<<
>>

Горчаков И отмена Парижского трактата. «Битва Железных канцлеров»

Когда поражение России в Крымской войне стало явным, главный провод-ник николаевской внешней полигики министр иностранных дел К.

В. Нессельроде фактически признался в соб- ственной беспомощности. Он написал: «России предстоит усвоить себе сис- тему внешней политики, иную против той, которой она доселе руководство- валась». Очевидна «необходимость разрыва с политическою системою, ко- торая держалась 40 лет», теперь нужна «не обязанность отстаивать, хотя бы и с оружием в руках, условия европейских трактатов и частных соглаше- ний, заключенных нами с некоторыми державами, но обязанность защи- щать* требования русских интересов». Поскольку «первой нуждою стра- ны» является «внутренняя работа», то «всякая внешняя деятельность, кото- рая могла бы тому препятствовать, должна быть тщательно устранена»222. Если учесть, что Нессельроде как министр иностранных дел с 1822 по 1856 г. был символом «посленаполеоновской» внешней политики Александ- ра и Николая, то становится ясно, что такое признание — знак неизбежных перемен. На смену 75-летнему канцлеру Александр II назначил опытного дипломата А. М. Горчакова.

Князь Александр Михайлович Горчаков был лицейским одноклассни- ком Пушкина. Молодой поэт не мог знать, что из 29 его лицейских товари- щей именно Горчакову «под старость день Лицея торжествовать придется одному», но он предсказал яркое будущее Горчакова:

Тебе рукой фортуны своенравной Указан путь и счастливый, и славный.

Как многие лицеисты, Горчаков начал карьеру по дипломатической час- ти в эпоху конгрессов «Священного союза». В свите императора Александ- ра I орчаков присутствовал в Троппау, Лайбахе, Вероне. Он был подчинен- ным и учеником Иоанна Канодистрии, и это, с одной стороны, помогало ему совершенствоваться как профессионалу, но с другой — вызывало непри- язнь Нессельроде и в Николаевскую эпоху затормозило его служебное про-

233

движение. Однажды (в 1838—1839 гг.) из-за разногласий с Нессельроде Горчаков даже уходил в отставку и больше года прожил в деревне. Однако эти разногласия оказали положительное воздействие на решение Александ- ра сменить Нессельроде именно Горчаковым, чьи успехи в Вене, на фоне военных неудач в Крыму, оказались весьма заметны. Горчаков начал прово- дить в жизнь качественно новое направление внешней политики, изложен- ное в циркуляре 21 августа 1856 г., разосланном в российские посольства и миссии. В нем фактически провозглашался отказ от прежней политики обя- зательств перед европейскими монархами, взамен которого Россия обретала «свободу действий», т. е. собиралась проводить внешнюю политику исклю- чительно в собственных интересах («но не в ущерб чужим»). Желание «жить в добром согласии со всеми правительствами» означало отказ от ле- гитимистской политики борьбы с «незаконными», «революционными» пра- вительствами.

Поскольку стране предстояли серьезные внутренние преоб- разования, циркуляр отмечал «преимущественную заботливость» внутрен- ним делам и предполагал умерить активность России в Европе. Тем не ме- нее снижение активности было явлением временным, что подчеркивала фраза циркуляра, ставшая позднее широко известной: «Говорят, Россия сердится. Россия не сердится. Россия сосредотачивается».

Горчаков имел четкое представление о главных сторонах внешнеполити- ческого неблагополучия России. Во-первых, страна оказалась без союзни- ков в Европе. Сложившаяся «крымская система» основывалась на союзе Франции и Англии, недоброжелательном нейтралитете Германии и враж- дебном нейтралитете Австрии. «Нейтральное» Черное море делало уязви- мыми и южные берега России, и ее торговлю со Средиземноморьем. Влия- ние на Балканах, среди подвластных Турции православных славян, было подорвано, а Восточный вопрос оставался нерешенным.

Для Александра II Парижский договор стал «вечным кошмаром». Гор- чаков дал слово, что «снимет клеймо» договора 1856 г. и «исключит» нейт- рализацию Черного моря из международного права. Но прежде он занялся поиском союзников. Поначалу ставка была сделана на Францию, которая сама искала поддержки в дипломатической борьбе за влияние в Европе. Сближение двух держав сыграло свою роль в упрочении влияния России на Балканах: совместные русско-французские действия уже в 1857 г. застави- ли Турцию и Австрию вывести оккупационные войска из молдавских кня- жеств; в 1858-м — вынудили Порту отказаться от агрессии против Черно- гории и защитили Сербию от вмешательства Австрии. В войне Франции и Австрии 1859 г. Россия злорадно наблюдала за злоключениями «неблаго- дарных» австрийцев и держала благосклонный к Франции нейтралитет. Впрочем, участвовать в войне Горчаков отказался, а на предложение Напо-

234

леона III присоединить за это Галицию ответил: «России достаточно своей территории».

Однако Франция оказалась только временным союзником. Поддержан- ное французами Польское восстание 1863 г. охладило отношения Петер- бурга и Парижа, и Горчаков был вынужден признать, что содействие Франции было, «сказать по правде, неискренним и весьма ограниченным». Во второй половине 1860-х гг. русская дипломатия в Европе переориенти- ровалась на союз с Пруссией, стремительно поднимающейся на политиче- ском небосклоне. Стремление Пруссии к объединению Германии приводило ее к необходимости заручиться поддержкой России в борьбе против Авст- рии и Франции. В результате бисмарковское объединение Германии «желе- зом и кровью» было поддержано Россией. На разгром Австрии в 1866 г. Александр II отозвался поздравительной телеграммой с пожеланиями Пруссии быть «сильной, могучей, преуспевающей». Ценой усиления Прус- сии и вообще Германии Россия собиралась разрушить «крымскую систе- му». Горчаков признавал, что «серьезное и тесное согласие с Пруссией и есть наилучшая комбинация, если не единственная». Со второй половины 1860-х гг. германские государства стали крупнейшими кредиторами России в железнодорожном строительстве. В Германию же направлялись весьма значительные потоки русского зерна — важнейшего товара российского экспорта.

Осенью 1866 г. Россия заручилась поддержкой Пруссии в борьбе за от- мену невыгодных статей Парижского договора, пообещав, что не будет пре- пятствовать созданию Севсро-Германского союза во главе с Пруссией. Че- рез два года соглашения были подтверждены, причем Россия обязывалась соблюдать нейтралитет в случае франко-прусской войны и даже была гото- ва направить «для страховки» стотысячную армию к границам Авст- ро-Венгрии (так с 1867 г. именовалась Австрия). Когда же в 1870 г. фран- ко-прусская война началась, Россия не только объявила о нейтралитете, но и предупредила Австро-Венгрию, у которой могли возникнуть замыслы ре- ванша за недавнее поражение: если она вступит в войну, Россия «может по- следовать ее примеру». И вот в «лицейский день» 19 октября 1870 г., когда уже не было правительства Наполеона III, а Париж был осажден прусскими войсками, Горчаков направил циркуляр в русские посольства в странах, подписывавших Парижский трактат. Послам предлагалось припомнить все случаи отступления этих стран от договора и объявить, что российское пра- вительство «не может допустить, чтобы трактаты, нарушенные во многих существенных и общих статьях, оставались обязательными по тем статьям, которые касаются прямых интересов империи». Исходя из этого российское правительство объявило, что не считает себя более связанным обстоятельст- вами, ограничивающими его суверенные права на Черном море. Западная

235

Европа была потрясена, Англия и Австро-Венгрия заявили протесты, но Бисмарк выполнил обещание, данное России: ему еще надо было завершать войну. Формально Парижский договор был отменен на специально созван- ной Лондонской конференции 1871 г.: союза России и Пруссии было доста- точно для противостояния англо-австрийским притязаниям.

Эта дипломатическая победа Горчакова была больше, чем просто обре- тение права иметь Черноморский флот. Это было восстановление междуна- родного престижа России как великой державы. К тому же такая победа была одержана невоенными средствами и без напряжения экономики стра- ны. Восторг и либеральных, и консервативных кругов российского общества отразили стихи Ф. И. Тютчева:

Да, вы сдержали наше слово: Не двинув пушки, ни рубля, В свои права вступает снова Родная русская земля.

И нам завещанное море Опять свободною волной, О кратком позабыв позоре, Лобзает берег свой родной.

Не стоит забывать, что дипломатическая победа все-таки имела свою цену: слишком усилилась в Европе Германия, слишком ослабла Франция. Тем не менее Россия продолжала придерживаться германской внешнеполи- тической ориентации. В 1873 г. русский император в сопровождении Горча кова приехал в Вену. Этот визит символизировал, что русский император считает «неблагодарность» Австрии во времена Крымской войны делом прошедшим и готов обсудить совместные с Германией и Австрией действия по сохранению мира в Европе. Вскоре был заключен «Союз трех импера- торов», вызывающий в памяти «Священный союз» 1815 г. Однако теперь стороны были более прагматичны. Достаточно указать на тайный уговор Германии и Австро-Венгрии о том, что Австро-Венгрия, потерявшая владе- ния в Италии и Германии, получит территориальные компенсации на Бал- канском полуострове (за счет Боснии и Герцеговины). Россия не знала это- го, но надеялась контролировать и координировать политику союзников на Балканах и, упрочив свое положение в Европе, активизировать действия в Средней Азии.

Бисмарк считал, что Россия повернется лицом на Восток и даст ему воз- можность усиливать позиции Германии в Европе, особенно за счет Фран- ции. Однако такое усиление Германии Россию не устраивало. Уже в 1872 г. Россия дала понять, что больше не поддержит агрессивные планы Бисмар- ка. Более того, в 1874 г. Россия и Австро-Венгрия совместно осудили Бис- марка, готовящего новый конфликт с Францией. Самым опасным моментом

236

был 1875 г. (так называемая «военная тревога», когда над Европой нависла угроза большой коалиционной войны). Горчакову пришлось вступить в дип- ломатическую дуэль с Бисмарком, которую иногда называют «битвой же- лезных канцлеров». Бисмарк вел тонкую тайную подготовку войны, наме- ченную на сентябрь 1875 г. К маю 1875 г. многим вообще казалось, что вой- на неизбежна. Потребовалась организация личного визита императора Александра в Берлин, к своему ляде, императору Вильгельму. Русский им- ператор добился заверений в отсутствии военных намерений не только от германского императора, но и от лукавого Бисмарка, свалившего все на ам- биции военных. Телеграмма Горчакова из Берлина всем русским посланни- кам — «отныне мир обеспечен» — означала, что XIX век не узнает ужасов мировой войны.

Проигравший Бисмарк в личной полушутливой беседе продемонстриро- вал свое недовольство 1 орчакову, считая, что тот решил прослыть «спасите- лем французов» и вел себя словно человек, «вскочивший внезапно на плечи доверчивого и ничего не подозревающего друга, чтобы предать его на по- смешище толпы». «Если, — говорил Бисмарк, — вам уж так захотелось быть прославленным в Париже, то незачем из-за этого портить паши отно- шения к России, а я готов приказать начеканить в Берлине пятифранковые монеты с надписью па ободке: «Горчаков покровительствует Франции»223.

Личная размолвка Бисмарка и Горчакова, агрессивные планы Германии на Западе, стремление Австрии получить на Балканах новые территории взамен утраченных в Италии и Германии — все это оказалось завязкой тя- желейших русско-германских противоречий, которые вскоре привели к рус- ско-германскому военному противостоянию в XX веке.

<< | >>
Источник: Д.И. Олейников. История России с 1801 по 1917 год. Курс лекций : пособие для вузов / Д. И. Олейников. — М. : Дрофа. — 414 с.. 2005

Еще по теме Горчаков И отмена Парижского трактата. «Битва Железных канцлеров»:

  1. ГОРЧАКОВ Н. И.
  2. Суд канцлера («справедливости»).
  3. «ПОЛИТИКА СПЛОЧЕНИЯ» КАНЦЛЕРА БЮЛОВА
  4. X. Межколониальная железная дорога
  5. 1. Парижская конвенция
  6. Железный век Африки
  7. ГЛАВА 22. ЖЕЛЕЗНАЯ ГОРА.
  8. §1 «ЖЕЛЕЗНЫЙ» ВЕК
  9. § 48. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ МОРСКИХ ПАРОХОДСТВ И ЖЕЛЕЗНЫХ ДОРОГ ЗА НЕВЫПОЛНЕНИЕ ПЛАНОВ ПЕРЕВАЛКИ
  10. Парижский мир
  11. 1. Парижская конвенция
  12. 1. Борьба России за отмену ограничительных условий Парижского мирного договора 1856 г.
  13. § 2. Главный трактат
  14. ПАРИЖСКАЯ КОММУНА 18 МАРТА 1871 ГОДА 16
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -