<<
>>

Глава IV О СОСТОЯНИИ ДРЕВНЕЙ ЦЕРКВИ И ОБ ОБРАЗЕ УПРАВЛЕНИЯ ЕЮ, СУЩЕСТВОВАВШЕМ ДО УТВЕРЖДЕНИЯ ПАПСТВА27

I. До сих пор мы говорили о порядке управления Церковью исключительно с той точки зрения, как он был завещан нам словом Божьим, а также о служителях Церкви согласно установлению Иисуса Христа. Теперь же для того, чтобы всё это как следует прояснить и запечатлеть в памяти, необходимо рассмотреть, как выглядела древняя Церковь в отношении этих вопросов, ибо она могла бы представить нам, словно в зеркале, вешеназванное установление Бога.
Древние епископы создали множество канонов, или правил, которые, на первый взгляд, далеко выходят за пределы высказанного Богом в Писании. Однако они так точно соотнесли весь свой порядок и устроение с единым правилом Слова Божьего, что, как нетрудно заметить, ни в чём не оказались чуждыми или противоречащими ему. Но даже если и было в чём упрекнуть древних епископов, они усердно старались сохранить установления Господа и не слишком удалились от них. Поэтому нам весьма полезно кратко рассмотреть, какова была их практика. Как мы уже сказали, Писание называет три разряда служителей. Так и древняя Церковь разделяла всех своих служителей на три вида. К разряду священников относились пастыри и учители. Задача других состояла в заботе о дисциплине и об исправлении верующих. Диаконам поручали служить бедным и раздавать милостыню3. Что касается чтецов и служек, аКальвин говорит здесь о трёх разрядах служителей (хотя фактически он различает четыре), потому что объединяет в одну категорию пастырей и учителей. — Прим. франц. это были не виды церковных должностей, а просто молодые люди, которых принимали в клир и заранее путём определённых упражнений приучали к церковному служению, чтобы они лучше осознали своё предназначение и подготовлялись к наилучшему исполнению своей службы, когда придёт её время (в дальнейшем я расскажу об этом подробнее3). Поэтому св. Иероним разделяет Церковь на пять разрядов: 1) епископов; 2) пресвитеров; 3) диаконов; 4) просто верующих; 5) тех, кто ещё не крещён, но получает наставление в христианской вере, чтобы затем принять крещение. Таким образом, св. Иероним не отводит особого места ни остальным клирикам, ни монахам11. 2. В ранней Церкви пресвитерами называли всех несущих служение учительства. В каждом городе они избирали из своего числа одного человека, получавшего особое наименование епископа. Цель этого избрания состояла в том, чтобы равенство не порождало раздоров, как это часто случается. Однако епископ не настолько превосходил других пресвитеров честью и достоинством, чтобы господствовать над ними. Скорее, его должность была подобна должности председательствующего в совете и заключалась в том, чтобы вносить предложения, выслушивать мнения, направлять людей добрыми увещеваниями и предостережениями, препятствовать своим авторитетом возникновению смуты и исполнять совместно принятые решения. Такова была должность епископа среди пресвитеров0. Древние отцы признают, что она была введена в силу необходимости, по общему согласию верующих. Св. Иероним так комментирует Послание к Титу: «Пресвитер и епископ представляли собой одно и то же. До того, как по наущению дьявола в христианстве произошло разделение и один стал говорить “я Кифов”, а другой — “я Аполлосов” [1 Кор 1:12; 3:4], Церкви совместно управлялись советом пресвитеров. Но потом эта должность была поручена одному, чтобы исторгнуть семя раздоров. Поэтому пресвитеры знают, что подлежат власти предстоящего им епископа согласно обычаю Церкви, как и епископ знает, что возвышен над пресвитерами не столько велением Господа, сколько обычаем, и должен управлять Церковью совместно с ними»3. При всём том св. Иероним свидетельствует о древности этого обычая. Так, в Александрии со времени евангелиста Марка пресвитеры неизменно избирали из своей среды одного, чтобы он предстоял им, и называли его епископомь. Итак, во всяком городе имелась коллегия пресвитеров. Все они были пастырями и учителями, ибо все были обязаны учить народ и побуждать его к исправлению — согласно тому, как велит это делать св. Павел. А чтобы обеспечить себе преемников, они должны были принимать в клир и поставлять молодых людей, которые впоследствии занимали их место. Каждый город имел свой диоцез со своими пресвитерами. Все они, как городские, так и сельские, составляли тело данной Церкви. Тот факт, что каждая такая коллегия имела своего епископа, объясняется исключительно соображениями порядка и поддержания мира. Епископ, превосходя других пресвитеров достоинством, тем не менее подчинялся решениям их собраний. Если диоцез оказывался так велик, что епископ не мог в одиночку исполнять свою должность на всей его территории, то тогда в нескольких местах избирались пресвитеры для исполнения епископских обязанностей меньшей важности. Они назывались «сельскими епископами»28, поскольку представляли епископа в сельских местностях0. 