>>

Лекция 1 ВВОДНАЯ

Распад СССР — событие всемирно-исторического значения, многообразие сложных и противоречивых последствий которого еще не получило адекватного отражения в исторической науке. Между тем кризисное состояние современного российского социума диктует необходимость формирования реалистического взгляда на действительность и анализа истоков существующих здесь проблем, что является обязательной предпосылкой их эффекгивного решения. Сказанное в полной мере относится и к сфере общественного сознания новой России.

Становление пятнадцати независимых государств на территории бывшего Советского Союза происходит в условиях идейно-политических процессов, направленность которых по суги коренным образом отличается от того, что наблюдалось на протяжении предшествующих десятилетий.

Во-первых, за последние 10-15 лет у народов бывшего СССР в силу разных факторов и причин произошла «национализация» массового сознания. Во-вторых, овладевшие полнотой политической власти союзно-республиканские элиты объективно заинтересованы в «инструменгализации* истории для легитимации независимого статуса своих стран. В-третьих, профессиональное обществоведение поставлено перед необходимостью переосмыслить прошлое и настоящее с точки зрения «новых» (отличных от советских) национальных интересов возникших государств1. Россия не может не испытывать влияния и определенного давления этой логики развития обстоятельств. В то же время здесь и в период перестройки, и в первые годы после нее идеологическая ситуация была принципиально иной.

В России переосмысление прошлого происходило под влиянием сильных критических — часто негативистских — настроений в отношении как дореволюционной «имперской*' традиции, так и советского «коммунистического тоталитаризма» в XX в. Фактически подрывались традиционные представления об истории России, о значении российской (или русской) цивилизации, о роли русских в развитии государства и их влиянии на другие народы бывшего СССР и Российской империи. Вместе с резкой критикой со стороны «освободившихся» и «возрождающихся' наций это породило явление, ко-

3

Введение

торое некоторые авторы называют «кризисом национальной .идентичности» русских.

Постепенно необходимость решения проблемы осознавалась и российскими «верхами". В первом ежегодном Президентском послании Федеральному Собранию от 24 февраля 1994 г. содержался тезис о том, что отныне существующие в нашей стране национальные проблемы (включая вставший в полный рост после распада СССР «русский вопрос») будут решаться на основе нового понимания нации как согражданства2; в политическом лексиконе руководителей стал использоваться термин «россияне». В августе 1994 г. в официальной «Российской газете» появилась рубрика «Национальная идея и идеал нации», стимулировавшая обсуждение темы. В ходе полемики многие авторы констатировали, что привнесенные из иной среды идеи либерализма, демократии и рынка в качестве главных лозунгов «переходного периода» не могут претендовать на роль вдохновляющих национальных символов: их мобилизационный потенциал оказался очевидно недостаточным3.

И все же, независимо от политической конъюнктуры, историкам неизбежно придется заниматься этой проблемой, поскольку отношение к прошлому — давнему и не очень, — выступающее как способ самоидентификации личности и общества, является предметом их профессиональной научной деятельности. Необходимость внимательного изучения истории страны в 1985-1991 гг.

возникает из практических потребностей исследования современного этапа российской истории, охватывающей период с 1992 г. по 2001 г. Формально именно с 1992 г. начинается история «ноной» страны. Однако, как показывает исследовательский и педагогический опыт, историю современной России «не получается» начать с «чистого листа» — с 1992 г.: отмечаемые всеми исследователями и политиками современные политический, социально-экономический и духовный кризисы во многом являются прямым результатом и продолжением тех процессов, которые развернулись в бурные перестроечные годы и обусловлены выбором именно тогда обозначившихся альтернатив социального развития.

В нашей науке справедливо осужден тезис о том, что история — это политика, опрокинутая в прошлое. В то же время нельзя отрицать, что современность оказывает значительное влияние на выбор сюжетов в изучении прошлого, заставляя обращать внимание на темы, вызывающие по тем или иным причинам особый общественный интерес. Это, безусловно, относится к проблемам недавней истории, поскольку современники уже могут видеть некоторые важные последствия тех событий и процессов, истоки которых они недавно наблюдали или даже сами в них участвовали, но которые ранее ими недооценивались или представлялись в ином свете. К числу такого рода важных вопросов 4

Введение

относится и вопрос о том, каким образом из части бывшего СССР к 1992 г. возникло нынешнее государство — Российская Федерация. Для его корректного изучения, на наш взгляд, требуется сделать ряд необходимых предварительных замечаний, касающихся как территориальных, так и хронологических рамок нашего исследования.

В истории новых независимых государств годы пребывания их народов в составе России (СССР) часто связывают если не с угнетением, то во всяком случае с подавлением национальной жизни. По крайней мере «урон», нанесенный национальному развитию, здесь «очевиден» для всех. В этом свете отделение от СССР выглядит как акт «освобождения», обязательная предпосылка «национального возрождения»-. Однако из состава исторического Российского государства произошло выделение территорий, в хозяйственное, социально-культурное и политическое развитие которых вложили усилия все народы государства, и прежде всего русский. В этом плане перед современными россиянами стоит вопрос о том, что представляет собой «их» история в XX в. Среди обществоведов по этому поводу нет единства4. Нам представляется возможной следующая трактовка этой темы.

Объявлением нынешней Российской Федерации правопреемницей по отношению к СССР констатируется тот факт, что СССР действительно был исторической формой российской государственности в XX в. Это, в частности, отразилось в том, что союзные управленческие структуры выступали одновременно и в качестве российских, с ее территории направлялась экономическая и общественно-политическая жизнь всей страны. Русские доминировали в миграционных потоках, связанных прежде всего с хозяйственным освоением различных регионов СССР, и не случайно именно в их среде в наибольшей степени было распространено убеждение, что их родина — не РСФСР, а Советский Союз в целом. Происходящее ныне в ближнем зарубежье «отделение» истории союзных республик в XX в. от истории СССР и РСФСР диктует, на наш взгляд, необходимость «национализации» и российской истории. Это, видимо, потребует более определенного выделения истории российских регионов и РСФСР в целом в советскую эпоху, а также — что вытекает из национальной структуры населения Российской Федерации — более глубокого изучения истории русского и других народов Федерации, анализа их взаимоотношений между собой и с народами, ныне обладающими собственной государственностью. Это, на наш взгляд, соответствует логике государственного строительства на постсоветском пространстве в 1992-2000 гг., а также тенденциям историографического развития новых стран, среди которых Россия пока являет исключение.

В этой связи необходимо ответить на вопросы о том, каким образом из бывшего СССР реально вычленялась Россия, когда, как и по

Введение

чему территория страны с этим названием сузилась до ее нынешних пределов, а в политическом, экономическом и идейно-духовном строе утвердились черты, столь глубоко расколовшие общество. Важно рассмотреть, насколько закономерным и неизбежным был тот результат реформ, с которым столкнулись советские граждане к 1991 г.; какова при этом роль объективных и субъективных обстоятельств. По отмеченным выше причинам из истории СССР трудно выделить российский аспект, однако сделать это, на наш взгляд, можно. Речь идет об изучении противоречия между потребностями демократизации и децентрализации государственного управления в СССР в середине 1980-х годов и необходимости переосмыслить место и роль России в новых условиях. Попытка разрешения этого противоречия приняла форму конфликта между российскими и союзными государственными органами, в ходе которого российское руководство стремилось к отделению республиканского уровня власти от общегосударственного для проведения более автономной политики, соответствующей интересам республики. Поэтому для исследователя чрезвычайно важно определиться в вопросе о том, когда Россия выходит «из тени» Союза и начинает проводить собственный «ответственный» курс и каково его содержание. Изучению комплекса связанных с этим проблем и посвящена данная работа. Анализ событий 1985—1991 гг. под этим углом зрения предопределил и не вполне обычную структуру предлагаемого сочинения. Изложение материала в первой его части выполнено в проблемно-хронологическом плане, во второй — преимущественно в проблемном. Первая часть посвящена событиям, которые позволили российскому руководству занять самостоятельные позиции во властных отношениях, отгеснив на «своей» территории союзные структуры. Во второй части анализируется уже независимая политика России в рамках СССР и предпринята попытка раскрыть историческую обусловленность принимаемых в этот период решений. В этой связи необходимо затронуть некоторые хронологические аспекты проблемы.

В большинстве публикаций независимую политику России начинают с 1992 г., что с формальной точки зрения совершенно верно, но при этом не учитывается масса содержательных нюансов, связанных с формированием этой политики. С другой стороны, встречаются попытки датировать новейшую российскую историю серединой 1990 г., что, на наш взгляд, несколько искусственно, так как решающие властные рычаги (при их спорной эффективности) находились в то время в руках союзных структур5. Мы же полагаем, что реальная точка отсчета связана с августом 1991 г., и попытаемся это обосновать.

Начавшиеся в 1985 г. в СССР перемены вызвали широкий международный отклик. Контакты советского руководства с лидерами западных стран стали интенсивнее и носили иной, нежели ранее, ха

Введение

рактер. Бурно развивавшиеся события внутри СССР и в международных отношениях активизировали стремление повлиять на их ход. Особую активность в этом направлении проявляла американская администрация. Тема воздействия внешнего фактора на проводимые в Советском Союзе реформы достаточно сложна и многогранна и заслуживает специального самостоятельного исследования.

В научной среде порой можно встретить суждение о том, что события современности и недавнего прошлого являются предметом изучения политологии, но не исторической науки. Аргументируется это тем, что история обычно имеет дело с завершившимися и свершившимися фактами и процессами, изучает их как бы со стороны. Эти утверждения разделяются далеко не всеми обществоведами. Сами политологи отмечают, что их наука нацелена на обслуживание главным образом текущего политического процесса, на определенное соучастие в нем6. Кроме того, объектами политологического исследования являются прежде всего политические идеи, системы и институты1. Историческая же наука более ориентирована на поиск истоков, корней, обусловленности происходящих событий. Однако важно не только это. История как наука, изучая зарождение, развитие и завершение того или иного процесса, неизбежно сталкивается с необходимостью оценить воздействие самых различных факторов на состояние общественного организма. Как отмечал академик И. Д. Ковальченко, «объект познания исторической науки — вся совокупность явлений общественной жизни на протяжении всей истории общества. Таким образом, историческая наука в сравнении с другими конкретными общественно-гуманитарными науками выступает как наука комплексная, интегральная. Она имеет дело со всеми общественными явлениями, которые изучаются этими науками. В любом историческом исследовании историк предстает в двух или даже нескольких ролях»8. В силу этого проблематика исторических исследований намного шире политологических, и, как показывает исследовательская практика, историки более подготовлены к созданию обобщающих работ.

Период 1985—1991 гг. «привлекателен» какдля политологов, так и для историков. С одной стороны, это время воспринимается как часть современности, поскольку не только живы и участвуют в общественной жизни основные «персонажи*- политики тех лет, но и многие из нас имеют собственное восприятие той эпохи, основанное на личном опыте. Ныне функционирующие политические, социальные и прочие российские института также часто восходят к тем годам.

С другой стороны, 1985—1991 гг. — завершенный исторический период. При этом он качественно отличается как от предшествующих этапов советской эпохи, так и от того отрезка отечественной истории, который начался после распада СССР. Ныне уже существует опре

6

7

Глава 1

деленная историческая дистанция, позволяющая более объективно и взвешенно оценить смысл и значение происходивших в годы «перестрой ки*событий.

| >>
Источник: А. С. Барсенков . Введение в современную российскую историю 1985-1991 гг.: Курс лекций. — М.: Аспект Пресс.— 367 с. 2002

Еще по теме Лекция 1 ВВОДНАЯ:

  1. ВВОДНАЯ ЛЕКЦИЯ К КУРСУ НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ
  2. ВВОДНАЯ ЛЕКЦИЯ
  3. ВВОДНАЯ ЛЕКЦИЯ.
  4. ВВОДНОЕ ЗАНЯТИЕ
  5. 1. ВВОДНАЯ ФАЗА
  6.    Вводное упражнение “СПОКОЙСТВИЕ”.
  7. ТЕМА Вводная
  8. 1.1. ВВОДНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ
  9. 2.3.1. Вводные замечания
  10. 2.4.1. Вводные замечания
  11. 2.6.1. Вводные замечания
  12. 2.8.1. Вводные замечания
  13. 2.12.1. Вводное замечание
  14. 2.14.1. Вводные замечания
  15. 3.4.1. Вводное замечание
  16. 3.10.1. Вводное замечание
  17. 4.2.1. Вводные замечания
  18. Вводный раздел
  19. Вводные замечания
  20. Вводные замечания
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -