<<
>>

§ 3. Разделение классов и прерывность культуры

Миф в толковании СореЛя есть средство отрицания существующего общества во имя будущей катастрофы. В то же время он укоренен в прошлом, однако не так, как укоренены религиозные мифы. Миф — это повторение и возвращение того, что уже было, омоложение мира через разрыв связей со всей господствующей культурой.
Мировоззренческие сдвиги, подобно геологическим, происходят тогда, когда душа народа возвращается к своему первобытному состоянию. В такие эпохи в обществе все является инстинктивным, творческим и поэтическим, как в периоды раннего христианства или упадка средневековья. Революционный синдикализм принесет в мир универсальное возрождение, ибо его носителем и исходным пунктом предстает пролетариат — человеческая общность, совершенно отдаленная от всего остального общества.

На этот момент Сорель обращает особое внимание, хотя смысл отделения и независимости пролетариата он понимает иначе, нежели ортодоксы II Интернационала. Они тоже подчеркивали необходимость отделения пролетариата, но понимали его в политическом смысле, как самостоятельность рабочих партий, которые отражают интересы и цели пролетариата. Такое отделение ни у Каутского и Р. Люксембург, ни у Ленина и Троцкого не исключало тактических союзов с непролетарскими партиями в определенных обстоятельствах и не означало разрыва со всей существующей культурой. Данная концепция базировалась на посылке: в культуре существующего общества имеются общечеловеческие ценности, которые усвоит социализм, потому что он является их историческим наследником.

У Сореля отделение не означает политического отличия рабочих партий, так как он отрицал партии в целом, считая их специфическим выражением буржуазного общества. Партия означает неизбежное и естественное подчинение пролетариата профессиональным политикам и не только не может освободить пролетариат, но и сведет все его усилия насмарку. Пролетарская партия может лишь заменить одну тиранию другой, осуществляемой партийными функционерами, парламентскими болтунами и клубами журналистов. Надеждой пролетариата являются не партии и профсоюзы, борющиеся за улучшение жизненных условий пролетариата, а только революционные синдикаты — сознательно аполитичные, безразличные к любой парламентской игре, не участвующие в интересах буржуазии. Революционные синдикаты борются за объединение движения и сознания пролетариата и способствуют его солидарности во имя тотального переворота существующего общества.

Анархо-синдикалистское движение на рубеже XIX—XX вв. было достаточно широко представлено во Франции, Испании и Италии, однако Германию затронуло незначительно. В соответствии с главными установками Прудона оно целиком отвергало политическую деятельность, участие пролетариата в любых институтах буржуазного общества и подчиняло экономическую борьбу рабочих будущей революции. Эта революция не должна свестись к замене одних политических и государственных институтов другими, а призвана ликвидировать их целиком и заменить ассоциациями производителей. Ассоциациями должны руководить исключительно рабочие, связанные между собой по федеративному принципу.

Как известно, Маркс считал подобную политическую программу мелкобуржуазной утопией и разъяснял, что рабочее самоуправление само по себе не может отменить законов конкуренции и анархии производства. Прудоновский идеал общества, если бы он был воплощен, неизбежно породил бы на новой основе все пороки капитализма, связанные с первоначальным накоплением и анархией. Однако Сорель видел в синдикализме единственную надежду реальной победы пролетариата. Он был участником данного движения в соответствии с собственным принципом, по которому интеллигенты могут только помешать рабочим организациям. Он оказался идеологом, стоящим вне движения.

Согласно Сорелю, синдикалистское движение должно разъяснить пролетариату его абсолютную чуждость по отношению к буржуазному обществу. И разорвать все моральные и интеллектуальные связи с буржуазной культурой. Отвергать всякие партийные и парламентские игры и не принимать в них участия. Сохранять пролетарскую чистоту и не допускать господства идеологов и политиков в собственном движении. Пролетариат не освободится никогда, если будет конституироваться по буржуазным образцам. Первый и главный принцип пролетарского движения — сохранить свою собственную исключительность, а для этого нужно исключить из движения интеллигентов, руководство которых неизбежно принесет с собой новую иерархию и раскол рабочих. И речь не идет лишь о сохранении организационной чистоты, еще более важна духовная: «Поэтому мои друзья и я не щадим усилий для того, чтобы не дать втянуть рабочий класс на рельсы буржуазной науки и философии. Великое изменение произойдет в тот день, когда пролетариат, как это сделала буржуазия после своей революции, обретет чувство, что он может мыслить в соответствии с условиями собственной жизни»4.

Основанием новой пролетарской культуры будет труд, «который не пожалеет культуру буржуазную. Война, которую пролетариат должен вести против своих собственных господ, может развить в нем чувство величия, совершенно отсутствующее у буржуазии. Все наши усилия должны быть направлены к тому, чтобы не допустить отравления передового класса ядом буржуазных идей. Поэтому никогда не может быть излишним труд по разрушению всех связей между народом и литературой XVIII в.» Философия новой школы есть «философия плеч», а не «философия голов». Рабочий класс должен понять, что все его будущее связано с классовой войной. Такая философия возникает стихийно, революционный синдикализм есть продукт усилий людей, которые практически не знают марксизма. В то же время эта философия выражает коренную потребность класса производителей. Без нее пролетариату уготована та же судьба, что и древним германцам или протестантам. Завоевав Рим, германцы устыдились своего варварства и усвоили декадентскую культуру латинских философов и риторов. А протестанты совершили самоубийство, согласившись пойти в школы гуманистов и переняв их ценности.

В классовой войне пролетариат должен знать, что все без исключения остальные общественные классы не хотят его освобождения. Будущее общество может унаследовать от капитализма его технику и технологию, но никоим образом не должно наследовать его духовную культуру. Все ее идеологические и политические битвы в свое время были оправданы. Но они принесут больше вреда, чем пользы, едва рабочий класс станет сотрудничать с буржуазными радикалами и бороться, например, с клеркализмом и церковью, не говоря уже о патриотических идеологиях. Такое сотрудничество не имеет ничего общего с чувством абсолютного классового отделения и порождает опасную иллюзию того, что пролетариат может участвовать в социальных изменениях как союзник либералов.

<< | >>
Источник: Макаренко В.П.. Марксизм идея и власть. Ростов н/Д.: Изд-во Ростовского ун-та. - 476 с.. 1992

Еще по теме § 3. Разделение классов и прерывность культуры:

  1. 3- ТЕОРИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ КЛАССОВ НА ОСНОВЕ РАЗДЕЛЕНИЯ ТРУДА И ОБРАЗОВАНИЯ ПРОФЕССИЙ
  2. Культура как класс явлений
  3. Преемственность и прерывность в социологической теории
  4. Диалектика прерывности и непрерывности в концепции «индустриального общества» и теориях «модернизации»
  5. 8.1. Превращение класса «в себе» в класс «для себя» и проблема интереса
  6. ОБЩЕСТВЕННЫЕ КЛАССЫ Важнейшие моменты в развитии Проблемы классов и основные учени
  7. § 4. Правова культура: зв'язок із загальною культурою. Види правової культури
  8. 1.4.2. Культуры (локальные культуры) и человеческая культура в целом
  9. 1.4. КУЛЬТУРА ВООБЩЕ, ЛОКАЛЬНЫЕ КУЛЬТУРЫ, ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА В ЦЕЛОМ
  10. 2. Типология культур. Диалог культур Запада и Востока. Место России в диалоге культур.
  11. Проблема разделения
  12. Разделение властей
  13. Общественное разделение труда
  14. Разделение труда
  15. II. Специализация отправлений и разделение труда
  16. Федерализм и разделение властей
  17. XXI. Разделение