3. Что касается служения, то как епископам, так и пресвитерам надлежало быть подателями слова Божьего и таинств. Только в Александрии пресвитерам было воспрещено проповедовать, так как там Арий возмутил всю Церковь, о чём сообщает Сократ в девятой книге «Трёхчастной истории»**. Св. Иероним с полным основанием осуждает подобный порядок®. К тому же епископ, называющий себя таковым, но не исполняющий своего служения, был бы просто чудовищем. Поэтому в те времена придерживались дисциплинарного правила, согласно которому все служители должны были исполнять обязанности, возложенные на них Богом. И это было установлено не на краткое время, а навсегда. Ибо даже в эпоху св. Григория, когда Церковь находилась в упадке или по крайней мере сильно уклонилась от своего первоначального состояния, отстранение aHieronymus. Op. cit., 598а. Hieronymus. Epistolae, 146,1 (ad Evagrium) (MPL, XXII, 194). Евсевий. Церковная история, VII, XXX, 10. Kaccuodop. Трёхчастная история, IX, 28 (MPL, LXIX, 1156). Сократ. Церковная ИСТОРИЯ, 21 (MPG, LXVII, 623-626). eHieronymus. Epist., 52 (ad Nepotianum), 7 (MPL, XXII, 534). епископа от проповеди считалось неприемлемым. У св. Григория в одном месте говорится о том, что епископ повинен в смертном грехе, коль скоро от него не слышно ни слова, ибо если он не проповедует, то навлекает на себя гнев Божий3. И в другом месте: «Когда св. Павел сказал, что чист от крови всех (Деян 20:26), это самое слово “всех” нас, именуемых пресвитерами, связывает, убеждает, обличает и обвиняет, ибо мы повинны не только в наших собственных злодеяниях, но и в смерти других. Ибо мы своим бездействием и молчанием убиваем их, гибнущих каждодневно»1* 29. Св. Григорий упрекает себя и других в молчании, потому что он и другие не исполняют служения слова с надлежащим постоянством. Но если он не прощает исполняющих служение наполовину, то что бы сказал он о тех, кто вовсе устраняется от него? Итак, на протяжении долгого времени главное дело епископа состояло в том, чтобы пасти народ словом Божьим и созидать Церковь общественной и частной проповедью святого учения. 4. Что касается того, что каждая провинция имела своего архиепископа0, а затем Никейским собором были избраны патриархи, превосходившие архиепископов по чести и достоинству, то эти служения были учреждены ради сохранения порядка. Поскольку нужда в них возникала не часто, я мог бы о них не говорить. Тем не менее кратко упомянуть о них здесь будет только к лучшему. Итак, изначально эти степени были учреждены для того, чтобы в случае возникновения каких-либо затруднений в Церкви, которые не могли быть разрешены малым числом людей, они ставились на рассмотрение поместного co6opad. Если вопрос оказывался настолько важен или труден, что было необходимо его дальнейшее обсуждение, он выносился на суд патриарха, созывавшего собор всех подчинённых ему епископов. Последней инстанцией был Вселенский соборе. Некоторые называют та- аГэигорий Великий. Письма, 24 (MPL, Ер. 25, LXXVII, 473 р.). ьЕго же. Гомилия на Книгу Иезекииля, I, XI, 10 (MPL, LXXVI, 910). cHefele С. J., von. Histoire des Conciles d’aprfes les documents originaux. Trad, et 6d. Leclercq H. P., 1907-1913, vol. 1-10 (5 tomes). Никейский собор (325): v. 1, p. 1539 s.; 1182s.; Константинопольский собор (381): v. 2, p. 21 s.; Халкидонский собор (451): v. 2, p. 815 s. Сократ. Церковная история, V, 8 (MPG LXVII, 579). йКиприан. Письма, 75 (Фирмилиан — Киприану) IV, 3 (MPL, Ер. 75, III, 1206); Никейский собор (325): Hefele С. J., von. Op. cit., v. 1, p. 548 s.; I Антиохийский собор (341): Op. cit., p. 720; Константинопольский собор (381): Op. cit., v. 2, p. 21 s.; Халкидонский собор (451): Op. cit., v. 2, p. 807; Canones sanctorum Apostolorum, I, 6 (MPG, CXXXVII, 112 p.) 6Евсевий. Жизнь Константина, III, 6 (MPG, XX, 1059); Константинопольский собор (381): Hefele С. J., von. Op. cit., v. 2, p. 32 s. кое управление иерархией3; но это слово кажется мне неподходящим. По крайней мере, в Писании оно не употребляется вовсе, ибо Св. Дух пожелал показать, что, когда речь идёт об управлении Церковью, никто не должен присваивать себе какое-то первенство или главенство30. Если же мы рассмотрим этот вопрос, не держась за слово, то окажется, что древние епископы отнюдь не намеревались создавать формы церковного управления, отличные от установленных Богом в его Слове. 5. Диаконское служение в этот период также не отличалось от того, каким оно было во времена апостоловь. Диаконы принимали от верующих ежедневные пожертвования и годовые взносы в пользу Церкви, чтобы затем направлять их на должные цели: частью на содержание служителей Церкви, частью на помощь бедным. Всё это происходило под надзором епископа, перед которым диаконы отчитывались каждый годс. Предписания канонов, согласно которым епископ является распределителем церковного имущества, не следует понимать в том смысле, что епископы исполняли эту обязанность сами. Но именно они должны были указывать диаконам, каких людей им надлежит призвать для получения на пропитание содержания из церковных средств, между кем и кем следует распределить остаток. И вообще обязанность епископа — осуществлять верховное руководство церковными делами. Среди так называемых «Апостольских правил» есть одно, которое гласит: предписываем, чтобы епископ распоряжался имуществом Церкви. Ибо если человеческие души, которые гораздо ценнее, поручены епископу, то с тем большим основанием он должен ведать денежными делами, чтобы по его поручению пресвитеры и диаконы со смирением и страхом распределяли средства Церкви**. Антиохийский собор постановил применять исправительные меры к епископам, которые сами распоряжались церковным имуществом, не привлекая в помощь пресвитеров и диаконове. Но не стоит больше спорить об этом. Ибо многочисленные послания и письма св. Григория со всей очевидностью свидетельствуют, что даже в его время, когда всё церковное устроение подверглось сильному искажению, этот порядок ещё сохранялся и диаконы по-прежнему являлись распорядителями средств Церкви, действующими под руководством епископов. Вполне вероятно, что вначале им в помощь были приданы ипо- яПсввдо-Дионисий Арвопагит. О церковной иерархии (MPG, III, 369 р.). Ср. гл. Ill, 6 настоящей книги. 522)ГРиг°Рий Великий- Письма- кн- >. 39- 46, 55, 59, 65 (MPL, LXXVII, 493, 508-509, 516-519, 'jDecretum Gratiani, II, XII, qu. 1, с. 24; Киприан. Письма, 5,1 (MPL, Ер. 4, IV, 235-236). Антиохийский собор (341): Hefele С. J., von. Op. cit., v. 1, p. 722. диаконы — для попечения о бедных3, но мало-помалу это различие стёрлось. Когда имущество Церкви увеличилось, вследствие чего возросли обязанности диаконов и потребовалась более проработанная система управления, появилась должность архидиаконаь. С другой стороны, св. Иероним сообщает, что она существовала уже в его время0. Архидиаконы держали в своих руках как церковные владения и доходы, так и утварь и ежедневные пожертвования. Поэтому св. Григорий пишет архидиакону Салонийскому12, что, если из-за небрежения или воровства будет утрачено что-либо из церковного имущества, возмещение убытка будет взыскано с него4 31. Что же касается поручения диаконам читать Евангелие и призывать народ к молитвее, а также подавать верующим чашу для питья при совершении Вечериг, — это делалось для возвышения их звания, дабы они с ещё большим страхом Божьим исполняли свой долг. Все эти служения должны были напоминать диаконам, что они находятся не на мирской службе, но совершают духовное служение, посвящённое Богу. 6. Из всего этого нетрудно понять, как использовалось и распределялось церковное имущество. Учители древности, всевозможные постановления и каноны часто говорят о том, что всё, чем владеет Церковь — будь то земля или деньги, — есть достояние бедных8. Поэтому они вновь и вновь повторяют епископам и диаконам, что находящиеся в их ведении богатства вовсе не являются их собственностью, но предназначены для нужд бедных, и что недобросовестное расточение или присвоение этих богатств — смертный грех*1. Епископов и диаконов увещевают распределять порученное им имущество среди тех, кому оно предназначено, с великим страхом и благоговением, словно перед Богом, и невзирая на лица. Именно в таком духе высказываются св. Иоанн Златоуст, св. Амвросий, св. Августин и другие отцы, являя перед народом своё единомыслие8. Но поскольку справедливость и Божья заповедь в Законе требуют, чтобы люди, целиком посвятившие себя служению Церкви, существовали за счёт общины [1 Кор 9:14; Гал 6:6], а также потому, что в те времена многие пресвитеры, отдавая своё достояние Богу, становились добровольными бедняками1*, то по этим причинам распределение церковного имущества предусматривало содержание церковнослужителей и вспомоществование бедным. Однако надлежащий порядок требовал, чтобы служители Церкви являли собой пример умеренности и воздержания. Жалование их не должно было быть чрезмерным, дабы не позволить им погрязнуть в роскоши и наслаждениях, но только обеспечивать возможность скромного существования. Поэтому св. Иероним говорит, что если клирики, обладая достаточным для жизни собственным имуществом, берут средства, предназначенные для бедных, то они совершают святотатство и поедают собственное осуждение [1 Кор 11:29]с 32. 7. Вначале распоряжение церковным имуществом ничем не регламентировалось, поскольку можно было со спокойной душой доверять епископам и диаконам, для которых законом была их собственная совесть. Но с течением времени алчность некоторых церковнослужителей и дурное управление стали причиной вопиющих злоупотреблений. Поэтому были утверждены конкретные правила, согласно которым все доходы Церкви должны были распределяться на четыре части: первая предназначалась клиру, вторая — бедным, третья — на ремонт церквей и другие подобные расходы, четвёртая — чужеземцам и неимущим странникам. Тот факт, что иные каноны отводят епископу четвёртую часть, отнюдь не противоречит принципу вышеуказанного разделения. Ведь они вовсе не предполагают, что епископ будет владеть этими средствами на правах собственности, или проест их в одиночку, или растратит, как ему заблагорассудится. Нет, эти средства даются епископу для того, чтобы он мог проявлять щедрость к странникам по заповеди св. Павла (1 Тим 3:2). Именно так толкуют эти правила папа Геласий и св. Григорий. Право епископа брать часть церковных доходов себе Геласий обосновывает ещё аИоанн Златоуст. Проповедь перед изгнанием (MPG, LII, 431); Амвросий. Проповедь против Авксентия, 33 (MPL, XVI, 1060Ь-с); Августин. Письма, 3 (Альбину), 126 (MPL, XXXIII, 480 р.). 'Августин. Проповеди, 35, 5, II (MPL, XXIX, 1570); Письма, 185, IX, 35 (MPL, XXXIII, о09). cDecretum Gratiani II, I, qu. 11, с. 6 (там цитируется послание Иеронима папе Дамасу). одним соображением: необходимостью иметь средства на вспомоществование странникам и выкуп пленников3. Еще яснее высказывается св. Григорий: «Апостольский престол обычно предписывает епископу при вступлении его в должность разделять все доходы Церкви на четыре части, из которых одна предназначается ему и его семье, дабы он мог принимать чужеземцев и странников и благотворить им; вторая — клиру, третья — бедным, а четвёртая — на ремонт и восстановление церковных зданий»ь 33. Таким образом, епископу было позволено брать себе только самое необходимое для того, чтобы умеренно питаться и одеваться без всякой роскоши. Если кто-нибудь из епископов превышал меру и выказывал пристрастие к роскоши или пышности, он тут же подвергался порицанию со стороны других епископов, а если по-прежнему не желал воздерживаться, то подлежал низложению. S. Что касается украшения храмов, то поначалу оно было весьма скромным. Даже после того как Церковь стала богаче, она по-прежнему сохраняла умеренность в этом отношении. Вся имевшаяся в храмах серебряная утварь считалась запасом средств для бедных на случай крайней нужды. Так, епископ Иерусалимский Кирилл, не имея возможности иным способом помочь неимущим во время голода, продал все сосуды и украшения храмов и раздал деньги бедным. Так же и Акакий, епископ Амидский*, видя большое число персов в великой нужде, созвал свой клир и убедил его в том, что Господь не испытывает необходимости в блюдах и чашах, ибо не ест и не пьёт. Вся эта утварь была продана, и деньги пошли на пропитание и выкуп пленных персов0. Св. Иероним, осуждая уже вошедшие к тому времени в обычай излишества в украшении храмов, хвалил тогдашнего епископа Тулузы Экзуперия за то, что он совершал таинство Плоти Господней в простой корзине из ивовых прутьев, а таинство Крови — в стеклянном сосуде, однако не допускал, чтобы хоть один бедняк голодал'1. То, что я только что говорил об Акакии, св. Амвросий рассказывает о самом себе. Когда ариане стали обвинять его в том, что он разбил все священные сосуды, чтобы выкупить пленённых неверными христиан, Амвросий произнёс в своё оправдание замечательные и достопамятные aDecretum Gratiani II, XVI, qu. 3, с. 2 (там цитируется Геласий — Письмо 10 (епископам Сицилии)) (MPL, LIX, 57). “Ibid., 30 (цитируется Григорий Великий — Письмо Августину, епископу Англии) (MPL, LXXVII, 1184b). ’Город в Месопотамии; ныне —Диярбакыр в Турции. — Прим. ред. сКассиодор. Трёхчастная история, XI, 16 (MPL, LXIX, 1017, 1198). dHieronymus. Ер. 125 (ad Rusticum), 20 (MPL, XXII, 1085). слова: «Пославший апостолов без золота — без золота и собрал Церковь. Церковь обладает золотом не для того, чтобы хранить его, но чтобы раздавать бедным и помогать им в нужде. К чему хранить то, что не приносит никакой пользы? Разве нам неизвестно, как ассирийцы вывезли всё золото и серебро из храма Господня [4 Цар 18:15-16]? И разве не лучше было бы первосвященнику обратить это золото в деньги и помочь ими голодающим, чем отдать на разграбление разбойнику и святотатцу? Разве Бог не сказал: как допустил ты, что столько бедняков умерло от голода, в то время как у тебя было достаточно золота, чтобы купить им еду? Как позволил ты увести в плен столько бедняков и не выкупил их? Как потерпел ты, что некоторые из них были убиты? Нужно было хранить сосуды живых созданий, а не изделия из мёртвого металла. Что ответить на это? Сказать: мы боялись, что храм останется без украшений? На это Бог возразил бы, что таинства вовсе не требуют золота. Их нельзя купить за золото, и не золотом они украшаются. Украшение таинств — искупление пленников»3. Короче говоря, в те времена поистине осуществлялось то, о чём Амвросий сказал в другом месте: всё, чем обладала Церковь, предназначалось для поддержки бедных; и всё то, чем обладал епископ, тоже предоставлялось в помощь беднякамь. 9. Таковы были служения, или должности в древней Церкви34. Другие ступени принадлежности к клиру, часто упоминаемые в книгах учителей и в документах соборов, являлись скорее начальными и подготовительными, чем собственно церковными должностями. Ибо для того, чтобы в Церкви всегда имелась молодая поросль, дабы не остаться ей без служителей, молодые люди с согласия и по решению родителей принимались в клир и получали наименование клириков0 с тем, чтобы в будущем стать служителями Церкви. До времени их наставляли и приучали ко всяким полезным делам, дабы они не оказались новичками и невеждами, когда придёт пора привлечь их к тому или иному служению*1. Конечно, я предпочёл бы назвать их более подходящим именем: ведь св. Пётр именует клиром всю Церковь, то есть наследием Бога (1 Пет 5:3)*, так что это *'Амвросий. Об обязанностях священников, II, 28,137 сл. (MPL, XVI, 140). Амвросий. Письма, 18,16 (MPL, XVI, 1018Ь); 20, 8 (MPL, XVI, 1038Ь). ®Об этимологии слова «клир» см. Decretum Gratiani I, dist. XXI, I. аКиприан. Письма, 55, VIII, 2; 38, II (MPL, Ер. 52, 33, III, 327); Leo I. Ep. 12, 4 (MPL, LIV, P-): Псевдо-Киприан. О повторном крещении, 10 (MPL, III, 1243); Hieronymus. Ep. 52, 2 ' L, XXII, 531); Климент Александрийский. Кто богат? [рус. изд.: «О том, какой богач спасётся»] 42, 2 (MPG, IX, 647). *В Синодальном переводе — «стадо». Латинское «clerus» нередко переводится как ^Духовенство», «причт». — Прим. ред. наименование не годится для какого-то одного разряда. Но практиковавшийся порядок был свят и полезен. Я имею в виду обычай воспитывать под руководством епископа тех, кто посвящает себя Церкви, чтобы церковную должность мог занять только человек хорошо подготовленный, то есть сведущий в добром и здравом учении, привыкший к несению тягот, к смирению и повиновению; к тому же занятый святыми вещами и забывший обо всех мирских занятиях. Как новобранцев посредством нужных упражнений готовят к надлежащему поведению во время сражения с врагом, так и в древней Церкви клирики, ещё не вступившие в должность, подготавливались к служению определёнными упражнениями. Вначале им поручали отпирать и запирать врата храмов, отчего они назывались привратниками3. Затем им предписывали пребывать вместе с епископом и сопровождать его — во-первых, в качестве почётной свиты, а во-вторых, во избежание подозрений, чтобы он не ходил один, без свидетелей. Далее им поручали чтение Псалмов во время службы, дабы народ постепенно привыкал к ним и научился признавать их авторитет, а также дабы они сами научились вести себя перед народом, не приходили в замешательство и не стеснялись говорить, когда наступит время стать пресвитером и произносить проповедиь. Так они продвигались со ступени на ступень, получая одобрение во всяком упражнении, пока их не производили в иподиаконы0. Моё намерение состоит в том, чтобы показать, что все эти ступени были, как сказано выше, не столько определёнными видами служения, сколько приуготовлением, началом, ученичеством. 10. Итак, мы видим, что в первых двух пунктах, касающихся избрания служителей — каковы они должны быть и насколько обдуманно следует их избирать, — древняя Церковь прилежно следовала предписаниям св. Павла. Избрание епископов осуществлялось собранием верующих при благоговейном призывании имени Божьего'1. Далее, в древней Церкви существовала процедура экзамена, предусматривавшая тщательное рассмотрение образа жизни и вероучения избираемого, согласно тому же правилу св. Павла (1 Тим 3:2-7)е. В этой области имелась только аЕвсевий. Церковная история, VI, XLIII, 11 (MPG, XX, 622). ьНа протяжении этого фрагмента Кальвин скорее пересказывает, чем переводит Евсевия. — Прим. франц. изд. сЕвсевий. Там же; Киприан. Письма, 29 (MPL, Ер. 24, IV, 293); Эльвирский собор (ок. 300 г.): Hefele С. J., von. Op. cit., v. 1, p. 237. dКлимент Александрийский. Кто богат? 42, 3 (MPG, IX, 647); Киприан. Письма, 55, VI; 67 (MPL, Ер. 52, 68, III, 791. 1062). eLeo I. Ер. 12, 2 (MPL, LIV, 647); Statuta ecclesia antiqua. — Четвёртый Карфагенский собор (436) (MPL, LXXIV, 199-200). одна ошибка: со временем древние христиане стали проявлять по отношению к своим епископам излишнюю суровость, требуя от них большего, нежели требовал св. Павел. В особенности это касается позднейшего предписания воздерживаться от брака3 35. Во всём остальном они следовали вышеупомянутым наставлениям св. Павла. Что же касается третьего пункта — кому надлежит избирать и поставлять церковнослужителей, — в этом древний порядок со временем претерпел изменения. Сначала без согласия народа не назначались даже клирики. Так, св. Киприан старательно оправдывается в том, что поставил чтеца, не уведомив о том Церковь: по его словам, это шло вразрез с обычаем, пусть даже он был прав в своём выборе. Поэтому он предваряет своё послание фразой: «Дорогие братья! Поставляя клириков, мы имеем обыкновение спрашивать, каково ваше мнение, и, лишь посоветовавшись со всею Церковью, оценивать заслуги каждого»ь. Таковы были слова Киприана. Но ввиду того, что в выборе на эти малые должности (вроде чтецов и служек) было не слишком опасно ошибиться — поскольку они не имели большого значения и служение в них было долговременным испытанием, — постепенно такие избрания стали совершаться без согласования с народом. Позднее народ предоставил право выбора и на другие должности, кроме епископской, епископам и пресвитерам, дабы они рассматривали, подходит ли кандидат для данного служения или нетс. Исключением являлось только поставление пресвитера в общину: его кандидатуру должны были одобрить её члены4. Неудивительно, что народу было не так уж важно сохранять своё право участия в выборах: ведь никто не мог стать иподиаконом, не пройдя прежде длительного и очень сурового испытания. Затем, будучи испытан на этой ступени, человек мог стать диаконом, а затем, если он хорошо проявил себя в этой должности, подняться до пресвитера. Так что никто не мог продвинуться в церковном служении, не пройдя прежде долгого испытания, причём на виду у народа. К тому же имелось множество способов, предназначенных для исправления пороков церковнослужителей. Поэтому дурные пресвитеры или диаконы могли обременять аАнкирский собор (314): Hefele С. J., von. Op. cit., v. 1, p. 312 (Decretum Gratiani I, dif. XXVIII); Неокесарийский собор (314): ibid., p. 327; Siricius. Ep. 1 (ad Himericem Tarraconensem), 7 (MPL, XIII, 1138 p.); Второй Карфагенский собор (390) (MPL, LXXXIV, 185); Hefele C. J., von. Op. cit., v. 2, p. 77 (Decretum Gratiani I, dist. XXXI, c. 3); Innocentius I, tp. 2 (ad Victricium), 9 (MPL, XX, 475 p.) (Decretum Gratiani I, dist. XXXI, c. 4-5); Первый '?атеранский собор (1123), 21 — Hefele с. J., von. Op. cit., v. 5, p. 638. DКиприан. Письма, 38 (MPL, Ep. 33, IV, 325). “Decretum Gratiani I, dist. LXVII, c. 1. Киприан. Письма, 55, VIII; 59 (MPL, Ep. 52, 55, III, 787, 830). Церковь только в том случае, если она пренебрегала имевшимися у неё средствами предотвращения такого положения дел3. Тем не менее для избрания пресвитеров требовалось номинальное согласие местных жителей. Об этом свидетельствует правило, приписываемое Анаклету и цитируемое Грацианом в 67-й дистинкцииь. Ординация совершалась в определённое время года, чтобы никто не мог быть ни поставлен втайне и без согласия народа, ни продвинуться на следующую ступень, не засвидетельствовав о своей пригодности®. II. Что касается избрания епископов, то долгое время сохранялся порядок, согласно которому народу предоставлялась свобода и епископом мог стать только человек, угодный всему народу. Поэтому Антиохийский собор постановил, что никто не может быть ординирован в епископа вопреки воле народа^ Это подтверждает Лев I: «Пусть изберут того, кого захотят клир и простые христиане, по крайней мере большинство их»е. И ещё: «Кто должен предстоять всем, тот должен и избираться всеми. Ибо ординация, совершённая втайне и без рассмотрения, совершается насильственно»^ А также: «Пусть изберут того, кого выберет клир и пожелает народ, и пусть он будет посвящён епископами провинции и утверждён митрополитом»836. Святые отцы так заботились о том, чтобы это право народа не было ущемлено, что даже Константинопольский вселенский собор не хотел ординировать епископа Нектария без одобрения клира и народа, как явствует из послания епископу Рима*1. Поэтому, если епископ назначал себе преемника, поставление считалось законным только при условии подтверждения его народом. Не только пример, но самоё процедуру такого избрания мы видим в том, как св. Августин провозгласил своим преемником Ирадия1. И историк Феодорит, сообщая о том, что Афанасий поставил своим преемником Петра, тут же добавляет, что это из- аАпостольские постановления, 43-46 (MPG, (42-44), XXXVII, 125 р.). bDecretum Gratiani I, dist. LXVII, с. 1; LXXV, с. 7 (MPL CLXXXVII, 351, 368). cGelasius. Ep. 9,11 (MPL, LIX„ 52). аАнтиохийский собор (341): Hefele С. J., von. Op. cit., v. 1, p. 719 s. (Decretum Gratiani I, dist. XCII, c. 5). ®Leo I. Ep. 14, 5 (MPL, LIV, 673a). •Idem. Ep. 10, 6 (MPL, LIV, 634a). 9ldem. Ep. 167 (ad Rusticum Narbonensem), 10 (MPL, LIV, 1203a); Decretum Gratiani I, dist. LXII, c. 1. ьФеодорит. Церковная история, V, 9 (MPG, LXXXII, 1218). ‘Августин называет его Ираклием, что правильнее. Августин. Письма, 213 (MPL, XXXIII, 966 р.). брание было ратифицировано клиром и поддержано правителями и всем народом3. 12. Должен признать, что Лаодикийский собор совершенно справедливо решил не оставлять избрание служителей на усмотрение всехь 37. Ибо вряд ли столько голов могут прийти к единому мнению, чтобы довести дело до конца. Поговорка, что простонародье по своему легкомыслию желает то одного то другого, почти всегда оказывается верной0. Но имелось отличное средство избежать этого зла. Ибо первичный выбор осуществлял исключительно клир, затем он представлял избранную им кандидатуру на рассмотрение властей и видных граждан, которые в результате совместного обсуждения либо одобряли выбор, либо, если он казался ошибочным, избирали другого человека. Только после этого обращались к народу. Причём народ не был обязан соглашаться с уже состоявшимся выбором, но не имел и повода для смуты. Или же начинали с обращения к народу, чтобы услышать, кош он предпочитает. А затем, узнав, к чему склоняется народ, клир совершал свой выбор. Вследствие такой процедуры клир отнюдь не был волен избирать епископа по своей прихоти, но и не был принуждён угождать грубым вкусам толпы. О таком порядке сообщает Лев I: «Необходимо иметь мнения горожан, свидетельства народа, одобрение властей, выбор клира»131. И ещё: «Пусть будет в наличии свидетельство правителей, подпись клира, согласие Сената и народа»е. А также: «Нет оснований, чтобы это делалось иначе»г 38. Действительно, именно таков смысл упоминавшегося нами Лаодикийского канона. Он подразумевает не что иное, как обязанность властей и клира не давать себя увлечь безрассудному простонародью, но своей серьёзностью и благоразумием сдерживать по мере необходимости его безумные страсти. 13. Такой способ избрания ещё сохранялся во времена св. Григория. Вполне вероятно, что соблюдался он и длительное время спустя. Об этом убедительно свидетельствуют многие послания и письма св. Григория. Всякий раз, когда речь заходила об ординации епископов, он имел обыкновение письменно обращаться к клиру, к высокопоставленным чинов никам, к народу или к правителю — в зависимости от принятой в данной местности системы управления®. Если же в связи с тем или иным затруднением он поручал епископу соседнего города надзор над выборами, то при этом всегда требовал принятия торжественного декрета, подписанного всеми участниками114. Когда во время избрания епископа Милана многих миланцев не было в городе, так как частые войны вынудили их уехать в Геную, св. Григорий не признал избрание законным, пока все горожане, собравшись вместе, не подтвердили егос 39. Не прошло ещё пятисот лет с того времени, когда папа Григорий издал декрет об избрании папы, согласно которому первичный выбор осуществляют кардиналы, затем они апеллируют ко всему клиру и наконец избрание подтверждается согласием народа. В самый конец этого документа папа Николай добавил ссылку на уже упоминавшийся декрет Льва I и выразил пожелание, чтобы он соблюдался и в будущем. Если же злоумышленники поднимут такую смуту, что клир будет вынужден уйти из города для проведения законного избрания, то в этом случае, согласно декрету, представители народа всё равно должны присутствовать при избрании, чтобы одобрить erod 40. При избрании епископа согласие императора требовалось только в двух городах: это, как нетрудно догадаться, Рим и Константинополь — две столицы Империи. Тот факт, что св. Амвросий был послан в Милан императором Валентинианом, чтобы вместо императора председательствовать при избрании епископа, был явлением экстраординарным и объяснялся жестокими смутами среди горожан*5. В Риме слово императора при поставлении епископа было в древности столь весомым, что св. Григорий в письме императору Маврикию говорит, что был рукоположен по императорскому повелению, хотя его торжественно утвердил народг. По обычаю, как только клир, сенат и народ избирали епископа Рима, его представляли императору, который либо подтверждал, либо отменял избрание8. Этому не противоречат собранные Грацианом декреты, в которых утверждается, что нарушение канонического порядка избрания недопустимо, что император не должен ставить епископов по своей прихо ти, а митрополиты — посвящать кандидатов, навязанных силой. Ибо одно дело — лишить Церковь принадлежащего ей права и дать одному человеку всё решать за неё и другое дело — оказать честь королю или императору, предоставив им привилегию подтвердить своим авторитетом законное избрание. 14. Остаётся показать, какова была процедура возведения в сан служителей древней Церкви, следовавшая за их избранием. Латиняне именовали её ординацией, или посвящением, а греки называли двумя словами, означавшими поднятие рук или их возложение*. Принятое Никей- ским собором постановление гласит, что ординация избранного кандидата осуществляется собранием всех епископов митрополии во главе с митрополитом3. Если кто-либо из них не может явиться лично по причине болезни или трудностей путешествия, то пусть по крайней мере соберутся трое, а отсутствующие выразят своё согласие письменно1*. А поскольку это правило соблюдалось недолго, позднее оно вновь подтверждалось другими соборами0 41. Всем не имевшим оправдания для отсутствия предписывалось быть на избрании, дабы рассмотрение вероучительных взглядов и нравов избираемого осуществлялось с полной строгостью*1. Без такого рассмотрения посвящение вообще не совершалось. Из посланий св. Киприана явствует, что поначалу епископы призывались не после избрания кандидата, а присутствовали на самом избрании, как бы надзирая над ним, чтобы из-за скопления множества людей не возникло каких-нибудь беспорядков. Отметив, что народ обладает властью избрать того, кто известен ему как достойный, или отвергнуть недостойного, св. Киприан добавляет: «Поэтому надлежит тщательно сохранять и соблюдать завет Господа и его апостолов, который уважается у нас и почти во всех провинциях, а именно: пусть все соседние епископы соберутся в том месте, где предстоит избрать епископа, и пусть он будет избран в присутствии народа»е. Но в силу того, что иногда епископы собирались слишком поздно и честолюбцы получали время и возможность для осуществления своих неблаговидных манёвров, было решено, что епископам достаточно со браться по совершении избрания и посвятить избранника после надлежащего экзамена15. 15. Такова была повсеместная практика, без исключений. Но впоследствии утвердился совсем иной порядок: избранный должен был являться в митрополию для утверждения избрания*16, что диктовалось не столько разумными соображениями, сколько честолюбием и порчей. Некоторое время спустя, когда возрос авторитет римского престола, вошёл в обыкновение ещё худший порядок: отныне все епископы Италии должны были являться для посвящения в Рим. Об этом свидетельствуют послания св. Григория0. Лишь несколько городов сохранили старинное право, не желая легко уступать. В их числе был Милан17. Возможно, эту привилегию удержали только города — резиденции митрополитов, так как, согласно древнему обычаю, все епископы провинции должны были собираться там для посвящения митрополита*5. Процедура посвящения заключалась в возложении рукг. Не думаю, что существовали иные процедуры, разве что ординация епископов имела некоторые мелкие отличия от ординации пресвитеров. Пресвитеры и диаконы также посвящались одним только возложением рук. Каждый епископ рукополагал пресвитеров своего диоцеза с согласия других пресвитеров18. Но хотя всё совершалось по общему совету, епископ председательствовал и как бы руководил всем; поэтому и власть посвящения приписывалась ему. Тем не менее у древних учителей часто говорится, что пресвитер ничем не отличается от епископа, кроме как тем, что не обладает властью ординирования19.
<< | >>
Источник: Кальвин Жан.. Наставление в христианской вере.Том 4. 1999

Еще по теме Глава IV О СОСТОЯНИИ ДРЕВНЕЙ ЦЕРКВИ И ОБ ОБРАЗЕ УПРАВЛЕНИЯ ЕЮ, СУЩЕСТВОВАВШЕМ ДО УТВЕРЖДЕНИЯ ПАПСТВА27:

  1. Глава 2 ПРОИЗВЕДЕНИЯ ДРЕВНИХ И СРЕДНЕВЕКОВЫХ ИСТОРИКОВ ЦЕРКВИ
  2. Глава XII О ДИСЦИПЛИНЕ В ЦЕРКВИ, ГЛАВНЫМ ОБРАЗОМ О ТОЙ, ЧТО ПРИМЕНЯЕТСЯ В НАКАЗАНИЯХ И ОТЛУЧЕНИИ
  3. Глава VII О ТОМ, ЧТО ИСТИННОСТЬ И НЕСОМНЕННЫЙ АВТОРИТЕТ СВЯТОГО ПИСАНИЯ ЗАСВИДЕТЕЛЬСТВОВАНЫ СВЯТЫМ ДУХОМ, А УТВЕРЖДЕНИЕ, ЧТО ОНИ ОСНОВАНЫ НА СУЖДЕНИИ ЦЕРКВИ, ЯВЛЯЕТСЯ ГНУСНЫМ НЕЧЕСТИЕМ
  4. Глава Х О СОСТОЯНИИ ДРЕВНЕЙ РОССИИ
  5. И Соммервил здесь же комментирует утверждение Броуда следующим образом:
  6. № 17 1827 г. - 6 Февраля. - Высочайше утвержденное учреждение, для управления Кавказской Области (извлечения).
  7. Глава V О ТОМ, ЧТО ВЕСЬ ДРЕВНИЙ ПОРЯДОК ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ БЫЛ ИЗВРАЩЁН ТИРАНИЕЙ ПАПСТВА
  8. Глава XVI! ОБ ОБРАЩЕНИИ ПРЕДЛОЖЕНИЙ,— ГДЕ БОЛЕЕ ОБСТОЯТЕЛЬНО РАССМАТРИВАЕТСЯ ПРИРОДА УТВЕРЖДЕНИЯ И ОТРИЦАНИЯ, КОТОРОЙ ОБУСЛОВЛЕНО ЭТО ОБРАЩЕНИЕ; И ПРЕЖДЕ ВСЕГО О ПРИРОДЕ УТВЕРЖДЕНИЯ
  9. Глава 9 Бог не мог быть неизвестным. Неизвестное можно испытывать так же, как и известное, если у них одинаковое образующее их сущность состояние
  10. Лебедев А. П.. Братья Господни: Исследования по истории древней Церкви, 2010
  11. УЧАСТИЕ ЦЕРКВИ В РЕСПУБЛИКАНСКИХ ОРГАНАХ УПРАВЛЕНИЯ
  12. Далее следует третья составная часть церковного авторитета — часть, которая оказывается главной при благоустроенном состоянии Церкви
  13. Глава VI Каким образом ангел и человек суть подобие и образ Бога
  14. Глава 3 Благость Творца существовала изначально
  15. № 20 1831 г. - 1 Апреля. Высочайше утвержденное мнение Государственнаго Совета. - О штатах Окружного Суда по управлению народами: Курта- тинским, Тагаурским, Джерахамовским, Кистин- ским и Галгаевским.
  16. Глава 3. Существовало ли германское племя Русь?
  17. Управление транспортными средствами водителями, находящимися в состоянии опьянения.
  18. Глава 20 О              различных побуждениях к проповедованию, об              образе Бога и образе человека, о прибыли и убытке апостола, о небесном гражданстве и звездах, о              преображении тела (Флп.)
  19. 9.2.9. СХЕМА УПРАВЛЕНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКИМ СОСТОЯНИЕМ ГОРОДА И ДРУГИХ ТЕРРИТОРИЙ.
  20. ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ [Причины и действия в отношении вещей существующих, существовавших и будущих]