<<
>>

Герцен и «Колокол»

-

Сохранилась удивительная записка буквально на клочке бумаги. В 1857 г., прямо на заседании Государственного совета, граф С.

Г. Строганов предлагает шефу жандармов князю В. А. Долгорукову: «Не хотите ли, князь, я уступлю вам «Полярную звезду» за 5 р. серебром, за что сам купил?» На другом клочке ответ: «Лучше скажите мне, откуда достаете Вы так дешево эту книгу?»194 Два высокопоставленных сановника демонстрируют живой неподдельный интерес к изданию вольной неподцен-

210

зурной печати, выпущенному в Лон-доне эмигрантом и государственным преступником Александром Герце-ном195. В то время просвещенная Рос-сия именно из этой книги узнавала подробности о собственном «запре

щенном» прошлом вроде бунта Семе-новского полка и восстания декабристов, читала напечатанными «потаен-ные» стихи Пушкина и письмо Белинского к Гоголю. Александр Герцен предоставил такую возможность соотечественникам ценой добровольного l изгнания (ни он, ни его дети в Россию не вернулись).

В 1857 г. успех «Полярной звезды» побудил Герцена издавать «приба-вочные листы» к альманаху, которые постепенно стали самостоятельным изданием — «Колоколом» — первой в России бесцензурной обществен-но-политической газетой, дававшей возможность печататься многим деяте-

лем русского либерального и революционного движения, не имеющим такой |возможности в России. Взлет популярности «Колокола» пришелся на 1857-1861 гг. Среди авторов издания в разное время были такие яркие, но разные люди, как И. С. Тургенев, И. С. Аксаков, П. Л. Лавров. Самые

острые новости периода подготовки освобождения крестьян, нелицеприят- ная критика властей и яркая публицистика Герцена — все это сделало газе- ту весьма популярной в России.

Тираж «Колокола», доходивший до 3 тыс. экземпляров, печатался в .Лондоне и тайно доставлялся в Россию.

«Колокол» лежал на рабочем столе председателя редакционных комиссий Якова Ростовцева «для справок по крестьянскому вопросу», его читали в Зимнем дворце и в резиденции гене-рал-губернатора Восточной Сибири. Девизом Герцена было «сделать слово делом» — и это получалось! Именно под влиянием статей в «Колоколе» в 1858г., например, был отстранен от должности и отдан под суд московский полицмейстер.

«Влияние твое безмерно. «Герцен — это сила», — сказал недавно кн.

Долгоруков [начальник III Отделения. — Д. О.] за обедом у себя. Преж-

ние враги твои по литературе исчезли. Все думающие, пишущие, желающие добра — твои друзья и более или менее твои почитатели. Молодежь на тебя молится, добывает твои портреты, — даже не бранит того и тех, кого ты, очевидно с умыслом, не бранишь. Словом, в твоих руках огромная власть... По твоим статьям подымаются уголовные дела, давно преданные забвению, твоим «Колоколом» грозят властям. Что скажет «Колокол»? Как отзовется «Колокол»? Вот вопрос, который задают себе все, и этого отзыва страшатся министры и чиновники всех классов» (Из письма К. Д. Кавелина А. И. Герцену).

211

Объединявшее их стремление к отмене крепостного права как символа всего старого, отжившего, «плохого» должно было быть чем-то заменено, но здесь началось расхождение путей Герцена — и со слишком радикаль- ными, и со слишком умеренными союзниками. Разочарованный результата- ми крестьянской реформы («Вообще крепостное право не отменено. Народ царем обманут!» — звенел «Колокол» летом 1861 г.), Герцен встал в оппозицию Александру II, его правительству и всем, кто надеялся на сози- дательные возможности официальной власти. На многих прежних москов- ских друзьях из «поколения сороковых годов» Герцен, по собственному вы- ражению, «поставил крест». Но и слишком радикальная «молодая Россия» для Герцена представляла собой только «юношеский порыв, неосто|Южный. несдержанный», «непонимание ни дела, ни народа, неуважение ни к нему, ни к народу».

При этом герценовская типография в Лондоне, продолжая политику поддержки вольного русского слова, печатала и перепечатывала радикальные издания вроде прокламации «К молодому поколению!». Все это стало предметом критики умеренной публицистики, выразитель кото- рой, издатель «Русского вестника» М. Н. Катков, обладал публицистиче- ским талантом, как минимум сопоставимым с герценовским. Именно его от- крытое письмо «для издателей «Колокола» (1862) нанесло авторитету лон- донской вольной прессы ощутимый удар. Катков прямо обвинял «лондон- ского пропагандиста» в подстрекательстве, заявлял, что преступно, сидя в уютном Лондоне, призывать русскую молодежь жертвовать собой, проли- вать свою и чужую кровь и в конце концов идти на каторгу.

Однако самым большим разочарованием большинства русских читате- лей «Колокола» стала поддержка им Польского восстания 1863 г. Герцен был принципиальным сторонником лозунга «За вашу и нашу свободу» и не собирался изменять своим взглядам. Однако многие в России сочли его предателем национальных интересов. Герцен проиграл борьбу за общест- венное мнение. В 1863 г. тираж катковского «Русского вестника» прибли- зился к 6000 экземпляров, а «Колокол» постепенно начал превращаться в малотиражное эмигрантское издание. В 1867 г. его выпуск был прекращен. Конечно, «виноват» в этом не только Катков. Сыграло свою роль изменив- шееся общественное настроение в России: здесь стало понятно, что одного «вольного слова» из-за границы мало, что действовать для блага России нужно прежде всего в самой России. Один из героев популярнейшего в свое время романа Д. Л. Мордовцева «Знамения времени» (1869), выражая взгляды нового поколения, как бы заявляет Герцену и его соратникам: «От- звонили, и с колокольни долой».

«Мы сказали почти все, что имели сказать, — подводил итоги Гер- цен, — и слова наши не прошли бесплодно... Одна из наших важных наград состоит именно в том, что мы меньше нужны». Борьба между либералами,

212

демократами, «иостепенновцами», радикалами за герценовское наследст- во — показатель того широкого диапазона воздействия «Колокола» на об- щественную жизнь России начала эпохи Великих реформ, которого не смогло достичь ни одно из подцензурных изданий.

Борьба «Колокола» и «Русского слова» — одна из ярких иллюстраций того факта, что на пиковые годы эпохи Великих реформ — 1861 — 1863 гг. — пришлась развилка путей общественного движения. Именно в это время определилось основное направление государственной политики, были проведены первые серьезные реформы. Существовавшее в общест- венном сознании некое идеальное будущее стало обретать конкретные очертания — естественно, не совпадающие с идеалами многих деятелей и мыслителей. Представления об идеальном обустройстве общества, заметно отличающиеся от официальных, породили идеологии и движения, стре- мящиеся тем или иным путем переустроить существующий политический, экономический, социальный порядок.

<< | >>
Источник: Д.И. Олейников. История России с 1801 по 1917 год. Курс лекций : пособие для вузов / Д. И. Олейников. — М. : Дрофа. — 414 с.. 2005

Еще по теме Герцен и «Колокол»:

  1. КОЛОКОЛА.
  2. ГЕРЦЕН
  3. Александр Иванович ГЕРЦЕН
  4. ПИСЬМО К АВТОРУ «ВОЗРАЖЕНИЯ НА СТАТЬЮ «КОЛОКОЛА», помещенного в 18-м листе 4
  5. Джордже Вукадинович СЕРБИЯ БЕЗ МИЛОШЕВИЧА, ИЛИ ПО КОМ ЗВОНИТ КОЛОКОЛ?
  6. ГЕРЦЕН И ГЕГЕЛЬ (50—60-е годы)
  7. ИЗ ПИСЬМА Н, П. ОГАРЕВА А. И. ГЕРЦЕНУ от 29—30 июля (1833 г.) 10
  8. ИЗ ПИСЬМА Н. По ОГАРЕВА А. И. ГЕРЦЕНУ от 20 февраля — 6 марта 1840 г. 32
  9. «Чем выше я спускаюсь в глубины, тем больше я подымаюсь ввысь» (Н. Герцен): эксперимент и реальность в семье русских эмигрантов
  10. 2.13.8. Н.М. Карамзии и русские мыслители 30—60-х годов XIX века (П.Я. Чаадаев, И.В. Киреевский, В.Ф. Одоевский, А.С. Хомяков, А.И. Герцен, П.Л. Лавров, Т.Н. Грановский)
  11. 2.5.3. Русская философско-историческая мысль 30—60-х годов XIX в. (П.Я. Чаадаев, И.В. Киреевский, В.Ф. Одоевский, А.С. Хомяков, К.С. Аксаков, Ю.Ф. Самарин, А.И. Герцен, П.Л. Лавров)
  12. «...А что женщина человек — в голову не помещается!» (А. Герцен): женщина и брак в России 1840-х годов
  13. Глава 15. Общественное движение в конце 1850-х — начале 1860-х годов. Разночинная интеллигенция. Нигилизм. Идеология и практика революционного народничества. «Конституция» М.Т. Лорис-Меликова
  14. 1. Концепция всемирности исторического процесса в творчестве А.И. Герцена 40-50-х годов XIX века
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -