<<
>>

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 17 июля 2017 г. N АПЛ17-216 (извлечение)

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Манохиной Г.В., членов коллегии Зайцева В.Ю., Попова В.В. при секретаре Г орбачевой Е.А. рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Министерства юстиции Российской Федерации о ликвидации Религиозной организации "Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России" по апелляционной жалобе Религиозной организации "Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России" на решение Верховного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2017 г., которым административное исковое заявление Министерства юстиции Российской Федерации удовлетворено. Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения представителей административного ответчика Женкова В.Ю., Топорова Ю.М., Новакова М.В., Омельченко А.С. и Калина В.М., поддержавших доводы апелляционной жалобы, возражения против доводов апелляционной жалобы представителя Министерства юстиции Российской Федерации Борисовой С.К., Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации установила: Религиозная организация "Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России" учреждена 10 физическими лицами на учредительном собрании 10 марта 1991 г. Устав этой организации с наименованием "Религиозная организация Свидетелей Иеговы в СССР" зарегистрирован Министерством юстиции РСФСР 27 марта 1991 г. 29 апреля 1999 г. Министерством юстиции Российской Федерации зарегистрирована религиозная организация, имеющая наименование Религиозная организация "Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России" (далее - Организация). Устав Организации действует с изменениями и дополнениями от 6 декабря 1992 г., 21 июля 1993 г. и 8 сентября 1998 г. Сведения об Организации внесены в Единый государственный реестр юридических лиц 22 января 2003 г. за основным государственным регистрационным номером (ОГРН) 1037858002467. Организация является централизованной религиозной организацией, в структуру которой в настоящее время наряду с созданным указанным объединением Руководящим комитетом - высшим органом управления Организации (пункт 3.6 устава) входят 395 местных религиозных организаций. Кроме того, под руководством административного ответчика организованы более чем 2500 религиозных групп (собраний). Согласно уставу Организации к ее основным видам (формам) деятельности отнесены координация проповеднической деятельности Свидетелей Иеговы по исповеданию и распространению веры, включающей проповедь в общественных местах и жилых помещениях, оказание Свидетелям Иеговы необходимой и возможной информационной, правовой, консультационной и иной помощи, координация и направление деятельности религиозных объединений, входящих в Организацию, представительство и защита их интересов, предоставление им богослужебной, религиозной литературы и предметов религиозного назначения, оказание им помощи в строительстве культовых зданий и сооружений (объектов религиозного назначения), а также финансовой, материальной, технической, информационной, правовой, консультационной, методической и иной помощи, необходимой для осуществления их религиозной деятельности, производство, приобретение, перевод, экспорт, импорт, распространение богослужебной, религиозной литературы, печатных, аудио- и видеоматериалов и иных предметов религиозного назначения, хранение и перевозка литературы, материалов и иных предметов религиозного назначения (пункты 2.2, 2.2.1, 2.2.2, 2.2.6, 2.2.9). Министерство юстиции Российской Федерации обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о ликвидации Организации, ссылаясь на то, что деятельность Организации и входящих в ее структуру на день предъявления административного иска 395 местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы осуществляется с нарушениями уставных целей и задач, а также действующего законодательства Российской Федерации, в том числе Федерального закона от 25 июля 2002 г.
N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (далее - Закон о противодействии экстремистской деятельности). Административный истец просил признать Организацию экстремистской и запретить ее деятельность, ликвидировать Организацию и входящие в ее структуру местные религиозные организации Свидетелей Иеговы, исключить сведения о них из Единого государственного реестра юридических лиц, обратить имущество Организации и входящих в ее структуру местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, в собственность Российской Федерации, обратить решение о ликвидации Организации и входящих в ее структуру местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы к немедленному исполнению в части прекращения их деятельности. В обоснование заявленного требования Министерство юстиции Российской Федерации указало, что различные информационные материалы, распространяемые на территории Российской Федерации Организацией и местными религиозными организациями Свидетелей Иеговы, входящими в ее структуру, признаны экстремистскими ввиду установления фактов наличия в них информации, возбуждающей религиозную рознь, пропагандирующей исключительность, превосходство и неполноценность граждан по признаку их отношения к религии. Так, на основании вступивших в законную силу решений судов 95 печатных материалов внесены в федеральный список экстремистских материалов (ФСЭМ), в этот же список были включены сайты в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет": http://www.jw.org (N 2904), являющийся официальным сайтом Свидетелей Иеговы, и http://www.wol.ps8318.com (N 3718), представляющий собой онлайн-библиотеку Свидетелей Иеговы, а также материалы, размещенные на ресурсе по электронному адресу http://coollib.net/b/275560/read под названием "Время для истинной покорности", и материалы, размещенные на ресурсе http: //www.iw. org/ru/публикации/книги/?contentLanguageF ilter=ru&pubFilter=g t&sortBy=l под названием "Самый великий человек, который когда-либо жил". Часть информационных материалов, несмотря на их признание судами Российской Федерации экстремистскими, переиздавались в более поздний период. В административном исковом заявлении также указано, что в 2014 - 2015 гг. Организацией ввезены на территорию Российской Федерации брошюра "Как появилась жизнь?" (WATCH TOWER BIBLE AND TRACT SOCIETY OF PENNSYLVANIA, сделано в Германии, издание 2014 г., 16 стр.) в количестве 1 194 777 штук; брошюра "Слушайся Бога" (WATCH TOWER BIBLE AND TRACT SOCIETY OF PENNSYLVANIA, сделано в Великобритании, издание 2011 г., 32 стр.) в количестве 140 719 штук; брошюра "На самом ли деле Бог заботится о нас?" (WATCH TOWER BIBLE AND TRACT SOCIETY OF PENNSYLVANIA, сделано в Великобритании, издание 2006 г., 32 стр.) в количестве 265 934 штуки; печатное издание "Учимся в школе теократического служения" в количестве 14 881 штука, которые признаны экстремистскими (N 3565, 3563, 3600, 2632). Также Организация принимает непосредственное участие в финансировании местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы, в том числе признанных вступившими в законную силу решениями судов Российской Федерации экстремистскими, что согласно абзацу четырнадцатому пункта 1 статьи 1 Закона о противодействии экстремистской деятельности признается экстремистской деятельностью. Начиная с 2009 г. в связи с выявлением в деятельности религиозных организаций признаков, свидетельствующих о наличии угроз безопасности Российской Федерации и целенаправленной экстремистской деятельности, судами Российской Федерации признаны экстремистскими, запрещена деятельность и ликвидированы восемь местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы, входящих в структуру Организации. 2 марта 2016 г. Генеральная прокуратура Российской Федерации вынесла Организации предупреждение о недопустимости экстремистской деятельности в связи с выявлением в деятельности ее структурных подразделений признаков экстремизма. Вступившим в законную силу решением Тверского районного суда г. Москвы от 12 октября 2016 г. упомянутое выше предупреждение признано законным и обоснованным. По истечении указанного в предупреждении 2-месячного срока для принятия мер к устранению причин и условий экстремистской деятельности были установлены новые факты массового распространения экстремистской литературы различными местными религиозными организациями Свидетелей Иеговы. С учетом приведенных выше данных Министерство юстиции Российской Федерации полагает, что в деятельности Организации имеются признаки осуществления экстремистской деятельности, поскольку, являясь централизованной религиозной организацией, она организует и координирует деятельность входящих в ее структуру местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы, ввозит на территорию Российской Федерации литературу, как уже признанную экстремистской, так и впоследствии признаваемую экстремистской, предоставляет в силу положений собственного устава литературу религиозного содержания местным религиозным организациям Свидетелей Иеговы, участвует в финансировании деятельности местных религиозных организаций, которые в том числе в последующем признаются экстремистскими; какие-либо действенные меры для устранения причин и условий экстремистской деятельности со стороны большого количества элементов своей структуры Организация не предпринимает. Административный истец полагал, что в связи с осуществлением структурными подразделениями Организации экстремистской деятельности и отсутствием со стороны Организации конкретных организационных и практических мер, направленных на недопущение нарушений Закона о противодействии экстремистской деятельности", существует угроза нарушения прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, а также общественному порядку, общественной безопасности, поэтому на основании части четвертой статьи 7, статьи 9 Закона о противодействии экстремистской деятельности, пункта 4 статьи 6, пункта 7 статьи 14 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" просил признать Организацию экстремистской и запретить ее деятельность, ликвидировать Организацию и входящие в ее структуру местные религиозные организации Свидетелей Иеговы, исключить сведения о них из Единого государственного реестра юридических лиц, обратить имущество Организации и входящих в ее структуру местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, в собственность Российской Федерации, обратить решение о ликвидации Организации и входящих в ее структуру местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы к немедленному исполнению в части прекращения их деятельности. Организация с заявленным требованием не согласилась, просила в удовлетворении административного иска отказать, указав, что экстремистскую деятельность никогда не осуществляла и не осуществляет в настоящее время, за все время существования не привлекалась к ответственности за нарушение каких-либо положений федерального законодательства в рассматриваемой сфере правоотношений. Требования Министерства юстиции Российской Федерации нарушают положения статей 28, 29, 30 Конституции Российской Федерации и международных договоров, ратифицированных Российской Федерацией, в частности конституционное право человека на свободу вероисповедания и свободу объединения, гарантированные также статьями 9, 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статьями 18, 19 Международного пакта о гражданских и политических правах; ликвидация Организации и местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы чрезвычайно суровая мера, ее реализация повлечет нарушение прав многочисленных верующих. Указанные в заявлении административного истца информационные материалы Организация считает несправедливо объявленными экстремистскими вследствие их неправильной оценки при рассмотрении соответствующих дел, к участию в которых она не была привлечена; приведенные административным истцом решения районных судов по делам об административных правонарушениях не имеют преюдициальной силы для решения по настоящему делу, так как они вынесены не в отношении Организации. Также утверждала, что требование административного искового заявления Министерства юстиции Российской Федерации о ликвидации Организации совместно с входящими в ее структуру местными религиозными организациями не соответствует положениям международного и федерального законодательства, поскольку упомянутые организации юридически не являются ее региональными и структурными подразделениями. Организация не является автором, издателем или правообладателем информационных материалов, которые были внесены в федеральный список экстремистских материалов, предпринимала все разумные меры по соблюдению требований антиэкстремистского законодательства, никогда не финансировала экстремистскую деятельность, оказывая лишь финансовую помощь в целях осуществления уставной деятельности местных религиозных организаций. Решением Верховного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2017 г. административное исковое заявление Министерства юстиции Российской Федерации удовлетворено - Организация и входящие в ее структуру местные религиозные организации были ликвидированы; имущество ликвидируемой религиозной организации, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, обращено в собственность Российской Федерации. Организация подала апелляционную жалобу, в которой просит отменить указанное выше решение суда по мотивам его незаконности и необоснованности, неправильного определения судом обстоятельств, имеющих значение для административного дела. При этом указала, что Организация, действуя длительное время в России, не нарушала общественный порядок и общественную безопасность, ее действия не нанесли ущерба религиозному плюрализму в России, где продолжают действовать религиозные объединения других вероисповеданий. Суд первой инстанции не дал оценку доводам о применении к Организации политических репрессий в связи с исповедуемым ею вероучением и нарушением тем самым статей 9, 11, 18 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, заключенной в г. Риме 4 ноября 1950 г. (далее - Конвенция о защите прав человека и основных свобод). Также, по мнению административного ответчика, суд первой инстанции не проверил его доводы о неправомерном применении антиэкстремистского законодательства к Свидетелям Иеговы, и о наличии признаков политически мотивированного преследования в отношении их; в основу обжалованного решения были положены решения судов о признании ряда местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы в России экстремистскими, в то время как решения этих судов не имеют преюдициального значения для Организации, поскольку она не привлекалась по ним к участию в деле; эти решения судов о ликвидации местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы основаны на сфальсифицированных доказательствах и заключениях некомпетентных экспертов. Суд первой инстанции, принимая обжалованное решение, не дал оценку ни уставным целям Организации, ни самому вероучению, которое, по своей сути, политически нейтрально, чуждо насилию, а экстремизму как деянию, обязательно свойственен элемент насилия. Суду также необходимо было учесть, что хотя после предупреждения Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 2 марта 2016 г. были выявлены новые нарушения антиэкстремистского законодательства, но все они имели место (были допущены в материалах), распространенных ранее этого предупреждения. Кроме того, эти нарушения были выявлены в деятельности местных религиозных организаций, а не в отношении непосредственно Организации. Подавляющее большинство решений о признании публикаций Свидетелей Иеговы экстремистскими и все решения о ликвидации местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы в связи с экстремистской деятельностью были приняты судами без участия Организации. Изложенные в решении суда выводы о наличии в составе Организации структурных подразделений в виде местных религиозных организаций не соответствуют уставу Организации; факты осуществления непосредственно Организацией экстремистской деятельности, а также заведомого распространения ею экстремистских материалов не были доказаны; в отношении подавляющего большинства ликвидированных местных религиозных организаций, являющихся самостоятельными юридическими лицами, не имеется никаких доказательств совершения ими экстремистской деятельности, а в отношении незначительного их числа имеются лишь некоторые сфальсифицированные доказательства. Применение Верховным Судом Российской Федерации положений статьи 9 Закона о противодействии экстремистской деятельности, предусматривающей конфискацию оставшегося после удовлетворения кредиторов имущества признанной экстремистской религиозной организации, к местным религиозным организациям Свидетелей Иеговы в России, в деятельности которых не было выявлено нарушений антиэкстремистского законодательства, нарушает их конституционное право на частную собственность. Незаконно ликвидированы самостоятельные юридические лица, не привлеченные к участию в данном деле, в деятельности которых отсутствуют факты экстремизма. Министерство юстиции Российской Федерации представило отзыв на апелляционную жалобу, в котором просило оставить решение суда первой инстанции без изменения; поддержало свою позицию по данному административному делу, выраженную в суде первой инстанции. Указало, что административный ответчик, как и любая другая религиозная организация, пройдя процедуру официальной государственной регистрации на территории Российской Федерации, тем самым, в том числе в уставе, подтвердило свою обязанность перед государством и народом страны соблюдать действующие на ее территории законы. Признание российскими судами информационных материалов конфессиональной принадлежности Свидетелей Иеговы экстремистскими на основе установления наличия в них информации, возбуждающей религиозную рознь, пропагандирующей исключительность, превосходство и неполноценность граждан по признаку их отношения к религии, подтверждает не просто противоправный характер данных информационных материалов, но и факт наличия в них непозволительно оскорбительных с точки зрения законодательства Российской Федерации способов выражения убежденности в истинности своих религиозных верований, а в данном случае даже не в истинности верований, а в интерпретации установлений, содержащихся в Библии, так как предметом судебных разбирательств являлось не вероучение Свидетелей Иеговы, а информационные материалы (брошюры, книги) религиозной направленности, распространяемые религиозными организациями Свидетелей Иеговы в России и их последователями. Оценка Организации в апелляционной жалобе положений Закона о противодействии экстремистской деятельности в части применяемых в нем формулировок "о региональных и других структурных подразделениях религиозного объединения", как не имеющих отношения к местным религиозным организациям Свидетелей Иеговы, фактически исключает структуры религиозной организации из сферы применения указанного выше закона, что не соответствует его общему смыслу и по сути своей, препятствует противодействию экстремистской деятельности религиозных организаций, для которых характерно организационное единство. В связи с выявлением в деятельности религиозных организаций признаков, свидетельствующих о наличии угроз безопасности Российской Федерации, суды Российской Федерации признали экстремистскими, запретили деятельность и ликвидировали восемь местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы. После вынесения предупреждения Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 2 марта 2016 г., которым был установлен 2- месячный срок для принятия конкретных организационных и практических мер, направленных на недопущение в дальнейшем нарушений Закона о противодействии экстремистской деятельности, а также устранение причин и условий, им способствовавшим, Организацией не предпринимались какие- либо действенные меры по исполнению этого предупреждения. Меры, которые Организация осуществляла в целях предотвращения экстремисткой деятельности, такие как осмотр территории, где располагается Управленческий центр, направление информационных сообщений местным религиозным организациям о недопустимости осуществления экстремистской деятельности, а также проведение экспертиз литературы, не были эффективными, это не привело к фактическому прекращению противоправных действий, а наоборот, распространение экстремистской литературы в занимаемых религиозными организациями помещениях приобрело массовый характер. Ряд местных религиозных организаций (или их руководители) были привлечены к административной ответственности, предусмотренной статьей 20.29 Кодекса Российской Федерации об административных правоотношениях. Количество таких нарушений и их характерная направленность со стороны большого количества элементов структуры Организации со всей очевидностью свидетельствуют о системных нарушениях, ставших возможными в результате деятельности административного ответчика. Кроме того, указывает Министерство юстиции Российской Федерации, Организация принимает непосредственное участие в финансировании местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы, в том числе признанных вступившими в законную силу решениями судов Российской Федерации экстремистскими, что согласно абзацу 14 пункта 1 статьи 1 Закона о противодействии экстремистской деятельности является экстремистской деятельностью. Проверив материалы административного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения не находит. В силу статьи 28 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Признавая право каждого на объединение и гарантируя свободу деятельности общественных объединений (статья 30), Конституция Российской Федерации, учитывая значимость утверждения гражданского мира и согласия, сохранения исторически сложившегося государственного единства, обеспечения благополучия и процветания нынешнего и будущего поколений многонационального народа России (преамбула) и исходя из того, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (часть 3 статьи 17), запрещает создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни (часть 5 статьи 13), любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности (часть 2 статьи 19), пропаганду или агитацию, возбуждающую социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, а также пропаганду социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства (часть 2 статьи 29). Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (часть 3 статьи 17). Названные конституционные положения соотносятся с международноправовыми стандартами, которые, провозглашая право каждого человека на свободу мысли, совести и религии, право беспрепятственно придерживаться своих мнений и право на свободное выражение своего мнения, которое включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ, одновременно устанавливают, что всякое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющее собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию, должно быть запрещено законом исключительно в целях обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе (статьи 18, 19 и пункт 2 статьи 29 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.; статьи 19 и 20 Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого 16 декабря 1966 г. на пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН, статьи 9 и 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Европейский Суд по правам человека в своих решениях неоднократно указывал на недопустимость такого использования свободы мысли, совести и религии, выражения мнения и свободы объединений, гарантированных статьями 9, 10 и 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которое позволяло бы какой-либо группе лиц или какому-либо лицу в нарушение статьи 17 Конвенции заниматься какой-либо деятельностью и совершать какие бы то ни было действия, направленные на упразднение прав и свобод, признанных Конвенцией, или на их ограничение в большей мере, чем это предусмотрено в Конвенции. Соответственно, под защитой Конвенции не находится деятельность, если она имеет целью упразднение прав и свобод, закрепленных в Конвенции, и тем самым разрушение демократии связано с проведением политики, не уважающей демократию или направленной на разрушение демократии или попрание прав и свобод, признанных в демократии, очевидно стремится навязать каждому свои религиозные символы и понятие общества, основанного на религиозных предписаниях; как следствие, никому не может быть позволено ссылаться на положения Конвенции для умаления или упразднения идеалов и ценностей демократического общества (постановления от 13 февраля 2003 г. по делу "Рефах партиси (Партия благоденствия) (Refah partisi (Welfare party)) и другие против Турции" от 10 ноября 2005 г. по делу "Лейла Шахин (Leyla Sahin) против Турции", от 14 марта 2013 г. по делу "Касымахунов и Сайбаталов против России" и др.). Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (заключена 15 июня 2001 г.), основываясь на том, что эти явления представляют собой угрозу международному миру и безопасности, развитию дружественных связей между государствами, а также осуществлению основных прав и свобод человека, серьезно угрожают территориальной целостности, безопасности и политической, экономической и социальной стабильности и - вне зависимости от их мотивов - не могут быть оправданы ни при каких обстоятельствах относит к экстремизму любое деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность (преамбула, статья 1). При этом данная конвенция не только не препятствует государствам-участникам предусматривать в своем законодательстве положения о более широкой интерпретации экстремизма, но и обязывает их принимать такие меры, которые могут оказаться необходимыми в том числе в соответствующих случаях в области национального законодательства для обеспечения того, чтобы терроризм, сепаратизм и экстремизм ни при каких обстоятельствах не подлежали оправданию по соображениям исключительно политического, философского, идеологического, расового, этнического, религиозного или иного аналогичного характера и влекли наказание сообразно степени их тяжести (пункт 2 статьи 1, статья 3), в связи с чем довод апелляционной жалобы о необходимом и единственно обязательном аспекте экстремистской деятельности (экстремизме) фактора "применения насилия" не соответствует действующему законодательству, регулирующему рассматриваемые правоотношения. Правоотношения в области прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания, а также правовое положение религиозных объединений, в том числе особенности их гражданскоправового положения регулируются Федеральным законом от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" (далее - Закон о свободе совести и о религиозных объединениях) (статья 1). Статьей 2 (пункты 1, 2) этого закона определено, что законодательство о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях состоит из соответствующих норм Конституции Российской Федерации, Г ражданского кодекса Российской Федерации и Закона о свободе совести и о религиозных объединениях, принимаемых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов Российской Федерации. Законы и иные нормативные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации и затрагивающие реализацию права на свободу совести и свободу вероисповедания, а также деятельность религиозных объединений, должны соответствовать данному закону. Право человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов человека и гражданина, обеспечения обороны страны и безопасности государства (пункт 2 статьи 3 Закона о свободе совести и о религиозных объединениях). Религиозные объединения могут создаваться в форме религиозных групп и религиозных организаций, при этом религиозная организация - это добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и в установленном законом порядке зарегистрированное в качестве юридического лица, а централизованной религиозной организацией признается религиозная организация, состоящая в соответствии со своим уставом не менее чем из трех местных религиозных организаций (пункт 2 статьи 6, пункты 1, 4 статьи 8 Закона о свободе совести и о религиозных объединениях). Общие основания для ликвидации религиозной организации предусмотрены в статье 14 Закона о свободе совести и о религиозных объединениях. В качестве такого основания законом определены действия религиозной организации, направленные на осуществление экстремистской деятельности (абзац третий пункта 2). Религиозная организация также может быть ликвидирована, а деятельность религиозного объединения, не являющегося религиозной организацией, может быть запрещена в порядке и по основаниям, предусмотренным Законом о противодействии экстремистской деятельности (пункт 7). Данный закон, принятый в развитие приведенных выше конституционных положений и корреспондирующих им международно - правовых норм, являющихся составной частью правовой системы Российской Федерации, определяет - в целях защиты прав и свобод человека и гражданина, основ конституционного строя, обеспечения целостности и безопасности Российской Федерации - правовые и организационные основы противодействия экстремистской деятельности, устанавливает ответственность за ее осуществление (преамбула). Экстремистская деятельность (экстремизм) в соответствии со статьей 1 названного выше закона - это насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации; публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность; возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни; пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии; нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии; воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения; воспрепятствование законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения; совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте "е" части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации; пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, либо публичное демонстрирование атрибутики или символики экстремистских организаций; публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения; публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в данной статье и являющихся преступлением; организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к их осуществлению; финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путем предоставления учебной, полиграфической и материальнотехнической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг (пункт 1 статьи 1 Закона о противодействии экстремистской деятельности). Основные принципы противодействия экстремистской деятельности поименованы в статье 2 Закона о противодействии экстремистской деятельности. К их числу относятся законность, гласность, приоритет обеспечения безопасности Российской Федерации, приоритет мер, направленных на предупреждение экстремистской деятельности, и неотвратимость наказания за осуществление экстремистской деятельности. Данным федеральным законом запрещено создание и деятельность общественных и религиозных объединений, иных организаций, цели или действия которых направлены на осуществление экстремистской деятельности, а также распространение экстремистских материалов, их производство или хранение в целях распространения (часть первая статьи 9, часть первая статьи 13). Отнесение приведенными законоположениями к экстремистской деятельности (экстремизму) и экстремистским материалам всех действий и материалов, связанных с возбуждением социальной, расовой, национальной или религиозной розни и пропагандой исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии, основано, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, на воспроизводстве и конкретизации положений Конституции Российской Федерации и потому само по себе конституционные права и свободы не нарушает (определение от 18 декабря 2007 г. N 940-О-О, от 19 июня 2012 г. N 1271-О и от 18 октября 2012 г. N 1995-О). В случае выявления фактов, свидетельствующих о наличии в деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в том числе в деятельности хотя бы одного из их региональных или других структурных подразделений, признаков экстремизма, Генеральным прокурором Российской Федерации или подчиненным ему соответствующим прокурором выносится предупреждение в письменной форме о недопустимости такой деятельности с указанием конкретных оснований вынесения предупреждения, в том числе допущенных нарушений (часть первая статьи 7 Закона о противодействии экстремистской деятельности). 2 марта 2016 г. Генеральной прокуратурой Российской Федерации вынесено предупреждение Организации о недопустимости осуществления экстремистской деятельности, в котором было указано, что по состоянию на 1 марта 2016 г. на основании вступивших в законную силу решений судов Российской Федерации признаны экстремистскими 88 информационных материалов, издаваемых организациями Свидетелей Иеговы. Прокурорами в различных субъектах Российской Федерации руководящим органам местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы вынесено 18 предупреждений о недопустимости осуществления экстремистской деятельности и распространения экстремистских материалов. Несмотря на принимаемые превентивные меры, в деятельности структурных подразделений Организации продолжают выявляться признаки экстремизма, что приводит к ликвидации местных религиозных организаций (т. 1 л.д. 135 - 138). В указанном выше предупреждении Генеральной прокуратуры Российской Федерации отмечено, что зарегистрированные местные религиозные организации Свидетелей Иеговы входят в структуру Организации, находятся под ее защитой, осуществляют свою деятельность в сотрудничестве с ней и ее разъездными представителями, назначаемыми центром и регулярно посещающими религиозные объединения, а также специальными проповедниками, назначенными центром для служения в религиозном объединении (пункты 3.2, 3.4, 4.5 устава Организации). Это предупреждение было обжаловано Организацией в установленном законом порядке, и решением Тверского районного суда г. Москвы от 12 октября 2016 г., оставленным без изменения определением Московского городского суда от 16 января 2017 г., указанное выше предупреждение признано законным и обоснованным. Частью четвертой статьи 7 Закона о противодействии экстремистской деятельности предусмотрено, что в случае, если предупреждение не было обжаловано в суд в установленном порядке или не признано судом незаконным, а также если в установленный в предупреждении срок соответствующими общественным или религиозным объединением, либо иной организацией, либо их региональным или другим структурным подразделением не устранены допущенные нарушения, послужившие основанием для вынесения предупреждения, либо если в течение двенадцати месяцев со дня вынесения предупреждения выявлены новые факты, свидетельствующие о наличии признаков экстремизма в их деятельности, в установленном данным федеральным законом порядке соответствующие общественное или религиозное объединение либо иная организация подлежит ликвидации, а деятельность общественного или религиозного объединения, не являющегося юридическим лицом, подлежит запрету. В силу частей второй и третьей статьи 9 поименованного выше закона в случае, предусмотренном частью четвертой статьи 7 этого закона, либо в случае осуществления общественным или религиозным объединением, либо иной организацией, либо их региональным или другим структурным подразделением экстремистской деятельности, повлекшей за собой нарушение прав и свобод человека и гражданина, причинение вреда личности, здоровью граждан, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, собственности, законным экономическим интересам физических и (или) юридических лиц, обществу и государству или создающей реальную угрозу причинения такого вреда, соответствующие общественное или религиозное объединение либо иная организация могут быть ликвидированы, а деятельность соответствующего общественного или религиозного объединения, не являющегося юридическим лицом, может быть запрещена по решению суда на основании заявления Генерального прокурора Российской Федерации, подчиненного ему соответствующего прокурора или федерального органа государственной регистрации или его соответствующего территориального органа. Удовлетворяя заявленное Министерством юстиции Российской Федерации требование, суд первой инстанции правомерно исходил из того, что после вынесенного 2 марта 2016 г. предупреждения, которое было признано законным, были выявлены новые факты, свидетельствующие о наличии признаков экстремизма непосредственно в деятельности входящих в структуру Организации местных религиозных организаций. В связи с осуществлением структурными подразделениями Организации экстремистской деятельности и отсутствием со стороны Организации конкретных организационных и практических мер, направленных на недопущение нарушений Закона о противодействии экстремистской деятельности, вывод суда о наличии угрозы нарушения прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, а также общественного порядка, общественной безопасности обоснован и на основании части четвертой статьи 7, статьи 9 Закона о противодействии экстремистской деятельности, пункта 4 статьи 6, пункта 7 статьи 14 Закона о свободе совести и о религиозных объединениях" Организация правомерно признана экстремистской, ликвидирована и ее деятельность запрещена. В силу части 2 статьи 9 Закона о противодействии экстремистской деятельности религиозная организация отвечает за деятельность своих структурных подразделений, поэтому может быть ликвидирована и за нарушения в деятельности структурных подразделений. Вступившими в законную силу судебными постановлениями в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 20.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, признаны виновными за массовое распространение экстремистских материалов, включенных в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, а равно их производство либо хранение в целях массового распространения: Местная религиозная организация Свидетелей Иеговы "Нижний Тагил" (постановление судьи Тагилстроевского районного суда г. Нижний Тагил Свердловской области от 18 июля 2016 г.); председатель комитета Местной религиозной организации Свидетелей Иеговы в г. Кирове (постановление судьи Октябрьского районного суда г. Кирова от 28 июля 2016 г.); Местная религиозная организация Свидетелей Иеговы в г. Буденновске (постановление судьи Буденовского городского суда Ставропольского края от 12 октября 2016 г.); Местная религиозная организация Свидетелей Иеговы "Костомукша" (постановление судьи Костомукшского городского суда Республики Карелия от 7 октября 2016 г.) Местная религиозная организация Свидетелей Иеговы "Петрозаводск" (постановление судьи Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 6 октября 2016 г.); Местная религиозная организация Свидетелей Иеговы в г. Чапаевске (постановление судьи Чапаевского городского суда Самарской области от 17 ноября 2016 г.); Местная религиозная организация Свидетелей Иеговы г. Майского (постановление судьи Майского районного суда Кабардино-Балкарской Республики от 9 ноября 2016 г.); Местная религиозная организация Свидетели Иеговы "Саранск" (постановление судьи Ленинского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от 8 декабря 2016 г.); Местная религиозная организация Свидетелей Иеговы "Геленджик" (постановление судьи Геленджикского городского суда Краснодарского края от 20 января 2017 г.). Кроме того, прокуратурой Воронежской области 11 марта 2016 г. в адрес Местной религиозной организации Свидетелей Иеговы "Центральная, Воронеж" в лице руководителя вынесено предупреждение о недопустимости осуществления экстремистской деятельности (т. 44 л.д. 87 - 89). Мурманской прокуратурой по надзору за исполнением законов на особо режимных объектах 17 марта 2016 г. в адрес председателя комитета Местной религиозной организации Свидетелей Иеговы "Снежногорск" вынесено предупреждение о недопустимости осуществления экстремистской деятельности и необходимости принятия мер к недопущению распространения экстремистских материалов (т. 44 л.д. 90 - 92). Прокуратурой г. Ставрополя 14 апреля 2016 г. в адрес Местной религиозной организации Свидетелей Иеговы в России "Центральная г. Ставрополь" вынесено предупреждение о недопустимости осуществления экстремистской деятельности (т. 44 л.д. 102 - 104). 27 января 2017 г. в Министерство юстиции Российской Федерации поступило требование Генеральной прокуратуры Российской Федерации N 27/3-237-2016/Нд2686-17 о проведении внеплановой проверки Организации на предмет соблюдения законодательства о религиозных объединениях и соответствия ее деятельности уставным целям, в ходе которой было установлено, что деятельность Организации осуществляется с нарушениями уставных целей и задач, а также действующего законодательства Российской Федерации, в том числе Закона о противодействии экстремистской деятельности. Приказом Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций от 26 апреля 2010 г. N 268 (в редакции приказа от 18 мая 2010 г. N 308) было аннулировано разрешение на распространение на территории Российской Федерации зарубежных печатных изданий "Пробудитесь!" и "Сторожевая башня", выданное 24 июля 1997 г., заявителем и распространителем которых являлась Организация. Вступившими в законную силу решениями судов 95 печатных материалов, изданных Свидетелями Иеговы, были признаны экстремистскими, среди которых ряд номеров журнала "Пробудитесь!" (N 533 - 536, 557 - 563, 1045) и журнала "Сторожевая башня" (N 537 - 543, 564 - 573, 975 - 977, 1042 - 1043). Восемь местных религиозных организаций, входящих в структуру Организации, по основаниям, предусмотренным Законом о противодействии экстремистской деятельности, признаны экстремистскими организациями, ликвидированы согласно вступившим в законную силу решениям судов: решением Ростовского областного суда от 11 сентября 2009 г., оставленным без изменения определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2009 г., ликвидирована Местная религиозная организация Свидетелей Иеговы "Таганрог"; решением Самарского областного суда от 29 мая 2014 г., оставленным без изменения определением Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2014 г., ликвидирована Местная религиозная организация Свидетелей Иеговы г. Самары; решением Краснодарского краевого суда от 4 марта 2015 г., оставленным без изменения определением Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 августа 2015 г., ликвидирована Местная религиозная организация Свидетелей Иеговы г. Абинска; решением Белгородского областного суда от 10 февраля 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 16 июня 2016 г., ликвидирована Местная религиозная организация Свидетелей Иеговы г. Старый Оскол; решением Белгородского областного суда от 11 февраля 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 9 июня 2016 г., ликвидирована Местная религиозная организация Свидетелей Иеговы г. Белгорода; решением Верховного Суда Республики Калмыкия от 25 февраля 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 7 июля 2016 г., ликвидирована Местная религиозная организация Свидетелей Иеговы г. Элиста; решением Орловского областного суда от 14 июня 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 18 октября 2016 г., ликвидирована Местная религиозная организация Свидетелей Иеговы "Орел"; решением суда Еврейской автономной области от 3 октября 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2017 г., ликвидирована Местная религиозная организация Свидетелей Иеговы в г. Биробиджане. Доводы административного ответчика о том, что он юридически не связан с этими организациями и не может нести ответственность за их действия, несостоятельны, поскольку устав Организации в качестве ее целей предусматривает в том числе координацию проповеднической деятельности Свидетелей Иеговы по исповеданию и распространению веры, оказание Свидетелям Иеговы различных видов помощи в вопросах, связанных с реализацией ими своего конституционного права на свободу исповедания и распространения веры (пункт 2.2.1); координацию и направление деятельности входящих в нее религиозных объединений, представительство и защиту их интересов, представление им богослужебной, религиозной литературы и предметов религиозного назначения, оказание финансовой и иной помощи, необходимой для осуществления их религиозной деятельности (пункт 2.2.2). В федеральный список экстремистских материалов (ФСЭМ) были включены сайты в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет": http://www.jw.org (N 2904), являющийся официальным сайтом Свидетелей Иеговы; http://www.wol.ps8318.com (N 3718), представляющий собой онлайн- библиотеку Свидетелей Иеговы, а также материалы, размещенные на ресурсе по электронному адресу http://coollib.net/b/275560/read под названием "Время для истинной покорности", и материалы, размещенные на ресурсе http: //www.iw. org/ru/публикации/книги/?contentLanguageF ilter=ru&pubFilter=g t&sortBy=l под названием "Самый великий человек, который когда-либо жил". Также в суде первой инстанции нашли подтверждение данные о том, что Организация принимает непосредственное участие в финансировании местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы, в том числе признанных вступившими в законную силу решениями судов Российской Федерации экстремистскими, что согласно абзацу четырнадцатому пункта 1 статьи 1 Закона о противодействии экстремистской деятельности признается экстремистской деятельностью. Согласно отчету об исполнении сметы Организации за 2014 г., утвержденному Руководящим комитетом Организации 18 февраля 2015 г., Организация израсходовала 39 046 000 руб. на доставку религиозной литературы и предметов для богослужения. В 2015 г. по аналогичной статье расходов Организацией, согласно отчету об исполнении сметы Организации за 2015 г., утвержденному Руководящим комитетом Организации 3 февраля 2016 г., израсходовано 8 817 000 руб. По информации, предоставленной в рамках межведомственного взаимодействия при проведении проверки Организации Северо-Западным таможенным управлением Федеральной таможенной службы, Организация в проверяемом периоде (2014 - 2017) оформила 85 деклараций на товары, которые в том числе включают печатные книги, брошюры религиозного содержания в количестве 106 718 198 штук (2014 - 2015). В частности, в 2014 г. Организация ввезла на территорию Российской Федерации брошюру "Как появилась жизнь?" в количестве 1 194 777 штук, брошюра "Слушайся Бога" в количестве 140 719 штук, брошюру "На самом ли деле Бог заботится о нас?" в количестве 265 934 штуки, которые решениями Серовского районного суда Свердловской области от 19 февраля 2016 г. признаны экстремистскими материалами и включены в федеральный список экстремистских материалов под N 3565, 3563, 3600 соответственно. В 2014 - 2015 гг. Организация ввезла на территорию Российской Федерации печатное издание "Учимся в школе теократического служения" в количестве 14 881 штуки, которое на основании Старооскольского городского суда Белгородской области от 27 ноября 2014 г. признано экстремистским и включено в федеральный список экстремистских материалов под N 2632. В 2014 г. Организация приняла решение оказать финансовую помощь в форме добровольных пожертвований на уставные цели 84 местным религиозным организациям, входящим в структуру Организации, в общей сумме 630 023 900 руб.; в 2015 г. - соответственно на уставные цели 130 местных религиозных организаций в общей сумме 1 280 680 000 руб.; в 2016 г. - соответственно на уставные цели 22 местных религиозных организаций в общей сумме 72 850 000 руб.; в проверяемом периоде 2017 г. - на уставные цели 3 местных религиозных организаций в общей сумме 1 800 000 руб. Согласно оборотно-сальдовым ведомостям по счету 86.05 (целевые поступления - пожертвования) за проверяемый период 2014 г. оборот по кредиту (полученных средств от местных религиозных организаций) составил 6 434 682 руб. 92 коп.; в 2015 г. - 9 173 782 руб. 55 коп.; в 2016 г. - 11 609 685 руб. 10 коп.; в проверяемом периоде 2017 г. - 413 000 руб. Согласно оборотно-сальдовым ведомостям по счету 76.11 (расчеты с местными религиозными организациями Свидетелей Иеговы) оборот за проверяемый период 2014 г. составил 214 696 665 руб. 41 коп.; за 2015 г. - 410 385 590 руб. 60 коп.; за 2016 г. - 103 712 739 руб. 67 коп.; за проверяемый период 2017 г. - 717 720 руб. В числе получателей средств, как это следует из имеющихся документов, в том числе значились Местная религиозная организация Свидетелей Иеговы "Орел", Местная религиозная организация Свидетелей Иеговы в г. Биробиджане, Местная религиозная организация Свидетелей Иеговы г. Белгорода, которые в связи с осуществлением экстремистской деятельности были ликвидированы. Таким образом, Организация принимала непосредственное участие в их финансировании. Проанализировав приведенные выше данные, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что на протяжении последних семи лет ежегодно в предусмотренном законом порядке устанавливались факты экстремистской деятельности Организации, в том числе осуществляемой ее структурными подразделениями. Организация как централизованная религиозная организация, являясь координирующим и направляющим деятельность входящих в нее местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы центром, ввозила на территорию Российской Федерации литературу, признанной экстремистской, предоставляла в силу положений собственного устава литературу религиозного содержания местным религиозным организациям Свидетелей Иеговы, участвовала в финансировании деятельности местных религиозных организаций, которые в том числе в последующем признавались судами экстремистскими. При этом Организация не предпринимала каких-либо действенных мер к устранению причин и условий экстремистской деятельности. Количество нарушений антиэкстремистского законодательства и их характерная направленность со стороны большого количества элементов структуры религиозной организации служит основанием для вывода о наличии системных нарушений законодательства о противодействии экстремистской деятельности со стороны Организации. Суд правомерно указал, что ликвидация отдельных местных религиозных организаций, входящих в структуру Организации, не обеспечила прекращение осуществления экстремистской деятельности ее другими структурными подразделениями. Более того, Организация, осуществляя защиту своих прав, как следует из ее апелляционной жалобы, фактически оправдывает все такие действия, считая, что они не являются экстремистскими. Организация обязана была координировать проповедническую деятельность, не допуская в местах проведения своих богослужений распространение экстремистской литературы, в которой содержится идея превосходства одной религии над другой, создаются условия для конфликта на почве межрелигиозной розни, что представляет реальную угрозу нарушения прав и свобод человека и гражданина Российской Федерации общественному порядку и общественной безопасности. Предпринятые меры, направленные на противодействие экстремистской деятельности, включая многочисленные меры прокурорского реагирования (т. 1 л.д. 135 - 138, т. 43 л.д. 230 - 250, т. 44 л.д. 1 - 131), внеплановую проверку деятельности административного ответчика, а также организационные мероприятия самой Организации, на которые она ссылалась в своих возражениях, не привели к окончанию деятельности, имеющей признаки экстремизма, в связи с чем суд пришел к обоснованному решению об удовлетворении административного иска и ликвидации Организации. Основанием для ликвидации любого объединения согласно части четвертой статьи 7, частей первой - четвертой статьи 9 Закона о противодействии экстремистской деятельности могут послужить не только соответствующие факты деятельности его руководящего или координирующего органа, но и факты неправомерных действий хотя бы одного из его региональных или других структурных подразделений. При этом используемое в названном законоположении понятие "региональные или другие структурные подразделения" охватывают собой любые органы, организации, объединения, которые составляют единую структуру ликвидируемых общественных религиозных объединений, иных организаций. Иное толкование противоречило бы целям и задачам данного закона. В соответствии с пунктом 1 статьи 1 Закона о противодействии экстремистской деятельности экстремистская деятельность (экстремизм) выражается в том числе в массовом распространении заведомо экстремистских материалов, а равно в их изготовлении или хранении в целях массового распространения. Многократно выявленные правонарушения по факту распространения экстремистской литературы, в которой, как уже указывалось выше, судами Российской Федерации было установлено наличие идей превосходства одной религии над другой, создающих условия для возникновения конфликтов на межрелигиозной почве, разжигания межрелигиозной розни, что представляет реальную угрозу нарушения прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации, общественному порядку и общественной безопасности, уже после соответствующих предупредительных мер воздействия со стороны компетентных государственных органов свидетельствует о неэффективности данных предупредительных мер и необходимости применения крайней меры, такой как ликвидация Организации, что и было правомерно осуществлено судом первой инстанции с учетом конкретных обстоятельств данного административного дела. Эта мера соразмерна допущенным Организацией нарушениям и вызванными ими последствиям. Доводы апелляционной жалобы о том, что в основу обжалованного решения были положены решения судов о признании ряда местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы в России экстремистскими, в то время как решения этих судов не имеют преюдициального значения для Организации, поскольку она не привлекалась по ним к участию в деле, не могут свидетельствовать о незаконности обжалованного решения суда по следующим обстоятельствам. Как правильно отмечено в обжалуемом решении, несмотря на то, что упомянутые решения российских судов в соответствии со статьей 64 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации не имеют преюдициального значения ввиду неучастия в их рассмотрении Организации, эти вступившие в законную силу судебные постановления в силу требования их обязательности, закрепленного в статье 6 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации", относятся к числу относимых и допустимых доказательств фактов осуществления экстремистской деятельности указанными в них лицами. Судебное решение, вступившее в законную силу, по общему правилу должно оставаться неизменным и уважаться как сторонами спора, так и иными лицами. Признание тех или иных информационных материалов экстремистскими означает констатацию того факта, что они нарушают запреты, установленные антиэкстремистским законодательством, и уже в силу этого представляют реальную угрозу правам и свободам человека и гражданина, основам конституционного строя, обеспечению целостности и безопасности Российской Федерации. Непривлечение рядом районных судов к участию в деле при рассмотрении дел о признании экстремистскими материалов религиозной литературы, используемой верующими зарегистрированной религиозной организации Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России, само по себе не исключает в силу действующего законодательства возможности принятия судами решений с учетом конкретных обстоятельств дела и имеющихся в деле материалов. Действующее законодательство, в том числе процессуальные нормы, на которые ссылается административный ответчик, не требуют при установлении признаков экстремистской деятельности местной религиозной организации обязательно привлекать к участию в деле централизованную религиозную организацию, в структуру которой входит такая местная религиозная организация. Конкретизируя в Законе о противодействии экстремистской деятельности правовые основания ликвидации общественных, религиозных объединений, иных организаций, федеральный законодатель точно определил субъекта, в отношении которого может быть принято решение о ликвидации. Применительно к настоящему административному делу таким субъектом является централизованная религиозная организация, а не определенные ее уставом органы. Следовательно, ликвидации подлежат не только органы управления, но и вся структура такой религиозной организации. В данной ситуации ликвидация местных религиозных организаций как подразделений Организации является взаимосвязанным с ответственностью централизованной религиозной организации правовым последствием, поскольку сущность деятельности этих религиозных организаций по осуществлению распространения вероучения направлена на реализацию общих целей, реализация уставных целей и деятельность по распространению экстремистской литературы производилась одними и теми же методами, литература, признанная экстремистской, издавалась и распространялась в связи с проповедованием вероучения Свидетели Иеговы. В соответствии с пунктом 3.2 устава Организация состоит из входящих в ее структуру религиозных объединений Свидетелей Иеговы - религиозных групп, местных религиозных организаций (общин, обществ и др.), религиозных организаций ею создаваемых. Отсутствие в Законе о свободе совести и о религиозных объединениях, статьях 123.26, 123.27 Гражданского кодекса Российской Федерации раскрытия формулировки "структурное подразделение", а равно неиспользование такого термина в уставе Организации при описании ее структуры, с заменой его на "организации, входящие в ее структуру" не означает, что Закон о противодействии экстремистской деятельности подлежит формальному и избирательному применению к различным элементам структуры рассматриваемой религиозной организации, состоящей в соответствии со своим уставом не менее чем из трех местных религиозных организаций (часть 4 статьи 8 Закона о свободе совести и о религиозных объединениях). Кроме того, правовым значением по делу является выявление явного или завуалированного противоречия соответствующих действий (документов) религиозной организации конституционным запретам возбуждения ненависти и вражды, разжигания розни и пропаганды религиозного превосходства. Используемое в Законе о противодействии экстремистской деятельности понятие "региональные и другие структурные подразделения" охватывает собой любые органы, организации, объединения, которые составляют единую структуру ликвидируемых общественных, религиозных объединений, иных организаций вне зависимости от их формального поименования в уставах. Вступившими в законную силу апелляционными определениями Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации подтверждено, что местные религиозные организации Свидетелей Иеговы, которые по требованию прокуроров были признаны экстремистскими и ликвидированы, входили в структуру Организации (в частности, N 89-АПГ16-1 от 15 апреля 2016 г., 57-АПГ16-3 от 9 июня 2016 г.). В силу Закона "О свободе совести и о религиозных объединениях", регулирующего особенности создания, правового положения или деятельности указанных объединений, религиозная группа и религиозная организация являются формами религиозного объединения (пункт 2 статьи 6); религиозная организация (как местная, так и централизованная) в отличие от религиозной группы имеет статус юридического лица соответствующей этому статусу правоспособностью, правами и обязанностями (статьи 7, 8). При этом учредителями местной религиозной организации могут быть не менее десяти граждан Российской Федерации, объединенных в религиозную группу, у которой имеется подтверждение ее существования на данной территории на протяжении не менее пятнадцати лет, выданное органами местного самоуправления, или подтверждение о вхождении в структуру централизованной религиозной организации того же вероисповедания, выданное указанной организацией (пункт 1 статьи 9). Для государственной регистрации местной религиозной организации необходим документ, подтверждающий вхождение местной религиозной организации в структуру централизованной религиозной организации того же вероисповедания, выданный руководящим органом (центром) централизованной религиозной организации, в случае, если местная религиозная организация входит в структуру централизованной религиозной организации (абзац шестой пункта 5 статьи 11); религиозная организация действует на основании устава, который утверждается ее учредителями или централизованной религиозной организацией, в уставе религиозной организации указываются вероисповедание и в случае принадлежности к существующей централизованной религиозной организации ее наименование (пункты 1, 2 статьи 10). Пунктом 3.3 устава Организации предусмотрено, что "устав религиозной организации, входящий в структуру Организации, утверждается Организацией в порядке, установленном Руководящим комитетом Организации. Вхождение в структуру Организации удостоверяется документом, выданным Организацией". При этом к компетенции Руководящего комитета Организации относится "установление порядка выдачи документа, подтверждающего вхождение религиозного объединения в структуру Организации, утверждения устава, изменений и дополнений в уставе религиозной организации, входящей в структуру Организации, назначения и прекращения полномочий членов ее постоянно действующего органа управления, осуществления взаимоотношений с религиозными объединениями, входящими в структуру Организации" (пункт 3.8 устава). Согласно пункту 3.4 устава Организации "религиозные объединения, входящие в структуру Организации и Свидетели Иеговы при осуществлении религиозной деятельности и распространения веры (миссионерская деятельность) находятся под защитой Организации во всех регионах России". Без входящих в обязательном порядке в его структуру местных религиозных организаций (в отличие от религиозных групп, наличие которых в структуре необязательно) подобное религиозное объединение не может иметь соответствующего гражданско-правового статуса и осуществлять деятельность как юридическое лицо. Разрешая данное дело, суд первой инстанции правильно исходил из следующего: факт того, что каждая местная религиозная организация в установленном законом порядке зарегистрирована в качестве юридического лица, не является поводом для иного толкования применяемого законоположения, поскольку действующее законодательство не только не исключает, но и допускает, что региональные и другие структурные подразделения тех или иных объединений могут иметь права юридического лица (например, статья 10 и часть десятая статьи 21 Федерального закона от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ "Об общественных объединениях", пункт 8 статьи 15 Федерального закона от 11 июля 2001 г. N 95-ФЗ "О политических партиях"). Вместе с тем при предъявлении уполномоченным должностным лицом или органом требования о ликвидации централизованной религиозной организации именно она представляет в соответствующих публичноправовых отношениях всю образованную ею структуру, в том числе и ее местные религиозные организации, за деятельность которых, а равно одной из них, она может нести ответственность согласно статьям 7, 9 Закона о противодействии экстремистской деятельности. Ликвидация централизованной религиозной организации, по сути, исключает возможность сохранения существующего статуса входящих в ее структуру местных религиозных организаций, которые, как следует из закона, устава Организации, уставов местных религиозных организаций, создавались в первую очередь как отдельные подразделения (части) единой структуры Организации. Несмотря на наличие у местных религиозных организаций статуса отдельных юридических лиц, структура Организации, анализ содержания уставов ее управленческого центра и местных религиозных организаций позволяет прийти к выводу о прямой зависимости местных религиозных организаций от управленческого центра. При этом характер этой зависимости не только канонический, как утверждает административный ответчик, но и гражданско-правовой, при котором, в частности, даже устав местной религиозной организации не может быть изменен по собственному желанию местной религиозной организации без получения утверждения в управленческом центре. Согласно имеющимся в материалах дела доказательствам любая деятельность всех местных религиозных организаций, входящих в единую структуру, осуществляется непосредственно под управлением и контролем Организации. С учетом специфики религиозной организации, структурные подразделения следуют судьбе основного общественного религиозного объединения, и в силу части 4 статьи 9 Закона о противодействии экстремистской деятельности при принудительной ликвидации основного религиозного объединения они также ликвидируются. Поскольку возможное ограничение деятельности религиозной организации со стороны государства предусмотрено федеральным законом, преследует законную цель, осуществляется в интересах общественной безопасности, для охраны общественного порядка, здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц, ссылки административного ответчика на нарушение статей 6, 9, 11, 18 Конвенции о защите прав человека и основных свобод вынесением обжалуемого решения не могут повлечь его отмену. Признавая обоснованность заявленного требования о ликвидации Организации по основаниям, предусмотренным законом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что применение исключительной меры не будет являться произвольным вмешательством и недопустимым ограничением права граждан на объединение и свободу. Доводы апелляционной жалобы о наличии у Организации многочисленных грамот и поощрений от местных органов государственной власти не свидетельствуют о незаконности обжалованного решения, поскольку вопрос соблюдения законодательства о противодействии экстремизму этими органами не проверялся. Ссылки в апелляционной жалобе на необходимость назначения экспертизы вероучения Свидетелей Иеговы несостоятельны, поскольку при рассмотрении данного дела суд первой инстанции не оценивал законность религиозных убеждений Свидетелей Иеговы и способы их выражения, проверяя лишь законность совершаемых Организацией действий в соответствии с Законом о противодействии экстремистской деятельности. Установление ответственности религиозной организации за осуществление экстремистской деятельности не может рассматриваться как нарушение конституционного права на объединение. Государство, охраняя права, свободы, законные интересы человека и гражданина, общественный порядок, общественную безопасность и выявляя факты деятельности, признаваемой экстремистской, не обязано ожидать "негативного накопительного эффекта", когда количество нарушений, имеющих признаки экстремизма, приобретет иное качество и их последствием будет являться не угроза нарушений каких-либо прав или причинения вреда, а непосредственно сам вред личности, здоровью граждан, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, собственности, законным экономическим интересам физических и (или) юридических лиц, обществу и государству. Иная позиция не только не соответствует смыслу Закона о противодействии экстремистской деятельности, но и не отвечает социально значимым целям противодействия экстремистской деятельности, которые в том числе направлены на возможность предупреждения реального вреда и, следовательно, более тяжких последствий такой запрещенной деятельности. В случае принятия судом по основаниям, предусмотренным указанным федеральным законом, решения о ликвидации общественного или религиозного объединения их региональные и другие структурные подразделения также подлежат ликвидации (часть четвертая статьи 9). На основании части пятой приведенной выше нормы закона имущество ликвидируемой религиозной организации, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, подлежит обращению в собственность Российской Федерации, в связи с чем доводы апелляционной жалобы о нарушении права собственности местных религиозных организаций вынесением обжалованного решения не основаны на законе. Ссылки административного ответчика, изложенные в том числе в апелляционной жалобе, о том, что Организация не является автором, издателем или правообладателем информационных материалов и сайтов в сети "Интернет", указанных административным истцом, судом первой инстанции проверялись и правильно были признаны несостоятельными, поскольку печатные книги, брошюры религиозного содержания, включенные в федеральный список экстремистских материалов, были импортированы и ввезены в Российскую Федерацию непосредственно Организацией для их последующего, в том числе незаконного массового распространения или хранения с этой целью. Несогласие административного ответчика с оценкой содержания данных материалов, признанных экстремистскими, по мотивам наличия различных экспертных мнений, имеющих иные выводы, не опровергает ранее установленных судебными решениями фактов экстремистской деятельности и признания конкретных материалов экстремистскими. Проверка законности этих судебных актов по административным делам о ликвидации местных религиозных организаций не входит в предмет административного иска по настоящему делу, а может осуществляться в установленных законодательством процедурах их обжалования. Таким образом, судом первой инстанции правильно были определены обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора, выводы суда, изложенные в решении, соответствуют обстоятельствам дела и действующему законодательству, в результате чего постановлено законное и обоснованное решение. Обжалуемое судебное решение вынесено с соблюдением норм процессуального права и при правильном применении норм материального права, в том числе Закона о противодействии экстремистской деятельности, которым определены особенности рассмотрения дел о ликвидации религиозного объединения. Предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для отмены решения в апелляционном порядке не имеется. Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила: решение Верховного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2017 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Религиозной организации "Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России" - без удовлетворения.
<< | >>
Источник: Афтахова А.В.. Правовые основы религиозной безопасности: Учебно-методическое пособие. 2018

Еще по теме АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 17 июля 2017 г. N АПЛ17-216 (извлечение):

  1. 10. ПОСТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ от 14 января 2000 г. № 1-П «ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ОТДЕЛЬНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР, РЕГУЛИРУЮЩИХ ПОЛНОМОЧИЯ СУДА. ПО ВОЗБУЖДЕНИЮ УГОЛОВНОГО ДЕЛА, В СВЯЗИ С ЖАЛОБОЙ ГРАЖДАНКИ И.П. СМИРНОВОЙ И ЗАПРОСОМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» (извлечение)
  2. § 3. Место Верховного Суда Российской Федерации в системе судов общей юрисдикции
  3. 16. ОПРЕДЕЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ от 1 июля 1998 г. № 97-0 «ПО ЖАЛОБЕ ГРАЖДАНИНА ТЕРЗИЯНА ПЕТРОСА МКРТИЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ СТАТЕЙ 159 И 199 КОДЕКСА РСФСР ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ» (извлечение)
  4. 18. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ от 31 октября 1995 г. № 8 «О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ПРАВОСУДИЯ»
  5. 24. ИНСТРУКЦИЯ ГОСНАЛОГСЛУЖБЫ РФ от 15 мая 1996 г. № 42 «ПО ПРИМЕНЕНИЮ ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ «О ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОШЛИНЕ» (с изменениями от 7 октября 1996 г., 6 июля 1998 г., 19 февраля, 16 ноября 1999 г.) (извлечение).
  6. 15. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СУВЕРЕНИТЕТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И В РЕШЕНИЯХ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  7. 3. ПОЛНОМОЧИЯ АРБИТРАЖНОГО СУДА АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ. ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ИЗМЕНЕНИЯ ИЛИ ОТМЕНЫ РЕШЕНИЯ СУДА ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ. ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ
  8. 3. Полномочия арбитражного суда апелляционной инстанции. Основания для изменения или отмены решения суда первой инстанции. Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции
  9. 74. КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАК СУДЕБНЫЙ ОРГАН КОНСТИТУЦИОННОГО КОНТРОЛЯ. РОЛЬ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В ОБЕСПЕЧЕНИИ КОНСТИТУЦИОННОЙ ЗАКОННОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  10. 13. ПОСТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ от 6 июля 1998 г. № 20-П «ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ЧАСТИ ПЯТОЙ СТАТЬИ 325 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР В СВЯЗИ С ЖАЛОБОЙ ГРАЖДАНИНА В.В. ШАГЛИЯ» (извлечение)
  11. ВЫПИСКА ИЗ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВОЕННОЙ КОЛЛЕГИИ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ № бн-00164/2000 от 29.V.2002
  12. § 1. Верховный Суд Российской Федерации
  13. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  14. § 4. Верховный Суд Российской Федерации, его компетенция
  15. 2. КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 1993 года (извлечение)
  16. ПОСТАНОВЛЕНИЕ Верховного Совета Российской Федерации О мерах по обеспечению политической стабильности
  17. 3. Полномочия арбитражного суда кассационной инстанции. Основания для изменения или отмены решения суда первой инстанции, постановления суда апелляционной инстанции. Постановление арбитражного суда кассационной инстанции