<<
>>

1. Внутренняя политика

Экономика. С лета 1953 г. руководство СССР взяло курс на реформирование экономики, который благотворно отра-зился как на темпах развития народного хозяйства, так и на благосостоянии народа. Главная причина успеха реформ, вошедших в историю как «реформы Хрущева», состояла в том, что они были начаты с сельского хозяйства, возродили экономические методы руководства и получили широкую поддержку масс.

Реформы не были подкреплены последовательной де-мократизацией политической системы.

Это стало главной причиной их поражения. Сломав сложившуюся в 1930-е годы командно-репрессивную систему правления, реформа-торы сохранили ее основу — командно-административную систему. Она порождала безответственный волюнтаризм в принятии решений. Поэтому уже через 5-6 лет многие ре-формы были свернуты как усилиями самих реформаторов, так и мощным сопротивлением административно-управлен-ческого аппарата, номенклатуры.

Новый курс внутренней политики СССР был провозгла-шен в августе 1953 г. На V сессии Верховного Совета Союза ССР глава правительства Г. М. Маленков впервые поставил вопрос о повороте экономики лицом к человеку, о первооче-редном внимании государства к нуждам народа, его благо-

состояяию. Новый курс предполагалось обеспечить через ускоренное развитие сельского хозяйства и производство предметов потребления. Маленков призвал «круто повер-нуть» к производству товаров для народа и в 2-3 года резко повысить обеспеченность населения продовольственными и промышленными товарами.

Взгляды Г. М. Маленкова в 1954 г. были развиты в ра-ботах ряда советских экономистов. В них утверждалось, что на определенном этапе социалистического строительства производство предметов потребления (гр. «Б»)по своим тем-пам может и должно уравняться, а затем превзойти произ-водство средств производства (гр. «А»). Однако январский (1955 г.) пленум ЦК КПСС по предложению Н. С. Хрущева осудил эти взгляды как «отрыжку правого оппортунизма». Он подтвердил неизменность курса на преимущественные темпы роста тяжелой промышленности.

Сельское хозяйство. Реформы были начаты с сельского хозяйства. Ему был посвящен доклад Н. С. Хрущева на сен-тябрьском (1953 г.) пленуме ЦК. В основе доклада лежал спорный тезис о том, что в СССР созданы предпосылки для одновременного и ускоренного решения двух задач: разви-тия тяжелой промышленности и сельского хозяйства. В док-ладе не было глубокого анализа истинного положения дел в сельском хозяйстве и постановки коренных задач по его развитию. Хрущев повторил вывод Маленкова, сделанный в отчетном докладе ЦК на XIX съезде партии, что «зерно-вая проблема, считавшаяся ранее наиболее острой и серьез-ной проблемой, решена с успехом, решена окончательно и бесповоротно». Хрущев обещал в кратчайшие сроки, а по ряду продуктов за 2-3 года, достичь научно обоснованных норм питания.

Жизнь и статистика не подтверждали обо-снованность такого обещания.

Сентябрьский пленум наметил курс на интенсификацию сельского хозяйства, увеличения продукции путем повыше-ния урожайности полей и продуктивности животноводства. Это предполагало комплексную механизацию и электрифи-кацию сельского хозяйства на основе тракторостроения, сельхозмашиностроения, строительства гидро- и тепловых

электростанций. Курс включал в себя орошение и обводне-ние полей путем строительства каналов и оросительных си-стем, создание полезащитных полос, правильные севообо-роты, селекцию, семеноводство, породное районирование скота и др.

Однако уже в 1954 г. интенсификацию заменили экстен-сивным развитием сельского хозяйства. Смену курса аграр-ной политики Хрущев обосновал на февральско-мартовском (1954 г.) пленуме ЦК в докладе «О дальнейшем увеличении производства зерна в стране и освоении целинных и залеж-ных земель». Целина должна была быстро решить острую зерновую проблему, т.к. народ жил впроголодь. Целина ста-ла альфой и омегой аграрной политики «великого десяти-летия». Она заслонила старые, высокопродуктивные сельс-кохозяйственные экономические районы (Украина, Север-ный Кавказ, Центрально-Черноземная область, Поволжье, Сибирь), которые стали пасынками правительства. Един-ственный, кто критиковал хрущевский проект подъема це-лины, был В. М. Молотов. Он предостерегал против огром-ных масштабов целинных работ и против перехода от «ин-тенсивного к экстенсивному способу ведения сельского хо-зяйства. Но «против» не голосовал.

На целинные земли Казахстана и Сибири прибыли сотни тысяч новоселов, в том числе более 350 тыс. юношей и девушек. По призыву комсомола на целину ежегодно выезжали студенческие отряды. Там было создано 425 зерновых совхозов, построены склады, элеваторы, проложены дороги. За пять лет (1954-1958) было освоено 42 млн. га целинных и залежных земель. Страна получила дополнительно десятки миллионов тонн зерна.

Но целина не решила зерновую проблему. Для этого тре-бовалось производить зерна в расчете 1000 кг на человека в год. В 1959 г. в СССР произвели немногим более 500 кг на человека. Проблема производства зерна на корм скота и пти-цы (фуражного) сохранилась.

Недостатком целинной эпопеи было отсутствие севообо-ротов, пренебрежение правилами агротехники, посев зерна по зерну. Все это обусловило разрушение структуры почвы.

К началу 60-х годов на миллионах гектар бывшей целины

появилась и разрослась эрозия земли. Черные бури подни-мали и уносили самый плодородный слой почвы за сотни километров. Огромные территории посевов зерна преврати-лись в океан сорняков. Урожайность полей упала с 14 до 8 ц/га. Средняя по стране урожайность зерновых в 1961-1964 гг. составила 8,3 центнера с гектара (в 1940 г. — 8,6 ц/га).

Старые зерновые районы, оказавшись в подчиненном положении, также начали снижать урожайность. Вначале их укрепление связывали с реформой кадровой политики, поскольку 2/3 специалистов-аграрников работало в городе. Поэтому в 1954-1955 гг. из города в деревню было направ-лено более 30 тыс. партийных работников с аграрным обра-зованием («тридцатитысячники») для работы в качестве председателей колхозов. Вслед за ними из управленческого аппарата в село перевели свыше 120 тыс. специалистов сель-ского хозяйства.

В 1956-1957 гг. Хрущев объявил борьбу травопольной системе земледелия академика Вильямса, обязав расширить сверх разумных пределов посевы зерна. Фаворитом зерно-вых сначала была пшеница, а в годы семилетки (1959 — 1965) «царицей полей» стала кукуруза. На основании сво-их американских впечатлений (1959 г.) Н. С. Хрущев при-шел к выводу, что с помощью кукурузы можно поднять «мясную целину», решив проблему кормопроизводства, поскольку кукуруза дает и зерно, и зеленую массу на силос. От травополья и пшеницы перешли к повсеместным посе-вам кукурузы. Там же, где она не росла, Хрущев требовал решительно менять руководителей, которые «сами засох-ли и кукурузу сушат». Глава правительства России Д. С. Полянский сразу назвал кукурузу «Никитичной». Он был уверен, что она подобно космической ракете выведет страну «на орбиту коммунистического изобилия». А первый секретарь ЦК ВЛКСМ С. П. Павлов заявил, что кукуруза для комсомола — «экзамен на политическую зрелость».

Экономическим стимулом развития сельского хозяйства в 1954-1958 гг. стало списание колхозных долгов государ-

ству за прошлые годы» трехкратное повышение закупочных цен на сельхозпродукцию, сокращение и последующая (1958 г,) отмена обязательных поставок сельхозпродукции с личных подсобных хозяйств, пятикратное увеличение раз-меров ЛПХ.

Экономические меры были дополнены увеличением го-сударственных расходов на нужды деревни, прежде всего путем увеличения производства сельскохозяйственной тех-ники. Для ликвидации «двоевластия» на земле (МТС и кол-хозов) правительство в 1958 г. решило укрепить материаль-но-техническую базу колхозного села, реорганизовав ма-шинно-тракторные станции (МТС) в ремонтно-тракторные станции (РТС). 26 февраля 1958 г. пленум ЦК КПСС при-нял постановление «О дальнейшем развитии колхозного строя и реорганизации машинно-тракторных станций». 31 марта Верховный Совет СССР решение ЦК оформил в виде закона. На основании постановления пленума и государ-ственного закона ЦК КПСС и СМ СССР 18 апреля 1958 г. приняли специальное постановление, которое определило порядок реорганизации МТС. На 1 января 1959 г. 56791 колхоз приобрел 482 тыс. тракторов и 214,5 тыс. комбай-нов. Это составило четыре пятых тракторного и две трети комбайнового парка, находившегося в системе МТС.

Предпринятые государством шаги укрепили сельское хозяйство, способствовали раскрепощению крестьян. Дерев-ня стала на ноги. Начался быстрый рост сельскохозяйствен-ного производства. В 1953-1958 гг. валовое производство продукции села выросло на 51 %. Среднегодовые темпы ро-ста составили 8% (в 1950-1953 гг. — 1,6%). Это примерно соответствовало темпам роста сельского хозяйства в годы нэпа.

Однако с конца 1950-х годов аграрная политика партии и правительства стала принимать откровенно администра-тивные формы. Материальные стимулы были вытеснены принуждением. Этот поворот прикрывался заботой о крес-тьянине, его досуге и благосостоянии.

В 1958-1959 гг. два удара правительства подорвали эко-номику села, сорвали процесс расширенного воспроизвод-

ства. Во-первых, технику МТС не отдали колхозам, не про-

дали в рассрочку по остаточной стоимости. Ее заставили выкупить по достаточно высоким ценам в сжатые сроки, в течение года (до марта 1959 г.). Всего за купленные маши-ны колхозам надлежало уплатить 16,6 млрд. рублей. По-скольку не все смогли рассчитаться в срок, расчеты продли-ли еще на год. При этом РТС (государственные предприя- тия) стали диктовать свои цены за ремонт колхозной тех- ники, фактически возродив прежнее «двоевластие» на зем-ле. Порядок реорганизации МТС позволил государству в течение 1-2 лет вернуть в бюджет средства, вложенные в колхозную деревню в предыдущие четыре года.

Второй удар был нанесен по личному подсобному хозяй-ству, которое в конце 50-х годов давало от 40 до 60% мясо-молочной продукции, овощей, фруктов, ягод, занимая при этом менее 10% сельскохозяйственных земель. По инициа-тиве Н. С. Хрущева начался новый, третий после проведе-ния сплошной коллективизации поход против ЛПХ. Осво-бодив приусадебное хозяйство от налогов, правительство объявило курс на его свертывание, поскольку оно якобы тормозит окончательную победу социализма в деревне, по-ощряет мелкобуржуазные чувства и настроения крестьян, отвлекает их от общественного производства, отнимает вре-мя, необходимое для отдыха и всестороннего развития лич-ности.

На декабрьском (1958 г.) пленуме ЦК КПСС Н. С. Хру-щев призвал сельских жителей, прежде всего колхозников и рабочих совхозов, освободиться от скота, в первую очередь коров. Он предложил продать его колхозам или государству, а взамен покупать у них (или получать на трудодни) мясо-молочную продукцию. Глава партии и правительства ссы-лался при этом на положительный опыт своих земляков села Калиновка, Орловской области, которые, продав коров, ма-териально стали жить лучше, перестали разрываться меж-ду общественным хозяйством и личным скотным двором, получили время на духовное развитие.

Хрущева поддержал секретарь ЦКЛ. И. Брежнев. По его предложению пленум поручил государственным органам в

2-3 года скупить скот у рабочих совхозов и рекомендовать колхозам провести аналогичную работу. Началось второе

раскрестьянивание советских селян. В 30-е годы их освобо-дили от лошади-труженицы, в начале 60-х годов — от коро-вы-кормилицы.

Запрет на содержание скота в личной собственности граждан распространялся и на жителей городов и рабочих поселков. Это было предусмотрено соответствующим поста-новлением правительства от 28 августа 1958 г. В 1958-1964 гг. были также сокращены размеры приусадебных участков в колхозах на 12% (до 0,29 га), в совхозах — на 28% (до 0,18 га). К середине шестидесятых годов личные подсобные хозяйства деградировали до уровня начала 50-х годов. Это обострило продовольственную проблему в СССР.

1 июня 1962 г. правительство приняло решение стиму-лировать государственное животноводство повышением в полтора раза розничных цен на мясо. Новые цены не увели-чили его количество, но вызвали волнения в городах. Наи-более крупное из них в г. Новочеркасске 1-2 июня 1962 г. по указанию Хрущева подавили силами войск Северо-Кав-казского военного округа (командующий генерал армии И. А. Плиев). 24 человека было убито, 70 ранено. 105 актив-ных участников демонстрации протеста были осуждены, из них 7 организаторов — к высшей мере наказания (расстре-лу). В 1991 г. Пленум Верховного Суда СССР по протесту Генерального прокурора СССР реабилитировал 26 участни-ков тех событий.

В 1963 г. возникли перебои не только с мясом, молоком и маслом, но и с хлебом. Страна оказалась перед угрозой голода. У магазинов с ночи выстраивались длинные хлеб-ные очереди, которые провоцировали антиправительствен-ные настроения. Пришлось ввести закрытое рационирова-ние продуктов: прикрепление к магазинам, списки потре-бителей, хлебные карточки; раскрыть закрома государ-ственных хлебных резервов, которые сохранялись даже в годы войны; приступить к импорту зерна из Канады, США, Австралии, муки из ФРГ. На это ушли многие тонны золо-та из неприкосновенного золотого запаса, копившегося де-

ятииями на случай войны. Хрущев объяснял этот шаг тем, что «из золота каши не сваришь». Вывоз золота состав-лял от 200 до 500 млн. долларов, или до пятисот тонн в год). по сути, золотой запас СССР использовался для поддерж-ки, укрепления и развития зарубежных фермерских хо-зяйств, в то время как хозяйства советских крестьян под-вергались гонению. Импорт продолжался до 90-х годов.

Поскольку продовольственный вопрос определяет политическую и хозяйственную атмосферу в стране, продоволь-ственный кризис 1962-1963 гг. стал одной из главных, если не главной причиной падения Хрущева.

Семилетний план развития экономики (1959-1965 гг.) в части сельскохозяйственного производства был провален, Вместо плановых 70% рост составил лишь 15%.

Промышленность. В 1950-е годы упор по-прежнему де-лался на производство средств производства, которое к се-редине 60-х годов составило почти три четверти общего объе-ма промышленного производства. Особенно быстро разви-вались производство стройматериалов, машиностроение, металлообработка, химия, нефтехимия, электроэнергетика. Объем выпуска их продукции вырос в 4-5 раз.

