<<
>>

Голодный рынок

Налоги и займы “съедали” до 30-40% зарплаты, опустошали скудный бюджет сельских жителей. Полное безденежье — самая характерная черта существования человека в те годы. При остром дефиците товаров и постоянном росте цен покупательная способность граждан приближалась к нулю.
He хватало средств, чтобы выкупить пайковые продукты питания и промтовары в государственной торговле, а дорогой коммерческий сектор или особая торговля были вообще недоступны большинству людей. На среднюю в 500 руб. зарплату рабочего можно было купить в таком магазине железное оцинкованное корыто, а комплект для новорожденного стоил вдвое дороже. Высокие цены на товары коммерческих магазинов устанавливались сверху, поэтому вызывали ослабление спроса, снижение прибыли. Рыночные цены на те же товары бывали ниже коммерческих. В магазине галоши стоили 700 руб. за пару, а на рынке — 500 руб. и ниже, катушка ниток, соответственно, — 30 и 20 руб. Увеличение поступления промтоваров в торговую сеть приводило к дальнейшему разрыву между предложе нием и спросом. Магазины так называемой особой торговли затоваривались132. Тогдашний министр торговли А.В. Любимов много лет спустя писал, что коммерческие и особые магазины предназначались для высокооплачиваемых групп населения — работников науки, техники, искусства и литературы, лиц высшего офицерского состава и их семей. С тем, чтобы они, имея средства для приобретения товаров сверх положенных по нормам, не обращались бы к услугам рынков, а получали возможность полнее удовлетворять свои запросы в культурных торговых предприятиях133. Как показывала практика, писатели, академики и генералы предпочитали дешевые рынки культурным, но дорогим магазинам. Министерство торговли СССР снизило цены в особой коммерческой торговле, чтобы приблизить их к рыночным, но желаемого результата не получилось. По-прежнему, рыночные цены были ниже. На этот счет сохранились высказывания покупателей: “Яйца на базаре стоят 70 руб. за десяток, а здесь 100 руб. — дорого”, “Говорят цены снизили, товаров стало больше, а метр мануфактуры купить нельзя”, “В коммерческих магазинах всего много, а по карточкам не выдают ни муки, ни сахара”134. В начале сентября 1946 г. пайковые цены на хлеб в государственной торговле были повышены в 2 раза. Новая цена ржаного хлеба составляла в среднем 3 руб. 40 коп. за I кг, пшеничного — 5 руб. Повышение цен вызывало возмущение рабочих промышленных предприятий. На общих фабрично- заводских собраниях они выражали свое несогласие с этой мерой правительства. На Московском заводе № 37 Министерства транспортного машиностроения рабочие спрашивали: “Почему мы продавали хлеб Франции, Польше, Финляндии и другим странам, когда у нас его не хватает?”; “Почему повышены цены на хлеб, лучше бы на другие продукты повысили, мы их все равно не получаем”135. Болезненно реагировали на повышение пайковых цен многодетные, потерявшие мужей на фронте, женщины: “Как пережить трудности, когда не хватает Денег на то, чтобы выкупить хлеб?” (Петрова, работница, г.
Москва); “Раньше мне было тяжело, но я имела надежду на продкарточки с низкими ценами, а теперь придется голодать” (Зайцева, работница, г. Москва)136. Рабочие отказывались от дорогостоящих завтраков и обедов в столовых, от диетического питания стоимостью в 400-450 руб. в месяц на одного человека. В школах дети не могли покупать подорожавшие завтраки, состоявшие из бублика и конфеты общей стоимостью в I руб. 05 коп. По г. Москве количество школьников, прекративших покупку завтраков, составляло 16 сентября 1946 г. 32,4 тыс. человек, 17 сентября — 53,6; 18 сентября — 71,1 тыс. человек из общего числа в 549 тыс. школьников137. В связи с этим во многих московских школах была введена продажа белого и черного хлеба с сахаром. В некоторых школах стоимость завтраков оплачивали профсоюзы. Впоследствии порядок продажи хлеба и сахара был распространен на ряд школ других городов Союза. По рассказам тех, кто в то время учился в школе, первые два урока они не могли разобрать о чем говорил учитель, так как ждали большой перемены, чтобы получить и съесть свой завтрак — чай с хлебом. Перебои в обеспечении городов хлебом нарастали, поэтому 3 ноября 1946 г. Совмином СССР было принято постановление “О создании неснижаемого запаса муки для хлебопечения в 50 городах”. Кроме 16 столиц союзных республик, в список таких городов вошли лишь никоторые областные и краевые центры, а в основном в него попали районные города военно-стратегической значимости. Города Горького в списке не было, а г. Дзержинск Горьковской области был. Город Ленинград значился на 15-м месте, а на 1-м месте стоял город Березники, Молотовской области. В постановлении были исключительно широко представлены небольшие по тому времени города Урала: Златоуст, Карпинск, Кизел, Копейск, Краснотурьинск и др. Во всех, включенных в постановление городах, должен был создаваться неснижаемый 5-дневный запас муки для хлебопечения138. Несмотря на это, многие из особо выделенных правительством городов испытывали постоянные затруднения в обеспечении людей хлебом. Для сельчан первостепенное значение имели промысловая и сельская потребительская кооперации. Возможности для кооперативной торговли на селе были очень ограничены в связи с тем, что государство почти не обеспечивало ее готовыми товарами, а также сырьем для их изготовления на месте. Преодолевая трудности промысловая кооперация поставляла деревенскому жителю железные ведра, лопаты, вилы, серпы, шорные и гончарные изделия и проч. Как промысловая кооперация, так и сельпо стремились налаживать производство товаров широкого потребления своими силами. Труднее всего приходилось сельской потребкооперации, которая только в годы войны приступила к созданию своих подсобных хозяйств с животноводческими фермами и посевами зерновых и прочих культур. После войны самообеспечение кооперации становилось еще более актуальным. Подтверждением тому было постановление Совмина от 9 ноября 1946 г. “О развертывании кооперативной торговли в городах и поселках продовольствием и промышленными товарами и об увеличении производства продовольствия и товаров широкого потребления кооперативными предприятиями”. Постановление способствовало оживлению кооперативной торговли. По сообщению “Правды” за 8 месяцев после его принятия в России было открыто 3914 магазинов, палаток, ларьков. Торговля велась товарами широ кого потребления и пищевыми продуктами. В магазинах можно было приобрести хозяйственную посуду, швейные изделия, мебель, галантерею, культтовары. В основном торговля охватывала рабочих и служащих, вместе с тем уделялось внимание обслуживанию села. В период весенних полевых работ магазины и палатки Ставропольского края продали колхозникам на 3,2 млн. руб. различных шорных и гончарных изделий, мыла и других товаров. В Краснодарском крае колхозникам было продано товаров на 4,5 млн. руб. В Курскую область направили для продажи упряжи, телег, серпов, лопат и другого на 4,6 млн. руб. Тысячи железных ведер, лопат, вил отправили для продажи колхозникам промысловые артели Чкаловской области. В первом полугодии 1947 г. магазины, палатки и ларьки промысловой кооперации РСФСР продали различных товаров на I млрд. 94 млн. руб.139 He все было так хорошо, как об этом сообщалось в газетах, но в условиях острого товарного дефицита и это имело значение, хотя серпы, лопаты и вилы не могли заменить продукты питания. В некоторых регионах нарушения в организации закупки сельскохозяйственных продуктов и сырья приводили к повышению цен как на рынках, так и в кооперативной торговле. Причиной была закупка сырья и сельскохозяйственных продуктов не в сельских, глубинных местностях, у колхозников и крестьян, а на рынках областных и районных городов. В Татарской АССР имели место случаи, когда кооператоры- заготовители закупали продукты на рынках г. Казани, что вызывало взлет цен на товары. Тоже самое происходило в Ульяновской области. В г. Мелекессе той же области после “налета” заготовителей цены на масло возросли со 112 руб. за I кг до 175 руб., а на живой скот цены повысились на 35- 45%1*5. Порой командование кооперативами доходило до абсурда. Заместитель председателя Латвийского потребсоюза Яковлев 15 ноября 1946 г. установил для всех местных потребсоюзов предельно-закупочные цены на говяжье мясо в 20 руб. за кг, в то время как на рынке в Даугавпилском уезде оно стоило 14-16 руб. за кг, на свиное мясо — 45-60 руб., в то время как в том же уезде оно продавалось на рынке за 30-35 руб. Получив телеграмму с закупочными ценами, работники уездного потребсоюза “перестроились” и стали платить за кг свинины по 50 руб. вместо прежних 30-35 руб., что так же повело к повышению рыночных цен. Случаи установления предельно-закупочных цен облпотребсоюзами имели место также в Новгородской, Орловской областях, Бурят-Монгольской АССР. Несмотря на указания Центросоюза от 21 января 1947 г. о том, что республиканские, краевые и областные потребсоюзы не должны устанавливать для районов фиксированных цен, такие случаи имели место в Саратовской и других областях. В других местах диктат властей ударял в обратном на правлении. Руководители Шушенского, Краснотуранского, Идринского, Каратузского районов Красноярского края не разрешали кооперативным предприятиям производить закупку сельскохозяйственного сырья и продуктов, а также запрещали продажу населению товаров, выработанных промартелями141. Некоторые кооперативные организации не выполняли статью 9 постановления Совмина СССР от 9 ноября 1946 г. о сдаче Министерству торговли СССР 20-25% заготовляемых ими сельхозпродуктов и сырья или выработанных из них изделий, а органы Министерства торговли не всегда реагировали на такие нарушения государственных интересов142. Несогласованность действий кооперативной и государственной торговли оказывала вредное влияние на общее содержание и эффективность торговых операций, снижала уровень обслуживания населения. Наиболее доступной для трудящихся была колхознорыночная торговля, но за годы войны она сильно сократилась. Помещения рынков в крупных городах были заняты другими организациями. В гг. Астрахани, Ворошиловграде (ныне г. Луганск), Днепропетровске, Ижевске, Кирове, Красноярске, Туле, Ульяновске и многих других торговые корпуса, складские помещения и заезжие дворы были отданы под номерные заводы, фабрики, воинские части, военкоматы, пожарные и санитарные части, конюшни, жилые квартиры и проч. Осенью 1946 г., когда сообщения о заболеваниях дистрофией поступали из разных районов Союза, в ЦК ВКП(б) и Совмине СССР приступили к обсуждению вопроса о восстановлении колхозных рынков, прекративших работу, и о строительстве новых. В декабре 1946 г. был подготовлен проект постановления Совета Министров СССР о мероприятиях по благоустройству и улучшению работы городских колхозных рынков. В нем планировалось лишь к I октября 1947 г. восстановление старых и строительство новых павильонов, крытых столов и других торговых сооружений на городских колхозных рынках, а также проведение работ по их благоустройству. Планировалось приступить в 1947 г. к строительству 26 новых рынков в городах Москве, Ленинграде, Куйбышеве, Саратове и других и закончить их строительство в 1948 г. Немедленно разрешить на таких рынках беспрепятственную продажу гражданами поношенных личных вещей и предметов обихода, для чего отвести на территории рынков специальные участки. Всего в СССР для обслуживания городских рынков планировалось восстановить и построить 90 павильонов, 1770 палаток, более 140 складов и камер хранения, 66 ледников, 30 гостиниц и домов колхозника, 45 заезжих дворов143. В 1947 г. почти ничего из запланированного не было реализовано. Руководители ряда республик, краев и областей обращались в правительство с просьбой усилить колхозную рыночную торговлю в целях ослабления остроты продовольственного дефицита. Однако, на совещании в Москве в апреле 1947 г. секретарь ЦК ВКП(б) Жданов заявил: “Мы не можем принять решение о том, чтобы раздуть колхозную торговлю, потому что в известной мере развитие колхозной торговли кроме вреда ничего не принесет”144. Такова была точка зрения правительства. В результате цены на колхозных рынках возросли по сравнению с 1946 г. на хлеб, муку — в 5-6 раз, на картофель — в 2-3 раза. Если в 1946 г. I кг хлеба стоил 8-14 руб., то в 1947 г. — 50-70 руб.145 Во столько же раз возросли трудности борьбы за выживание людей, лишенных государственного обеспечения хлебом. 4.
<< | >>
Источник: В. Ф. ЗИМА. ГОЛОД В СССР 1946-1947 ГОДОВ: ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ПОСЛЕДСТВИЯ. 1996 {original}

Еще по теме Голодный рынок:

  1. Голодное нищенство
  2. ОН ГОЛОДНЫЙ!
  3. 1.1. Рынок трудовых ресурсов
  4. Рынок
  5. ЧАСТЬ ВТОРАЯ РУКОТВОРНЫЙ голод “С голоду человек шалеет, дуреет, становитсядикий... Голодный и грубости говорит, и ворует, и, может еще что похуже...” (А. П. Чехов
  6. 8. Внутренний и внешний рынок.
  7. ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ БИЗНЕС И РЫНОК
  8. Рынок трудовых ресурсов
  9. 1.1. Рынок труда как экономическая категория
  10. Рынок без демократии
  11. § 1. Брачный рынок
  12. НЕРЫНОЧНЫЙ РЫНОК
  13. ЧАСТЬЧЕТВЕРТАЯ ПОСЛЕДСТВИЯ ГОЛОДНОЙ ТРАГЕДИИ “Доколе вы будете налегать на человека? Вы будете низвергнуты, все вы, как наклонившаяся стена, _ ; как ограда пошатнувшаяся ” (Псалтирь)
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -