М. В. Атякшев Так ли возникло «греческое чудо»?

I believe some things can't be explained,

They are hidden in a mist and in the silver rain...

Caridice Night. I guess it doesn't matter anymore

тичная цивилизация является уникальной, не похожей ни на какую другую цивилизацию Древнего мира.

Уникальны и ее политические институты, основанные на признании равенства граждан (равенства столь полного, что почти все государственные должности в Афинах, этой образцовой античной демократии, занимались по жребию), уникальна и ее культура, впервые (насколько это известно) в истории не удовлетворившаяся имеющимися мифологическими объяснениями мироустройства — из этого и родилась философия. Но почему все это произошло? Какие причины, какие силы вызвали к жизни эту цивилизацию, порожденную вполне традиционными («олимпийскими», по выражению М. К Петрова) цивилизациями Древнего Востока и, однако, столь на них не похожую? На этот вопрос и попытался дать ответ в своей работе «Пираты Эгейского моря и личность» М. К Петров.

Между крито-микенской цивилизацией и сменившей ее античной, говорит он, виден срыв преемственности буквально во всех отношениях, начиная от ми- ровосприятия и кончая письменностью254. В чем причина этого, почему на том же самом месте возникла совершенно иная цивилизация, не строго иерархичная, как «олимпийские» (Египет, Вавилон, Китай или тот же Крит), но утверждающая равенство полноправных граждан; утверждающая не божественное, но вполне земное, по избранию, происхождение власти255; наконец, дерзнувшая усомниться в истинности своей «священной истории» — мифа? Прежде чем отвечать на этот вопрос, следует рассмотреть самое главное, коренное отличие Античности от «олимпийских» культур.

В качестве главной отличительной черты «олимпийской цивилизации» наш автор выделяет ее «феноменологичность»: она «не располагает идеей всеобщего — действия, вещи, технологии, человека, бога вообще, не использует обращения ко всеобщему»256. «Анализируя китайские, вавилонские, египетские "вклады в науку", невольно поражаешься их бессистемности, отсутствию в них "геометричности", "внутренней формы", того, что в наше время называют структурой и моделью. Выкладки точны, но это именно выкладки, которые отделены от теории примерно той же дистанцией, что и пилосские таблички от "Историй" Фукидида»257 — поясняет он. Это можно объяснить тем, что «олимпийские» культуры в отличие от античной не подвергали свои мифы сомнению и не пытались выстроить какую-то новую схему мироздания взамен прежней — нет, новооткрытые факты и явления объяснялись исходя из традиционных представлений, оспаривать которые никто и не думал. В «олимпийской» цивилизации, как, например, в Китае, опытной науки наподобие современной не только не было, но и не могло быть — не имелось психологических предпосылок. В Античности же подобные предпосылки существовали, и хотя опытной науки в современном смысле там не существовало, однако она могла возникнуть258 — вспомним, к примеру, Аристотеля.

Следует обратить внимание также и на такое важное явление, как письменность. В «олимпийских» культурах (и в том числе в крито-микенской) она существовала как государственно- профессиональный институт: писцы были немногочисленной и довольно замкнутой кастой государственных служащих259, чему способствовала и сложность самой системы письма, содержавшего множество иероглифических и идеограмматиче- ских знаков — это относится и к Египту, и к Месопотамии, и к Криту, и к Китаю260.

После гибели крито-микенской цивилизации письменность (так называемое линейное письмо А и В) оказывается забыта и возрождается в архаической Греции уже как институт индивидуально-личный — грамотность становится массовым явлением261. Письменность покидает канцелярию и превращается в грамотность, чему способствует и алфавитная система письма262, появляются и новые жанры письменного творчества. Изменилось отношение и к самому процессу письма, который в «олимпийских» культурах считался сродни священнодействию, в Греции превратился вдело по преимуществу рабское, а в христианскую эпоху вновь стал считаться делом почетным и богоугодным263. Письмо, по замечанию виднейшего отечественного специалиста по средневековому искусству, Цецилии Генриховны Нессельштраус, ценилось за свою неизменность, роднящую его с вечностью******. Это было очень важно и для «олимпийских» цивилизаций, таких, как Египет, свято хранивший память о древнейших временах, и для христиан, хранивших Божественное Откровение и Священное Предание, но не для греков, самым радикальным образом порвавших с предшествовавшей им крито-микенской культурой. Впрочем, мы несколько отвлеклись.

Это превращение письменности в «индивидуально-универсальный навык» имело, по мнению М. К. Петрова, огромное значение — «каждому прививается отношение к предметному мару, причем отношение индивидуальное и в силу теоретической кумуляции отличное от всех других сложившихся отношений»264. Далее он поясняет это так: «Переход письменности в грамотность означает автоматический переход к новой психологической установке, к установке на поиски нового, ибо <...> приходится теперь опредмечивать наличные отношения к миру, отрицать их как заведомо неистинные или неполные, создавать свое особое, дополняющее до истины отношение, то есть постоянно находиться в творческом режиме анализа наличного и синтеза нового»265. Получается, распространение грамотности заставило греков [М. К. Петров прямо заявляет, что это «выталкивало античных авторов на позицию принудительного творчества»266] «выкручиваться» и выдумывать оригинальные теории, «творить новые теоретические отношения и к миру, и ко всему предшествующему теоретическому наследству»267. Так и родилась эллинская философия.

Правду говоря, во все это верится с трудом. Утверждение, будто-де запрет на плагиат и требование соотнесенности с другими текстами волей-неволей выталкивало античных авторов на позицию принудительного творчества»268, нам, скажем прямо, представляется сомнительным и не объясняющим самого главного (хотя, как знать, может, мы ошибаемся...). Того обстоятельства, что «списывать» у предшественников было нельзя и нужно было создавать собственный взгляд на мир, едва ли было достаточно для того, чтобы дать философам полную свободу творческой мысли, а главное — чтобы породить на свет такое интеллектуальное богатство, какое являет нам эллинская философия. Ученики в классе, пишущие сочинение, вольны писать все, что они думают относительно заданной учителем темы, однако, несмотря на это, подавляющее большинство школьных сочинений суть пересказы услышанного на уроках и прочитанного в учебниках. Почему же греческие философы не сочиняли различные вариации на темы своей мифологии, а напротив, начали с того, что стали критиковать ее и оспаривать? Для того чтобы утверждать, что поэты изображают богов в неподобающем виде, мало необходимости выдумать что-нибудь оригинальное, нужно еще представление о том, какими подобает быть настоящим богам. И нужен ум, способный додуматься до подобного представления. Откуда все это взялось? Почему именно у греков, а не, к примеру, у китайцев или халдеев?

М. К. Петров выдвигает весьма необычное и остроумное предположение — эллинскую цивилизацию создало... пиратство. О том, что греки отнюдь не гнушались пиратства, свидетельствует, к примеру, «Одиссея» Гомера, на которой в немалой степени и основаны выводы М. К. Петрова. Пиратское ремесло, всегда чреватое неожиданными опасностями, требующее каждый раз нового, а не шаблонного решения, стало своеобразной школой оригинального и творческого мышления для древних греков269. Оно же создало и их политические институты, в которых государственные функции исполнялись большинством населения, как в разбойном сообществе (вспомним хотя бы наш русский казачий круг. — М. А). В Афинах стратеги избирались прямым голосованием, а все прочие должности занимались по жребию — наверное, так же обстояло дело и на пиратских кораблях гомеровской эпохи, где кормщиком избирали самого опытного моряка, а остальные обязанности распределялись по жребию между всеми моряками, тем более что на тогдашних судах все эти обязанности были весьма нехитрыми. Каждый пират, надо полагать, вполне мог быть и гребцом, и воином, и управляться с простым парусом древней галеры. Эта простая система и была, видимо, взята афинянами за образец при создании демократических политических институтов. Получается, эллинская цивилизация со всеми ее достижениями (в том числе и философией) родилась на палубе пиратского корабля? Возможно ли это? Согласны, пиратское ремесло способствует развитию практической смекалки, самостоятельности, но могло ли оно развить ум до такой степени, чтобы тот преодолел «олимпийскую» «феноменологичность» и стал мыслить, скажем так, «систематически»? Чтобы он задумался над происхождением мироздания, пришел к мысли, что мифы изображают богов в неподобающем виде (Ксенофан) и т. п.? Думаем, если мы сравним эллинов с каким-нибудь другим народом, прославившимся на ниве пиратства, то лучше сможем понять, прав в своих предположениях М. К. Петров или же нет. Итак, мы переносимся в Скандинавию эпохи викингов.

Здесь мы точно так же видим расцвет пиратства и, как следствие, необходимость постоянно быть готовым к сражению (о распрях между вождями викингов повествует множество саг, вроде саги о Велунде или оХельги, убийце Хундинга270). И заморские походы, и войны с соседями были явлением обычным, как, надо полагать, и в Греции гомеровских времен. Как же пиратская жизнь повлияла на образ жизни и мышления, на политические институты и культуру Скандинавии?

Политическое устройство ее можно охарактеризовать как аристократическое, подобное устройству Афин до реформ Солона271: на тинге принимали решение главы отдельных племен и родов — хёвдинги (в Исландии — жрецы — годи272). Эта форма правления была, видимо, характерна для скандинавов издревле — мифы приписывают ее богам. При этом порядки в Ас- гарде, обители богов, царят не слишком строгие — достаточно вспомнить знаменитую «Перебранку Локи»273. Греческие боги, помнится, тоже вели себя вполне по-человечески — и Гера бранит Аполлона, возмущенного тем, что боги даровали победу Ахиллу, а не Гектору, точь-в-точь как обыкновенная земная мачеха — дерзкого пасынка.

И здесь необходимо отметить огромное различие между греками и скандинавами. Первые в так называемую архаическую эпоху, в VII—VI вв. до н. э., усомнились в своих преданиях, в своей, если угодно, «священной истории». Конечно, усомнились лишь немногие, наиболее одаренные, такие, как Ксено- фан, «Гомеровых кривд бичеватель задорный» (Диоген Лаэрт - ский, IX, 18). Но, однако же, почему нашлись те, кто понял или вообразил, если угодно, что боги не могут вести себя так, как описывает их Гомер? Интересно, почему в Скандинавии, такой же, если не еще более «пиратской» стране, чем Древняя

Греция, не нашлось подобных людей (по крайней мере, о них ничего не известно)?

Вот мы и подошли к главному нашему возражению теории М. К. Петрова о «пиратском» происхождении античного способа мышления. Почему этот тип мышления развился в Греции и не развился в Скандинавии, если и не такой же, то похожей «пиратской стране»? Почему философия зародилась на берегах Эгейского моря — и не зародилась на берегах морей Балтийского, Северного и Норвежского? Что помешало этому? Почему пиратское ремесло не оказалось для датчан, норвежцев и шведов столь же плодотворной школой самостоятельного, творческого мышления, как для ахейцев, дорийцев, ионийцев и эолийцев?

Грекам помогло наследие крито-микенской цивилизации? Но ведь между ней и эллинской цивилизацией нет преемственности, она оборвана, по словам того же М. К. Петрова274, забыта была даже письменность, возродившаяся уже в новом виде и в новом качестве275. К тому же цивилизация нового типа возникла именно как ответ на постоянную военную угрозу, с которой «олимпийская» критская цивилизация справиться не смогла. Почему же в Скандинавии, в ответ на такую же военную угрозу, не возникло ничего подобного — ни демократии, ни полисов, ни философии?

Скандинавов «испортило» христианство? Однако Гаральд Хардрада, будучи христианином и даже зятем Ярослава Мудрого276, оставался таким же викингом, как и, например, Ран- гар Лодброк, принесший во время набега на Париж в 845 г. 111 пленных франков в жертву Одину277.

На Скандинавию влияла христианская Европа? Но ведь и на Элладу влияли традиционные, «олимпийские» общества Передней Азии и Египта. Однако это не помешало рождению античной цивилизации. К тому же результат любого влияния зависит и от свойств объекта, на который влияние направлено, — все ученики слышат из уст учителя одно и то же, но один понимает так, другой этак, а третий — вовсе никак.

Может быть, именно в этом и дело, в самих народах, а не в условиях, влиявших на них, условиях, пусть и не одинаковых, но довольно похожих? Или — дело в характере, темпераменте, способностях греков, — иных, нежели у скандинавов? Пиратское ремесло могло способствовать их развитию, так что, думаем, М. К. Петров отчасти прав. Но оно, как и всякое другое учение, не могло дать людям те способности, которых у них не было. Откуда же они взялись? Вероятно, на этот вопрос ответит более тщательное изучение этногенеза и предыстории греков. А может, и не ответит. Ведь и генетика знает законы наследования, но может ли она объяснить, почему в ничем не примечательных родах рождаются порой гении?

М. К. Петров, задавшись проблемой происхождения «греческого чуда», не просто выдвинул весьма интересную и остроумную (хотя и отнюдь не бесспорную) гипотезу, но и затронул глубочайший историософский вопрос: благодаря чему народы и культуры, равно как и отдельные люди, становятся тем, чем становятся? Вследствие ли случайности, закономерностей исторического развития (каковы бы они ни были), Промысла Божиего? И какую роль играет каждая из этих причин? Кто даст ответ на этот вопрос? Мы же умолкаем и заканчиваем переводом слов, которые вынесли в эпиграф нашей работы:

Верю, вещи иные понять мы пытаемся зря,

Они скрыты в тумане, за пеленою дождя...

<< | >>
Источник: М. К. Петров. М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). — 295 с. — (Философия России второй половины XX в.).. 2010

Еще по теме М. В. Атякшев Так ли возникло «греческое чудо»?:

  1. Из чего возникла философия
  2. ЧУДО
  3. Слово. Творчество. Чудо
  4. ЧУДО
  5. Когда возникла социология?
  6. КАК ВОЗНИКЛА РЕЛИГИЯ
  7. КАК ВОЗНИКЛА ВОЙНА
  8. 6.3.2. «Японское экономическое чудо»
  9. 56. ПОЧЕМУ НЕ ВОЗНИКЛА ХИМЕРА НА РУСИ?
  10. 95. Чудо на Висле
  11. ЧУДО ИЛИ ФАЛЬСИФИКАЦИЯ?
  12. «Новгородское чудо» глазами американца
  13. Когда возникло трудовое право и каково его назначение?
  14. 60. В чем разница между основными направлениями психоанализа и как они возникли?
  15. 2. «Американское чудо» — путь США к мировому лидерству
  16. Молитва не может иметь своим следствием чудо