<<
>>

Why do we need mr. Putin? (1)

Президентские выборы: год спустя, за три года до НЕЗАВИСИМАЯ ГАЗЕТА, 23.03.2001 «Who is mr. Putin?» (Кто такой г-н Путин?) — над этим вопросом, заданным американской журналисткой год и два месяца назад в Давосе, возможно, кто-то еще ломает голову — есть, говорят, такие тугодумы.
Однако сегодня, год спустя после того, как этот г-н Путин выиграл президентские выборы в России, гораздо интереснее и важнее ответить на вопрос: зачем нам г-н Путин? (Why do we need mr. Putin?) Что он может сделать для страны, работая в должности президента президентской республики под названием Российская Федерация? Что способен (а что не способен) сделать? Что способен сделать вообще, а что— в оставшиеся три года до новых выборов? В этой связи предстоит в первом приближении ответить и на такой вопрос: стоит ли голосовать за него в марте 2004 года? Для ответа на эти вопросы, небезынтересные, надо думать, и для зарубежных стран, придется заглянуть в год, прошедший с 26 марта 2000-го. ГОД СПУСТЯ (РЕТРОСПЕКТИВА) Если учесть тот масштаб хаоса, развала и анархии в стране, который Путин как президент наследовал от Бориса Ельцина, сделано за год немало. Успешно завершена общевойсковая военная операция в Чечне. Несмотря на все остающиеся, крайне серьезные и по определению затяжные коллизии, связанные с Чечней, ряд фундаментальных проблем практически снят: 480 1) восстановлена территориальная целостность России; 2) в значительной (но далеко не в полной) мере восстановлено доверие Вооруженных сил и спецслужб к власти; 3) сама проблема Чечни выведена на периферию общественного сознания (но не политики). Реализована первичная политическая реформа — из анархо-олигархического режима Россия переведена в режим управляемой (бюрократией) демократии. Восстановлена (в значительной степени) управляемость страной в собственно управленческом и законодательном смысле: минимизированы правовая чересполосица и «бархатный» региональный сепаратизм. Сделаны первые робкие попытки (изредка удачные) разбюрокрачивания экономики и (еще реже успешные) попытки разбюрокрачивания самой бюрократии. Поставлены под политический контроль государства (еще не нации) претендовавшие ранее на абсолютно независимую от интересов страны политическую субъектность финансовые группировки (олигархи). Обеспечена лояльность, то есть в определенной степени и конструктивность, Думы, Совета Федерации, Федерального собрания в целом. Не порушена ни одна из политических свобод, и в чем-то повышен уровень обеспечения основных гражданских прав. Наблюдаются определенные экономические успехи (не без благоприятного воздействия высоких цен на нефть). Реализуется достаточно либеральная налоговая реформа. Сделаны попытки перевести вектор активности естественных монополий с обслуживания эгоистических интересов их менеджеров (а фактически — негласных владельцев) на обслуживание интересов страны в целом. Отчасти решены некоторые (самые горячие) социальные проблемы. Под решение других разрабатываются соответствующие реформаторские планы. Восстановлена (через принятие смешанной государственной символики) историческая преемственность современной России не только по отношению к мифологизированной царской России, но и к еще живому для многих советскому периоду.
Исторический нигилизм перестал быть официальной, хоть и официально не провозглашенной идеологической доктриной страны. 481 У России вновь возникла внешняя политика. Пока еще не вполне адекватная суровым реалиям геостратегического доминирования США, но всё-таки политика. Определены реальные внешнеполитические угрозы. Публично поставлены (пока еще только поставлены) некоторые из фундаментальных в своей остроте проблем, о которых даже боялись заикаться при Ельцине официальные лица: проблемы депопуляции, русского языка, русских как разделенной нации, геополитической судьбы Сибири и Дальнего Востока, вписывания в процесс глобализации, утечки «серого вещества», проблема выживания России как целокупность всех перечисленных (и иных) проблем. Путин неплохо (по крайней мере активно) вписался в круг мировых (кроме президента США) лидеров. Сохранен уникально высокий персональный рейтинг президента внутри страны. Этот список можно было бы множить (точнее — дробить на составляющие). Но и сказанного достаточно, чтобы высоко, очень высоко оценить первый год президентства Путина, особенно если вспомнить, что еще два года назад, то есть в марте 1999 года, и сам Путин, и никто другой не подозревали, что человек по фамилии Путин станет не то что президентом России, а даже и просто видным публичным политиком. Однако буквально каждое из приведенных выше в качестве позитива действий Путина можно уязвить или существенно умалить ошибками, провалами, побочными негативными последствиями, уродливостью (реформа Совета Федерации), нерешительностью, отступлениями назад, иногда безобразно глубокими отступлениями. В словах даже самых брутальных, самых неискренних, самых циничных, самых ангажированных критиков Путина содержится та или иная доля основательности. Но задумаемся, что призван был сделать Путин в первый год своего президентства? Сделать он должен был следующее. Животных (либеральные русские социал-дарвинисты меня поймут, а остальные — простят), включая хишциков и пресмыкающихся, выпущенных горбачевской перестройкой и особенно ельцинской анархией из клеток зоопарка и пожиравших несколько лет подряд на улицах города друг друга, а 482 заодно и мирных граждан, не загонять назад в клетки, а расселить в предназначенные им рынком, демократией и национальными интересами природно-экологические ниши. От вольницы — к воле, от воли — к свободе. Вот, по большому счету, лозунг первого года путинского президентства. В каком-то смысле это, конечно, попятное движение, создающее ощущение сползания к авторитаризму. Реальные же проявления авторитаризма, не столь уж и малочисленные, сегодня ничуть не более часты, чем при Ельцине. Только в системе ельцинского режима их сподручнее было бы определять советским политическим термином «волюнтаризм руководства». WHO IS MR. PUTIN? Всё-таки придется еще раз ответить на этот вопрос, тем более что по итогам первого года его президентства мы можем теперь дать описание, основанное на опыте не только позитивной, но и негативной составляющей реального образа политика Путина. В позитивной составляющей я бы выделил четыре главных аспекта. Первый. Владимир Путин — это президент России, видящий свою миссию в возрождении величия России во всех его, величия, существенных компонентах — как страны, государства и нации. Причем величия в рамках рыночной экономики, демократической системы и материального благополучия населения, ибо всё это суть основные гаранты конкурентоспособности страны в условиях глобального соревнования не только за лидерство, но и, взглянем правде в глаза, за выживание. Именно в этом смысле Путин абсолютно справедливо утверждает, что либо Россия будет великой, либо ее не будет вовсе. Второй аспект имеет отношение к феномену сохранения беспрецедентно высокого рейтинга (популярности) Путина в народе. Путин по-прежнему пользуется объективно выгодным для него контрастом между ним и Ельциным лично, а также между его политикой (действовать, строить) и ельцинской (бездействовать, разрушать). Судя по всему, запас прочности этого контраста настолько велик (очень уж запал в душу «дорогим россиянам» образ автора этого обращения 483 к «электорату»), что на одном нем Путин сможет ехать еще год, а то и два. Третий аспект позитивного образа Путина тоже зиждется на сравнении (контрасте). Но это сравнение не столь оптимистично, как в случае с Ельциным. Путин не имеет соперников. Наша политическая система абсолютно не способна рождать равновеликих Главному начальнику конкурентов. Наша оппозиция, что слева, что справа, умеет критиковать власть, но не умеет с ней конкурировать. Отчасти это ущербность нашей недоделанной и управляемой демократии, отчасти — ущербность оппозиции, переходящая в ее отсутствие (реальное, а не номинальное). Конечно, это еще и наследие генетического цезаризма русской системы власти (что в авторитарном, что в демократическом варианте), а также патерналистской ментальности страны, населения, избирателей, следовательно — и представителей оппозиции (Ельцин, надо признать, на восходящей линии своей оппозиционности Горбачеву инстинктивно отверг эту ментальность). Четвертый аспект позитивного образа Путина внешне совпадает с первым: деятельность. Но только внешне. Ельцин (при власти) ведь тоже временами был активен до умопомрачения, правда, главным образом, когда дело касалось защиты его личной власти. Путин не только деятелен (в отличие от позднего Ельцина). Он делает то, что нужно стране. Не всегда так, как нужно, но всегда берется за то, что нужно. Это, конечно, тоже вдохновляет народ на поддержку президента и даже на прощение ему ошибок. * * * Слава богу, мы не на политических похоронах Путина и даже не на его юбилее. Поэтому самое время сказать и о довольно многочисленных недостатках политики президента Путина, и о личных его недостатках как политика. Существенных недостатках, пока еще не перекрывающих его, Путина, и ее, политики Путина, достоинств, но за быстротечностью времени (через год надо начинать готовиться к предвыборной кампании 2004 года, а через два — начинать и саму кампанию) чреватых поражением. Не на выборах (это дело второе, к тому же по большому счету— его личное дело). Чреватых поражением того хорошего, что Путин начал в России и что в России началось при Путине. 484
<< | >>
Источник: Виталий Третьяков. НАУКА БЫТЬ РОССИЕЙ. 2007 {original}

Еще по теме Why do we need mr. Putin? (1):

  1. Why do we need mr. Putin? (2)
  2. Публичный политик № 1
  3. В. Т. Харчева. Основы социологии / Москва , «Логос», 2001
  4. Тощенко Ж.Т.. Социология. Общий курс. – 2-е изд., доп. и перераб. – М.: Прометей: Юрайт-М,. – 511 с., 2001
  5. Е. М. ШТАЕРМАН. МОРАЛЬ И РЕЛИГИЯ, 1961
  6. Ницше Ф., Фрейд З., Фромм Э., Камю А., Сартр Ж.П.. Сумерки богов, 1989
  7. И.В. Волкова, Н.К. Волкова. Политология, 2009
  8. Ши пни Питер. Нубийцы. Могущественная цивилизация древней Африки, 2004
  9. ОШО РАДЖНИШ. Мессия. Том I., 1986
  10. Басин Е.Я.. Искусство и коммуникация (очерки из истории философско-эстетической мысли), 1999
  11. Хендерсон Изабель. Пикты. Таинственные воины древней Шотландии, 2004
  12. Ишимова О.А.. Логопедическая работа в школе: пособие для учителей и методистов., 2010
  13. Суриков И. Е.. Очерки об историописании в классической Греции, 2011
  14. Бхагван Шри Раджниш. ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПРОСВЕТЛЕНИЯ. Беседы, проведенные в Раджнишевском Международном университете мистицизма, 1986
  15. Фокин Ю.Г.. Преподавание и воспитание в высшей школе, 2010
  16. И. М. Кривогуз, М. А. Коган и др.. Очерки истории Германии с Древнейших времен до 1918, 1959
  17. Момджян К.Х.. Введение в социальную философию, 1997
  18. Джон-Роджер, Питер Маквильямс. Жизнь 101, 1992
  19. А.С. Панарин. Философия истории, 1999
  20. Виталий Третьяков. НАУКА БЫТЬ РОССИЕЙ, 2007
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -