<<
>>

Крушение российского Голиафа


НОВЫЙ, 1727 год Петербург встречал как обычно — торжественно и пышно: парады, литургии, фейерверки, музыка, «богато убранные столы с закусками», приемы и награды. Императрица Екатерина появилась на публике 6 января, в день Водосвятия — грандиозного праздника освящения духовенством воды в огромной проруби.
В Москве он проводился под стенами Кремля, на льду Москвы-реки, в Петербурге — перед Зимним домом, на ровном ледяном поле, которое образовывала замерзшая Нева между Адмиралтейством, Стрелкой Васильевского острова и Петропавловской крепостью. 30-тысячная армия была выстроена внушительным каре, посредине которого и проходил праздник. Императрица, как всегда, была великолепна: «...в амазонке из серебряной ткани, а юбка ее обшита была золотым испанским кружевом, на шляпе ее развевалось белое перо, а в руках она держала жезл».
Ее сопровождал герцог Ижорский, фельдмаршал А. Д. Меншиков. На нем был «кафтан парчовый, серебряной на собольем меху и обшлаги собольи». Он командовал войсками и всей церемонией1.
Все было как обычно, но я бы обратил внимание на традиционные новогодние награды. 1 января орден Святого Андрея был возложен на вице-канцлера А. И. Остермана и на князя Д. М. Голицына. Это было символично: Меншиков, прочно державший в руках власть, награждал тех, на кого опирался или рассчитывал опереться в будущем. С Остерманом уже давно все было ясно — он всегда служил более сильному и за это получал награду. А вот князь Голицын удостоился высшего ордена авансом — он был потенциальным союзником. Меншиков уже давно «ласкал» родовитую знать, но окончательно он «сменил вехи» в конце 1726-го — начале 1727 года. Вообще время царствования Екатерины,




и особенно первая половина 1727 года, поистине было «звездным часом» светлейшего. Энергии и настойчивости, проявленным им в то время, можно только поражаться. Интриги, запугивания, уговоры — весь богатейший арсенал закулисной борьбы за власть был использован для достижения того, что ему, 53-летнему государственному деятелю, представлялось вершиной счастья и благополучия — стать генералиссимусом, получить новые награды, поместья, тысячи крестьян.
Но ирония судьбы состояла в том, что, ступив на вершину власти, он не удержался там и низринулся в пропасть, в то «ничтожество», в ту самую грязь, из которой он вышел некогда в светлейшие князья.
В начале 1727 года он, конечно, не знал, что ожидает его через девять месяцев, и выпрашивал у Екатерины «перемены рангом», то есть присвоения чина генералиссимуса. В этот раз императрица просьбу его не удовлетворила — «Данилычу» пришлось ограничиться лишь несколькими крупными поместьями на Украине и в Ингерманлан- дии, да сын его, Александр Александрович, за совершенно не известные истории заслуги получил орден Святой Екатерины, которым поначалу награждали не только женщин.
Но аппетит светлейшего не знал меры: по Петербургу поползли слухи о намерении Меншикова выдать одну из своих дочерей замуж за великого князя Петра Алексеевича.
Было несколько причин, побудивших Александра Даниловича замыслить этот брак.
В конце 1726-го — начале 1727 года стало известно об ухудшении здоровья императрицы, которая между тем не обращала на это внимания. Как писал в конце 1726 года французский дипломат Маньян, несмотря на болезнь, царица дает бал за балом, пребывает в «отличном настроении, ест и пьет как всегда и, по обыкновению, ложится спать не ранее — 5 часов утра». Чуть раньше он сообщал, что «вот уже месяц, как большая часть времени здесь проходит в празднествах»2. Такое прожигание жизни длиться долго не могло, и Меншиков это чувствовал.
С другой стороны, светлейший, как и другие, понимал, что отстранить великого князя Петра от наследования престола, как в 1725 году, вряд ли удастся — достойного соперника ему не было, к тому же Петру явно симпатизировали многие из подданных Екатерины. В сентябре 1725 года Кампредон писал в Париж, что императрица веселится, «а между тем за кулисами множество людей тайно вздыхают и жадно ждут минуты, когда можно будет обнаружить свое недовольство и непобедимое расположе- -ние свое к великому князю. Происходят небольшие тайные сборища, где пьют за здоровье царевича»3.
Хотя Кампредон и не указывает конкретные имена, мы понимаем, что речь идет о тех, кто потерпел поражение 28 — 29 января 1725 года, кто был недоволен господством «портомои» и всевластием Меншикова. Пока дальше многозначительных тостов за внука Петра Великого дело не шло, но было ясно, что «идея уже овладевает массами». Меншиков, как опытный царедворец и политик- реалист, понял, что бессмысленно бороться с судьбой, раз за разом возносившей сына царевича Алексея к подножию трона, что необходимо использовать свою могущественную власть для того, чтобы привлечь великого князя и «бояр» на свою сторону, дабы и в дальнейшем «во- лодеть» Россией.
Сделаться тестем великого князя Петра, у которого было больше всего шансов занять российский престол после смерти Екатерины,— вот что стало idee fixe Александра Даниловича.
Великий князь Петр уже давно привлекал внимание .Зак. № 140



брачных прожектеров. Мы помним, что в 1721 году с планом женитьбы Петра на цесаревне Елизавете приезжал австрийский дипломат граф С. Кинский. Он говорил русским партнерам, что брак племянника и тетки — вещь обычная для европейских династических нравов, а «пользы» от этого огромны и для страны, и для ее союзников. И вот в 1726 году к этой идее вернулся Остерман, аргументируя предполагаемый союз уже ссылкой на времена доисторические: «Вначале, при сотворении мира, сестры и братья посягали [друг на друга] и через то токмо человеческий род распложался, следовательно, такое между близкими родными супружество отнюдь общим натуральным и божественным законам не противно»4. Но Меншикова, читавшего этот проект, не слишком мучили нравственные, религиозные или юридические аспекты проблемы: ради власти он мог поженить кого угодно, и никто бы не произнес ни единого слова несогласия, а беспринципные «теоретики», подобные Остерма- ну и Феофану, обосновали бы такое решение, даже если бы оно касалось брака родных сестры и брата. Светлейшего волновало другое: а что с этого будет иметь для себя лично он? Так, вероятно, и возникла идея брака великого князя и одной из дочерей светлейшего.
Возможно, что толчком, ускорившим реализацию этого плана, были действия иностранных дипломатов, заинтересованных в подобном альянсе. Меншиков представлялся им серьезной политической силой, на которую замыкались многие внешнеполитические действия европейских держав, на него, как на продолжателя дела Петра, делали ставку и в Вене, и в Копенгагене, и в других столицах. Неизбежный приход к власти великого князя, который символизировал попятное движение России, беспокоил ее потенциальных союзников. Совместить интересы Менши- кова и группировки Петра II и тем самым сохранить преемственность, предсказуемость и стабильность российской политики можно было путем брака Петра и одной из дочерей Меншикова.
Как вспоминал два года спустя датский посланник Вёстфален, именно он предложил австрийскому коллеге Рабутину план этого брачного союза: «Дайте ему (Мен- шикову.— Е. А.) понять, говорил я, что в его руках прекрасный случай возвести свою дочь в сан царицы Всероссийской, выдав ее замуж за царевича; добудьте какое-нибудь письмо от императора (Карла VI.— Е. А.),

способное убедить его в согласии императора на такой брак, обнадежьте его в то время... а я найду случай внушить князю все эти мечты, дабы они охватили его сердце, прежде чем вы заговорите формально о возможности их осуществления»5.
Рабутин использовал совет, написал в Вену, получил необходимое письмо с гарантиями и «добрую сумму денег» для «взбадривания» Меншикова. Думаю, что Вестфален не фантазирует, и все это можно проверить по венскому и копенгагенскому архивам, где хранится переписка послов при русском дворе. Из «Повседневных записок» также известно, что светлейший, против обыкновения, посетил 10 марта Рабутина. Воодушевленный поддержкой Цесаря, Меншиков стал действовать более решительно и открыто. Происходило это примерно во второй половине марта 1727 года. Младшая дочь Саша, четырнадцати лет, по какой-то причине для высокой цели не подошла, и к браку с царем была определена старшая — пятнадцатилетняя Мария, за год до этого помолвленная с графом Петром Сапегой.
Знатный польский шляхтич граф Ян Сапега, староста Бобруйский, приехал в Петербург в 1720 году и попросил у Меншикова руки его дочери для своего сына Петра. Польщенный предложением, вчерашний простолюдин Меншиков согласился — ведь недаром он выводил свою мифическую, придуманную льстецами генеалогию от древнего польского рода. До замужества девятилетней Марии много еще должно было утечь невской воды, Сапеги же прочно поселились в Петербурге, пользуясь покровительством и светлейшего, и самой императрицы. Как и во многом другом, Александр Данилович и тут не знал меры: по его ходатайству 10 марта 1726 года Ян Сапега, не совершивший ни единого подвига на поле брани, стал генерал-фельдмаршалом русской армии, кавалером ордена Андрея Первозванного, а его сын, Жених Марии,— камергером. А через день в присутствии Екатерины и всего императорского двора состоялось обручение Петра Сапеги и Марии Меншиковой, получившей в приданое поместья и 100 тысяч рублей.
И вдруг весной 1727 года произошла резкая перемена — помолвка была аннулирована, императрица дала согласие на брак Марии Меншиковой и великого князя Петра. По сообщениям дипломатов, обе цесаревны, Анна И Елизавета, и Голштинский герцог умоляли царицу



отменить свое решение. Они понимали, чем грозит им превращение Меншикова в тестя будущего царя Петра II. Но Екатерина остается глухой к просьбам дочерей и зятя. В чем же дело? А в том, что в него вмешался Амур...
Как ни больна была императрица Екатерина (Маньян 19 апреля писал, что «государыня до того ослабла и так изменилась, что ее почти нельзя узнать»), юноши ей нравились, как и прежде, и она. все пристальней поглядывала на симпатичного жениха Марии Меншиковой. Вестфален вполне определенно пишет:              «Государыня
прямо отняла Сапегу у князя и сделала своим фаворитом, намереваясь, как скоро он прискучит, поженить его на своей племяннице (Скавронской.— Е. А.). Это дало Меншикову право заговорить с государыней о другой приличной партии для своей дочери, причем он осмелился предложить брак княжны с молодым царевичем. Царица была во многом обязана Меншикову. Старый друг ее сердца (son ancien ami de coeur), он ее — простую служанку в своем доме — представил царю (Петру I.— Е. А.) сначала в качестве фаворитки, затем немало содействовал решению государя признать ее супругой, он же вместе с Толстым, наконец, возвел ее на престол Всероссийский»6.
Одним словом, два «старых сердечных приятеля», тесно связанные почти четверть века, доставили друг другу последнее удовольствие — совершили дружественный «обмен»: жениха Марии взяла себе императрица, а Меншиков получил в женихи своей дочери великого князя.
Секрет этот утаить не удалось — дочери светлейшего было запрещено видеться с Сапегой, а тот уже не вйходил из дворца до дня смерти царицы.
Вероятно, через наушников и соглядатаев Александру Даниловичу стало известно, что его ловкий план был крайне недоброжелательно встречен в кругу его же ближайших сподвижников. Их понять можно: П. А. Толстой — главный следователь по делу царевича Алексея — осознавал всю опасность восшествия на престол сына казненного царевича, а также возвращения из монастыря бабки великого князя — бывшей царицы Евдокии Лопухиной. Не могло быть иллюзий относительно будущего и у других беспородных «птенцов» Петра Великого, которых несомненно оттеснили бы от подножия трона родовитые друзья Петра II. Тревожился за свое будущее генерал И. Бутурлин, который привел гвардейцев к Зимнему дому в ночь смерти Петра I. Волновался вчерашний денщик царя, а ныне влиятельный хозяин столицы — генерал-полицмейстер граф А. Девьер. Не мог спокойно спать и обер-прокурор Сената Г. Скорняков-Писарев.
«Птенцы» нервничали не напрасно — Меншиков не был им защитником или приятелем, его растущая день ото дня власть беспокоила их сама по себе, а его намерения блокироваться с «боярами» яснее ясного говорили о том, что за ветеранов 1725 года он в случае чего не только не вступится, но и предаст их всех. К тому же его бывшим «товарищам по партии», которым близкая опасность обострила политический нюх, было очевидно то, чего не видел светлейший: ослепленный грандиозными перспективами родственного союза с Петром II, он не ощущал, сколь велика вероятность проигрыша в столь рискованной игре. Бутурлин, как показали материалы расследования, провидчески говорил Девьеру: «Не думал бы он (Меншиков.— Е. А.) того, что князь Дмитрий Михайлович и брат его (М. М. Голицын — Е. А.) и князь Борис Иванович



Куракин, и их фамилии допустили его, чтоб он властвовал; напрасно он думает, что они ему друзья...»7
Нельзя сказать, что в среде «птенцов» зрел заговор; пока велись лишь общие разговоры о будущем, о том, что нельзя допустить прихода к власти великого князя и для этого нужно убедить Екатерину, чтобы она немедленно составила завещание в пользу Елизаветы, а то, говорил Карл Фридрих, «нам всем несдобровать».
Здоровье императрицы между тем все ухудшалось. С конца апреля Меншиков фактически не покидал дворца и как только узнал о зреющем заговоре, он сразу же приступил к превентивным действиям. «Князь,— писал Вестфален,— понял, как опасно было бы ожидать кончины государыни, не обеспечив престола за будущим зятем. Он решился на чрезвычайный шаг: от имени царицы приказал арестовать графа Девьера — человека, которого всегда ненавидел». Саксонский посланник сообщал, что Меншиков сам с караульным офицером захватил генерал-полицмейстера прямо во дворце, причем Девьер пытался заколоть свояка шпагой. (Девьер был женат на сестре Меншикова.)
26 апреля 1727 года комиссия во главе с Г. И. Головкиным и Д. М. Голицыным допросила Девьера по «пунктам», явно составленным на основе чьего-то доноса.
Ответы Девьера, конечно, не удовлетворили светлейшего, и он добился указа императрицы о розыске, то есть пытке, бывшего генерал-полицмейстера, с тем «чтоб он объявил всех сообщников». Беспристрастные «Повседневные записки» Меншикова фиксируют, что светлейший в этот день — 26 апреля — «имел тайную беседу» с Головкиным и Д. М. Голицыным8. Вероятно, руководители сыскной комиссии приезжали к Меншикову с отчетом и получили новые инструкции. После этого Девьер был подвергнут пытке и дал нужные следствию показания на человека, которюго Меншиков считал главным организатором заговора,— на П. А. Толстого.
И хотя никакого заговора еще не было, опасения Меншикова понять можно — Толстой был опытнейшим интриганом, умевшим всегда остаться в тени. Кампредон писал о нем: «Толстой — человек тонкого ума, твердого характера и умеющий давать ловкий оборот делам, которым желает успеха». Да и сам Меншиков раньше в разговоре с Кампредоном назвал Петра Андреевича «истинным итальянцем, нашим и вашим». И теперь он понимал, что если не сумеет нейтрализовать Толстого, то может проиграть. Вероятно, он помнил то, что говорил Петр Великий о своем вернейшем подданном: «Петр Андреевич Толстой во всех отношениях человек очень ловкий, во всяком случае, имея дело с ним, не мешает держать добрый камень в кармане, чтобы разбить ему зубы, в случае, если бы он вздумал кусаться»9.
И Меншиков достал приготовленный камень — на основании допросов Девьера П. А. Толстой, а также некоторые из участников криминальных разговоров (И. Бутурлин, Г. Скорняков и другие) были арестованы. Суд был скорым и неправедным: 6 мая императрице был подан итоговый доклад, в котором Толстой «с товарищи» объявлялись мятежниками, которые «тайно совещались», как не дать императрице определить наследника по своей воле, а также замышляли интриги против женитьбы -великого князя на Марии Меншиковой. Все дело было шито белыми нитками, но Екатерина 6 мая 1727 года подписала указ о наказании Толстого, Девьера и других. И хотя смертный приговор она отменила, ближайших сподвижников Петра Великого ждали кнут и пожизненная ссылка."
Я обращаю внимание читателей на эту дату — именно 6 мая в 9 часов вечера Екатерина умерла. Подобная

Андреевич
жестокость в истории России — редчайший случай. Как правило, было наоборот:              на пороге смерти
цари освобождали преступников, миловали приговоренных к казни, прощали грехи, помещики отпускали на волю холопов — ведь каждый христианин хотел предстать перед Богом с чистой совестью. И только Екатерина в свой смертный час обрекла других на муки. Нет, не может кухарка управлять государством, не может!
Светлейший не был, пр-видимому, доволен мягкостью наказания бывших своих товарищей и 28 мая (после утверждения Петром II указа Екатерины) написал письмо герольдмейстеру двора графу Санти, отправленному без суда в Сибирь за связи с П. Толстым. Это письмо хорошо раскрывает натуру его автора, развращенного властью, жестокого, лживого и циничного. «Господин граф Сан- тий!— продиктовал Меншиков секретарю.— Е.и.в. указал за вящее ваше в важном деле подозрение послать вас в ссылку в Сибирь. Того ради, надлежит тебе мне, по чистой своей совести, объявить, какие у тебя с Петром (т. е. Толстым.— Е. А.) таятся советы и с подозрительных писем переводы и сочинения; о важных делах подозрительные письма были ли на то к нему из российских и из иностранных городов?»

Смышленый читатель понимает, чем может грозить преступнику переписка с иностранным государством. Правильно!— обвинением в государственной измене. И далее Меншиков бросает Санти фальшивую «при- майку»: «Ежели ты сие наше предложение за благо примешь, то мы тебя обнадеживаем Е.и.в. милостью и для освобождения тебя из ссылки и о возведении в свое достоинство буду наивящее старание прилагать и всех наших господ министров и надеюсь с Божией помощью такую тебе милость исходатайствовать». И это пишет «полудержавный властелин», могущество которого достигло апогея! Одновременно с письмом к Санти Меншиков подписал письмо к И. Ф. Ромодановскому — начальнику Преображенского приказа в Москве, в котором приказывал дать Санти для написания письма два дня, срочно прислать его письмо, а самого «извольте отправить в Тобольск под крепким караулом». Из ссылки Санти вернулся лишь при Елизавете, спустя полтора десятка лет10.
В те дни, когда решалась судьба Девьера «с товарищи», решалась и судьба трона. Сведения о том, что Меншиков занят составлением завещания Екатерины, просочились также в конце апреля 1727 года. Девьер на допросе показал, что говорил Ивану Долгорукому: «Светлейший князь, действительный тайный советник князь Дмитрий Голицын, действительный тайный советник Остерман, цесарский министр Рабутин будто сочиняли духовную для Ея и.в., по которой чтоб быть наследником Великому князю, а светлейшему князю регентом». Далее Девьер сказал, что хотел об этом сообщить фельдмаршалу Сапеге, «чтоб он доложил императрице» .
Действительно, «Повседневные записки» свидетельствуют, что Меншиков весь март и апрель 1727 года провел в длительных тайных беседах с Дмитрием Михайловичем Голицыным, кабинет-секретарем Макаровым, а более всего — с Остерманом. Тогда же Меншиков встретился и с Рабутином. Последний был нужен «авторскому коллективу», сочинявшему завещание царицы, как гарант его исполнения. Это позволило одному из дипломатов заметить: «Благодаря проекту брака Меншиков сделался настоящим австрийцем»12.
Александру Даниловичу приходилось спешить — жизнь императрицы приближалась к концу, и вот уже по городу читали манифест: «1727-го году, мая в 6-й день, в 9 часу пополудни, волею Божией, Всепресветлейшая, Державнейшая, Великая Государыня Императрица Екатерина Алексеевна, Самодержица Всероссийская, от сего времянного жития преставися в вечное блаженство...»
Причины смерти императрицы довольно четко указаны главным врачом империи архиатером Л. Блюментростом, докладывавшим свое заключение Совету. Он писал, что 10 апреля Екатерина «впала в горячку», 16-го — наступил кризис и некоторое облегчение, «но потом кашель, который она и прежде имела, токмо не весьма великой, стал умножаться, такожде и фебра (лихорадка.— Е. А.) приключилась и в большее безсильство приходить стала и признак объявила, что несколько повреждения в легком быть надлежало, и мнение дало, что в легком имеет быть фомика (нарыв.— Е. А.), которая за четыре дня до Е.в. смерти явно оказалась, понеже при великом кашле прямой гной в великом множестве почала Е.в. выплевывать, что до... кончины не переставало, и от тоя фомики 6 дня мая с великим покоем преставилась»13. Современные врачи в таких случаях могут поставить лишь самый обобщенный диагноз: абсцедирующая пневмония, о генезе которой ныне сказать трудно,— причиной ее может быть и какая-то легочная патология, и туберкулез, и простудные заболевания.
Ко дню смерти Екатерины завещание было готово. Впрочем, здесь мы вступаем на не менее зыбкую почву предположений, чем в случае с завещанием Петра Великого. Само завещание, или, как его называли, Тестамент, дошло до нас лишь в дефектной копии, которая сохранилась среди бумаг Коллегии иностранных дел. Подлинник мелькнул только дважды и затем исчез для нас навсегда. В первый раз он появился 7 мая 1727 года, на следующий день после смерти Екатерины I. В журнале Верховного тайного совета об этом есть запись. В присутствии Петра, цесаревен, герцога, великой княжны Натальи Алексеевны и членов Совета был «чтен Тестамент Ея и.в., подписанный собственною Е.в. рукою, о наследовании российского престола, которым удостоить соизволила Его высочество великого князя Петра Алексеевича, и о прочем, что в том Тестаменте изображено»14. По сведениям Маньяна, документ читал Остерман.
После присяги, целования креста, литургии император и все остальные «с прибавлением знатных персон» рангом пониже собрались в «каморе, где бывает собрание
Верховного тайного совета... И во время онаго заседания от действительного тайного советника Василья Степанова (секретаря Совета.— Е. А.) чтен в другой ряд вы- шеупоминаемой же Тестамент, и как оной выслушан весь, тогда разсужено от присутствующих Верховного тайного совета особ записать протокол, что все должно по тому Е.и.в. Тестаменту исполнять, и оной протокол изволили подписать Е.и.в. и их высочества» Анна, Елизавета, Карл Фридрих, Наталья Алексеевна, члены Совета, церковники, сенаторы и генералы. Среди подписавших протокол мы не видим подписей трех сестер — Екатерины, Анны и Прасковьи, дочерей царя Ивана V Алексеевича. Их не сочли нужным даже пригласить на церемонию — столь ничтожен был их политический и династический вес.
19 мая 1727 года на заседании Совета был «спрошен Тестамент Ея и.в. ... и с того Тестамента копии, которые были за печатью тайного советника Степанова. И, приняв оные, канцлер граф Головкин запечатал своею печатью и положил на сохранение в ящик, в котором в Коллегии иностранной хранятца государственные печати, и оной ящик отдал той коллегии обер-секретарю Юрьеву»15. И все... Больше подлинник Тестамента на свет Божий не появлялся. Есть предположения, что он исчез во времена Анны Ивановны, но как и при каких обстоятельствах — остается загадкой.
Сохранилась только копия Тестамента, так что проверить подлинность подписи Екатерины, вероятно, никогда не удастся. В этой копии, опубликованной в Полном собрании законов (том 7, № 5070), имеется дефект. Пункт 11-й Тестамента гласит: «Принцессу Елизавету имеет его любовь герцог Шлезвиг-Голстинский и бискуп Любецкой (это двоюродный брат Карла Фридриха.— Е. А.) в супружество получить и даем ей наше матернее благословение; такоже имеют наши цесаревны и правительство администрации стараться между его любовью и одною княжною князя Меншикова супружество сочинить».
Буквальный смысл статьи, по справедливому замечанию С. М. Соловьева, означает, что «и цесаревна Елизавета, и княжна Меншикова должны выйти замуж за одно и то же лицо — герцога Голштинского младшего». Вероятнее всего, в этой копии после слов «его любовью» пропущено имя великого князя Петра. Во всяком случае, в другой копии Тестамента, которую сделал камергер Екатерины Юров для французского посланника Кампре- дона, этот пункт звучит так (в обратном переводе с французского): «Я хочу и приказываю также, чтобы Великий князь был расположен взять себе в жены одну из княжон, дочерей князя Меншикова»16.
Это положение Тестамента гарантировало Меншикову пропуск в будущее, ибо самый главный — первый — пункт гласил: «Великий князь Петр Алексеевич имеет быть сукцессором», то есть наследником. Думаю, что Меншиков уже видел себя регентом при мальчике- императоре, таким же, каким позже — хотя и ненадолго — стал Бирон при младенце Иване Антоновиче. Но тут он, очевидно, встретил дружное сопротивление остальных авторов Тестамента, и в результате появился пункт о коллективном регентстве: «Во время малолетства имеют администрацию вести наши обе цесаревны, герцог и прочие члены Верховного совета, которой обще из 9 персон состоять имеет». Надо думать, что Меншиков при всей его гигантской власти в этот момент был вынужден считаться с другими и идти на компромисс.
Коллективное регентство получало «полную власть правительствующего самодержавного государя», за исключением права менять установленные императрицей «определения о сукцессии». «Великий князь,.— отмечалось в Тестаменте,— имеет в Совете присутствовать, а по окончании администрации (то есть регентства.— Е. А.) ни от кого никакого ответа не требовать». Тестамент провозглашал принцип коллективной ответственности: «Множеством голосов вершить всегда, и никто один повелевать не имеет и не может».
Все эти пункты должны были ограничить власть Меншикова, успокоить дочерей и зятя царицы, а также ее сановников. Однако, как будет показано ниже, светлейший игнорировал положения о коллективном управлении и фактически — правда, всего лишь на два месяца — стал единоличным регентом.
Итак, самым важным был первый пункт Тестамента о назначении наследником великого князя Петра Алексеевича. Остальные статьи должны были уравновесить эту серьезнейшую уступку «боярам» со стороны второй семьи Петра Великого. Второй пункт предусматривал: «ежели Великий князь без наследников преставитьца», престол перейдет к Анне Петровне и ее наследникам мужского пола. Во вторую очередь право на престол получала Елизавета Петровна «со своими десцендентами», в третью — великая княжна Наталья Алексеевна со своими наследниками. Чтобы успокоить тех, кто опасался прихода к власти наследника шведского престола — супруга Анны Петровны герцога Карла Фридриха, в завещание была внесена оговорка: «Однако ж никогда российским престолом владеть не может, которой не греческого закона или кто уже другую корону имеет».
Документ содержит внутреннее противоречие. В сущности, весь он — иллюстрация применения в жизни петровского «Устава о наследии престола», и назначение наследником Петра Алексеевича было подано в нем как реализация священного права императрицы распоряжаться престолом по своему усмотрению. Вместе с тем, не отменяя «Устав», Тестамент закрывал его силу на будущее, ибо определял порядок наследования после смерти Петра II в случае отсутствия у него детей. Между тем, достигнув совершеннолетия, царь, согласно тому же «Уставу», получал право распоряжаться престолом по своему усмотрению, игнорируя Тестамент. Но в момент составления завещания на эту несообразность никто не обратил внимания. Екатерине нужно было прежде всего защитить интересы дочерей, для чего и были вписаны эти пункты, а также статьи о поддержке Голштинии. Новый монарх должен был и далее тащить тяжкие голштинские обязательства, хлопотать о возвращении герцогу Шлезвига и о «доставлении» ему шведской короны. Голштинский дом не должен был страдать материально — царь был обязан, в сущности, содержать его за счет российской казны.
Чрезмерное количество подробных «голштинских» статей Тестамента, обеспечивающих герцогу и его семье внешнеполитические успехи и безбедную жизнь, было, вероятно, компенсацией за первый пункт Тестамента, утвердивший у власти Петра II.
Тестамент несет на себе следы напряженнейшей авторской работы «коллектива», стремившегося найти компромисс со всеми противоборствующими силами, согласовать интересы «бояр» и «новой знати», Петра и цесаревен, Меншикова и Совета. Конечно, достичь всеобъемлющего согласия было невозможно, и, как только Екатерина закрыла глаза, Тестамент стал сразу нарушаться, и вскоре о нем забыли.
И все же это была почти полная победа светлейшего — он, в сущности, стал подлинным регентом с огромной властью. «Настало наконец время,— пишет новейший биограф Меншикова Н. И. Павленко,— когда можно было осуществить все планы. Но, удивительное дело, государственной мудрости в действиях и поступках светлейшего мы не обнаруживаем. Быть может, ум его был истощен настолько, что уже не в состоянии был охватить весь круг забот, связанных с властью, или осуществление своих замыслов он откладывал до оформления брачных уз дочери. Как бы то ни было, но все планы и помыслы князя сводились к удовлетворению ненасытного честолюбия»17.
13 мая 1727 года Меншиков добился наконец того, о чем мечтал давно,— стал вторым, после А. С. Шеина, российским генералиссимусом, а чуть раньше — полным адмиралом. Орденом Екатерины были награждены младшая дочь светлейшего Александра й свояченица — Варвара Арсеньева. Тринадцатилетний сын Александр к женскому ордену Святой Екатерины прибавил высший орден Святого Андрея и чин обер-камергера. 25 мая архиепископ Феофан обручил императора с княжной Марией, ставшей официально «Обрученной Е. и. в. не- вестой-государыней принцессой Марией Александровной». Ее имя поминалось в церквах наряду с царскими. Соответственно произошли изменения в придворной иерархии: после императора Петра II шла великая княжна — его сестра Наталья Алексеевна, На которой Меншиков хотел впоследствии женить сына Александра, второй шла Мария, и лишь после нее — цесаревна Елизавета Петровна. Марии был определен придворный штат, который по количеству людей, и денежным расходам превосходил штат и Натальи, и Елизаветы. Сразу после помолвки Мария написала австрийской императрице письмо с известием об этом событии и, следуя по стопам своего бесцеремонного отца, назвала императрицу «теткой», чем были весьма шокированы в Вене, но, зная о влиянии Меншикова, проглотили18.
В этой иерархии уже не было Анны Петровны — герцогини Голштинской. Как мы помним, летом 1727 года Меншиков наконец выжил из России Карла Фридриха, который вместе с женой покинул страну. Напоследок светлейший, довольно бесцеремонно поторапливавший герцогскую семью с отъездом, нарушил Тестамент Екатерины: отменил те его положения, которые обеспечивали дочери Петра доходы от острова Эзель (ныне Сааремаа).
Был беспощаден светлейший и в преследовании своих
недоброжелателей. Никаких традиционных амнистий в связи с воцарением Петра II Меншиков не допустил, и 74-летний[2] Петр Андреевич Толстой под конвоем 80 солдат отправился на Соловки, где и умер в 1729 году в заточении. Остальные преступники начали свой длинный путь в Сибирь. При Анне, в 1731 году, Г. Г. Скорняков- Писарев стал даже воеводой Охотска — базы экспедиций Беринга; через восемь лет на этом посту его сменил другой участник «дела» 1727 года — А. М. Девьер. И только Елизавета вернула обоих из сибирской ссылки.
Амнистия коснулась только одного человека — старицы Елены, в миру Евдокии Лопухиной, бабушки Петра II. В 1718 году после так называемого «суздальского розыска», составлявшего часть дела царевича Алексея, старица Елена была переведена из Москвы в Ладогу в монастырь, где содержалась в столь тяжелых условиях, что страдала от них и охрана бывшей царицы. Меншиков, составивший инструкцию о «крепком» содержании старицы, даже не ответил на письмо капитана Маслова, писавшего в 1720 году, что Елене необходимо построить келью, «потому что в сие зимнее время от стужи и от угара зело изнуревается и одержима болезнию». В марте 1725 года Евдокию перевели в Шлиссельбург — «государеву тюрьму», из которой выхода уже не было. Но в июле 1727 года светлейший пишет ей ласковое письмо: «Государыня моя, святая монахиня!.. От всего моего сердца желаю, дабы Вам, с помощию Божиею, в добром здравии прибыть в Москву и там бы Ваше монашество видеть и свой должный отдать Вам поклон. Жена моя, и дети, и обрученная государыня невеста, и свояченица наша Варвара Михайловна Вашей милости кланяются»19.
Ласки светлейшего понятны: бабушка царя — это не вчерашняя Дунька — ненавистная постриженная жена господина, с которой можно было поступать как заблагорассудится. Но почему Меншиков горячо желает встретиться с экс-царицей в Москве, а не в Петербурге, куда из Шлиссельбурга по Неве плавания всего лишь день? В этом-то и состояла хитрость временщика. Он не хотел конкуренции, и Елену, не дав ей даже познакомиться с внучатами, отправили в Москву, в Новодевичий

монастырь. Позже она жаловалась царю, что «князь Меншиков, не допустя до В. в., послал меня за караулом к Москве»20. Внука она впервые увидела лишь в начале 1728 года, когда сам Меншиков сидел в Ранненбурге и ждал решения своей судьбы.
Уже с конца апреля 1727 года Петр находился под особым присмотром светлейшего, его родных и доверенных людей. Мальчик был даже поселен в Меншиковском дворце, позже туда перевезли все его вещи и необходимую мебель. До свадьбы было далеко — жениху не исполнилось еще и двенадцати,— но Александр Данилович по этому поводу не унывал. Он начал приручать юного императора и, забросив все государственные дела, разъезжал с мальчиком по городу, на верфь, в конюшню, обедал с ним, отправлялся за город на охоту.
Большие надежды светлейший возлагал на Андрея Ивановича Остермана, которого еще до кончины Екатерины назначил воспитателем Петра, прогнав неугодного и ненадежного Семена Маврина. Остерман, наоборот, казался ему надежным и послушным, и, когда мальчик оставался со своим воспитателем, Меншиков был спокоен — верный и боязливый Андрей Иванович не подведет! Увы! Андрей Иванович оказался смелее, чем думал светлейший. Заметив, как царь тяготится обществом Александра Даниловича, как не нравится ему его будущая жена, Остерман стал исподволь готовить мальчика к тому, чтобы он высвободился из-под власти Меншикова.
Возможно, подпольная работа Остермана, Ивана Долгорукого и стоявшего за его спиной клана Долгоруких продолжалась бы долго, если бы не серьезная болезнь светлейшего, которая началась внезапно в середине июля и продолжалась больше месяца. Александр Данилович был так плох, что даже написал духовную, политическое завещание и несколько писем влиятельным сановникам с просьбой не оставить в беде его семью.
Этих пяти-шести недель оказалось достаточно, чтобы будущий зять светлейшего глотнул свободы, сдружился с людьми, которые исполняли любое его желание и настраивали против властного опекуна. И первым среди них был князь Иван Долгорукий, гоф-юнкер Петра II. Он оказывал сильное влияние на мальчика, и, вероятно, зная это, Меншиков запутал его весной 1727 года в «деле» Толстого и Девьера, обвинив в противодействии браку Петра и Марии. По приговору императрицы Ивана было приказано «отлучить от двора и, унизя чином, написать в полевой команде», то есть отправить в полевую армию, так сказать, с глаз долой. И вот теперь князь Иван каким- то образом выплыл и появился возле Петра II. Надо полагать, что ничего хорошего о своем гонителе он рассказать царю не мог.
Когда Меншиков поправился, он застал уже новую ситуацию — царь явно избегал его. Но Александр Данилович, будто не чувствуя этого, продолжал жить, как жил раньше: в государственных делах и хлопотах по строительству своего загородного дворца в Ораниенбауме, куда он уехал 18 августа. Царь же перебрался в Петергоф. В Меншикове как будто что-то надломилось,— трудно поверить, чтобы он не понимал, что теряет инициативу, влияние на царя и дает тем самым своим врагам шанс свергнуть его, светлейшего князя. Ему, «полудержавному властелину», первейшему вельможе, перед которым совсем недавно все пресмыкались, не могло быть неясным, что если на его именины 30 августа в Ораниенбаум не приехал не только царь, но и виднейшие сановники, то дело действительно принимает серьезный оборот.
Но Меншиков увлечен достройкой и освящением своей церкви в Ораниенбауме, причем вновь как бы не заметил отсутствия при торжественном акте освящения приглашенного царя. 5 сентября светлейший вернулся в Петербург, еще через два дня приехал царь и демонстративно поселился не у него, а в Летнем дворце.
Это был формальный разрыв. Но Александр Данилович медлил, не предпринимая никаких решительных действий для собственного спасения. А врагам светлейшего следовало их ожидать — ведь они знали, с кем имеют дело,— именно Меншиков за четыре месяца до описываемых Событий совершил невероятное, коренным образом изменил ситуацию в свою пользу и, несмотря на сопротивление многих, вышел из борьбы победителем благодаря свойственным ему энергии, «пронырству», инициативе и нахрапистости. В сентябре же перед нами как бы другой человек — вялый и пассивный.
Нельзя сказать, что светлейший сидел сложа руки: он, прося содействия, писал письма сотоварищам по Совету, великой княжне Наталье, виделся с царем, в том числе и накануне своего крушения. Но тем не менее его как будто подменили. 6 сентября — до опалы оставалось всего два дня — Меншиков, просидев в Совете полтора часа, «изволил выехать и, объехав кругом своего саду, прибыл в дом свой в 12 часу». Читаешь эти строки из «Повседневных записок» и думаешь^ «Какой еще сад?! Все созданное им трещит и рушится, а он осматривает осенний сад!»
А вот одна из последних записей от 8 сентября: «В 8 день, в пяток (то есть в пятницу.— Е. А.), его светлость изволил встать в 6 часу и вышел в предспальню; у его светлости были генерал-лейтенант Алексей Волков, Салтыков, тайный секретарь Макаров-, генерал-майор князь Шаховской, Фаминцын, с которыми изволил его светлость разговаривать, в 10 часу кровь пущать, в 2 пополудни его светлость сел кушать в предспальне, при столе были Волков, Фаминцын, в 3 откушали, и его светлость изволил быть в предспальне; в 10 покушав, изволил идти опочивать. Сей день было пасмурно и дождь с перемежкою»21.
Если не знать, что упомянутый в числе прочих посетителей генерал В. Ф. Салтыков именно в этот день объявил светлейшему о домашнем аресте, то можно подумать, что в жизни Александра Даниловича это был день как день — принимал посетителей, обедал с гостями, пускали ему кровь (что делали в те времена частенько), и, поужинав, пошел он спать.
В чем же истинная причина такой медлительности, апатии светлейшего? Ведь он мог оказать сопротивление: крепость, войска были послушны своему генералиссимусу, у него была реальная власть, авторитет у гвардейцев, помнивших его блестящие воинские заслуги, отблеск славы великого Петра лежал на нем, а не на его худосочном противнике Иване Долгоруком или Остермане. И то, что его враги действовали именем государя, значения не имело: энергичными, «суровыми» действиями можно было подавить их сопротивление, вырвать «любимого народом монарха из лап интриганов и изменников», представить в соответствующем указе все дело так, как в апреле 1730 года представила Анна Ивановна, обвинившая Долгоруких в «нехранении здравия» Петра II, в пренебрежении его воспитанием, в казнокрадстве и т. д. В том, что Меншиков был способен на подобные решительные поступки, сомневаться не приходится: надуманное «дело» Толстого и Девьера — пример тому наиболее яркий и по времени свежий.
Так что же произошло со светлейшим? Почему, выслушав указ о домашнем аресте (причем никакого караула ни в этот день, ни на следующий выставлено не было), он обедал, ужинал, а потом пошел почивать, а не оделся в мундир российского генералиссимуса, украшенный всеми мыслимыми звездами высших орденов России и окрестных стран, и не поехал в казармы к своим боевым товарищам, дабы «попросить защиты», направив их гнев против «интриганов»? Никогда мы не узнаем, о чем думал светлейший в эти дни и ночи петербургского сентября.
Может быть, он думал, что его, «опору трона», минует горькая чаша, что его не посмеют тронуть?
Может быть, прав Н. И. Павленко, считавший, что в действие вступила «магия царского имени, царистские иллюзии», владевшие и низами, и верхами русского общества22. В этом предположении есть резон — ведь русское общество многие века состояло не из иерархии господ, а из иерархии холопов, попиравших один другого. Наблюдения многих дипломатов о придворной среде, высшем дворянстве России той поры хорошо обобщил французский посланник маркиз Шетарди (конец 30-х — начало 40-х годов XVIII века): «Знатные только по имени, в действительности же они были рабы и так свыклись с рабством, что большая часть из них не чувствовала своего положения»23. И стоило царю — единственному подлинному господину, даже если это мальчишка,— нахмурить брови, как у самого высокопоставленного холопа сердце уходило в пятки и он начинал униженно кланяться, «давить на жалость»— посылать, как сделал это Меншиков, к царю плачущую жену с детьми, дабы они пали в ножки государевы и умоляли о помиловании.
Сам же он сел сочинять челобитную — рабское письмишко царю с мольбой о пощаде. «Всенижайше прошу,— пишет 8 сентября светлейший — автор хамского письма бывшему герольдмейстеру Санти,— за верные мои к В. в. известные службы всемилостивейшего прощения и дабы В. в. изволил повелеть меня из-под ареста свободить, памятуя речение Христа-Спасителя: да не зайдет солнце во гневе Вашем» .
Нет, поздно — солнце царской милости зашло! И в одно мгновение Меншиков оказался у разбитого корыта. Его уже некому было поддержать: вчерашние друзья-союзники его стараниями оказались в казематах или ехали под конвоем в Сибирь, даже Ягужинский весной 1727 года благодаря проискам светлейшего был выслан из столицы

на Украину. Вокруг образовалась пустота: ни друзей, ни сообщников.
Но все же предательской подножкой, решившей судьбу светлейшего, стала измена вице-канцлера Остер- мана. Александр Данилович не придал поначалу значения демонстративной дерзости будущего зятя. Даже живя вдали от Петра, он был спокоен, потому что рядом с мальчиком был «свой» человек — воспитатель Остер- ман. Его письма успокаивали, усыпляли внимание светлейшего. 21 августа он прислал притворно веселое письмо из Стрельны в Ораниенбаум, где светлейший поправлял свое здоровье после болезни: «Е.и.в. писанию Вашей высококняжеской светлости весьма обрадовался и купно с Е.и. высочеством сестрой (Натальей.— Е. А) любезно кланяются... И хотя [я] весьма худ и слаб и нынешней ночи разными припадками страдал, однако ж еду»25. Здесь все перемешано: лицемерие, ложь и правда. Правда была в том, что в самом деле Остерман не отпускал от себя царя ни на минуту, готовя юношу к решительным действиям против Менщикова. Когда светлейший понял смысл двойной игры Остермана, было уже поздно.
Оказавшись в изоляции, Александр Данилович, по- видимому, пытался сыграть на противоречиях кланов Долгоруких и Голицыных: сохранилось его торопливое письмо, написанное накануне ареста, 7 сентября, к фельдмаршалу М. М. Голицыну, которого он просил немедленно прибыть в Петербург и на подъезде к столице известить о себе. Но и это было уже поздно, да к тому же сбылись слова Бутурлина о том, что Голицыны предадут своего генералиссимуса. Действительно, Д. М. Голицын, попавший в Совет благодаря светлейшему, вместе с канцлером Головкиным, Апраксиным и Остерманом обсуждал планы низвержения Меншикова и подписывал все необходимые бумаги.
Развязка наступила 8 сентября 1727 года, когда был издан указ о «непослушании» указам и распоряжениям Меншикова. 9 сентября Совет обсудил докладную записку Остермана о судьбе опального вельможи, которого было решено сослать в его нижегородские имения и «велеть ему жить тамо безвыездно... А чинов его всех лишить и кавалерию (ордена.— Е. А.) взять»26. Салтыков, столь отважно объявивший вчера еще всесильному Меншикову о домашнем аресте, был с указом послан вновь и вернулся со снятыми с князя кавалериями орденов Андрея Первозванного и Александра Невского, а также с просьбой светлейшего отправить его не в Нижегородскую губернию, а в Воронежскую — в собственный город Ранненбург (ныне Чаплыгин Липецкой области), построенный светлейшим как крепость с гарнизоном и пушками.
Просьба была удовлетворена. 11 сентября вчерашний приятель светлейшего — секретарь Макаров по указу царя отобрал у князя «камень, яхонт большой», и после этого Меншиков вместе с конвоем двинулся из столицы. Выезд его произвел глубокое впечатление на жителей. По мосту через Неву переехали длинной вереницей 5 огромных карет-берлинов, 16 колясок, 11 фургонов. Менши- кова сопровождали 127 человек челяди, причем многие ехали верхами и были вооружены.
По указу Совета личная гвардия северного визиря была разоружена в Тосно. Отсюда 13 сентября жена Меншикова пишет жене Остермана о болезни светлейшего и просит ходатайствовать перед царем, чтобы прислали врача. «Пожалуй, моя матушка,— униженно заканчивает светлейшая княгиня,— хоть малое наше служание, на- памятуй к себе, а паче прошу для Бога, не презри сего нашего слезного прошения». Но все уже напрасно — милосердия от верховников ждать не приходилось. Меншикова повезли дальше в специальной качалке через Любань, Новгород, Валдай, Вышний Волочек. В Твери курьер нагнал Меншиковых и вернул Марии обручальный перстень, подаренный ею царю. Взамен был потребован перстень — подарок Петра II «невесте-государыне»: помолвка была разорвана, и в Синоде уже писали указ о «непоминовении» в церковных службах имени Марии.
Меншиков еще не доехал до Ранненбурга, как Остер- ман, к которому перешли дела светлейшего по управлению государством, дал распоряжение о сборе компрометирующих князя материалов. А их накопилось немало — светлейший ведь давно не отличал государственной казны от собственного кармана. Но особенно помог верховникам русский посол в Стокгольме Н. Головин, приславший 3 ноября сообщение о том, что Меншиков якобы вел в 1726 году переговоры со шведами о возвращении Швеции Риги, Ревеля и Выборга. Это было то, что нужно —«измена»! Было приказано забрать все бумаги Меншикова, допросить его самого и его секретарей. Но Доказать, что светлейший — изменник, было довольно трудно. На вопрос о том, не обещали ли шведы в обмен на
Ригу, Ревель и Выборг сделать его. князем в Ингрии и передать ему во владение Ревель, Меншиков резонно отвечал, что «Ингрия и так ево, к тому ж и Ревель»27
ДопрашивавшийМеншикова Плещеев все жебольше интересовался не политикой, а камушками Меншикова. Он описал все богатства семьи светлейшего и вывез их в Москву, куда в начале 1728 года перебрался двор. Приведу несколько строк из описи гигантских богатств, накопленных светлейшим за долгие годы: «Подголовок дубовый, обит железом белым, под № 1, а в нем: 1) звезда алмазная ордена Св. Андрея, на ней крест яхонтовый, лазоревый, с коронкою алмазною, около креста слова и сиянья осыпаны искры алмазными в сияниях же... звезда алмазная ордена Датскаго, на ней крест алмазной, около его больших алмазов 16, все в целости; две звезды ордена Святого Андрея, низанные жемчю- гом, в сиянии по краям... 8) запона алмазная под короною королевскою, в которой портрет государыни императрицы за стеклом, в ней больших алмазов 7, средних — 9, все в целости; табакерка с алмазами золотая... 78 пуговиц камзольных из душегрейки, алмазных в серебре... кусок золота литого... шпага алмазная, ефес — крючек и наконешник — золотые, на ефесе 8 бриллиантов больших; чепь золотая, прусского Черного орла, в ней звезд и орлов 37, при ней кавалерия золотая с финифтью... чепь золотая ордена Датскаго, .в ней 22 слона с финифтью... а между оными слонами 22 башенки золотые».
Не меньшие богатства были отобраны у его жены Дарьи Михайловны: «1) брустик алмазной в серебре, в том числе больших алмазов 4; подвески алмазные ж... 2) перышко серебряное, с брилиантами и с червчетыми камушки; 3) петлица золотая с финифтью, в ней 11 алмазов; крест золотой, в нем 5 алмазов, да притом же на ленте большой алмаз; 5) крест алмазной в серебре, в нем больших алмазов 6, с мелкими брилиантами...» и т. д. и т. п.— всего у жены, сына и двух дочерей отобрали 287 драгоценных предметов дивной красоты и огромной стоимости...28
9 февраля 1728 года Остерман, вернувшись из царских покоев, объявил верховникам, что «Е.и.в. изволили о князе Меншикове разговаривать, чтоб его куда-нибудь послать, пожитки его взять...». 28 марта было вынесено окончательное решение — имущество и имения конфиско

вать, Меншикова сослать в Сибирь, в Березов, вместе с семьей, десятью слугами и двадцатью солдатами конвоя.
В восьми верстах от Ранненбурга офицер Мельгунов нагнал ссыльных, чтобы, согласно специальному указу Совета, обыскать — нет ли у них лишних вещей. Процедура известная в новейшей истории как «шмон» и чрезвычайно унизительная.
И действительно, у Меншикова нашли лишние вещи: шлафрок изношенный, три черепаховых гребня, чулки касторовые ношеные, два колпака бумажных, две пары нитяных чулок, четыре простые скатерти и кошелек с 59 копейками... У женщин отобрали все теплые вещи, шелк, нитки и даже лоскутки для работы. На день каждому члену семьи выделили на пропитание по рублю, дали на всех посуду: котел с крышкой, 3 кастрюльки, 12 оловянных блюд и столько же тарелок, треногу29. И ни одной ложки, вилки или ножа — не положено!
И начал светлейший свой последний путь по России...
<< | >>
Источник: Анисимов Е. В.. Россия без Петра: 1725—1740. 1994 {original}

Еще по теме Крушение российского Голиафа:

  1. Голиаф и Левиафан
  2. Давид и Голиаф: поклонение эфемерному техническому средству
  3. Разговор Голиафа с Левиафаном
  4. Причины, механизм, последствия крушения (аварии)
  5. Крушение СССР и возрождение России
  6. КРУШЕНИЕ
  7. 7. Крушение
  8. Крушение «православного строя»
  9. § 5. Крушение «оттепели»
  10. РАЗДЕЛ I. КРУШЕНИЕ МОНАРХИИ
  11. Крушение ордена Храма
  12. Крушение династии Караманли
  13. Набонид и крушение державы
  14. § 18. КРУШЕНИЕ КОЛОНИАЛИЗМА, ЛОКАЛЬНЫЕ КОНФЛИКТЫ И МЕЖДУНАРОДНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
  15. Упадок и крушение Объединенного Силла
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -