Внимание, опасность!

Об идее преподавания курса «Православная культура» в школе РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА, 21.11. 2002 Немало, хотя пока еще и не слишком много шума наделало циркулярное письмо Министерства образования, которым рекомендуется ввести в школах факультативный курс «Православная культура».
Большой шум, впрочем, еще будет — когда курс начнут реально внедрять в школьную жизнь. Причем шум возникнет неизбежно, ибо данный шаг, безусловно, станет крупнейшим, революционным (в смысле глубины потрясения) изменением системы образования в стране. Равным по мощи тому, что принесло в свое время, то есть в 1917 году, исключение Закона Божьего из числа школьных предметов. Дело слишком серьезное, чтобы решение о таком революционном нововведении принималось одним министром, одним министерством, даже одним правительством. Это либо дело закона, то есть Думы и Совета Федерации, либо вообще всего народа, что означает проведение соответствующего референдума. Сразу скажу, что моя личная оценка данного нововведения — категорически отрицательная. И это несмотря на то, что содержание курса, опубликованное в ряде СМИ, показывает: курс интересен и имеет полное право на существование. Но вне стен общеобразовательной школы. Ибо этот курс абсолютно клерикален. Я бы рискнул приложить к данному курсу известное изречение о необходимости закрытия факультета философии в Московском университете: польза от преподавания такого предмета не доказана, вред очевиден. 729 В чем же этот вред? Конечно, не в том, что дети, подростки, юноши и девушки будут знакомиться с основами православной культуры и даже изучать их. Это полезно. И даже нужно. Вред в другом. Во многом другом. Прежде всего, такое нововведение есть безусловное нарушение конституционных принципов светского характера нашего государства и нашего образования. А конституционные принципы должны и изменяться конституционно. Нынешние принципы, как известно, не исключают ни существования различных религий и церквей, ни существования религиозного образования, но вне рамок общеобразовательной школы, в так называемых воскресных школах, посещение которых — воля исключительно детей и их родителей. Ссылки авторов, инициаторов и пропагандистов идеи на то, что курс «Православная культура» и курс «Закон Божий» — суть разные вещи, не выдерживают никакой критики по определению. Тем более, если ознакомиться с писаным содержанием курса «Православная культура». Во-первых, изложение курса «Православная культура» невозможно без изложения и преподавания самого православия. Во-вторых, какие кадры могут преподавать такой курс? Ясно, что только или в массе своей православные священники. В-третьих, светский курс «Православная культура» уже давно присутствует в нашей школе (даже и в советской атеистической присутствовал) — в виде преподавания истории России, то есть истории русского народа и русского государства, каковые и до революции 17-го года, и, что менее явно, но не менее реально, и после 17-го года были православными. Курс истории России дополняется в этом смысле (и не только в этом) курсом русской литературы, православной на 99 процентов, даже в своей революционности (хрестоматийный пример— «Двенадцать» Блока), даже в своей атеистичности (почти весь Горький, например, шолоховские и «Тихий Дон», и даже «Поднятая целина»). Православны и Платонов, и Солженицын, и Шукшин. Несколько менее, да и то лишь в «Мастере и Маргарите», православен Булгаков. Я уже не говорю о том, что среди изучаемых в школе великих русских поэтов православными поэтами (помимо их прочих качеств) 730 являются и Пушкин, и Лермонтов, и антиклерикальный Некрасов, и уже упоминавшийся Блок, и левый Маяковский, и уж точно Есенин, Цветаева, Ахматова.
Еще более того, два крупнейших русских православных мыслителя России, творивших под личинами гениальных писателей, Лев Толстой и Федор Достоевский, слава богу, еще не вычеркнуты из школьной программы. Что же еще нужно светскому преподавателю, желающему преподать «Православную культуру» своей юной пастве, если он опирается на тексты таких гигантов? Разве что умения (себе самому) объяснить причины проявления антиклерикальных, богоборческих, атеистических тенденций, которые, между прочим, суть превращенные формы интереса и внимания именно к русскому православию. Пойдем далее. Я бы не видел никаких собственно профессионально-образовательных препятствий к введению такого курса в средней школе даже в качестве обязательного, а не только факультативного предмета (что, видимо, и имеют конечной целью авторы идеи), если бы были соблюдены три совершенно необходимых условия. Первое — курс должен называться честнее, например, «Основы и история русского православия». Второе— вести его должны исключительно светские педагоги. Но главное, третье условие — параллельно и одномоментно должен быть введен в школьное образование курс «Основы и история философии». Всё-таки религиозная философия и, скажем так, естественно-научная философия, родившись почти из одного ядра, составляют две взаимодополняющие друг друга, но и конкурирующие мировоззренческие системы, два взаимодополняющих друг друга и взаимоконкурирующих метода познания и осмысления мира. Вводить одно, не вводя другое, в общеобразовательном учебном заведении нельзя. В специальном (в данном случае — церковном) — можно. Но зачем в средней школе и то и другое? Разве не логичнее, не естественнее, не ответственнее, не научнее (ибо общеобразовательная школа есть не только образовательное, но и научное учреждение) расширить (а не сужать, что происходит сейчас) преподавание истории России и истории русской литературы (факультативно изучая в последнем курсе, например, «Выбранные места из переписки с друзьями» Гоголя)? 731 За очевидностью лишь коротко коснусь в заключение того, что, несмотря на презумпцию невиновности, можно заранее квалифицировать как преступление: разбить, расчленить по конфессиональному признаку школы, классы, единые коллективы детей, детей-друзей, до введения этого курса и не подозревавших, что они — разные, разной крови, разной веры, разной культуры (!). И нигде не расчленить поровну — всюду образовать большинство и меньшинство, всюду наплодить париев, автоматически загоняемых в «культурные резервации», озлобляя, порождая комплексы «свой — чужой», по сути — стравливая. И это в России, и так-то стране крайностей! Чем бы ни руководствовались инициаторы идеи — благими ли намерениями возрождения единой морали и единой культурной традиции в обществе, чисто ли просветительскими соображениями или услужливым знанием о воцерковленности президента, результат будет ужасен. Впрочем, в богатой русской фольклористике, абсолютно православной даже в своем нередком «антипоповском» злоязычии, на сей счет есть совершенно точная, будто специально для этого случая сочиненная народом-богоносцем поговорка. Остерегающая нас от тех, кого вдруг обуяло боголюбие. 732
<< | >>
Источник: Виталий Третьяков. НАУКА БЫТЬ РОССИЕЙ. 2007

Еще по теме Внимание, опасность!:

  1. ВНИМАНИЕ: ОПАСНОСТЬ!
  2. Внимание, игра, или Игры для развития внимания
  3. Чрезвычайные ситуации, вызванные опасными происшествиями на химически опасных объектах
  4. РАДИАЦИОННО-ОПАСНЫЕ ОБЪЕКТЫ (P00) Основные опасности при авариях на Р00
  5. 2.2. ОЦЕНКА ВНИМАНИЯ МЛАДШЕГО ШКОЛЬНИКА 2.2.1. Оценка устойчивости внимания
  6. § 5. Общественная опасность преступного деяния и общественная опасность личности
  7. Внимание
  8. 9.3. Свойства внимания
  9. 1.1. Феноменология внимания
  10. 2.4. Послепроизвольное внимание
  11. Глава I ВНИМАНИЕ
  12. 2.1. Классификация видов внимания
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История наук - История науки и техники - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -