Оформление системы «Официальной народности» и ПОЛИТИКа в области просвещения

Николай зорко следил за тем, чтобы

европейский «революционный дух» не

оказал влияния на внутреннюю

жизнь России.

Он считал подвласт

ную империю оплотом европейского порядка — во многом благодаря ее устройству. Особенности этого устройства были отражены в «идеологической триаде», сформулированной в начале 1830-х гг. новым министром просвещения (когда-то «арзамасцем», а затем президентом Императорской Академии наук) С. С. Уваровым.

Основными понятиями «триады» стали «самодержавие, православие, народность» — «последний якорь нашего спасения и веры, залог силы и величия нашего Отечества». Ее источником, очевидно, был старый российский военный девиз: «За Веру, Царя и Отечество!» Именно эта триада, по выражению Уварова, ставила «умственные плотины» на пути влияния европейских революционных идей.

Самодержавие, неограниченная власть монарха, по мнению Уварова, оправдано тем, что оно со времен Екатерины является наиболее просвещенным, осознает возникающие потребности и стремится к необходимым государственным преобразованиям. Вместе с тем ответственный только перед Богом самодержавный государь является защитником, судьей и опекуном всех подвластных ему людей и народов, именно он осуществляет идею справедливости и не оставляет места раздорам, поскольку стоит над сословиями.

Православие, как выдержавшая многие испытания вера предков («русский Бог» в 1812 г.!), объединяет русский народ морально и духовно. Это ощущение внутренней общности целого народа возвышает, по мнению Уварова, Россию над Западной Европой, где христианство расколото по меньшей мере на протестантов и католиков, где велико число атеистов и тех, кто к вере предков безразличен.

Народность означала этнокультурное самосознание, ощущение национальной самобытности, которое могло как выродиться в «квасной патриотизм» («мы лучше других»), так и развиться в чувство национальной гордости («мы не хуже других»). В словаре Даля народность определяется как «совокупность свойств и быта, отличающих один народ от другого».

130

Следование идеям народности в николаевской России позволило, с одной стороны, достичь европейского культурного уровня (К. Брюллов в живописи, Н. Львов в музыке), поднять качество среднего и высшего образования (подготовка русских профессоров в лучших европейских университетах). С другой стороны, создавались предпосылки для пренебрежительного отношения к «чужеземному» опыту, в том числе в таких важных для развития страны отраслях, как экономика, культура, международные отношения.

Различные трактовки народности во многом стимулировали споры и дискуссии о месте России в мировом сообществе, наиболее известными из которых были споры западников и славянофилов.

«Уваров так гордился успехом лозунга... что велел начертить его на фамильном гербе, когда в 1846 г. получил графский титул... Формула отличалась блистательной простотой и доступностью. Она поднимала знамя старомодного патриотизма и звучала гордым утверждением национальных ценностей. Она объясняла, насколько быстро должна Россия идти в будущее, в чем смысл этого движения и каковы его внешние проявления.

С другой стороны, она не отличалась точностью, потому что ее составляющие могли толковаться по-разному, и одновременно была своего рода формулой умолчания, ведь в ней ничего не говорилось о социально-экономическом устройстве общества. По этим причинам она являла собой и удобное политическое орудие для правоверных, и удобную мишень для недовольных» (Ц. X. Виттекер)136.

Естественно, что официальным распространителем новой «государственной идеологии» должно было стать возглавленное Уваровым Министерство просвещения. Образование постепенно складывалось в систему, базирующуюся на двух принципах. Первый — правительственный контроль, возволявший направлять образованные силы туда, куда больше всего требуется государству. Ради его осуществления Уваров предлагал «собрать и соединить в руках правительства все умственные силы, дотоле раздроблен-вые, все средства общего и частного образования, оставшиеся без уважения ? частию без надзора, все элементы, принявшие направление неблагонадеж-

131

ное или даже превратное, усвоить развитие умов потребностям государства, обеспечить, сколько дано человеческому размышлению, будущее в настоящем». Например, новый Университетский устав 1835 г. значительно огра-ничил автономию университетов, существовавшую с 1804 г., и ввел более строгий государственный контроль со стороны попечителей (часто генералов). Даже в частном образовании вводилась государственная аттестация домашних учителей. Однако правительственный контроль означал и правительственную ответственность. В 1833—1839 гг. финансирование российского образования увеличивалось за счет некоторого снижения военных расходов! Уваров повышал жалованье учителям, ремонтировал, приобретал и строил учебные здания (сохранился «уваровский» стиль гимназических построек), посылал студентов для обучения за границу. Лучшие выпускники университетов отправлялись на несколько лет на стажировку в Европу (чаще всего в Берлин, но иногда и в Париж) с условием, что затем они бу-дут преподавать в российских университетах.

Вторым принципом было сохранение сословных барьеров в образова

нии, что тормозило изменение общественного устройства и социальную мо бильность населения. Система уездное училище — гимназия — универси тет «сужалась» кверху, постепенно отсекая возможности обучения для раз-личных социальных групп. Уже на уровне уездных училищ доступ на эту лестницу образования был закрыт крепостным крестьянам (45% населения России в то время). Для поступления в гимназию «средним сословиям» тре бовались специальные разрешения «от обществ, к которым они принадле жат». В университет дорогу прикрывала намеренно поднятая плата за обу-чение.

Не Николай и не Уваров придумали использовать школу для укрепления государственности — это было общеевропейским явлением. В 1833 г., когда Уваров возглавил Министерство просвещения, английский парламент-рассматривал вопрос о необходимости создать единую систему народного просвещения, чтобы «обеспечить политическое спокойствие».

<< | >>
Источник: Д.И. Олейников. История России с 1801 по 1917 год. Курс лекций : пособие для вузов / Д. И. Олейников. — М. : Дрофа. — 414 с.. 2005

Еще по теме Оформление системы «Официальной народности» и ПОЛИТИКа в области просвещения:

  1. НАРОДНОЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ И НАУКА
  2. Министерство духовных дел и народного просвещения
  3. МЕРЫ ГОСУДАРСТВА относительно НАРОДНОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ
  4. Положение о реальных классах при учебных заведениях Министерства народного просвещения
  5. 4. Реформы в области народного образования и печати.
  6. Политика «просвещенного абсолютизма» Екатерины П.
  7. НАРОДНАЯ ФИЛОСОФИЯ В ОБЛАСТИ ПОЛОВОГО ВОПРОСА
  8. 2.6. Предметная область теории политики
  9. ОФОРМЛЕНИЕ АНГЛИЙСКОЙ ПАРЛАМЕНТСКОЙ СИСТЕМЫ
  10. Политика народности
  11. А.Н. Мещеряков Возвышение рода Фудзивара (китайская образованность, политическая система и официальная идеология в Японии VII—VIII вв.)
  12. Политика в области образования и печати
  13. Тема 25 Внутренняя политика России 60— 90-х гг. XVIII в. «Просвещенный абсолютизм»
  14. ПОЛИТИКА В ОБЛАСТИ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТИ жизни
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -