКП(б) 4 июля того года приняли постановление “О годовом плане заготовок зерна и других сельскохозяйственных продуктов из урожая 1946 г.
по Воронежской области”, которым план сдачи зерна государству был увеличен по сравнению с проектом на 8 тыс. т и составил 128 тыс. т. Вместе с тем, колхозам области был отсрочен до урожая 1947 г. и 1948 г. возврат зерна по семенной ссуде, задолженность по натуральной оплате за работы МТС, по обязательным поставкам — всего в количестве 192 тыс. т, а совхозам — более 11 тыс. т семенной зерновой ссуды. Кроме того, с колхозов было списано 112 тыс. т зерна, подлежавшего погашению в 1946 г. и отменена сдача зерна в хлебный фонд Красной Армии, включая задолженность прошлых лет, образовавшуюся в самом начале войны37. За все отпущенные грехи с колхозов и совхозов Воронежской области причиталось, говоря словами Сталина, подписавшего постановление, аккуратное и честное выполнение установленного плана заготовок зерна и др. сельскохозяйственных продуктов. Заключительную часть постановления лучше привести без сокращения: “... Председатель облисполкома Васильев, первый секретарь обкома Тищенко и уполномоченный Министерства заготовок по области Сучков лично отвечают за полное выполнение плана заготовок зерна и Других сельскохозяйственных продуктов в установленные сроки”38. Подобный расчет был предложен и другим областям Черноземья. При всех видимых уступках, сам план был невыполним даже с учетом сдачи всего продовольственного и семенного зерна. Определяющую роль в подготовке продразверстки сыграло постановление Совмина СССР и ЦК ВКП(б) от 14 июля 1946 г. “О хлебозаготовках”, в котором подчеркивалось, что установленный план должен был быть выполнен при любых условиях. При большой потере урожая в Черноземной полосе России, на Украине и в Молдавии, правительство СССР сделало ставку на Поволжье, Урал, Сибирь и Казахстан. Даже тем республикам, краям и областям, которые подверглись гибельному воздействию стихии, размеры обязательных поставок зерна в 1946 г. были увеличены. Постановление предоставляло право Советам Министров республик, крайкомам и облисполкомам России, Белоруссии, Казахстана и Киргизии увеличивать колхозам, имевшим хороший урожай, обязательные поставки зерна государству до 50% от размеров, исчисляемых по действовавшим нормам. Местные власти должны были принять все меры к погашению этими же колхозами задолженности по хлебозаготовкам прошлых лет, включенной в план текущего года, а колхозам, имевшим к тому возможность, — и задолженности, отсроченной на следующий год. Предлагалось выделить на всех в виде поощрения 130 тыс. т зерна для использования по собственному усмотрению тех, кто полностью выполнит план39. Чрезмерное увеличение поставок и мизерный фонд поощрения порождали со стороны мест недоверие ко всему мероприятию. В России самые крупные надбавки к плану обязательных поставок по зерну получили, соответственно; Краснодарский край и Ростовская область на Северном Кавказе; Горьковская (ныне Нижегородская), Сталинградская области и Татарская АССР в Поволжье; Алтайский край, Курганская и Новосибирская области в Западной Сибири. Среди других союзных республик больше всех размеры плановых поставок были увеличены Казахстану40. Поощрение заготовок было дифференцировано по непонятному принципу. К примеру, абсолютно одинаковое увеличение размера обязательных поставок зерна государству получили Алтайский край, Горьковская и Ростовская области, а отчисление зерна в распоряжение местных советов было разным: Алтайскому краю записали 8 тыс. т, Горьковской области — 4 тыс. т, Ростовской — 9,5 тыс. т. Видимо, в данном случае учитывалась площадь посевов, во всяком случае Горьковская область, в которой средняя урожайность того года была ниже, оказывалась в невыгодном положении и в последствии сильнее пострадала от заготовок41. Экономическая незаинтересованность колхозов и совхозов в выполнении, а тем более перевыполнении государственного плана хлебозаготовок была очевидной. В связи с неудовлетворительным ходом хлебозаготовок пятидневные графики сдачи зерна не выполнялись в Архангельской, Вели колукской, Воронежской, Калининской (ныне Тверской), Иркутской, Свердловской (цыне Екатеринбургской) областях, Кабардинской, Чувашской АССР и др. Последовал административный нажим. В конце сентября 1946 г. в ЦК ВКП(б) был заслушан отчет этих республик и областей по выполнению государственного плана хлебозаготовок. По “инициативе” Алтайского, Краснодарского крайкомов ВКП(б) было навязано всем социалистическое соревнование за досрочное выполнение и перевыполнение плана хлебозаготовок из урожая 1946 г. 2 и 3 октября т. г. центральные газеты: “Правда”, “Известия”, “Комсомольская правда”, “Социалистическое земледелие”, “Животноводство” опубликовали обязательства колхозников и колхозниц, рабочих и работниц совхозов и MTC, специалистов сельского хозяйства Сибири о досрочном завершении сдачи хлеба государству. В следующих номерах были помещены публичные обязательства Кемеровского, Челябинского, Вологодского, Кировского и других обкомов ВКП(б). Каждая республика, край и область обязаны были включаться в соревнование по сдаче хлеба. Огромное психологическое давление на людей оказывали ежедневные первостраничные публикации обязательств. Подаваемые якобы от лица тружеников села они давали в руки разного ранга деятелей право требовать исполнения обещанного и срок и любой ценой. Борьба за хлеб между государством и деревней была неравной. На стороне властей выступали закон и мощная пропагандистская машина. Печать и радио неустанно твердили о первой заповеди колхозов и совхозов — досрочном выполнении обязательств по поставкам сельхозпродукции и, главное, хлеба государству. Назовем несколько характерных заголовков тех дней из газеты “Правда”: “Выполнение плана хлебозаготовок — важнейшая государственная задача”. (Передовица. 9 октября 1946 г.); “Выше уровень политической и организаторской работы на хлебозаготовках”. (Подборка публикаций. 12 октября т. г.); “Государственный план хлебозаготовок — незыблемый закон для каждого колхоза и совхоза”. (Подборка статей. 13 октября т. г.); “Все силы колхозных парторганизаций — на борьбу за хлеб”. (Подборка статей. 17 октября т. г.). Вот отрывок из названной выше передовой статьи: “В самом зародыше должна решительно пресекаться всякая антигосударственная практика сдерживания хлебозаготовок. Всякий, кто проявляет беззаботное отношение к заготовкам хлеба, не оправдывает доверия партии и народа. Если на таких работников не действует предупреждение, их придется привлекать к строгой партийной и государственной ответственности. Нельзя делать поблажек людям, нарушающим интересы государства”. На завершающем этапе заготовки “дожимал” Центральный Комитет ВКП(б). В течение 10-ти дней со 2 по 12 октября секретариат ЦК рассмотрел более 60-ти вопросов по обеспечению плана сдачи зерна государству. Регулярно в ЦК партии заслушивались отчеты руководителей республик, краев и областей по хлебопоставкам. 4 октября Секретариат ЦК ВКП(б) рассмотрел вопрос о неудовлетворительном ходе заготовительной кампании в Ростовской области, где на I октября т. г. план был выполнен на 64% вместо 95%, предусмотренных законом, а во многих районах было допущено свертывание сдачи хлеба государству. Участники заседания пришли к выводу, что Ростовский обком ВКП(б) и его 1-й секретарь Александрюк не сделали для себя надлежащих выводов из ранее полученного предупреждения. ЦК ВКП(б) признал, что Ростовский обком неудовлетворительно руководит заготовками хлеба и проявляет в этом деле “чуждое большевизму равнодушие к интересам государства” и предложил обкому ВКП(б) представить в ЦК партии к I ноября т. г. полный отчет о выполнении плана42. Решения ЦК ВКП(б) о неудовлетворительном проведении хлебозаготовок не ограничивались партийными взысканиями. ЦК ВКП(б) было установлено, что во многих колхозах и совхозах большое количество намолоченного зерна, находившегося на токах и в амбарах, своевременно не сдавалось государству и некоторыми председателями и директорами преднамеренно сдерживалось с тем, чтобы переждать острый период хлебозаготовок и укрыть хлеб от государства. В октябре 1946 г. руководители 27-ми обкомов и крайкомов партии, облисполкомов, крайисполкомов и советов министров были предупреждены о строгой партийной и государственной ответственности за терпимое отношение к антигосударственной практике и саботажу43. Буквально с каждым днем октября тверже становились меры наказания в отношении партийных лидеров тех районов, которые не справлялись с плановыми поставками зерна. На 5 октября т. г. план хлебопоставок по Ивановской области был выполнен на 41% вместо 70%, предусмотренных законом. В сентябре государству поступило Только 9,3 тыс. т зерна, что в 2,8 раза меньше планового и на 6,2 тыс. т меньше заготовленного в августе того же года. Особенно низкие показатели хлебозаготовок были в Середском районе, выполнившим план на 27,8%, Палехском — на 29%, Тейковском — на 30% и др.44 Заслушав отчет секретаря Ивановского обкома ВКП(б) Капранова о ходе хлебозаготовок, секретариат ЦК партии во главе со Ждановым признал создавшееся в области положение с заготовками недопустимым, а руководство этим важнейшим государственным делом со стороны обкома партии неудовлетворительным. Приняв к сведению заявление Капра нова о том, что Ивановский обком ВКП(б) в кратчайший срок ликвидирует отставание области в хлебозаготовках и обеспечит выполнение плана и дополнительного задания по сдаче зерна государству, ЦК ВКП(б) поручил Управлению по проверке партийных органов в зависимости от результатов хода заготовок по Ивановской области за 2-ю и 3-ю пятидневки октября, внести на рассмотрение ЦК ВКП(б) соответствующие предложения по кадровому укреплению областного партаппарата. Вскоре после проработки в ЦК на страницах “Правды” появилась заметка корреспондента по Ивановской области под названием “Вредные тенденции”. В ней сообщалось, что в ряде районов области придерживали хлеб под всякими предлогами. В Лухском районе председатели артели становились на путь умышленного завышения урожая, снятого с семенных участков, и сильного занижения урожая с общих посевов. В колхозах того же Лухского, а также Юрьевецкого и Пучетско- го районов некоторые председатели артели при наличии большого количества намолоченного хлеба пытались сдавать государству взаимен хлеба льнотресту. Порочные методы управления хлебозаготовками укоренились во многих районах. Середский район не выполнил до 10 октября третьей доли государственного плана хлебопоставок. Из 102 колхозов района только один полностью рассчитался с государством45. Масштабы саботажа были преувеличены. Изнуренная деревня не успевала обмолотить и вывезти зерно на заготовительные пункты. Вопреки постоянному административному подхлестыванию, план хлебозаготовок по Рязанской области на 5 октября т. г. был выполнен на 29,6% вместо 70%. Более 1000 колхозов, не выполнивших плана, не могли участвовать в ежедневной сдаче хлеба государству так, как это требовалось по закону. В Сараевском, Добровском, Лебедянском, Милославском и других районах, прихваченных засухой, уборка хлебов была “облегчена”. Только в Ухоловском районе имелось свыше 4 тыс. га погибших зерновых культур. Подобная обстановка складывалась в Мордовской АССР, где на 15 октября т. г. план сдачи хлеба государству был выполнен на 30,3%. На ту же дату в колхозах Чувашской АССР не был обмолочен урожай с площади в 119 тыс. га, что составляло 25% ко всей уборочной площади46. В ноябре 1946 г. заготовительная кампания достигла крайней напряженности. ЦК ВКП(б) открыто обвинял местных партийных и советских администраторов в укрывательстве саботажников. Рассмотрев вопрос о ходе хлебозаготовок, ЦК признал совершенно нетерпимым положение с хлебопоставками в Горьковской, Рязанской, Куйбышевской, Курганской, Чкаловской (ныне Оренбургской) областях, в Ставро польском крае и Мордовской АССР. За допущенные грубые ошибки в руководстве хлебозаготовками 1-й секретарь Чка- ловского обкома ВКП(б) Денисов, 1-й секретарь Ставропольского крайкома ВКП(б) Орлов получили по строгому выговору. Спустя 2 недели Орлов был уволен с работы за неспособность проводить линию партии и обеспечивать интересы государства. За плохую работу были наказаны многие уполномоченные Министерства заготовок СССР, а в декабре т. г. ЦК ВКП(б) утвердил новых уполномоченных в республиках, краях и областях не справившихся с планом заготовок. Попали под суд сотни председателей колхозов, в которых было обнаружено укрытое от сдачи государству зерно47. 10 ноября 1946 г., когда заготовки зерновых шли полным ходом, Совет Министров СССР и ЦК ВКП(б) приняли новое постановление “Об обязательном плане закупок ржи, пшеницы из урожая 1946 г.”. На тот момент как самое важное, оно было подписано от имени Совмина СССР Сталиным, от ЦК ВКП(б) — Ждановым. При подготовке данного постановления Министерство заготовок СССР предлагало дать колхозам, колхозникам и единоличникам задание в размере от 1,92 до 2,88 млн. т зерна. Однако по предварительным заявкам республик, краев и областей не удалось набрать и 640 тыс. т. От участия в продаже зерна отказались все области Центрального Черноземья, а также Великолукская, Горьковская, Ивановская, Саратовская, Тульская, Челябинская, Приморский край и другие. Этого нельзя было не учитывать, поэтому в окончательном варианте утвердили в качестве итоговой цифры 1,12 млн. т зерна48. В 3-х дневный срок Государственная штатная комиссия при Совмине СССР во главе с Л.З. Мехлисом рассмотрела и утвердила штаты спешно восстановленного хлебозакупочного аппарата в системе Центросоюза. Правительством был установлен строгий контроль за работой партийных и советских органов по выполнению плана обязательных закупок хлеба. В ЦК ВКП(б) регулярно заслушивались отчеты обкомов, крайкомов и ЦК компартий союзных республик, принимались необходимые оперативные меры по усилению хлебозакупок. Контроль за исполнением дела был поручен секретарю ЦК партии Н.С. Патоличеву. Данное мероприятие было направлено на полное очищение деревни от чудом уцелевших остатков зерна. С этой целью правительство выделило для продажи колхозам, колхозникам и единоличным крестьянским хозяйствам, сдавшим государству хлеб по плану обязательных закупок, промышленные товары на сумму 1,82 млрд. руб (в высоких сельских ценах), в том числе в IV квартале 1946 г. — на 0,82 млрд. руб и в I квартале 1947 г. — на I млрд рублей. Колхозам, колхозникам и единоличникам продавались промтова ры на сумму 60 руб. за каждые 10 руб., полученных от продажи хлеба государству49. Невзирая на категорический отказ многих районов от участия в хлебозакупе, план получили все, за исключением Воронежской, Курской, Орловской, Тамбовской областей, Молдавской и Карело-Финской ССР. Самые крупные задания на закупку хлеба получили Алтайский и Приморский края, Астраханская, Калужская, Псковская, Челябинская области, Тувинская АО, Туркменская и Казахская ССР. В результате закупки зерна у колхозов и населения государство получило до 85% от запланированного количества, что составляло примерно 5% объема общесоюзных заготовок 1946 г.50 В зерновые районы страны для выколачивания плана хлебосдачи были направлены испытанные кадры ЦК и Политбюро ЦК ВКП(б), в большинстве своем прошедшие школу голодомора 1932-1933 гг. В Казахскую CCP был направлен А.И. Микоян, в Алтайский край — Г.М. Маленков, Краснодарский — Jl.П. Берия и Jl.3. Мехлис, в Курганскую область — Л.М. Каганович, затем на Украину в помощь НС. Хрущеву — Каганович и Патоличев. Общую координацию осуществлял “специалист” по заготовкам 1932 г. Председатель Совета по делам колхозов при Правительстве СССР А.А. Андреев. Все они хорошо знали, что ожидает людей в колхозах и совхозах после полного вывоза хлеба. В общем и целом план заготовок зерновых культур на I декабря 1946 г. был выполнен на 76,9%, поступило 16,08 млн. т зерна, т. е. меньше прошлого года на 2,27 млн. т и вдвое меньше 1940 г. С величайшим трудом заготовки хлеба проходили в Поволжье, на Урале и на Украине, которые вместе взятые недодали против плана 3,56 млн. т и уменьшили сдачу хлеба по сравнению с прошлым годом на 2,32 млн. т. Районы Сибири и Казахстана дали больше всех и выполнили план на 90%, т. е. больше чем в прошлом году на 1,21 млн. т зерна. Однако, своим зерном они не покрывали недостачи одной Украины, равной 1,36 млн. т. Совхозы всех систем к I декабря т. г. недодали до выполнения плана 160 тыс. т зерна, хотя и сдали больше прошлого 1945 г. на 52,8 тыс. т51. He все области Сибири могли справиться с планом. Колхозы Алтайского и Красноярского краев, Кемеровской, Томской и Новосибирской областей провели большую работу по обеспечению выполнения плана хлебозаготовок. В то же время исключение составляли Тюменская, Омская и Курганская области, в которых урожайность хлебов была несколько выше прошлогодней, но уборка и заготовки проходили медленно и в худших погодных условиях52. Заместитель председателя Госплана СССР, член Совета по делам колхозов при правительстве СССР С.Ф. Демидов, информируя правительство о причинах невыполнения плана заготовки зерновых культур, прямо сделал упор не на засуху и саботаж хлебозаготовок, а на неудовлетворительное состояние сельского хозяйства. Низкая агротехника в связи с необеспеченностью колхозов живым тяглом и плохим состоянием тракторного парка в MTC из-за его изношенности и недостатка запасных частей, все это поставило колхозы и совхозы в 1946 г. в полную зависимость от капризов погоды. Далее он писал, что в целях обеспечения хорошего урожая в 1947 г., надо начинать с наведения порядка в государственных заготовках путем установления стабильной нормы поставок, создания материальной заинтересованности колхозников в общественном труде. Сельскому хозяйству должна быть оказана государственная помощь и на ближайшие два-три года оно должно быть поставлено в условиях военных отраслей промышленности в военное время. Заместитель председателя Совмина СССР Микоян, получивший “наивную” записку Демидова, не придал ей значения, поскольку был полностью занят форсированием хлебозаготовок и пополнением государственных резервов53. Итоги противоборства с деревней не удовлетворяли центр. Во все концы полетела телеграмма Сталина и Жданова. В ней они обвиняли руководителей республик, краев и областей, не выполнявших план сдачи хлеба, в небольшевистском отношении к делу, в укрывательстве саботажников и расхитителей. “Совет Министров СССР и ЦК ВКП(б), — говорилось в депеше, — располагают данными о том, что за последнее время участились случаи укрытия хлеба от сдачи государству и его расхищение. В ряде колхозов антигосударственные элементы тормозят обмолот и очистку зерна, загоняют много зерна в так называемые отходы, умышленно проводят некачественный обмолот, оставляя большое количество зерна в соломе, скрывают необмолоченный хлеб в скирдах, незаконно засыпают в семенные фонды зерно с производственных посевов и так далее, а местные партийные и советские организации, а также органы суда и прокуратуры сплошь и рядом проходят мимо этих преступных действий. Партийные и советские органы обязаны решительно пресекать все эти противогосударственные действия, разоблачать и судить укрывателей хлеба, воров и расхитителей, выявлять укрываемый хлеб и обеспечивать сдачу его государству”54. Телеграмма давала “добро” на применение репрессий в отношении районных начальников, вплоть до секретарей райкомов партии и председателей райисполкомов. Они были ознакомлены с текстом послания. Заготовки длились до конца 1946 г. и весь январь 1947 г. при всеобщей мобилизации партийно-советских структур и органов МВД и МГБ. Удельный вес хлебозаготовок от валового сбора в колхозах и совхозах достигал неслыханных разме ров. Процент изъятия заготовок, не считая закупок, от валового сбора в Куйбышевской области был равен 62, Пензенской — 74, Саратовской —" 77, Сталинградской — 86. Свыше половины урожая вывезли на государственные элеваторы хозяйства Курганской, Ростовской, Рязанской, Ульяновской, Чкаловской, Крымской областей. Ставропольского края, Мордовской и Кабардинской АССР, Узбекской ССР. Колхозы и совхозы названных районов оставались до очередного урожая 1947 г. без продовольственного и семенного зерна. Из урожая зерновых культур 1946 г. государством было заготовлено 17,5 млн. т, т. е. 44% от валового сбора. По опубликованным данным ЦСУ в сравнении с предыдущим 1945 г. заготовки были на 2,5 млн. т меньше, а процент изъятия из валового сбора — выше55. На наш взгляд, итоговая цифра заготовленного в 1946 г. хлеба была занижена. Есть основания предполагать, что при помощи продразверстки государство взяло из деревни не меньше, чем в 1945 г. Иначе для чего потребовалось секретным постановлением Совмина СССР № 2319 от 17 октября 1946 г. срочно создавать дополнительно 3 тыс. временных глубинных пунктов для ускоренной приемки зерна в районах Урала, Сибири, Казахстана и центральных областей РСФСР. Всего в 1-й половине 1947 г. в Союзе насчитывалось 28,6 тыс. глубинных пунктов хранения зерна. Из общего количества зерна 11,6 млн. т направили на внутренние нужды государства, остальные 5,9 млн. т поступили в госрезсрв (4,8 млн. т) и на экспорт (1,1 млн. т). На I февраля 1947 г. в госрезерве было 10 млн. т хлеба, т. е. на 1,9 млн. т больше, чем в то же время 1946 г. На базах Министерства продовольственных резервов СССР было размещено 4,5 млн. т и на складах Министерства заготовок СССР — 5,5 млн. т.56 Оба Министерства обязаны были раз в декаду докладывать в Совмин СССР об отгрузке хлеба на базы и его закладке в неприкосновенный государственный резерв. На I июня 1947 г. от 11,6 млн. т преходящий, т. е. неиспользованный остаток составлял 3,6 млн. т зерна, которое было переоформлено на целевые назначения очередного года57. 1.
<< | >>
Источник: В. Ф. ЗИМА. ГОЛОД В СССР 1946-1947 ГОДОВ: ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ПОСЛЕДСТВИЯ. 1996

Еще по теме Продовольственная разверстка в 1946-1947 гг.:

  1. Демографический спад вследствие голода 1946-1947 гг.
  2. Рост преступности в 1946-1947 гг.
  3. Конституция Японии Промульгирована 3 ноября 1946 г. Вступила в силу 3 мая 1947 г.
  4. В. Ф. ЗИМА. ГОЛОД В СССР 1946-1947 ГОДОВ: ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ПОСЛЕДСТВИЯ, 1996
  5. Разверстка.
  6. § 89. ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
  7. § 3. Индия в 1947 - 1990-е г.
  8. 16.2. Продовольственная безопасность
  9. § 2. Продовольственное и вещевое обеспечение военнослужащих153
  10. ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ БУХГАЛТЕРИЯ
  11. Продовольственная диктатура
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -