<<
>>

Антропологический принцип

В рассмотренных в главе 1 научных дисциплинах, теоретических подходах и концепциях отдельных авторов саморазвитие предстает как различное по объему и характеру явление. Тем не менее в многообразии обнаруженных взглядов возможно выявить два основных направления исследования, принципиально различных по охвату изучаемого предмета и решаемым задачам.

Первое направление можно именовать физическим. В его рамках можно рассматривать диалектическое и синергетическое учение о саморазвитии Специфика данного направления в изучении саморазвития состоит в том, что его предметом является саморазвитие как всеобщая форма существования материи.

Соответственно предмету перед исследователями стоит цель познать как можно более обобщенный закономерности саморазвития. Они должны удовлетворять требованиям всеобщности и быть в состоянии объяснить механизм саморазвития на самых разных уровнях существования материи: от Вселенной до отдельного муравейника, от глобальных историко-социальных явлений до жизни отдельного человека. В физическом направлении саморазвитие понимается как атрибут развития, призванный обозначить его спонтанность, внутреннюю детерминированность изменений. Согласно данной позиции, саморазвитие и развитие в относительном значении различаются в соответствии с мерой внутренней детерминации, но в абсолютном значении - совпадают. «Утверждая, что любой материальной системе свойственно развитие, материалистическая диалектика понимает его как саморазвитие, как такое развитие, которое не нуждается в каких-то внешних по отношению к материи, т. е. нематериальных, факторах, источниках развития» [Вяккерев и др., 1981, с. 317]. При таком подходе предметом анализа является скорее не саморазвитие как таковое, а саморазвивающаяся система, внутренние противоречия которой являются движущей силой развития. Саморазвитие является способом существования саморазвивающихся систем. Местоименное прилагательное «само» в данном случае призвано обозначить два момента: изменения происходят внутри системы, с ней самой; изменения являются следствием разрешения внутрисистемных противоречий (или противоречий, как уточняет синергетика) самой системы. Главное, что важно подчеркнуть для дальнейшего анализа, в таком процессе нет субъекта, который бы принял решение о необходимости изменений, спроектировал бы изменения, спланировал бы их ход, принял ответственность за результат.

Безусловным достоинством данного направления является способность выработать наиболее обобщенное знание о саморазвитии: его сущности,

механизмах порождения и разворачивания его процессов. Однако за обобщенными представлениями о саморазвитии как таковом теряется специфичность саморазвития единичных явлений, а именно, что важно для нашей работы, таких явлений как человек и его личность. На фоне возросшего внимания к саморазвитию в естественных науках, оформления синергетики как постнеклассической теории саморазвивающихся систем, для психологии актуализируется задача позиционирования своей особой функции в постижении саморазвития как явления психической реальности - предмета собственно психологического познания. Однако решить эту задачу невозможно лишь в контексте психического как обособленной части саморазвивающегося бытия. Необходимо обратиться к психике как реальности, имеющей своего носителя и субъекта - человека. С этой позиции специфика психологического взгляда на саморазвитие будет заключаться, прежде всего, в используемом методе.

Для общенаучного понимания саморазвития необходимым и достаточным является применение принципа универсального эволюционизма, объединяющего в единое целое идеи системного и эволюционного подходов [Степин, 2003]. Для понимания саморазвития человека этот принцип является необходимым, но недостаточным. Общие принципы постнеклассического знания могут совпадать при познании объектов самого разного рода, однако когда происходит переход к анализу конкретной реальности требуется учет ее природы, ибо только тогда в полной мере можно понять специфику ее развития. Для постижения саморазвития человека необходимо осуществить актуализацию антропологизма (антропологического принципа) в качестве основополагающей методологической опоры.

Поэтому второе направление исследований саморазвития можно назвать антропологическим. Оно объединяет исследования в философской

антропологии, психологии, педагогике и иных областях знания, где предметом исследования является саморазвитие человека и человеческих общностей. Не отвергая те закономерности, которые получены стараниями физического направления, антропологический подход стремится выявить в саморазвитии те его черты, которые проявляются как только речь заходит о такой специфической системе как человек. Иными словами теоретические построения представителей данного направления основаны на имплицитном допущении, что саморазвитие человека (и, как следствие, личности) является особенным, качественно отличным от саморазвития всех иных систем.

Антропологический принцип (антропологизм), который в XIX веке

провозглашался М. Г. Чернышевским, К. Д. Ушинским, И. М. Сеченовым, в ХХ веке реализовался в исследованиях В. М. Бехтерева, С. Л. Рубинштейна, Б. Г. Ананьева, в настоящее время становится одним из ориентиров психологического знания. Сущностью антропологизма является целостность «подхода к изучению человека, при котором улавливается единство его состояний и свойств, взаимопроникновение социального и биологического в его структуре, социальная детерминация биофизиологических механизмов развития, слияние натурального и культурного рядов развития, переплетение природного онтогенеза и исторического жизненного пути личности» [Логинова, 2012, с. 34]. Антропологизм не дает исследователям замыкаться в рамках отдельных психических феноменов, требуя их соотнесений с системами «человек» и «человек-мир», и превращая сами эти системы в масштабные ответы на вопрос о предмете психологического знания.

В современной отечественной психологии антропологический принцип реализуется в ряде направлений, где он является методологическим стержнем.

У Антропологический подход школы С. Л. Рубинштейна. Решение проблемы человека - это основной лейтмотив произведений С. Л. Рубинштейна, в полную силу раскрывающийся в его финальной работе «Человек и мир». Обладание психикой, личностью, деятельностью прочими атрибутами - вторично. Человек - мера психологической теории: ее теоретической глубины,

объяснительной силы, практической ценности. Однако ни одно из понятий

С. Л. Рубинштейн не сделал центром своей концепции, к которому бы все свелось как к единственной объяснительной категории. Человек - часть бытия, часть природы и общества. Личное не отделимо от общественного, общественное от природного. Человек определяет бытие, но и сам он определяется им.

У Антропологическая психология школы Б. Г. Ананьева охватывает в методологии комплексных исследований весь спектр психологических проявлений человека, складывающихся в процессе непрерывного взаимодействия человека с миром: от индивидных характеристик через личностные и субъектные свойства к индивидуальной неповторимости.

Впервые внимание к целостному изучению человека именно Б. Г. Ананьев возвел на небывалую методологическую высоту, предлагая дополнить перечень основных принципов психологии антропологическим принципом.

S Антропологическая психология развития В. И. Слободчикова направлена на решение проблемы развития не отдельных психических феноменов, а человека как психического существа в целом. При этом утверждается взгляд на развитие как на саморазвитие, где человек является активным, творческим началом. Созреванию по логике биологического развития, формированию по логике социального развития В. И. Слободчиков противопоставляет саморазвитие как способность человека быть субъектом своей собственной жизни и способности превращать собственную жизнедеятельность в предмет практического преобразования.

S Системная антропологическая психология в трактовке В. Е. Клочко: вариант синергетического понимания антропологизма, ведущего от саморегуляции личности к самоорганизации человека, где за счет трансспективного анализа психологической реальности исследуются порождающие эффекты взаимодействия и прогнозируются тенденции развития.

S Контуры дифференциальной антропологии закладывает в своих работах Д. А. Леонтьев. Решая проблему различия индивидуальной меры усвоения и развития человеческого потенциала в существовании каждой личности, исследователь находит объяснение меры индивидуального

продвижения по пути очеловечивания в масштабе личного выбора, личностного усилия и уровня саморегуляции в отношениях с миром, которые слагают индивидуальную онтогенетическую эволюцию.

Для уточнения нашей позиции необходимо также пояснить, что исследование опирается на антропологизм в его материалистическом толковании с опорой на идеи школ С. Л. Рубинштейна и Б. Г. Ананьева. В современной отечественной научной литературе фигурирует тезис, согласно которому психология переживает переход к антропологической парадигме в ее идеалистически-религиозном толковании [Слободчиков, Исаев, 1998]. Однако идеи человекоразмерности психологического знания были заложены в фундамент психологической науки значительно раньше в форме материалистического антропологизма [Логинова, 1988, 2005]. Уже в классическом учебнике С. Л. Рубинштейна «Основы общей психологии» читается устремление к жизненности и человечности психологической науки: «Психология, которая является чем-то большим, чем поприщем для досужих упражнений ученых книжных червей, психология, которая стоит того, чтобы человек отдал ей свою жизнь и силы, не может ограничиться абстрактным изучением отдельных функций; она должна, проходя через изучение функций, процессов и т.д., в конечном счете приводить к действительному познанию реальной жизни, живых людей» [Рубинштейн, 2007, с. 634]. Этот тезис был раскрыт и финальном труде С. Л. Рубинштейна «Человек и мир». Однако его полная публикация была осуществлена только в 1997 году. Потому впервые призыв к антропологизации психологии прозвучал в публикациях Б. Г. Ананьева в 1960-х годах.

Внимание к целостному изучению человека Б. Г. Ананьев возвел на небывалую методологическую высоту, утверждая: «перечень основных

принципов психологии следует дополнить антропологическим принципом, что стало очевидно после того, как была сделана попытка разобраться в судьбах этого принципа в философии и психологии...» [Ананьев, 1976, с. 17]. Антропологизм в концепциях С. Л. Рубинштейна и Б. Г. Ананьева далек и от идеалистически- религиозных трактовок в работах Н. А. Бердяева и П. А. Флоренского, где антропологизм есть воплощение связи человека и Божества, и от его первоначальных антропоцентрических трактовок в философии Л. Фейербаха («Я есмь Я»).

Если для критиков антропологизм являл несостоятельность «в абстрактном и одностороннем понимании самого человека, в неумении учесть особенности его жизнедеятельности как общественного существа» [Философский..., 1989, с. 33], то для С. Л. Рубинштейна и Б. Г. Ананьева это была ограниченность отдельных трактовок антропологического принципа, а не идеи как таковой. В этой связи мы не поддерживаем позицию В. М. Снеткова [2010], предлагающего использовать принцип антропоцентризма в целях ограничения объекта психологии путем выведения животных за пределы изучения. Нам не представляется возможным данным путем, достигнуть, как обещает автор идеи, единству психологии и построению единой теории психики, которая невозможна для психики животных и человека. Главное предназначение антропологического принципа - показать, что человек есть существо особое, но не вырванное живой целостной ткани бытия, в том числе не центрированное по отношению к природной среде: «В рамках такого подхода складывается новое видение человека как органичной части природы, а не как ее властителя, развиваются идеи приоритетности сотрудничества перед конкуренцией» [Степин, 2003, с. 676]. Пользуясь словами Б. Г. Ананьева, антропологизм воплощает «монистическое понимание человека как целого, преодоление психофизического дуализма, стремление вскрыть единство общественного и естественного в структуре человека, являющегося одновременно высшим, сложнейшим организмом и общественным индивидом» [Ананьев, 1968, с. 18]. Б. Г. Ананьев раскрывает антропологизм как способ познания, вносящий в психологическую науку необходимую меру гносеологической сложности, отражающей онтологическую сложность, многомерность, гетерохронность структурно-функциональной организации человека, через понимание которого как носителя психики только и возможно постижение психического. Антропологический принцип стал методологической опорой при разработке Б. Г. Ананьевым программы комплексных исследований, ставших венцом его научного творчества.

В философско-психологической концепции С. Л. Рубинштейна значение антропологизма помимо утверждения ценности и целостности человеческой сущности раскрывается через подчеркивание ее особости. Человек понимается как представитель совершенно особого уровня бытия в ряду неорганической и органической природы. Человеку присущ специфический способ существования, который есть выражение его специфической сущности. Позволим себе объемную цитату: «Наличие сознания и действия есть фундаментальная характеристика человеческого способа существования в мире. Здесь выступает и включенность человека в цепь причин и следствий, зависимость человека от условий жизни и их зависимость от его деятельности. Своеобразное отношение человека к миру связано с наличием у него сознания. Человек выступает как часть бытия, сущего, осознающая в принципе все бытие. Это капитальный факт в структуре сущего, в его общей характеристике: осознающий - значит как-то охватывающий все бытие, созерцанием его постигающий, в него проникающий, часть, охватывающая целое. В этом своеобразие человека и его место и роль во Вселенной, включающей человека» [Рубинштейн, 1997, с. 71]. Отметим, что данная идея

С. Л. Рубинштейна не только поддерживается, но и развивается современными исследователями. Для того чтобы подчеркнуть значимость действенности и сознательности для понимания современного человека исследователи призывают к свежим номинативным акцентам в человекознании. По мнению Г. В. Акопова [2012], адекватной мерой возрастанию места сознания в жизни человека является трансценденция Homo Sapience в Homo Consciousness (Человека сознающего); Б.А. Вяткин [2012] именует современного человека Homo activus; Д. А. Леонтьев на первый план выдвигает преобразующую активность человека в термине «homo transcendens — человек превосходящий, выходящий за пределы» [Леонтьев Д. А., 2012].

Антропологизм принципиально меняет взгляд на сущность саморазвития человека, а вернее, требует уточнения в сравнении с саморазвитием иных форм бытия. Постичь ход процессов с участием человека (начиная от его индивидуального жизненного пути до истории групп, стран, цивилизаций, культур) невозможно, если не учитывать сознание и действие как особенности природы человека, которые решительно меняют работу эволюционного механизма. «Человек единственное животное, которое способно выбраться благодаря труду из чисто животного состояния; его нормальным состоянием является то, которое соответствует его сознанию и должно быть создано им самим» [Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 510].

Для понимания развития решающим является понимание соотношения самоопределения и определения другим. В этом плане общее решение проблемы саморазвития для всех форм существования заключается в признании того, что «строго говоря, внутренние условия выступают как причины (проблема саморазвития, самодвижения, движущие силы развития, источники развития находятся в самом процессе развития как его внутренние причины), а внешние причины выступают как условия, как обстоятельства» [Рубинштейн, 1997, с. 53]. Иными словами, развитие в конечном счете всегда есть саморазвитие. Это положение общее для всего диалектического учения: «Утверждая, что любой материальной системе свойственно развитие, материалистическая диалектика понимает его как саморазвитие, как такое развитие, которое не нуждается в каких- то внешних по отношению к материи, т. е. нематериальных, факторах, источниках развития» [Вяккерев и др., 1981, с. 317]. И специфика существования человека состоит не в том, что именно для него характерно саморазвитие, а в особой мере соотношения определяемого и определяющего (условий, ситуаций,

обстоятельств). Именно для человека становится возможна не только детерминация бытием, но и «детерминация бытия через сознательную его регуляцию, которая выступает как специфический способ существования человека» [Рубинштейн, 1997, с. 69]. Человек способен поставить «внешние» условия на службу своим «внутренним» задачам: «Человек добивается этого, создавая социальные условия, соответствующие современному состоянию его сознания, современному уровню научного познания объективных тенденций развития производства, культуры, всей истории по пути прогресса. Приводимые человеком в движение, все эти силы изменяют его самого; поэтому его нормальным состоянием является то, которое создается им самим» [Фролов, 2012б].

В психолого-антропологических исследованиях категория саморазвития используется для акцентирования самодетерминированной природы развития человека. При антропологическом взгляде на саморазвитие в его описании появляется субъект, а следовательно, оно приобретает произвольный, спланированный, сознательный характер. Сознательный выход из своего наличного бытия в направлении становления и реализации человеческой сущности можно назвать содержанием саморазвития с позиций антропологизма. «Своими действиями, -- говорит С. Л. Рубинштейн, -- я непрерывно взрываю, изменяю ситуацию, в которой я нахожусь, а вместе с тем непрерывно выхожу за пределы самого себя» [Там же, с. 73]. Причем как справедливо замечает

Э. В. Галажинский, «выходит за эти пределы не психика, не сознание, а “весь человек” как сложнейшая пространственно-временная организация, как открытая система» [2012, с. 285]. Д. А. Леонтьев усиливает данный тезис, называя способность выходить за пределы критерием человеческой сущности: «Человек есть человек в той мере, в которой он выходит за пределы самого себя и преобразует то, что ему дано » [Леонтьев Д.А., 2012].

Таким образом, понятие «саморазвитие» при описании изменений неантропных систем подчеркивает естественность, спонтанность и самодетерминированность в противоположность трактовке развития как изменения культурального, которое связано с воздействием человека, как агента культуры. В человекоразмерных системах действует диаметрально противоположная система координат. Развитие можно трактовать как естественный, природосообразный процесс непреднамеренных изменений, которые происходят неотвратимо, закономерно, невольно в тот момент, когда в системе складывается определенное отношение противоречивого характера между ее элементами либо между возможностями системы и требованиями среды. Когда же речь идет о саморазвитии, то оно понимается как процесс искусственный, культуросообразный, осуществляемый с применением специальных средств: актов целеполагания, самосознания, саморегуляции и пр. За саморазвитием закрепляется статус особой формы развития, а именно: саморазвитием называется развитие, происходящее под управлением личности как субъекта. Соответственно понятием «саморазвитие» описываются такие феномены развития, которые представлены актами сознательного, целенаправленного, управляемого личностью самоизменения.

2.1.3.

<< | >>
Источник: Щукина Мария Алексеевна. ПСИХОЛОГИЯ САМОРАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ: СУБЪЕКТНЫЙ ПОДХОД. Диссертация, СПбГУ.. 2015

Еще по теме Антропологический принцип:

  1. Принципы антропологического исследования
  2. АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ СТРУКТУРЫ ВООБРАЖЕНИЯ: СТАТУС МИФОСА И АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ ТРАЕКТ
  3. Антропологическая классификация
  4. § 4. Антропологическая экспертиза
  5. Антропологическая проблема в русской философии
  6. Расово-антропологическая школа
  7. Понятие антропологического траекта
  8. 2.1. РАСОВО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ ШКОЛА
  9. Место психологии в антропологических исследованиях
  10. Антропологические истоки ценностей
  11. Антропологическая лингвистика
- Cоциальная психология - Возрастная психология - Гендерная психология - Детская психология общения - Детский аутизм - История психологии - Клиническая психология - Коммуникации и общение - Логопсихология - Матметоды и моделирование в психологии - Мотивации человека - Общая психология (теория) - Педагогическая психология - Популярная психология - Практическая психология - Психические процессы - Психокоррекция - Психологический тренинг - Психологическое консультирование - Психология в образовании - Психология лидерства - Психология личности - Психология менеджмента - Психология педагогической деятельности - Психология развития и возрастная психология - Психология стресса - Психология труда - Психология управления - Психосоматика - Психотерапия - Психофизиология - Самосовершенствование - Семейная психология - Социальная психология - Специальная психология - Экстремальная психология - Юридическая психология -