<<
>>

Структурно-содержательный аспект саморазвития личности

Субъектная концепция саморазвития личности строится на допущении, что саморазвитие есть особая форма самодвижения, отличная от развития. Сущностно саморазвитие личности представляет собой необратимое, направленное, закономерное изменение особого рода. Саморазвитие, сохраняя все родовые признаки развития, более выпукло, подчеркнуто характеризуется участием самой личности в его детерминации. Единица анализа саморазвития личности - это особого рода акт перехода личности из «Я-настоящего» (наличного, реального) в «Я-будущее» (иное, идеальное).

Череда таких актов перерастает в целостный процесс «длинною в жизнь», в способ существования, в способ построения жизненного пути личности.

Используя предложенную Н. А. Логиновой [2001] градацию меры субъектности личности на жизненном пути можно говорить о трех уровнях субъектности личности по отношению к своему развитию.

Низший уровень субъектности развития свойственен детям и взрослым людям, находящимся в пассивной жизненной позиции. При таком способе развития развитие «происходит как бы помимо сознания и воли человека, как побочный, случайный продукт его жизнедеятельности. Изменение здесь - следствие определённых обстоятельств, в которых живёт человек и которые он сам создаёт, не задумываясь о личностных последствиях. В этих обстоятельствах человек усваивает определённый образ жизни, и практикуя его, укрепляет определённые жизненные привычки. Привычки накапливаются, аккумулируются так, что незаметно для себя и для окружающих человек иногда становится другим» [Логинова, 2001, с. 97].

Средний уровень субъектности развития соответствует жизненному пути, где «субъект не инициирует события жизни, но в определённых обстоятельствах совершает свой жизненный выбор из наличных альтернатив. Он переживает и осмысливает сложившиеся обстоятельства или случившиеся события, устанавливает их значимость, после чего ищет свой вариант ответа на ситуацию. Тем самым субъект проявляет сознательную активную адаптивность» [Там же].

Высший уровень субъектности развития может быть отождествлен с саморазвитием личности, где личность сама управляет его инициацией, ходом, коррекцией. На данном уровне личность проявляет способность проявить нададаптивность: не только приспосабливаться к ситуации, но и создавать ее; не только выбирать из имеющихся альтернатив, но и умножать их; не защищаться от неопределенности, но создавать и использовать ее для достижения самостоятельно выбранных целей движения. Процесс развития мыслится управляемым, регулируемым, организованным самой личностью. Управляемость развития самой личностью предстает как основной атрибут саморазвития личности. Личность сама создает ту среду развития, которая необходима для получения нужного ей эффекта развития: «Человек не является пассивным продуктом общественной среды или жертвой игры генетических сил. Создание и изменение обстоятельств современной жизни собственным поведением и трудом, образование собственной среды развития посредством общественных связей - все это проявления социальной активности человека в его собственной жизни» [Ананьев, 2001б, с. 134]. Саморазвитие не всегда является деятельностью, но осуществляя саморазвитие, личность выбирает такие жизненные цели и сознательно включается в такие виды деятельности, которые, по ее представлению, будут стимулировать ее развитие в выбираемом направлении. «На определенном этапе развития личности взаимоотношение между личностью и порождающим ее деятельностным «основанием» изменяется.

Совместная деятельность в конкретной социальной системе по-прежнему детерминирует развитие личности, но личность, все более индивидуализируясь, сама выбирает ту деятельность, а порой и тот образ жизни, которые определяют ее развитие» [Асмолов, 2002, с. 188].

Структура саморазвития личности представлена следующими основными элементами: субъект, объект, характер субъект-объектного отношения. Согласно множественной трактовке природы личности при сохранении целостности личность является полиморфной структурой, включающей различного рода субличностные образования. Личность в субъективном пространстве (пространстве внутреннего мира) выступает в виде множества «лиц», способных занимать разные позиции, исполнять разные функции. При осуществлении саморазвития личность выполняет одновременно роли и субъекта, и объекта. Благодаря принципам субъекта и антропологизма становится возможным понимание саморазвития как творчества и личности как точки бытия, где осуществляется совпадение субъекта и объекта, творца и творения.

Личность как субъект развития

Указание на содержание проявляемой субъектом активности конкретизирует его статус. Так, при описании самопознания релевантным является термин «субъект познания», при описании самореализации - «субъект реализации», при описании саморазвития - «субъект развития»[8] и т. п. Являя представленность основных черт категории субъекта, обсуждаемые понятия обладают специфическим содержанием, возникающим при описании реальности особого рода. Такая трактовка отвечает пониманию субъекта как контекстной (относительной) категории, не обладающей абсолютным значением. Сторонники данного подхода к пониманию субъектности (Б. Г. Ананьев, В. А. Петровский,

О. А. Конопкин, А. К. Осницкий, В. В. Петухов, Л. В. Алексеева, Г. А. Цукерман и др.) придерживаются мнения, что неотъемлемое свойство субъекта - его полиморфность, множественность. Она задается двумя основными особенностями существования личности: осуществлением разнообразных видов активности и погруженностью активности в определенную среду (пространство, контекст).

В зависимости от характера активности и типа контекста протекания активности авторами выделяются различные виды (модусы) субъектности. Такой подход значительно увеличивает объяснительную силу субъект-объектной парадигмы. Становится возможным рассмотрение человека и анализ его поведения не в двоичной системе координат (является субъектом / не является субъектом), а в гораздо более сложной системе, отражающей многообразие мира. Человек не просто признается или не признается субъектом, а признается субъектом или объектом в определенном контексте (пространстве) своего бытия и в контексте определенной осуществляемой им активности. Как пишет А. К. Осницкий, говоря о категории «субъект», «мало связать это понятие с активностью, нужно определить, о какой активности идет речь» [Осницкий А. К., 1996, с. 9]. Г. А. Цукерман, подчеркивая важность учета этого обстоятельства, указывает, что ответить на вопрос, является ли ребенок субъектом учебной деятельности, если он на уроке активен, нельзя, «пока неизвестно, на что направлена эта активность. А она может быть направлена, к примеру, на то, чтобы завоевать признание одноклассников или похвалу учителя. Такой ученик, безусловно, является субъектом, но субъектом не учебной, а совсем другой деятельности - деятельности общения» [Цукерман Г. А., 1999, с. 3-4]. Потому важно отдавать себе отчет, что когда в психологии употребляются понятия группы «само-», тем самым указывается на наличие субъектности личности в отношении определенной активности.

Так, человек может одновременно являться субъектом своего тела, но объектом какого-либо социального влияния; являться субъектом своей профессиональной деятельности, но не быть им в сфере межличностных отношений и т. п.

В ходе рассмотрения саморазвития личности анализируется один из модусов субъектности - субъектность в отношении своего развития. Личность является субъектом развития, если ее активность направлена на свое изменение, рост, становление, иными словами, на развитие. Личность как субъект развития понимается как функциональный орган управления развитием человека. «Формирование и самостроительство в себе человека, сама возможность такого самостроительства подразумевают наличие некоего психологического орудия, органа, постоянно координирующего и направляющего этот невиданный, не имеющий аналогов в живой природе процесс. Этим органом и является личность человека» [Братусь, 2000, с. 55].

В процессе саморазвития личность максимально реализуется как субъект развития, осуществляя при этом следующие функции:

1) осознание перспектив (альтернатив, вариантов) развития,

2) выбор группы альтернатив развития,

3) выбор из возможных альтернатив целей развития в виде модели потребного будущего,

4) выбор и организация системы деятельностей, обеспечивающих достижение целей развития,

5) создание среды (ситуации, пространства) развития,

6) оценку, контроль и коррекцию хода развития.

Осуществляя акт саморазвития, личность занимает позицию субъекта, благодаря чему не столько претерпевает переход, сколько осуществляет перевод «Я» из «Я-прошлого» в «Я-будущее». Саморазвитие как «развитие самого себя» становится объяснимым, если представить, что во внутриличностном пространстве существует два «Я»: «То, кто развивает» и «То, которое развивают» либо, точнее, «Я-развивающее» (субъект) и «Я-развиваемое» (объект). Личность как преобразователь представлена субличностью «Я-развивающее», воплощающей в себе черты субъекта развития.

Таким образом, в ходе саморазвития личность как субъект развития осуществляет активность, направленную на преобразование личности как объекта в границах (пространстве) ее внутреннего мира и жизненного пути.

Личность как объект развития

Личность как преобразуемое воплощает черты объекта развития и обозначается как «Я-развиваемое». Объект развития может быть описан как некая часть внутреннего мира личности, на которую, во-первых, личность как субъект направляет свои воздействия с целью самоизменения, и которая, во-вторых, поддается этим воздействиям субъекта.

Понятие «объект развития» позволяет задать рамки проявления субъектной активности, которые можно наблюдать при саморазвитии. Необходимость в них возникает, если осознать, что саморазвитие не является самодовлеющим и всеобъемлющим процессом, который определяет все изменения, происходящие в личности. Возможности личности по саморазвитию ограничены, что обусловлено двумя причинами.

Первая причина является интерперсональной и представлена факторами генетической и социальной природы, оказывающими влияние на личностное развитие. Даже если принять во внимание, что нормативно с возрастом жизненный путь личности все в большей степени определяется фактором самодетерминации или Я-влияния, а развитие перерастает в саморазвитие, даже в этом случае невозможно отрицать, что на протяжении всей жизни развитие продолжает подчиняться действию и факторов генетической, и социальной природы. Личность может бороться, чтобы отвоевать себе как можно большую зону самовлияния, чтобы как можно в меньшей степени подчинять действию названых сил. Однако эта борьба никогда не может прекратиться.

Вторая причина является инраперсональной и связана с сопротивляющимися изменению силами в пространстве внутреннего мира личности. Выше было указано, что в структуре саморазвивающейся личности сосуществуют субличности, исполняющие функции субъекта и объекта. Однако объектная субличность не является абсолютно податливой, пассивной, безвольной, поскольку представляет собой часть целостной личности, которая может сопротивляться побуждающим к развитию посылкам субъектной субличности. В результате можно наблюдать борьбу личности не только с силами внешними по отношению к ней (природой и социумом), но и с самой собой, что обуславливает различную меру результативности саморазвития. Обнаружение в ходе исследований феномена межличностной дифференциации меры успешности формирования и эффективности использования стратегии саморазвития заставила исследователей предложить конструкт «барьер саморазвития», призванный описать группу интер- и интраперсональных препятствующих саморазвитию факторов (Маралов, 2002а; Lee, 2002 и др.).

В общей форме понятие «барьер» можно определить как такое отношение между элементами системы, которое ограничивает свободу одного из них [Шакуров, 2001]. Психологический барьер, как правило, возникает перед чем-то новым, когда человек входит в новую для себя среду, знакомится с новыми людьми, берется за новое дело и т.д. Движение к неведомому, к новому, будущему «Я», которое осуществляет личность в зоне саморазвития, провоцирует актуализацию свойственных личности психологических барьеров. Современными исследователями саморазвития выделяется целая группа внутриличностных факторов, препятствующих саморазвитию. Приведем точки зрения отечественных и зарубежных исследователей относительно содержания данных факторов.

Г. А. Цукерман и Б. М. Мастеров [1995] обращают внимание на риски саморазвития, понимаемые как прогнозируемые личностью возможные негативные последствия саморазвития, которые затрудняют его осуществление. Среди них: 1) риск быть оцененным - риск в процессе самоизменений стать

объектом пристального внимания со стороны окружающих, риск потенциально конфликтного отношения различных социальных групп к происходящим изменениям; 2) риск несоответствия: после изменения личность может оказаться несоответствующей ценностям референтной группы, оказаться в ситуации отвержения; 3) риск выбора появляется в ситуации выбора пути саморазвития, может сопровождаться конфликтом смыслов, ценностей, требует принятия ответственности за последствия выбора; 4) риск самораскрытия - риск осознания противоречий между безусловной ценностью внутреннего «Я» и теми отрицательными свойствами, которое оно содержит. В. Г. Маралов [2002а], определяя барьеры саморазвития, придает большее значение не преградам, выстроенным социальным окружением личности, а тем, что порождаются особенностями ее собственной природы, а именно: отсутствие субъектной позиции в развитии; неразвитость способности к самопознанию; определенная система стереотипов и установок; несформированность механизмов саморазвития (самопринятия и самопрогнозирования); отсутствие навыков самовоспитания и волевого саморегулирования. Исследовательницы казанской школы саморазвития, Блинова В.Л., Блинова Ю.Л., полагают, что саморазвитию могут мешать другие люди, однако большая часть препятствий к саморазвитию связаны с личностными факторами. К ним авторы относят отсутствие ответственности за свою жизнь, неразвитость способности к самопознанию, влияние сложившихся стереотипов и установок, несформированность механизмов саморазвития, к которым авторы относят самопринятие и самопрогнозирование [Блинова В.Л., Блинова Ю.Л., 2009, с. 64]. По словам С. В. Яремчук, тормозящее влияние на осуществление преобразовательной активности личности, направленной на самоизменение, оказывает переживание смысловых конфликтов в отношении к изменяемым особенностям или чертам личности: «человек может стремиться приобрести черты, которые, как ему кажется, обладают только положительным смыслом и облегчат для него процесс удовлетворения потребностей, или стремится избавиться от какого-то своего свойства, черты, привычки, акцентируясь на его

негативном смысле. Но поскольку любая особенность человека включена в систему его личности и обладает одновременно позитивным и негативным смыслом, мотивы человека вступают между собой в борьбу» [Яремчук, 2010, с. 54]. Ю.В. Трофимова [2010] использует близкий барьеру по содержанию термин «уход от саморазвития» и раскрывает его феноменологию через следующие известные в психологии явления: 1) «бегство от свободы», несущее за собой тревогу и чувтво бессилия (Э. Фромм); 2) противоположная самостоятельности «выученная беспомощность» со свойственной ей пассивностью, фрустрированностью, замкнутостью (М. Селигман, В.Г. Ромек, М. Боуэн, Д.А. Циринг); 3) ведущее к дезадаптации «псевдотворчество» и ведущее к конформизму «подавленное творчество» (Д.А. Леонтьев); «уход от

ответственности» через слияние с группой и передоверивание ей ответственности за свою жизнь и поступки (В. Франкл); «уход от проблемы» в форме игнорирования ее наличия, толерантности к неудовлетворенности и

фрустрированности (О.К. Тихомиров, В.Е. Клочко). В.Ю. Костенко [2013], автор методики диагностики препятствующих саморазвитию индивидуальных особенностей, в качестве таковых называет эгоизм, ригидность и внутреннюю несогласованность личности.

Исследовательница из Великобритании М. Ли [Lee, 2002] полагает, что основным препятствием к практике саморазвития является для личности страх неизвестности, боязнь расстаться устоявшимися схемами поведения и взглядами на фоне непредсказуемости возможного результата. Саморазвитие требует выхода из оболочки «довольства», что может сопровождаться болезненным опытом: старые схемы оказываются расформированными, чувству самооценки бросается вызов, а привычная жизненная позиция оказывается опрокинутой. «Для изменения мы должны иметь мужество, чтобы удивляться и искать за пределами нашей добровольной границы... нужно мужество, чтобы достичь порога известного и принять вызов того, что выходит за его рамки» [Lee, 2002, с. 29].

Американские психологи Е. Паппас и Дж. Паппас [Pappas E., Pappas J., 2011], обобщая опыт изучения учебной деятельности современных студентов, выделяют следующие три группы барьеров на пути саморазвития их познавательного потенциала, эффективного мышления и поведения. Первая - это чрезмерная электронная стимуляция и отвлечение, связанные с использованием социальных сетей, видеоигр, электронных систем связи на фоне снижения возраста доступности таких устройств и культуральной мотивации их использования в социальных и академических областях [Warden et al., 2004; Cao et al., 2007; End et al., 2010]. Кроме того, в сочетании с доминирующей в современном социуме стратегии соперничества виртуальная коммуникация препятствует переживанию опыта взаимопомощи в развитии в студенческом сообществе [Crystal, 2006]. Вторая группа барьеров - это дисфункциональные отношения со временем, под которым подразумевается синдром дефицита времени и низкого контроля над ним: студенты чувствуют, что должны быть постоянно чем-то заняты, они торопятся больше успеть, погрузиться в решение многочисленных задач, но это приводит к обратному эффекту - снижению концентрации внимания и памяти, невозможности выйти на обобщенный уровень управления своей жизни и деятельностью в силу переживания нехватки на это времени [Hembrooke, Gay, 2003]. Такая стратегия гонки оставляет меньше времени для ухода за собой, наслаждения художественным творчеством, правильного питания, управления не виртуальными, а реальными социальными отношениями, а также для направленности сознания на самого себя в ходе саморазвития. Наконец, третья группа барьеров саморазвития - это трудности в принятии намеренных изменений. Многие студенты ожидают, что персональные изменения наступят быстро и легко, и они могут принять решение отказаться от саморазвития, когда обнаружат, что это не так. Стресс, тревога, низкая самооценка и депрессия среди студентов находятся на небывало высоком уровне [Britz, Pappas, 2010] и часто мешают эффективному обучению и развитию социальных навыков [LaRose et al., 2003]. Если они чувствуют, что не соответствуют ожиданиям родителей, преподавателей, общества и самих себя, это может привести вместо саморазвития к порочному кругу в виде переживания стресса и избегания преодоления трудностей с помощью виртуальной игровой реальности, дающей ощущение псевдоуспешности [Davis, 2001], использования лекарств, рекреационных наркотиков и алкоголя [Shapira et al., 2003], а также к увеличению случайных сексуальных связей [Kim et al., 2001].

Вскрытие интраперсональных барьеров и конфликтов позволяет понять, что саморазвитие есть упорная, трудная, рискованная работа с непредсказуемым результатом именно потому, что усилия отдельных субличностей могут быть

несогласованы или согласованы не в той мере, которая необходима для

эффективного (то есть оптимального по затрате ресурсов) обеспечения его протекания. Только если личность преодолеет свои же инерционные силы, внутренние противоречия, защиты, ленность и неподвижность станет возможным успешное осуществление ее качественного преобразования.

Субъект-объектные отношения

Для пояснения отношений между субъектом и объектом в структуре

саморазвивающейся личности необходимо остановиться на вопросе о функциях субъекта. Как было выше указано, при описании явлений типа «само-» (в том числе саморазвития) в пространстве целостного «Я» выделяется два модуса: субъектный и объектный. Субъектный выступает в качестве источника активности, которая направлена на объектный модус, выступающий в качестве области ее приложения. Содержание активности конкретизируется через

отглагольное существительное, которое является частью конкретного понятия «само-» (познание, утверждение, уважение, выражение и пр.). Однако из сказанного неверно будет заключить, что функция субъекта будет обусловлена модальностью той активности, которую он осуществляет. Функция субъекта внемодальна и в обобщенном виде может быть обозначена как рефлексивное управление (самоуправление).

В психологической литературе выделяются следующие функции субъекта:

S обеспечение возможности осуществления нададаптивной

активности (В.А. Петровский 1993);

S обеспечение возможности осуществления преобразующей

активности (С.Л. Рубинштейн 1957, Б.Г. Ананьев 1967, Л.И. Божович 1968, А.В. Брушлинский 1991, В.И. Слободчиков 1995, А.А. Гудзовская 1998, С.К. Бондырева 2001);

S возможность осуществлять самодетерминацию (С.Л. Рубинштейн 1946, А.В. Брушлинский 1991, В.А. Петровский 1996) и самоопределение (С.Л. Рубинштейн 1946, А.А. Гудзовская 1998, Н.А. Нестеренко 2000);

S разрешение противоречий (К.А. Абульханова-Славская 2001);

S обеспечение эффективности осуществления активности (Б.Г. Ананьев 1967, А.К. Осницкий 1996, Е.Н. Волкова 1998);

S обеспечение саморегуляции (К.А. Абульханова-Славская 2001, О.А. Конопкин и А.К. Осницкий 2003, В.И. Моросанова 2003) и самоуправления (Г.С. Никифоров 1985, В.А. Якунин 1988, Л.В. Алексеева 2003).

Как нам представляется, центральной функцией субъектности является обеспечение возможности осуществления созидательно-преобразующей активности. «Деятельность субъекта - преобразовательная. Только если ты что- то меняешь в объекте, ты признаешься субъектом» [Любутин, Пивоваров, 1993, с. 176]. Объектом при этом может выступать любой материальный или духовный предмет, любой другой человек, сам деятель. При рассмотрении саморазвития личности объектом преобразования выступает сама личность (Я-как-другой). Быть субъектом, считает А. В. Брушлинский, значит быть «творцом своей истории, вершителем собственного жизненного пути» [1996, с. 5]. Субъектность проявляется «в главной человеческой способности - способности превращать собственную жизнедеятельность в предмет практического преобразования, что и позволяет ему становиться действительным субъектом (распорядителем, хозяином, автором) собственной жизни» [Слободчиков, Шувалов, 2001, с. 94].

Второй значимой в контексте нашего исследования является функция субъекта, которая не имеет однозначного названия в литературе, однако сводится к описанию процессов саморегуляции (К. А. Абульханова-Славская,

О. А. Конопкин, А. К. Осницкий, В. И. Моросанова и др.) и самоуправления (Л. В. Алексеева, Г. С. Никифоров). О. А. Конопкин и А. К. Осницкий утверждают, что именно в саморегуляции воплощается общая способность человека быть субъектом своей целенаправленной активности. «Саморегуляция выступает как специфическая для человека наиболее общая функция его психической активности, позволяющая человеку реализовывать себя как творца, исполнителя, контролера и судью своей деятельности, поступков, жизнедеятельности в целом... Но главное достоинство сформировавшейся способности к осознанной саморегуляции деятельности заключается в том, что человек обретает способность осваивать новые виды деятельности и новые условия, в которых необходима эта способность» [Конопкин, Осницкий, 2003, с. 355]. К. А. Абульханова-Славская считает, что субъект обладает способностью к перестройкам, самоорганизации, саморегуляции. «Саморегуляция представляет собой “вертикаль”, которая пронизывает уровни личностной системы, обеспечивает личностно значимую стратегию деятельности. В процессе саморегуляции естественно текущие психические процессы становятся произвольными, целенаправленно активируются субъектом, поддерживаются на определенном качественном уровне на протяжении необходимого периода деятельности» [Абульханова-Славская, 2001б, с. 43-44].

Г. С. Никифоров [1985] и Л. В. Алексеева [2004] различают понятия «саморегуляция» и «самоуправление», утверждая самоуправление как более общую категорию. Г. С. Никифоров указывает, что «процессы психического самоуправления у человека следует рассматривать шире, чем процессы саморегулирования и саморегуляции» [Никифоров, 1985, с. 51]. «Спецификой саморегулирования является исполнение того, что было намечено. Переход от самоуправления к саморегулированию - это переход от замысла, идеи к воплощению их в жизнь» [Там же, с. 52]. Л. В. Алексеева [2004] соотносит саморегуляцию с одной из основных функций психики (отражение, отношение, регуляция) и определяет ее как этап общего процесса самоуправления. Разделяя аргументацию данных авторов, в дальнейшем мы будем использовать понятие «самоуправления» для обозначения описанной функции субъекта в силу достаточной объемности понятия. «Субъектное самоуправление личности - это комплекс функций социального субъекта, осуществляемый им благодаря самосознанию, и обеспечивающий разработку и приведение себя самого к определенной структуре и режиму активности, включающих самоупорядочивание, самосохранение, самосозидание, самоизменение, саморазвитие собственного функционирования как целостной системы в различных жизненных контекстах» [Алексеева, 2004, с. 303].

Крайне важным является подчеркивание с помощью нададаптивной функции субъекта (В.А. Петровский) возможности нададаптивного характера саморазвития. Данная функция позволяет объяснить феномены саморазвития, которые не имеют адаптивной мотивации, иными словами те случаи, когда личность не вынуждена меняться, а сама ставит себе задачи по изменению и при этом в направлении роста, совершенствования. По словам Д. А. Леонтьева [2007], о самодетерминации (в том числе и в развитии) вспоминают в двух случаях: во- первых, в моменты личностных и социальных кризисов и переломов, когда нет готовых рецептов, стереотипов, стратегий поведения и развития; во-вторых, в противоположной ситуации, когда у человека все великолепно, но ему надо еще что-то, к чему он страстно стремится без явной необходимости. Понять феномены второго рода невозможно, если пренебрегать потенциалом нададаптивной природой активности личности.

Интерпретация самодетерминированной активности с позиций субъектного подхода характеризуется тем, что субъект управляет не только объектом (частью субъективного пространства), но и своей активностью, направленной на объект. Схематически структура личности, осуществляющей самодетерминированную активность, представлена на Рисунок 4.

Рисунок 4. Структура личности, осуществляющей само-активность

Например, в ходе самопознания «Я» направляет свою познавательную активность не только на самое себя (в целом или в какой-то части, например, на какую-либо черту характера), но и на само познание. В этом утверждении содержится принципиальное отличие нашей позиции от фигурирующей в ряде публикаций точки зрения, что единственный атрибут явлений «само-» их направленность на «Я». И. И. Чеснокова, давая характеристику самосознанию, указывает: «самосознание не есть самостоятельное явление психики. Оно - то же сознание, только с иной направленностью... Если сознание ориентировано на весь объективный мир, то объектом самосознания является сама личность» [Чеснокова И. И., 1977, с. 29]. В посвященной самоотношению работе

Н. И. Сарджвеладзе содержится аналогичный тезис: «различие между

самоотношением и отношением к внешнему миру ограничивается лишь различием в референтах: в одном случае референтом является собственное тело или психосоциальные и личностные особенности, а в другом случае - объекты внешнего мира или другие люди» [Сарджвеладзе Н. И., 2003, с. 176].

Мы утверждаем, что условие направленности существенное, но недостаточное для полноты понимания процессов, обозначаемых понятиями «само-». Невозможно полно раскрыть саморегуляцию, самомотивацию, самореализацию и пр., если учитывать только один существенный признак - направленность на себя. В такого рода феноменах существенно не только то, что субъект осуществляет определенную активность, но и то, что он управляет ею. Например, самопознание личность может инициировать или блокировать, она задает критерии истинности познания, она выбирает или отвергает средства познания, она контролирует его ход, она оценивает его успешность и т. д. Процессы «само-» подчеркнуто характеризуются участием самой личности в их детерминации. Они могут быть описаны как управляемые, регулируемые, организованные самой личностью. Управляемость активности самой личностью предстает как центральный атрибут феноменов «само-». В контексте рассмотрения саморазвития можно сказать, что личность как субъект развития направляет преобразующую активность на себя как объекта, осуществляя управление собственным развитием. Как следствие, для выражения отношений между субъектом и объектом в структуре саморазвития недостаточно и неверно будет сказать, что ««Я субъект» развивает «Я-объект» или ««Я-развивающее» управляет «Я-развиваемым»». Корректным выбудет утверждение, что в ходе саморазвития «Я-развивающее» управляет развитием (то есть качественным, направленным изменением) «Я-развиваемого», обозначая тем самым границы зоны саморазвития личности (Таблица 5).

Локализация зоны саморазвития личности

Таблица 5

Субъект управления
«Я-развивающее» (как носитель сознательности и субъектности) Другой

человек

Группа
Объект

управления

Пространство (среда) и время
«Я-развиваемое»

(Я-телесное,

Я-психическое,

Я-социальное,

Я-актуальное,

Я-идеальное и т.п.)

Пространство саморазвития личности
Другой человек
Группа

Исходя из сказанного, саморазвитие, сохраняя родовые признаки развития, более подчеркнуто характеризуется участием самой личности в его детерминации. Процесс развития мыслится управляемым, регулируемым, организованным самой личностью. Управляемость развития самой личностью предстает как основной критерий саморазвития личности. Личность понимается как «лицо»,

исполняющее функции управляющего по реализации авторского «Я-проекта» на своем жизненном пути. Принимая во внимание управляемость как основной атрибут саморазвития, можно констатировать, что единицей саморазвития является управляемый самой личностью акт перевода «Я» из «Я-настоящего» в «Я-будущее». Саморазвитие личности рассматривается как происходящий в ее субъективном пространстве акт перевода «Я» из «Я-настоящего» в «Я-будущее», который осуществляется между субличностными образованиями, которые занимают позиции преобразователя (субъекта развития) и преобразуемого (объекта развития). Посему сущностно саморазвитие личности можно определить как качественное, необратимое, направленное изменение личности, осуществляемое под управлением самой личности, единицей которого является управляемый акт перевода «Я» из «Я-настоящего» в «Я-будущее». Схематически структура акта саморазвития представлена на Рисунок 5.

Рисунок 5. Структура акта саморазвития личности

2.2.2. Функции саморазвития личности

Решая проблему функции саморазвития, исследователи долгое время связывали ее только с позитивными самоизменениями. При таком толковании понятие «саморазвитие» наполняется содержанием, близким к таким понятиям, как «личностный рост», «самосовершенствование». Так, С. Л. Рубинштейн [1959] связывал саморазвитие с «восхождением к себе-лучшему», что нашло отражение и в позиции его учеников: И. И. Чеснокова [1981], гипотетически признавая возможность саморазвития в любом, определяемом человеком направлении, указывала, что все-таки истинное саморазвитие связано с положительными самоизменениями; К. А. Абульханова-Славская [1991] отождествляет саморазвитие с самоусовершенствованием. Среди современных исследователей Л. Н. Куликова в одной из публикаций раскрывает саморазвитие личности как «служащее цели ее максимального духовно-нравственного и деятельностно­практического самообогащения и саморазвертывания» [Куликова, 2001, с. 321]. По словам А. А. Бодалева, саморазвитие «проявляется в достижении им (человеком. - М.Щ.) все новых, качественно более высоких уровней продуктивности как каждого психического процесса в отдельности, так и их взаимодействия, результатом чего является успешное решение все более сложных жизненных задач» [Бодалев, 2003, с. 129]. И. Д. Егорычева [2005] также называет саморазвитие деятельностью, имеющей целью положительные самоизменения личности в направлении своего «Я-идеального». Раскрывая содержание проявляющейся в учебной деятельности мотивации саморазвития, Т О. Гордеева утверждает: «В основе мотивов саморазвития лежит потребность в

компетентности, росте и самосовершенствовании, проявляющаяся в стремлении развивать свои умения, мастерство, способности, изменять себя в лучшую сторону» [Гордеева, 2013, с. 21]. Исходя из приведенных точек зрения, в позитивном ключе саморазвитие предстает как инструмент самосозидания, самодостраивания, самопостроения личности. Направлением такого самоизменения может быть названо идеальное «Я» как воплощение стремлений личности, соответствующих социальным ожиданиям и социально одобряемым моделям поведения.

Согласно аргументации сторонников данной позиции, саморазвитие приобретает положительный оттенок за счет включения в группу «само-», где, по аналогии с самоактуализацией, самоуважением, самореализацией и пр., начинает рассматриваться как явление позитивное. Однако такое обобщение вызывает возражение. Во-первых, данный подход не в состоянии объяснить феномены, когда человек изменяет себя в направлении, не считающимся близким к идеалу или социально неодобряемом. В исследованиях А. А. Реана показано, что объектом саморазвития могут выступать социально и психологически непродуктивные, неэффективные качества [см.: Деркач, 2006]. Во-вторых, понятия, условно объединяемые в группу психологических понятий «само-», не несут тотально позитивный характер. Среди них есть такие, которые могут считаться отрицательными (самоубийство, самоотрицание, саморазрушение и т. п.) или нейтральными по своему значению (самооценка, самопознание, саморегуляция и т. п.). Следовательно, местоименное прилагательное «само» как таковое не придает понятиям позитивную коннотацию. С этимологической позиции понятия группы «само-» представляют собой сложносоставные слова, семантическая общность которых задается начальной частью слов: само в русском языке, auto (autonomy, autosuggestion) и self (self-affirmation, self-command) в английском языке, selbst, selber (selbstanalyse) и eigen (eigenart) в немецком языке. Названные части вносят в понятия следующие значения: 1) направленность действия, названного во второй части слова, на самого себя; 2) совершение действия самостоятельно, без постороннего воздействия [Ефремова, 2000]. Таким образом, семантика сложносоставного понятия и его коннотация обусловлены не первой, а второй частью понятий «само-». Посему коннотативная нагрузка понятия «саморазвитие» определяется таковой нагрузкой его родового понятия - развития. Следовательно, этимологически «само-» в составе понятия «саморазвитие» указывает на активность личности в ходе собственных изменений, но не определяет их направления. Как и развитие, саморазвитие нейтрально по содержанию. Оно есть движение, вектор которого выбирается самой личностью. Он, в свою очередь, определяется ее ценностями, жизненными целями, жизненной программой.

Иная группа ученых полагает, что саморазвитие есть процесс самоизменения, который может носить как позитивный, так и негативный для личности и социума характер (Л. Н. Куликова, В. Г. Маралов, А. А. Реан, Л. А. Худорошко и др.). Подобно развитию - «Психическое развитие есть всегда единство прогрессивных и регрессивных преобразований» [Анцыферова, 1978, с. 6] - саморазвитие в данном случает предстает как нейтральный по содержанию процесс, как качественное самодвижение с незаданным вектором. «Именно сама личность, - отстаивая данную точку зрения пишет Л. Н. Куликова, - это энергийное духовно­нравственное ядро человека, избирает (или не избирает) в качестве своей цели стратегию собственного самостоятельного изменения, позитивную или, к сожалению, негативную...» [Куликова, 2005, с. 52]. Зерно данной позиции выражено словами В. Г. Маралова: «Единицей анализа саморазвития является

самопостроение личности в каждый конкретный момент времени по воспроизводству, улучшению или ухудшению себя» [Маралов, 2002а, с. 80]. Аналогичное суждение содержится в работе Г. К. Селевко, который определяет саморазвитие как «процесс осознанного, управляемого личностью развития, в котором в субъективных целях и интересах формируются и развиваются качества и способности человека» [Селевко, 2000, с. 210].

В нейтральном ключе саморазвитие является инструментом качественного самоизменения в направлении к альтернативному, желаемому, выбираемому будущему состоянию «Я», которое в свою очередь, может быть оценено как позитивное, так и как негативное. Функциональная специфика саморазвития в сравнении с развитием не в его позитивном характере. Саморазвитие ценно для личности не тем, что оно имеет положительный оттенок подобно самосовершенствованию, самоактуализации и пр. В саморазвитии гораздо важнее такие атрибутивные черты как произвольность и управляемость, которые обеспечивают достижение той цели развития, которую выбирает сама личность. Саморазвитие личности оправдано тогда, когда оно определяется как качественное управляемое изменение личности в заданном (или выбранном) ей самой направлении. Такое понимание саморазвития в состоянии объяснить, почему человек запускает этот энергоемкий процесс с неясным исходом. «Личностное развитие и трансценденция — это путь наибольшего сопротивления, тернистый и тяжелый путь. Быть человеком, происходить — это труд, затрата усилий. Впрочем, выбор есть, подниматься не обязательно, можно оставаться там, где вы есть. В нашем мире немало возможностей прекрасно выживать и адаптироваться без них. В каком-то смысле, развиваться или нет, эволюционировать к человеку или прилечь рядом с обезьяной — это вопрос вкуса» [Леонтьев Д. А., 2012]. В саморазвитии личность привлекает то, что она выступает творцом, ваятелем, созидателем своего «Я». Личность привлекает то, что в результате она идет к тому результату, который выбирает, придумывает, воображает она сама. Она готова платить своим временем, психическими ресурсами за то, чтобы получить тот результат, который хочет и творит она, а не тот, который непроизвольно получится (случится) в ходе развития, даже если не будет приложено к тому никаких усилий. Таким образом, для функционального определения саморазвития существенно важно не столько то, в каком направлении осуществляется движение личности, сколько то, что это направление задается самой личностью. Данное понимание функции саморазвития позволяет раскрыть его эволюционный смысл в контексте жизненного пути личности.

Снятие жизненной неопределенности. Саморазвитие есть особая форма развития, где личность выступает его субъектом, обеспечивая управление неопределенностью. Ситуация развития современного человека - ситуация неопределенности, которая вызывает тревогу и одновременно расширяет возможности творчества за счет увеличения пространства выбора. В неустойчивом, непредсказуемом, глобальном мире точкой опоры для конкретного человека становится его индивидуальное «Я», ибо достичь предсказуемости можно в двух ситуациях: ситуации познания объекта или в ситуации творения объекта, когда человек сам является его автором, т.е. субъектом. Этот принцип распространяется на все предметы мира, в том числе на собственную личность и жизненный путь. «Я» является субъектом тогда, когда себя знает (знает свое прошлое и настоящее) и творит свое будущее. Таким образом, саморазвитие может рассматриваться как способ трансформации неопределенности в определенность, непредсказуемости в управляемость по отношению к содержанию, структуре, истории личности.

Творение индивидуальности. Поскольку саморазвитие слагается как результат самосозидания в самостоятельно выбираемом направлении, его результатом становится уникальная индивидуальность личности. Предназначение саморазвития может быть понято как обеспечение развития человеческой личности в направлении актуализации, проектирования, воплощения индивидуальности как произведения культуры: возделывания, созидания,

творения человеком своего уникального «Я».

Уточним понимание индивидуальности в данном контексте. В современной психологии проводится идея содержательной двойственности понятия «индивидуальность», запечатляющего единичность человека, согласно принципу дополнительности, сразу в двух формах:

1) как совокупность присущих человеку неповторимых черт от индивидных особенностей до своеобразия его идеологии;

2) как высший уровень организации человека, характеризующий его целостность, осознанность, самобытность и самостоятельность.

Диалектическая противоречивость индивидуальности впервые была раскрыта в «Феноменологии духа» Гегеля, где выделяется комплекс неповторимых природных свойств (натуральную индивидуальность) в единстве с проявлениями истинной самосознающей индивидуальности, «которая видит себя реальной в себе самой и для себя самой» [Гегель, 1959, с. 170].

Современные исследователи предлагают фиксировать обозначенные формы индивидуальности следующими эпитетами:

S инструментальная / продуктивная [Асмолов, 2001],

S стихийная / творческая [Варламова, Степанов, 2002],

S тривиальная / вершинная [Алексеева, 2010].

Помимо содержательной дифференциации названные формы индивидуальности качественно различаются особенностями генеза.

Стихийная индивидуальность является принадлежностью каждого человека и актуальной данностью ему по факту его рождения. В течении жизни его единичность усложняется, трансформируется, меняет свою структуру, но главная ее черта остается: формой ее движения является развитие как непреднамеренное, спонтанное изменение, гарантированное системам любой природы. При развитии изменения естественны и природосообразны. Они не являются спланированными «событиями в жизни» системы и происходят неотвратимо, закономерно, невольно в тот момент, когда в системе складывается определенное отношение противоречивого характера между ее элементами либо между возможностями системы и требованиями среды.

Творческая индивидуальность дана человеку в потенциальной форме, как возможность, вакансия, шанс. Спроектировать, воплотить, реализовать ее есть горизонт, ориентир жизненного пути, достижение которого требует особых усилий. Формой движения такого рода индивидуальности является саморазвитие. Саморазвитие есть «культивирование своей уникальности» [Варламова, Степанов, 2002, С. 133], но не в смысле самолюбования, а как решение задачи, «чему во мне быть»: «Первые активные и сознательные поступки - вот начало личности. Становление ее происходит в напряженной внутренней работе, когда человек как бы постоянно решает задачу, “чему во мне быть”» [Леонтьев А. Н., 1976]. Индивидуальность является как реализованный и отстоявший - «индивидом рождаются, личностью становятся, индивидуальность отстаивают» [Асмолов,

2001] - перед социумом «право быть собой» Я-проект. «Будучи личностью, человек уже не может действовать как все, по традиции или по обычаю, исходя из общепринятой и общезначимой реальности. Он ищет опоры в самом себе и в мире, которые отвечают его убеждениям. Если же его “Я” и мир перестают отвечать его чаяниям, именно в силу эволюции личности, человек рано или поздно переживает кризис и вынужден менять и то и другое. Необходимое условие такой трансформации и метаморфозы - поступок и творчество. Поступок позволяет расстаться с прошлым, оценить его негативно, сделать шаг в будущее. Но чтобы такие расставание и шаг стали возможными, личность должна обрести новое видение, выйти на новую реальность, ощутить себя по-новому, что обязательно предполагает творчество» [Розин, 2009, с. 100].

В условиях, когда культурология и искусствоведение озадачены падением уровня культуры, торможением в развитии искусства, прекращением эры «шедевров» и расцветом масскульта, в дополнение к творчеству избранных приходит творчество каждого, воплощенное в творении себя и своей жизни. Проблема авторства произведений искусства расширяется до проблемы авторства в жизни человека: «Из идеи того, что Я не дано нам, - провозглашает М. Фуко, - есть только одно практическое следствие: мы должны творить себя как произведение искусства» [Фуко, 2008, с. 143]. Самотворение является непрекращающимся процессом, постоянно возобновляемой жизненной задачей. «Это значит, что человек - в качестве такового - должен снова и снова себя устанавливать и возобновлять, вновь и вновь рождаться заново, проходя через точки радикальной трансформации, метаморфозы... Человек - это существо, которое в качестве такового всегда заново, то есть - “из ничего” и, по сути дела, всегда впервые рождается» [Пузырей, 2005, с. 462]. Неопределенность «Я» создает пространство для выбора, задает потенциальную возможность превратить жизненный путь в процесс жизнетворчества.

Проблемы предметного творчества, наукотворчества, творческого мышления теряют свое первостепенное значение, включаясь в более широкую систему анализа. Творческой называется не та (или не только та) личность, которая занята творческой деятельностью, а та, которая свою личность и свою жизнь сделала объектом творческого преобразования. Творчество рассматривается как инструмент преобразования себя не опосредованно, когда цель - продукт творчества, а личностное развитие - побочный продукт. Творение личности самодостаточно и может быть не взаимосвязано ни с каким предметным творчеством.

Благодаря принципам субъекта и антропологизма становится возможным понимание саморазвития как творчества и личности как точки бытия, где осуществляется совпадение субъекта и объекта, творца и творения. «Речь, таким образом, идет о самостроительстве личности, об активном и сознательном созидании человеком самого себя, причем (что очень важно) не только об идеальном проектировании себя, но и о чувственно-практическом воплощении этих проектов и замыслов в условиях трудного и сложного существования, словом, речь идет о жизненном творчестве» [Василюк, 1984, с. 96].

Создание неотторжимого Я-продукта. Выделяя психологические черты творчества, М. Г. Ярошевский отмечает: «Главной антиномией выступает

отношение между продуктом творчества и его процессом. Продукт принадлежит культуре, процесс — личности» [Ярошевский, 1985, с. 21.]. В отношении саморазвития данный критерий не является определяющим, ибо в этом случае и процесс, и результат принадлежит личности. В генерализованном виде результат саморазвития можно назвать Я-продуктом - «Я» во всем многообразии его феноменальных выявлений: индивидуальность; личность как сконструированное «лицо для себя» и «личина» для Других; жизненная биография; мифы о личности и жизни; личностные вклады в Других, etc. Однако результат неотторжим в том случае, если он сотворен не на потребу публики (социального окружения), независим от ее оценок. В противном случае велика зависимость от социальной оценки. Может быть получена высокая «плата»: социальная известность, признание, память. Однако субъектом, распределения наград, выступает не сама личность. Личность, выполняющая самотворение как социальный заказ, не является в полной мере его субъектом, она исполнитель, но не автор. Чтобы Я- продукт был подлинно неотторжим от его создателя, у личности должна преобладать мотивация «сам-для-себя». В этом случае стремление к саморазвитию возникает в пространстве не межличностных, а внутриличностных отношений, отношений с самим собой. Это отнюдь не означает замкнутость саморазвития на самом творце: «Завершенная индивидуальность не значит ограниченная единичность» [Рубинштейн, 1989, с. 95].

Особое значение приобретает стремление к саморазвитию в период геронтогенеза, который является итогом всего жизненного пути человека как индивида, личности и субъекта деятельности. В пожилом возрасте обостряется давление факторов генетической природы на процессы развития личности, меняется социальные обстоятельства жизни личности, отдаляется привычное социальное окружение. В этот период жизни стремление человека к саморазвитию, его готовность работать над собой претерпевает проверку на прочность. Мотивация к саморазвитию может ослабнуть, если она была ориентирована на достижение только социально одобряемых целей. Наиболее стойкой оказывается мотивация развития, связанная с глубоким осознанием решения своей жизненной задачи, постоянным совершенствованием своих потенций. Как показано в исследованиях Е. Ф. Рыбалко, направленность на саморазвитие, в период геронтогенеза является одним из факторов активного и творческого долголетия человека: «Саморазвитие, целостность, внутренняя взаимосвязанность основных компонентов индивидуальности являются следствием и условием творческой деятельности и осуществляемой на ее основе самоорганизации жизнедеятельности» [Рыбалко, 2001, с. 217].

Наполнение жизненным смыслом. Особенность творчества заключается в том, что оно «предполагает совпадение мотива и цели, т.е. увлеченность самим предметом, поглощенность деятельностью» [Богоявленская, 1999, с. 36.]. При творческом отношении к развитию человек наслаждается не только результатами самоизменений, не только своими достижениями, а самим процессом созидания.

Творческое отношение к развитию связано с решением давнего вопроса «быть или иметь». Самотворящий человек бытийствует, в том время как человек, ориентированный на результаты развития, оказывается в силках стремления к достижению.

Отметим, однако, что при рассмотрении саморазвития существует опасность впасть в утверждение его панфункциональности, панэффективности, самоценности, самодостаточности и пр. История психологической науки доказала, невозможно объяснить ни одно психическое явление, оставаясь в границах его рассмотрения, искусственно выводя его из общей системы жизни. Посему, ценностное отношение к саморазвитию не должно приводить к утверждению его замкнутости на себе, пониманию саморазвития как «вещи в себе». Признавая, что процесс саморазвития дает человеку возможность максимально реализоваться как творцу своего «Я» и своего жизненного пути, важно, тем не менее, не переоценивать его статус, помня, что человек желает измениться не ради самого изменения.

Саморазвитие в направлении созданного образа «Я» может быть эффективным только в том случае, если данная цель включена в более общую систему жизненных устремлений личности. С. Л. Рубинштейн подчеркивал: «Работа собственно над собой, т. е. работа, прямой целью которой является формирование у себя определенных качеств, может привести к цели, только включаясь в качестве звена в труд, в деятельность, направленную на разрешение жизненно значимых задач» [Рубинштейн, 1959, с. 173]. А. А. Бодалев так описывает сложную целевую природу саморазвития: «...подлинный и

последовательно осуществляемый процесс саморазвития, как правило, происходит лишь у тех людей, которые настроены на достижение крупномасштабных целей в своей жизни. Это заставляет их направленно развивать у себя такие... характеристики..., которые оказываются одной из обязательных предпосылок осуществления намеченных жизненных целей» [Бодалев, 2003, с. 127]. Человек хочет стать другим не столько ради самого факта самоизменения, но для того, чтобы достичь субъективно важных жизненных целей, чтобы удовлетворить свои актуальные потребности. Например, потребность в самоуважении, как считают Е. Ф. Рыбалко и Л. А. Рудкевич [2003]; в самоутверждении и самореализации, как указывает И. И. Чеснокова: «Стремление "улучшить" себя возникает не как самоцель, а как стремление повысить свои социально-психологические потенции, сформировать себя как цельную, гармоничную личность и самоутвердить в более высоком качестве в системе общественных взаимодействий» [Чеснокова, 1981, с. 223]. Перечень таковых потребностей может быть и гораздо шире.

Представляется интересной вариативная модель потребности в саморазвитии, предложенная в диссертационном исследовании Ю. В. Мокеровой [2006], где автор эмпирическим путем выводит три способа развертывания саморазвития, за каждым из которых стоит качественно своеобразная мотивационная основа:

1) «спонтанная модель саморазвития» или «саморазвитие по типу природосообразности», в основании которой лежит поиск и реализация неповторимой сущности индивида, «предназначения», дара, потенций, отличающих его от других индивидов; ведущей формой проявления потребности саморазвития здесь выступает самореализация;

2) «саморазвитие как вызов» или «саморазвитие по типу самоутверждения», проявляемое в стремлении к общественному признанию;

3) «субъектная модель саморазвития» представляет собой «саморазвитие по типу самоконструирование», где инструментом, посредством которого осуществляется саморазвитие, служит субъектность как атрибут личности; в данном случае конечным смыслом (сущностью) процесса саморазвития является обретение свободы как возможности реализации личности в социальной системе, т.е. способности в рамках определенной системы выбирать наиболее подходящую для самого индивида позицию.

Человек изменяется, чтобы эффективнее достигать жизненные цели, но в то же время он ставит перед собой такие жизненные цели, которые заставляют его меняться. Так саморазвитие встраивается в сложную ткань жизненного пути личности, не являясь его финальной точкой, а становясь механизмом обеспечения развития в избираемом личностью направлении.

2.2.3.

<< | >>
Источник: Щукина Мария Алексеевна. ПСИХОЛОГИЯ САМОРАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ: СУБЪЕКТНЫЙ ПОДХОД. Диссертация, СПбГУ.. 2015

Еще по теме Структурно-содержательный аспект саморазвития личности:

  1. Занятие 21. Общее понятие об уроке истории, его структурно-содержательных компонентах
  2. КАТЕГОРИИ САМОРАЗВИТИЯ И САМОСТАНОВЛЕНИЯ ДЕТСКОЙ ЛИЧНОСТИ
  3. 2. Формальные и содержательные аспекты высшего психологического образования
  4. §6.3. Психология саморазвития личности в ее эволюции
  5. §5.1. Приоритетность саморазвития личности по отношению к содержанию ее эволюции
  6. Щукина Мария Алексеевна. ПСИХОЛОГИЯ САМОРАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ: СУБЪЕКТНЫЙ ПОДХОД. Диссертация, СПбГУ., 2015
  7. § 1. «Советологические» исследования религиозной философии. Структурные и методологические аспекты
  8. Глава 1 О развитии и саморазвитии: профессиональное становление студента как развитие личности
  9. §3.1. Системно-структурное представление о развивающейся личности
  10. 1.3. Методологические аспекты социализации личности
  11. Личность как аспект культуры
  12. Возрастной и гендерный аспекты языковой личности
  13. Пол как ключевой аспект личности
  14. Парфенова Дина Андреевна. Структурно-уровневые характеристики ценностно-смысловой сферы личности в связи с особенностями интеллектуального развития в периодранней взрослости. Диссертация, СПбГУ., 2013
  15. Бескова ИА КОГНИТИВНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ МЫШЛЕНИЯ КРЕАТИВНЫХ ЛИЧНОСТЕЙ
  16. §20.3. Прикладные аспекты пространственно-временного обоснования психологических исследований свойств личности
  17. Развитие и саморазвитие человека
  18. Непротиворечивость содержательной теории
  19. 3. «Неформальные» пути профессионального саморазвития психологов
- Cоциальная психология - Возрастная психология - Гендерная психология - Детская психология общения - Детский аутизм - История психологии - Клиническая психология - Коммуникации и общение - Логопсихология - Матметоды и моделирование в психологии - Мотивации человека - Общая психология (теория) - Педагогическая психология - Популярная психология - Практическая психология - Психические процессы - Психокоррекция - Психологический тренинг - Психологическое консультирование - Психология в образовании - Психология лидерства - Психология личности - Психология менеджмента - Психология педагогической деятельности - Психология развития и возрастная психология - Психология стресса - Психология труда - Психология управления - Психосоматика - Психотерапия - Психофизиология - Самосовершенствование - Семейная психология - Социальная психология - Специальная психология - Экстремальная психология - Юридическая психология -