Предприятия группы «Б», прежде всего легкая, пище-вая, деревообрабатывающая, целлюлозно-бумажная про-мышленность, развивались значительно медленнее. Одна-ко и их рост был двукратным. В целом среднегодовые тем-пы промышленного производства в СССР превышали 10%. Столь высоких темпов можно было достичь, только актив-но используя жесткие методы административно-плановой экономики. Руководители СССР были уверены, что темпы промышленного роста страны будут не только высокими, но и возрастающими. Выводы западных экономистов о не-избежном «затухании» темпов по мере возрастания эконо-мического потенциала СССР отвергались, как попытки су-дить о социализме по аналогии с капитализмом.

Серьезной проблемой советской промышленности было ее общее отставание от научно-технического уровня веду-щих западных стран, в экономическое соревнование с кото-рыми вступил СССР. Многие министерства и ведомства

упорно цеплялись за старую, отжившую технику, игнори.

ровали изучение и внедрение в промышленность, сельское хозяйство, медицину новейших достижений отечественной

и зарубежной науки и техники. С середины 60-х годов про-блеме начали уделять повышенное внимание. Об этом шла речь на апрельском (1955 г.) совещании конструкторов, тех-нологов, главных инженеров и директоров предприятий, работников научно-исследовательских институтов, созван-ном в Москве ЦК партии и правительством. Первым шагом к решению проблемы стало постановление ЦК КПСС и СМ СССР «Об улучшении дела изучения и внедрения в народ-ное хозяйство опыта и достижений передовой отечествен-ной и зарубежной науки и техники», принятое 28 мая 1955 г. Оно наметило организационные меры по улучшению внедрения в экономику передовой науки, техники и техно-логии, усилению научно-технической пропаганды. Были созданы Государственный комитет по новой технике (Гос-техника СССР), Комитет по делам изобретений и открытий, а в 1958 г. Всесоюзное общество изобретателей и рациона-лизаторов.

Вопрос технического прогресса рассматривался в июле

1955 г. на пленуме ЦК КПСС. Он постановил повысить тех-нический уровень производства во всех отраслях на базе электрификации, комплексной механизации и автоматиза-ции, применения атомной энергии в мирных целях. В

1956 г. XX съезд КПСС внес специальный раздел, посвящен-ный техническому прогрессу в промышленности, в проект шестого пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР (1956-1960 гг.).

Технический прогресс в условиях плановой экономики требовал концентрации сил и средств на главном направле-нии, которое предстояло определить. После смерти Стали-на в 1953 г. по инициативе Г. М. Маленкова руководство СССР стало создавать гигантские промышленные империи: машиностроительную, которая объединила четыре маши-ностроительных министерства (ее возглавил М. 3. Сабуров), электроэнергетическую, объединившую министерства элек-тростанций и электропромышленности, во главе с М. Г. Пер-вухиным. Опыт показал их нецелесообразность.

В 1957 г. Хрущев выступил инициатором другой край-ности. Промышленные и строительные министерства лик видировали. Их функции раздробили между советами на- родного хозяйства (совнархозами). Реформа управления промышленностью и строительством была одобрена фев ральским (1957 г.) пленумом ЦК КПСС. Вслед за этим в мае 1957г. Верховный Совет СССР принял закон «О дальней шем совершенствовании организации управления промыш- ленностыо и строительством». Этим законом было упразд- нено 10 общесоюзных и 15 союзно-республиканских мини- стерств. Страну разделили на 105 экономическо-админист-ративных районов, в каждом из которых был образован свой совет народного хозяйства. Переход от отраслевого (верти кального) к территориальному (горизонтальному) принци-пу управления преследовал на первый взгляд благую цель разрушить ведомственную монополию, приблизить управ ление к местам, стимулировать их хозяйственную инициа тиву, сбалансировать экономическое развитие регионов и республик, укрепить в них хозяйственные связи и этим ус корить экономическое развитие.

В развитие реформы более 3,5 тыс. предприятий пере дали из союзного в республиканское подчинение, а в веде ние местных Советов передали вопросы производства и рас пределения продукции местной промышленности. Эти меры Укрепили экономическую власть республик и мест, которая была резко ограничена союзным правительством накануне войны.

Однако децентрализация управления ударила по единой технической и технологической политике. Укрепив хозяй-ственные связи внутри экономических районов, она разру-шила их между ними. Местничество вытеснило ведомствен-ность. Государственные комитеты, созданные в 1957-1958 гт. для руководства отдельными отраслями (по авиа-ционной технике, по автоматизации и машиностроению, по оборонной технике, по радиоэлектронике, по судостроению, по химии и др.), не могли поправить положение. Чтобы пре-одолеть уклон в местничество, стимулировать технический прогресс, руководство страны вновь обратилось к центра-

лизации рычагов управления, стало наращивать этажи уп-равленческого аппарата, создавать республиканские совнар-

хозы, затем Высший Совнархоз СССР. Управление стало

громоздким, многоступенчатым, неоперативным.

В1958 году было определено главное звено, ухватившись за которое руководство страны предполагало вытянуть всю цепь научно-технического прогресса (НТП). Им стала хи-мия. В мае 1958 г. пленум ЦК КПСС принял постановление об ускоренном развитии химической промышленности. Курс обосновали усилением роли химии в создании мате-риально-технической базы коммунизма. Н. С. Хрущев, до-полняя В. И. Ленина, выдвинул лозунг: «Коммунизм — это есть Советская власть плюс электрификация всей страны и химизация народного хозяйства». В реальной жизни хими-зация проявилась в нарастающем производстве химических удобрений и синтетических материалов, прежде всего пла-стмассы. Они стали вытеснять дорогостоящие природные материалы. В 1959-1964 гг. вступило в строй 35 заводов и 250 крупных химических производств.

Крупным достижением гражданского сектора экономи-ки стало массовое жилищное строительство, развернувше-еся после принятия постановления ЦК КПСС и Совета Ми-нистров СССР от 31 июля 1957 г. «О развитии жилищного строительства в СССР». В Советском Союзе массового жи-лищного строительства не вели, в иные периоды просто не строили жилье. Война лишила крова миллионы семей, мно-гие жили в землянках, бараках, коммуналках. Получить отдельную благоустроенную квартиру со всеми удобствами, пусть и малогабаритную,— для многих это была почти не-сбыточная мечта. Индустриализация домостроения сдела-ла ее былью. В короткие сроки в СССР возникла промыш-ленность железобетонных и строительных деталей, тепло-изоляционных материалов, пластмассовых изделий. Па-нельное типовое строительство резко снизило себестоимость работ и сократило сроки возведения домов в городах и рабо-чих поселках.

В 1958 г. была поставлена задача строительства домов с учетом предоставления каждой семье отдельной квартир,

Городское жилье строили как силами государства, так и методом народной стройки, т.е. силами отдельных предпри-ятий и организаций (ведомственное). Инициаторами этого метода в 1955 г. стали рабочие Горького. Через три года пра-вительство поддержало почин горьковчан, разрешив пред-приятиям использовать на жилищное строительство треть своей сверхплановой прибыли.

Помимо государственного и ведомственного в городах развернулось кооперативное строительство. В селах велось индивидуальное жилищное строительство.

Московский район экспериментальной застройки Чере-мушки стал образцом панельного строительства и решения острой жилищной проблемы. Он многократно повторился в других городах страны. Темпы, которыми велось жилищ-ное строительство в конце 1950-х и в первой половине 1960-х годов, СССР не знал ни до, ни после этого периода. В 1959-1965 гг. было построено жилища почти столько же, сколько за все предыдущие годы советской власти: 13 млн. квартир в городах и рабочих поселках (планировали около 15 млн.) и около 4 млн. домов в сельской местности (плани-ровали около 7 млн.).

Самым крупным достижением военного сектора эконо-мики стало создание ракетно-космической техники. Н. С. Хрущев считал, что ракеты должны вытеснить «ору-жие вчерашнего дня» — самолеты, танки, артиллерию, над-водные корабли. Было создано три центра («куста») раке-тостроения: московский, уральский (восточный), украинс-кий (южный). Московским руководил СП. Королев — пат-риарх отечественного ракетостроения, восточным -В. П. Макеев, ученик Королева, южным — М. К. Янгель.

Общее руководство осуществлял заместитель председа-теля правительства Д. Ф. Устинов. В ЦК за деятельность оборонной промышленности, в первую очередь за програм-му ракетного перевооружения, отвечал Л. И. Брежнев. В 1960 г., сменив К. Е. Ворошилова на посту Председателя Президиума Верховного Совета СССР, Брежнев сохранил за собой функции куратора престижного направления. К кон-цу 1960 г. СССР создал 44 межконтинентальные ракеты,

которые по инициативе Хрущева были размещены подае лей, в специальных шахтах. Создание баллистических ра кет малой, средней и большой (межконтинентальной) даль-

ности укрепило обороноспособность СССР, уравняло его в

силе ответного удара с США.

Создание ракетной техники позволило приступить к покорению космоса. Для этого в степях Казахстана был по-строен космодром Байконур. 4 октября 1957 г. с него был запущен первый искусственный спутник Земли весом в 80 килограммов. В 1959 г. советская ракета достигла Луны, оставив на ней вымпел СССР. 12 апреля 1961 г. весь мир был потрясен запуском первого пилотируемого корабля «Вос-ток». Имя первого космонавта планеты Юрия Гагарина на многие годы стало символом научно-технического прогрес-са СССР и всего человечества. Главный конструктор советс-ких космических кораблей СП. Королев стал известен лишь после своей смерти в 1966 г.

Советское ракетостроение испытало не только успехи, но и трагедии. 24 октября 1960 г. на полигоне Тюра-Там (он же Байконур) на старте взорвалась ракета Р-16 (главный конструктор М. К. Янгель). Это была первая катастрофа с многочисленными жертвами при испытании ракет. В ней погиб председатель Государственной комиссии, Главный маршал артиллерии М. И. Неделин. Менее года назад, в де-кабре 1959 г., он стал первым командующим ракетными войсками стратегического назначения. Из-за режима сек-ретности в официальном сообщении было сказано, что при-чиной гибели стала авиационная катастрофа. От Неделина не осталось и горстки пепла. Найденную часть маршальс-кого погона и оплавленные ключи от служебного сейфа по-хоронили в урне на Красной площади в Кремлевской стене. Главный конструктор М. К. Янгель по счастливой случай-ности остался жив.

Крупным народнохозяйственным экспериментом конца 50-х годов был переход с пятилетнего на семилетнее плани-рование. Утвержденный в 1956 г. шестой пятилетний план развития народного хозяйства уже через год сочли неудач-ным и разработали новый, семилетний. Семилетка (1959-

1965 гг. охватила два последних года шестой пятилетки и последующее пятилетие. Смену плановых вех объясняли переходом к территориальной системе управления эконо-микой, необходимостью ускоренного освоения востока стра-ны, потребностями научно-технического прогресса и необ-ходимостью координации народнохозяйственных планов стран — членов СЭВ.

Семилетка завершила процесс индустриализации СССР. Национальный доход вырос на 53%. Промышленный потен-циал страны увеличился почти вдвое. Вместо плановых 80% рост промышленного производства составил 84%. Было построено более 5400 крупных предприятий, в том числе Карагандинский («Казахстанская Магнитка») и Куйбышев-ский металлургические заводы, Волжская (Сталинградс-кая), Братская, Кременчугская ГЭС, Белоярская и Ново-Воронежская АЭС.

Промышленный рост привел к качественным изменениям в социальном составе населения. По переписи 1959 г. рабочий класс впервые составил относительное большин-ство населения страны — 49,5% (включая неработающих членов семьи). Отныне не крестьянство, а сам рабочий класс стал главным источником роста своей численности, т.е. вос-производство рабочих шло на собственной основе. Колхоз-ники и кооператоры составляли 31,4% общей численности населения страны, единоличники и кустари — 0,3%, слу-жащие— 18,8%. Общая численность населения СССР на январь 1959 г. составила 208,8 млн. человек, в т.ч. 48% го-рожан. В 1962 г. удельный вес городских жителей превы-сил 50% (111,2 млн. против 108,6 млн. сельских жителей).

Общественно-политическое развитие. Важнейшими внутриполитическими событиями «хрущевского периода» советской истории были XX и XXII съезды КПСС, июньс-кий (1957 г.) и октябрьский (1964 г.) пленумы ЦК партии,

XX съезд КПСС состоялся 14-25 февраля 1956 г. в Мос кве. На нем присутствовали 1436 делегатов, представляв-ших свыше 7,2 млн. членов и кандидатов в члены партии, и госта, представители 55 зарубежных коммунистических и рабочих партий.

Съезд подвел итоги пятой пятилетки, утвердил дирек-тивы по шестому пятилетнему плану развития народного хозяйства на 1956-1960 гг., поставил задачу «догнать и пе-регнать» развитые капиталистические страны по производ-ству продукции на душу населения «в краткие историчес-кие сроки». План был свернут, задача сорвана, съъезд во-шел в советскую историю благодаря закрытому докладу первого секретаря ЦК КПСС Н. С. Хрущева «О культе лич-ности и его последствиях». Доклад был прочитан в после-дний день работы съезда и обсуждению не подлежал.

Необходимость доклада, шокировавшего делегатов съез-да, Хрущев отстоял в трудных спорах со своими товарища-ми по Президиуму ЦК. Материалы к докладу подготовила созданная в 1955 г. по инициативе Хрущева комиссия ЦК КПСС во главе с секретарем ЦК академиком П. Н. Поспе-ловым. Доклад, опубликованный в США летом 1956 г., а в СССР в 1989 г., стал главным политическим итогом съезда. Доклад содержал 19 основных положений.

— Классики марксизма-ленинизма (К. Маркс, Ф. Эн-гельс, В. И. Ленин) сурово осуждали всякое проявление культа личности.

— При жизни Ленина Центральный Комитет партии был подлинным выражением коллективного руководства парти-ей и страной.

— В декабре 1922 г. Ленин предложил очередному съез-ду партии обдумать способ перемещения Сталина с поста генсека, поскольку он слишком груб.

— Сталин первое время после кончины Ленина считался с его указаниями, а затем стал ими пренебрегать, проявляя полную нетерпимость к коллективному руководству, морально и физически уничтожая тех, кто сопротивлялся его мнению.

— Сталин сыграл положительную роль в борьбе с троц-кистами, правыми уклонистами, буржуазными национали-стами, в которой партия окрепла и закалилась.

— Сталин отбросил ленинский метод убеждения и вос-питания, ввел понятие «враг народа» и практику массовых репрессий по государственной линии сначала против про-

тивников ленинизма (троцкистов, зиновьевцев, бухарин-цев), а затем и против многих честных коммунистов. Един-ственным доказательством вины делалось «признание» са-мого обвиняемого.

— Культ личности нанес ущерб партии особенно после XVII съезда партии и злодейского убийства С. М. Кирова. 70% членов и кандидатов ЦК, избранных на XVII съезде, были объявлены «врагами народа», арестованы и расстре-ляны. Между XVIII и XIX съездами партии прошло более 13 лет, почти не созывались пленумы ЦК.

— Обстоятельства, связанные с убийством Кирова, таят в себе много непонятного и загадочного и требуют тщатель-ного расследования.

— Ца февральско-мартовском пленуме ЦК 1937 г. Ста-лин пытался теоретически обосновать политику массовых репрессий тем, что по мере продвижения к социализму клас-совая борьба якобы все более и более обостряется. Однако направил террор не против остатков разбитых эксплуата-торских классов, а против честных кадров.

—Примерами гнусной провокации, злостной фальсифи-кации и преступных нарушений революционной законнос-ти стали дела членов Политбюро ЦК С. И. Косиора, В. Я. Чубаря, кандидатов в члены Политбюро ЦК Р. И. Эйхе, Я. Э. Рудзутака, П. П. Постышева, генерально-го секретаря ЦК ВЛКСМ А. Косарева и других.

— Нарком внутренних дел Ежов осуществлял террор с санкции Сталина. В шифрованной телеграмме от 10 января 1939 г. Сталин отметил, что «применение физического воз-действия в практике НКВД было допущено с 1937 г. с раз-решения ЦК ВКП (б)».

— Единовластие Сталина привело к особо тяжким по-следствиям в ходе Великой Отечественной войны. Он не принял достаточных мер по подготовке обороны страны и исключения момента внезапности нападения. После втор-жения врага приказал не отвечать на выстрелы. В резуль-тате подозрительности Сталина в 1937-1941 гг. была ис-треблены многочисленные кадры армейских командиров и

политработников. Сталин планировал военные операции по

глобусу, непосредственно вмешивался в их ход, нередко от-давал приказы без учета реальной обстановки, с конца 1941 г. требовал непрерывных лобовых атак.

— Сталин грубо попрал ленинские принципы нацио-нальной политики, приказав выселить со своих родных мест целые народы, когда на фронтах определился прочный пе-релом.

— Сталин допускал произвол и после войны. Были сфаб-рикованы «ленинградскоедело», «мингрельскоедело»,дело «врачей-вредителей», разорваны отношения с дружествен-ной Югославией.

— В организации грязных и позорных дел гнусную роль сыграл махровый враг и агент иностранной разведки Берия. Он уничтожил десятки тысяч партийных и советских ра-ботников. Его не смогли разоблачить раньше потому, что он умело использовал слабости Сталина, во всем ему угождал.

— Сталин всячески поощрял и поддерживал возвеличи-вание своей персоны. Это проявилось в его «Краткой био-графии» (1948 г.), в «Кратком курсе истории ВКП (б)», в тексте Государственного гимна Советского Союза, в много-численных монументах и в присваивании его имени мно-гим предприятиям и городам. Он проявил неуважение к памяти Ленина, предав забвению строительство Дворца Со-ветов как памятник Владимиру Ильичу.

— Культ личности способствовал лакировке действи-тельности, разведению подхалимов, аллилуйщиков, очков-тирателей.

— За последние годы мы освободились от порочной прак-тики культа личности.

— Нужно развенчать культ личности, восстановить по-ложение о народе как творце истории, соблюдать высший принцип руководства— коллективность.

Согласцр стенографическому отчету, доклад Хрущева был встречен бурными, продолжительными аплодисментами, переходящими в овацию. Свое развитие доклад полу-чил в постановлении ЦК КПСС «О преодолении культа лич-ности и его последствий» (30 июня 1956 г.). В нем не было фактов, но была попытка объяснить причины возникнове-ния, характер проявления и последствия культа.

Спустя много лет, вспоминая 1956 г., Н. С. Хрущев при-знавал: «Мы давалипартии и народу неправильные объяс-нения и все свернули на Берия ... Мы создали версию ...о роли Берия. Он, мол, полностью отвечает за злоупотребле-ния, которые были сделаны Сталиным ... Мы никак еще не могли освободиться от того, что Сталин — друг народа, отец народа... Простые люди молились на Сталина».

Инициатор борьбы с культом личности не смог или не захотел признать, что истоки культа лидера страны уходят в политическую систему общества, которая позволяет од-ному человеку сосредотачивать в своих руках необъятную, безграничную и бесконтрольную власть. При такой систе-ме приходится полагаться лишь на совестливость и нрав-ственность самого политического деятеля. История свиде-тельствует, что в политике эти критерии ненадежны. Дока-зательством тому стала и политическая судьба самого Хру-щева, который в сентябре 1953 г. на пленуме ЦК КПСС по предложению Маленкова был избран первым секретарем ЦК партии. Таким образом, пленум формально отступил от достигнутой в марте 1953 г. после смерти Сталина догово-ренности членов Президиума ЦК соблюдать коллективность руководства, не допускать чрезмерного усиления роли од-ного из секретарей ЦК, не восстанавливать пост Генераль-ного (Первого) секретаря.

Июньский (1957 г.) пленум ЦК КПСС. 18-21 июня 1957 г. 6 из 9 членов Президиума ЦК (Молотов, Каганович, Маленков, Ворошилов, Булганин, Первухин) поставили вопрос о снятии Хрущева с поста Первого секретаря и о лик-видации подобного поста в партии. Маленков подчеркнул, что власть человека на этом посту «совершенно не ограни-чена», и это опасно для партии и страны. В вину Хрущеву поставили грубое нарушение со второй половины 1955 г. норм коллективного руководства, грубость, зазнайство, со-здание собственного культа, авантюризм во внутренней и внешней политике. Сабурова на заседании Президиума не было, но он поддержал товарищей,

К авантюризму во внутренней политике отнесли отсроч-ку на 20 лет выплат по облигациям государственных зай-

мов; ликвидацию почти всех хозяйственных министерств; выдвижение лозунга «догнать в ближайшее время (к 1960 г.) США по производству мяса, молока и масла на дупгу населения »; предложение отменить налог на мясомолочную продукцию с ЛПХ колхозников; «развенчание» вслед за культом Сталина 30 лет работы партии; зиновьевское пони-мание взаимоотношений партии и государства, т.е. отож-дествление диктатуры пролетариата с диктатурой партии. Причину последнего Л. М. Каганович объяснил в 1990-е годы тем, что в 1923-24 гг. Хрущев был троцкистом и лишь в 1925 г. «покаялся в своем грехе».

К авантюризму («опасным зигзагам») во внешней поли-тике отнесли заявление, будто судьба вопроса о мире или войне зависит главным образом от соглашения между СССР и США; ведение переговоров с президентом ФИНЛЯНДИИ У. К. Кекконеном в финской бане; многочисленные интер-вью иностранным корреспондентам без предварительного согласования с членами Президиума.

Хрущев признал, что порой несдержан, обещал испра-виться, укрепить единство руководства, но существо обви-нений отверг. Его поддержали члены Президиума ЦК А. И. Микоян, М. А. Суслов (одновременно и секретарь ЦК), секретари ЦК Л. И. Брежнев, Е. А. Фурцева, П. Н. Поспелов. Из секретарей ЦК лишь Д. Т. Шепилов осудил Хрущева.

На стороне Первого секретаря выступили руководите-ли «силовых» ведомств — министр обороны Г. К. Жуков и председатель КГБ И. А. Серов. Они обеспечили срочное при-бытие в Москву членов ЦК, которые 22-29 июня на плену-ме решительно поддержали Хрущева.

Информационное сообщение о сути дела на пленуме сде-лал М. А. Суслов. Он отметил, что у Хрущева есть некото-рые недостатки, например «известная резкость и горяч-ность» , но они невероятно раздуты и преувеличены «участ-никами этой группы» на почве личной неприязни. Суслов отверг утверждения о принижении Хрущевым роли госу- дарственных органов, подчеркнув его заботу о поднятия роли Советов в государственном, хозяйственном и культур-ном строительстве, а лозунг «догнать в ближайшее время

зам*

США», по его мнению, сыграет большую мобилизующую роль в развитии сельского хозяйства.

Л. И. Брежнев назвал Н. С. Хрущева образцом честно-го, неутомимого служения народу. «Торопливость» Мален-кова, Мэлотова и Кагановича по «захвату руководства партии» он связал с процессом реабилитации репрессиро-ванных коммунистов и стремлением Первого секретаря не замалчивать перед партией виновников расстрелов.

А. И. Микоян отверг обвинения в подготовке Хрущевым своего культа личности, поскольку он «остро выступает» против культа личности, а обострять обстановку «некото-рые члены Президиума» стали после решения февральско-го (1957 г.) пленума ЦК об организации совнархозов. Одна-ко это решение, как никакое прежде, три месяца после пле-нума обсуждала вся страна. Обвинять Хрущева в «отрыжке троцкизма» глупо, необоснованно. В1923 г. Хрущев поддер-жал Троцкого в вопросе развития внутрипартийной демок-ратии, но когда демократические лозунги выдвинул ЦК, он, «раскусив, в чем дело», активно боролся против Троцкого. Что же касается бани, то Хрущев туда пошел из-за уваже-ния к Кекконену, «для сближения, чтобы друг другу боль-ше доверять», а не потому, что негде было вымыться.

Вопрос о бане как традиционном обряде финского гос-теприимства, который сближает друзей, поднимали и пред-седатель КГБ И. А. Серов, и первый секретарь Ленинградс-кого обкома КПСС Ф. Р. Козлов, и министр культуры Н. А. Михайлов, и сам Н. С. Хрущев, назвав его «банным де-лом».

Пленум действительно мог пойти по банному следу, если бы не «прием Жукова». Он ударил по оппонентам Хрущева с неожиданной стороны, после чего все разговоры о бане, культе, коллективном руководстве стали казаться сущим пустяком. Выступление Г. К. Жукова полностью изменило ход дискуссии, превратив высших руководителей партии и государства в обвиняемых.

Будучи в опале, маршал вспоминал, что он хорошо под-готовился к выступлению. В архивах ему нашли сведения о репрессиях против военнослужащих, из которых следова-

ло, что не один Сталин занимался истреблением невинов-ных людей, но и у его ближайших соратников руки в кро-ви. Хрущев в докладе на XX съезде пощадил их, они же ре-шили сбросить его, потому что рано или поздно их тоже нач-нут разоблачать. Жуков привел из архивов ЦК и Военной коллегии Верховного суда сведения, которые потрясли уча-стников пленума. Согласно им, с 27 февраля 1937 г. по 12 ноября 1938 г. НКВД получил от Сталина, Молотова и Ка-гановича санкцию на расстрел 38679 человек. Это были ру-ководящие работники партийных, советских, комсомольс-ких и профсоюзных органов, наркомы, их заместители, крупные хозяйственные руководители, видные военачаль-ники, писатели, работники культуры и искусства.

С санкции и по личным запискам Кагановича в 1937-1938 гг. было арестовано свыше 300 работников железных дорог СССР. Вина Маленкова заключалась в том, что он, с одной стороны, по линии ЦК наблюдал за НКВД, с другой -был непосредственным организатором и исполнителем «ра-боты по истреблению наших людей». «У них с пальцев капает невинная кровь...» — сказал Жуков. На его выступле-ние члены ЦК отреагировали возгласами: «Палачи! Давай-те ответ».

29 июня 1957 г. пленум принял постановление «Об антипартийной группе Маленкова Г. М., Кагановича Л. М., Молотова В. М.». Трем членам группы и «примкнувшему к ним» Д. Т. Шепилову были предъявлены 16 обвинений. В том числе противодействие курсу XX съезда на мирное существование между государствами с различными социальными системами, сопротивление расширению прав союзных республик, усилению роли Советов, сокращению раздутого государственного аппарата, созданию совнархозов, повышению материальной

заинтересованности колхозников, подъему 35 млн. га целины, установлению личных контактов руководителей СССР с лидерами капиталистических стран, ликвидации последствий культа личности.

За «тайный сговор» против ЦК, фракционную борьбу» нарушение резолюции X съезда РКП (б) «О единств»

партии» (1921 г.) пленум постановил вывести из состава членов Президиума ЦК и из состава ЦК Маленкова, Кага-новича и Молотова, а «примкнувшего к ним» Шепилова снял с поста секретаря ЦК, вывел из состава кандидатов в члены Президиума ЦК и из состава членов ЦК. В констати-рующей части постановления отмечалось, что члены пле-нума единодушно потребовали исключения названных лиц из партии. Однако это было сделано лишь после ХХП съез-да КПСС, в декабре 1961 г. — мае 1962 г.

Главу государства К. Е. Ворошилова, просившего «пощадить старика», раскаявшегося главу правительства Н. А. Булганина, а также признавших свою вину М. Пер-вухина и М. Сабурова в постановлении не упоминали. Но это не сняло с них ответственности за создание оппозиции Хру-щеву. Все противники Хрущева, за исключением Вороши-лова, были лишены высоких руководящих постов.

Спустя несколько месяцев, на октябрьском (1957 г.) пле-нуме ЦК КПСС, рассмотревшем вопрос «Об улучшении партийно-политической работе в Советской армии и Фло-те», Хрущев умело использовал «прием Жукова» против самого маршала. Он обвинил его в намерении захватить власть в стране. Доказательством этого, по мнению Хруще-ва, была созданная в вооруженных силах по распоряжению Жукова школа диверсантов. Он напомнил, что у Берия тоже была диверсионная группа («группа головорезов»), «и если бы его не разоблачили, то неизвестно, чьи головы полетели бы». Сравнив Жукова с Берия, обвинив его в бонапартизме и стремлении захватить власть, Хрущев вычеркнул четы-режды Героя Советского Союза, маршала, министра оборо-ны (с 1955г.) и своего недавнего спасителя из политичес-кой жизни страны. Г. К. Жуков был снят со всех постов и отправлен на пенсию. Ему не было тогда и 62 лет.

1 апреля 1958 г., после снятия с должности главы пра-вительства Н. А. Булганина (одновременно он был лишен звания маршала), Н. С. Хрущев стал Председателем Совета Министров СССР. Соединив в своих руках руководство партией и правительством, Хрущев не только фактически, во и формально стал обладать необъятной властью. Умение

правильно и с пользой для страны распорядиться ею зави-село отныне только от характера советского лидера.

XXII съезд КПСС. По инициативе Н. С. Хрущева внеоче-редной XXI съезд КПСС (27 января — 5 февраля 1959 г.) сделал вывод о полной и окончательной победе социализма в СССР. Это означало, по мнению Хрущева, что не только внутри, но и за пределами Советского Союза нет сил, спо-собных реставрировать капитализм в нашей стране. Съезд сделал также вывод о том, что отныне СССР вступил в но-вый период своего развития — период развернутого строи-тельства коммунизма. Новая стратегическая задача требо-вала новой партийной программы.

Впервые вопрос о программе строительства коммуниз-ма был поставлен Сталиным еще в 1939 г. на XVIII съезде ВКП (б). В1946-1947 гг. был подготовлен проект новой про-граммы партии, велась разработка и проекта новой Консти-туции СССР. Но по мере ужесточения внутриполитического курса эти вопросы стали затягивать. Они поднимались на XIX съезде. Накануне XX съезда партии Молотов пред-лагал внести в повестку дня съезда обсуждение прректа партийной программы. Первый секретарь ЦК его не поддер-жал. Съезд поручил ЦК подготовить новый проект главно-го документа партии. Программную комиссию возглавил Ц. С. Хрущев. XXI съезд постановил вынести этот вопрос на XXII съезд КПСС.

Осенью 1961 г. проект был опубликован в печати для всенародного обсуждения. Новый подход к принятию про-граммы партии был обоснован двумя причинами: решения КПСС касались судеб всех граждан СССР, а не только ком-мунистов; КПСС объявила себя партией не только рабочего класса, но всего народа, государство — общенародным, а не диктатуры пролетариата.

17-31 октября 1961 г. в Москве в специально построен-ном к этому времени Кремлевском Дворце съездов состоял-ся XXII съезд КПСС. В его работе приняли участие 4394 де-легата с решающим и 405 делегатов с совещательным голо-сом. Они представляли более 9,7 млн. членов и кандидатов в члены КПСС. В качестве гостей на съезде присутствовал»

делегации 80 зарубежных коммунистических, рабочих, национально-демократических и левых социалистических партий. Главным вопросом съезда было принятие новой программы КПСС — третьей по счету.

Исходя из вывода предшествующего съезда о вступле-нии СССР в этап развернутого строительства коммунизма, XXII съезд рассматривал новую программу как философс-кое, экономическое и политическое обоснование построения в СССР «коммунизма в основном».

Под коммунизмом понимался бесклассовый обществен-ный строй с единой общенародной собственностью на сред-ства производства, полным социальным равенством и все-сторонним развитием всех членов общества. Первой жиз-ненной потребностью и осознанной необходимостью людей должен стать труд на общее благо. Основной принцип об-щества: «от каждого — по способностям, каждому - по по-требностям».

Для достижения поставленной цели предполагалось ре-шить триединую задачу: в экономической области -пост-роить-материально-техническую базу коммунизма, т. е. выйти на первое место в мире по производительности тру-да, производству продукции на душу населения и уровню жизни народа; в общественно-политической области - пе-рейти к коммунистическому самоуправлению; в духовно-идеологической области — воспитать нового, всесторонне развитого человека.

Исторические рамки программы КПСС были в основном ограничены двадцатью годами (до 1980 г.). Просьбы некоторых делегатов сократить срок строительства светлого будущего, чтобы своими глазами увидеть его, Хрущев отклонил на том основании, что в программе «обосновано каждое положение, рассчитана и доказана каждая цифра». Для создания изобилия материальных и духовных благ, подготовки общества к принципам коммунизма необходимо было, по мнению Хрущева, не менее 20 лет. В противном случае невыполнимые обязательства и нереальные сроки дискредитируют в глазах народа и программу, и партию. Программа КПСС заканчивалась торжественным обещанием: «Ны-

нешнее поколение советских людей будет жить при комму-низме!».

В начале 60-х годов образ коммунизма в массовом созна-нии ассоциировался с конкретными, крупными социальны-

XJ

ми программами, которые были включены в партийную программу по настоянию Первого секретаря. Они позволя-ли народу контролировать соответствие слов делам един-ственной правящей партии. Социальные программы-обяза-тельства сводились к четырем: решить продовольственный вопрос, полностью обеспечив народ качественными продук-тами рационального и бесперебойного питания; полностью удовлетворить спрос на предметы широкого потребления; решить жилищный вопрос, обеспечив каждой семье отдель-ную благоустроенную квартиру; ликвидировать малоквали-фицированный и тяжелый ручной труд в народном хозяй-стве.

Главным орудием решения поставленных проблем партия считала государство. Это соответствовало традиции, сложившейся в первые годы советской власти. Поставлен-ные задачи не были утопическими. Они стали таковыми после Карибского кризиса, когда СССР ввязался в невидан-ную прежде гонку вооружений, лишившую утвержденные планы материальной базы.

XXII съезд КПСС принял новый устав партии, обязав-ший коммунистов активно участвовать в строительстве ком-мунизма. Устав впервые предусматривал систематическое обновление состава партийных органов (п.25). На каждых очередных выборах состав ЦК и его Президиума должен был обновляться не менее чем на одну четвертую часть. Члены Президиума могли избираться, «как правило», не более чем на три срока подряд, т.е. на 12 лет. Тем не менее устав до-пускал некоторых деятелей партии «в силу их признанного авторитета» избирать в руководящие органы подряд набо-лев длительный срок при условии, если за него закрытым (тайным) голосованием подано не менее трех четвертей го-лосов.

Состав ЦК компартий союзных республик, «райкомов, обкомов должен был обновляться не менее чем на треть; со-

став окружкомов, горкомов и райкомов партии, парткомов первичных партийных организаций — наполовину.

В то же время члены партии, выбывшие из состава руководящих партийных органов в связи с истечением срока их пребывания в нем, могли быть вновь избраны на последующих выборах. Таким образом, устав партии, несмотря на провозглашенный принцип систематического обновления (ротации) руководителей, оставлял возможность пожизненного правления. Вместе с тем он позволял провести чистку всех звеньев руководства партии от нелояльных Хрущеву людей.

На съезде партии Н. С. Хрущев вновь поднял вопрос о культе личности и массовых репрессиях в годы сталинского правления. Он привел прежде засекреченные данные из выступления Г. К. Жукова на июньском (1957 г.) пленуме ЦК. Хрущев повторно заклеймил позором участников «антипартийной группы», назвал все фамилии своих открытых противников (Молотова, Маленкова, Кагановича, Ворошилова, Булганина, Первухина, Сабурова, «примкнувшего к ним» Шепилова) и подвел делегатов к решению вынести тело И. В. Сталина из Мавзолея.

31 октября XXII съезд КПСС принял специальное постановление «О Мавзолее Владимира Ильича Ленина», в котором признал нецелесообразным дальнейшее сохранение в Мавзолее саркофага с телом И. В. Сталина в связи с серьезными нарушениями им ленинских заветов, злоупотреблением властью, массовыми репрессиями против честных советских людей «и другими действиями». Спустя несколько часов, поздней ночью, постановление было приведено в исполнение. И. В. Сталина похоронили второй раз. Вслед за этим по всей стране начали сносить многочисленные памятники Сталину и переименовывать города его имени. Город Сталинград был переименован в Волгоград.

Резкое падение темпов сельскохозяйственного производства, растущий дефицит продовольствия вынудили руководство страны приступить к перестройке управления сельским хозяйством и партией. В марте 1962 г. в центре и на

местах были созданы комитеты по сельскому хозяйству.

Союзный комитет возглавил сам Хрущев, республиканские,

краевые и областные — соответственно первые секретари

ЦК компартий, крайкомов и обкомов.

В ноябре 1962 г. пленум ЦК КПСС постановил разделить

краевые и областные партийные организации на две само-стоятельные по производственному принципу. Одна отвеча-ла за промышленность, вторая — за сельское хозяйство. Принятое по инициативе Хрущева решение было серьезным нарушением недавно принятого устава партии, который закрепил территориально-производственный принцип по-строения партийных организаций. Было положено начало фактическому разделу единой партии на две — рабочую и крестьянскую, городскую и сельскую.

Октябрьский (1964 г.) пленум ЦК КПСС. Успехи Н. С. Хрущева в реализации своих перестроечных замыс-лов, отсутствие со второй половины 1957 г. открытой кри-тики действий Первого секретаря ЦК КПСС породили по-литическое благодушие, иллюзию всеобщей поддержки притупили бдительность руководителя партии. Его ближай-шее окружение, учитывая растущее недовольство партий-но-государственной и военной номенклатуры нестабильно-стью своего положения, а народа — ухудшением продоволь-ственного снабжения, тайно подготовило смещение лидера со всех постов.

12 октября 1964 г. восемь членов Президиума ЦК КПСС Л. И. Брежнев (он же второй секретарь ЦК), Г. И. Воронов, А. П. Кириленко, А. Н. Косыгин, Н. В. Подгорный, Д.С. Полянский, М. А. Суслов, Н. М. Шверник договори-лись срочно вызвать в Москву Н. С. Хрущева, который на-ходился в Пицунде на отдыхе, для предъявления ему поли-тических и личных обвинений. Их поддержали два канди-дата в члены Президиума ЦК В. В. Гришин и Л. Н. Ефре-мов, секретари ЦК Ю. В. Андропов, П. Н. Демичев, Л. Ф. Ильичев, В. И. Поляков, Б. Н. Пономарев, А. П. Ру-даков, В. Н. Титов, А. Н. Шелепин. Свое решение они офор-мили постановлением Президиума ЦК КПСС «О возникши вопросах по поводу предстоящего Пленума ЦК КПСС и ре

работок перспективного народнохозяйственного плана на новый период». Одновременно в п. 2 постановления говори-лось о «путаных установках», данных Хрущевым в запис-ке от 18 июля 1964 г. «О руководстве сельским хозяйством в связи с переходом на путь интенсификации». Было реше-но отозвать эту записку из партийных организаций страны.

13 октября на новом заседании Президиума ЦК в при-сутствии Хрущева Брежнев поставил вопрос о его «добро-вольной» отставке. Хрущев активно сопротивлялся. Одна-ко его не поддержал даже прилетевший с ним из Пицунды член Президиума ЦК, друг и товарищ, Председатель Пре-зидиума Верховного Совета А. И. Микоян. Утром 14 октяб-ря воля Хрущева была сломлена. Он подписал подготовлен-ный заранее текст заявления о своем уходе.

В тот же день состоялся пленум ЦК КПСС, самый ко-роткий в истории партии. На нем присутствовали 329 чело-век, в т.ч. 153 члена ЦК, 130 кандидатов в члены ЦК, 46 членов Центральной ревизионной комиссии. На пленуме выступили только два человека — Брежнев и Суслов.

Л. И. Брежнев во вступительном слове обвинил Н. С. Хрущева в нарушении принципа коллективного руко-водства, выпячивании своей личности и в серьезных про-счетах, «прикрываемых бесконечными перестройками и ре-организациями ».

М. А. Суслов дал краткий анализ и резкую оценку дея-тельности главы партии и правительства. В двенадцати об-винениях Суслова основной упор был сделан на характери-стике «плохих черт характера» Хрущева, которые не позво- лили ему правильно распорядиться предоставленными пра- вами и обязанностями. К ним Суслов отнес крайнюю гру- бость, нелояльность, капризность, обидчивость, админист- раторское увлечение, неосмысленную торопливость, пред-взятость, пристрастие в суждениях, озлобленность, само-хвальство, самовольство, чрезмерную самоуверенность, манию величия.

' Обвинения по существу вопроса сводились к тому, что Хрущев угрожал разогнать АН СССР и Тимирязевскую ака-демию вместо деловых пленумов ЦК собирал парадные

всесоюзные совещания с участием пяти-шести тысяч чело-век; лишил членов Президиума ЦК фактической возмож-ности выезжать на места, монополизировал это право за со-бой; в поездки за границу по государственным делам брал с собой свое многочисленное семейство; превратил своего зятя А. И. Аджубея, главного редактора газеты «Известия», фак-тически в министра иностранных дел; единолично занимал-ся сельским хозяйством, навязывая посевы кукурузы и зап-рещая сеять травы; поучал руководителей братских стран, как сеять кукурузу; рекламировал опыт «авантюриста Ла-рионова», обещавшего выполнить в течение года трехлет-ний план по заготовкам мяса; довел население до трудно-стей в снабжении мясом, хлебом, крупами и другими про-дуктами; стремился военизировать партийные организа-ции, предложив в записке от 18 июля 1964 г. заменить парт-комы производственных управлений политотделами; хотел проект пятилетнего плана на 1966-1970 гг. заменить семи-или восьмилетним планом; принизил роль Советов, реорга-низовав в 1962 г. областные и краевые партийные и госу-дарственные органы по производственному принципу.

Суслов отметил, что на заседании Президиума ЦК Хру-щев признал правильной критику в свой адрес и обратился с просьбой освободить его от занимаемых должностей в свя-зи с возрастом и состоянием здоровья.

На основании выступления Суслова пленум принял по-становление, в котором удовлетворил «просьбу» Хрущева об освобождении его от обязанностей Первого секретаря ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР, а также при-знал нецелесообразным в дальнейшем объединять в одном лице эти два поста. Пленум избрал Первым секретарем ЦК Л. И. Брежнева и рекомендовал Президиуму Верховного Совета СССР назначить главой правительства А. Н. Косы-гина. В тот же день вопрос о назначении Косыгина был окон-чательно решен.

Принудительный уход Н. С. Хрущева с обществен»! политической арены положил начало новому этапу в исто-рии СССР — этапу развитого социализма.

<< | >>
Источник: Терещенко Ю.Я.. История России XX-XXI вв. — М. Филологическое общество «СЛОВО»; Ростов н/Д: Издательство «Феникс». — 448 с.. 2004

Еще по теме 1. Внутренняя политика:

  1. ГЛАВА III МЕНЯЮЩАЯ ПРАВИЛА МИРОВАЯ ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА: К РАЗГРАНИЧЕНИЮ ЭКОНОМИИ, ПОЛИТИКИ И ОБЩЕСТВА
  2. Внутренняя политика царизма
  3. Внутренняя политика Августа
  4. 1. Внутренняя политика
  5. Основные задачи внутренней политики
  6. Внутренняя экономическая политика
  7. 8. Итоги внутренней политики самодержавия в 80 - 90-х годах
  8. ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА
  9. Факторы внутренней политики
  10. Факторы внутренней политики
  11. Факторы внутренней политики
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -