<<
>>

Немного статистики

Одним из основоположений американского кредо является признание того факта, что Соединенные Штаты возникли, существуют и живут как светское государство. Первая поправка к конституции США, вступившая в силу в 1791 году, недвусмысленна: «Конгресс никоим образом не должен издавать законов, устанавливающих какую-нибудь религию или запрещающих ее свободное вероисповедание».
Итак, в Соединенных Штатах церковь и государство отделены. Буржуазные американские идеологи, со свойственным им самолюбованием, усматривают в том невыразимое преимущество Соединенных Штатов перед всем миром. Известный американский теолог Л. Пфефер заявил: «Я убежден, что эволюция и успешное проведение в жизнь принципа, зафиксированного в первых шестнадцати словах первой поправки,— величайший вклад США в дело демократии и человеческого прогресса». Дабы эта сентенция не отдавала преувеличением, Пфефер озаботился утяжелить ее ссылкой на авторитет маститого американского юриста Д. Филда, каковой, процитировав поправку, сказал в конце XIX века: «Величайшее достижение прогресса человечества на протяжении всей истории — полное и окончательное отделение церкви от государства. Если бы нам даже не было чем больше похвастаться, мы могли бы справедливо указать — США первыми среди стран всего мира внесли в свою конституцию: отношения между человеком и создателем — частное дело, п которое никто не имеет права вмешиваться. Чтобы оцепить размеры этого шага в освобождении человечества, стоит только бросить взор на столетия истории (до появления США)' и вспомнить ужасающие преследования во имя религии, которые проводились по всему миру»9. Другое, никак не уступающее по значимости описанному положению американского кредо сформулировано категорически: США — «страна бога и моя»; законопослушный американец — богобоязнен. Ему полагается верить— это признак не только хорошего тона, но, скажем прямо, политической благонадежности. Давным-давно те, кого ныне назвали бы американистами, выделили значение религии в США. Еще в 1830 году французский путешественник А. Ток- виль изумлялся: первое, что поражает в США визитеров,— «религиозная атмосфера». Порассуждав насчет удивительного явления, Токвиль заключил: «Нет другой страны в мире, где бы христианская религия в такой степени господствовала бы над душами людей, как в Соединенных Штатах» За эти и иные благостные наблюдения Токвиль канонизирован в американской историографии как иноземец, сумевший обнаружить хорошее в США. Английский прозаик Дж. Честертон (истовый католик), побывавший в США много десятилетий спустя после Токвиля, отмечал: «США единственная страна в мире, основанная на вероучении. Это вероучение преподносится с догматической и даже теологической ясностью в Декларации независимости, вероятно, единственном документе практической политики, который одновременно носит теоретический характер и еще изложен хорошим литературным языком... Декларация, разумеется, осуждает анархизм, но подразумевает и осуждение атеизма, ибо в ней ясно указано: высший авторитет — создатель» 10. Эти двое иностранцев судили по собственным впечатлениям, вероятно, не погружаясь в дебри статистики. А она очень показательна. Во времена Дж. Вашингтона, то есть в последние десятилетия XVIII века, только один из десяти американцев принадлежал к церкви.
При жизни А. Линкольна, то есть в середине XIX века,— каждый пятый. Для вдумчивого социолога картина ясна. Евангелисты (наверняка отлично организованные!) были куда как активны в США, и их деятельность, а не истинное положение, побудила, особенно Токвиля, сделать описанные выводы. Как же сами американцы оценивают свою приверженность к религии? Американские политики единодушно, а иногда и прямодушно признают великую пользу религии для существования государства. Как с прямотой, приличествующей профессиональному военному, сказал Д. Эйзенхауэр в бытность президентом: «Наша система правления бессмысленна, если не основывать ее на глубокой вере, какой именно религии — мне абсолютно безразлично». Взлет введения религии в государственные дела падает на годы его президентства. В 1954 году в формулу присяги верности США были добавлены слова «под богом», и с тех пор она звучит так: «Клянусь в верности знамени США и республике, которую он олицетворяет — единый народ под богом, неразделимый, со свободой и справедливостью для всех». В 1955 году на американских денежных знаках неукоснительно печатается: «С нами бог». Покончили, следовательно, с неразберихой — эти слова время от времени появлялись на долларовых банкнотах с 1865 года, но нерегулярно. По-видимому, подстегнутый обожествлением доллара, американский представитель в ООН Г. Лодж внес предложение открывать каждое заседание Генеральной Ассамблеи ООН молитвой. Не прошло11. Тогда на Капитолийском холме взяли реванш за поражение в стенах международной организации: в 1956 году без обсуждения обе палаты конгресса объединенной резолюцией приняли как национальный лозунг слова «С нами бог»12. Конгресс со времени его учреждения содержит двух капелланов в сенате и в палате представителей. В свое время «отец» американской конституции и первой поправки к ней —Дж. Мэдисон горячо ратовал против оплаты деятельности этих священнослужителей, указывая с достаточными основаниями, что их содержание за счет государства неконституционно. Во времена не столь отдаленные от нас газета «Чикаго сан-таймс» как-то заметила о молитве, которой открывается каждое заседание сената: «Эти слова являются менее всего необходимыми из миллионов слов, произносимых в сенате». Наверное, так же дело обстоит и в палате представителей, где свой служитель культа открывает молитвой рабочий день конгрессменов. Постепенно сложилась традиция не касаться в этих молитвах политических вопросов. Правда, капелланы состязались в донесении до сознания законодателей евангельских истин в доступной их пониманию форме. Преподобный П. Маршалл (читавший молитву в конце сороковых годов) щедро рассыпал в тексте биржевые словечки, называл создателя «рантье, стригущим купоны». Или просил господа «избавить нас от греха тревог, в противном случае язвы желудка будут свидетельством отсутствия у нас веры». В последние десятилетня политика властно вторгалась в молитвы. Скорее всего, со времен президентства Д. Эйзенхауэра и в весьма своеобразной форме. Американский публицист П. Бланшард в разгар избирательной кампании 1960 года написал в книге, специально посвященной роли религии в политике в США (баллотировался в президенты католик Дж. Кеннеди): «Ныне в молитвах, которыми открываются заседания сената и палаты представителей, допускается упоминание о политических вопросах только в единственном случае — если речь идет об антисоветизме. В 1958 году белорусский священник произнес в сенате краткую молитву, напомнив богу, что «вот юбилей Декларации независимости Белоруссии, чья свобода безжалостно подавлена грубой силой». В 1959 году православный украинский священник в молитве в палате представителей оказал подобную же услугу своей стране. Он напомнил богу, что вот сорок первая годовщина Украинской национальной республики и заявил: «Только ты, господь, можешь дать нам и всем порабощенным нациям вечную свободу» Сарказм публициста понятен. Под куполом Капитолия гастролировали военные преступники, нашедшие приют в США после второй мировой войны. Фарисейские рассуждения о всевышнем в этих случаях — неотъемлемая часть эйзенхауэровских хлопот о «порабощенных народах». Отсылками к создателю американский президент тщился придать респектабельность провокационной кампании хотя бы в глазах верующих в США. Да, обожала администрация Д. Эйзенхауэра обращаться к евангельским истинам. «Величайшая демонстрация религиозного характера администрации состоялась в День 4 июля,— заметил в середине пятидесятых злоязычный публицист Э. Дэвис.— Президент посоветовал всем нам провести день в епитимье и молитвах. Сам же в этот день утром удил, поймал четыре рыбы. Днем загнал в лунку 18 шаров в гольфе, а вечер провел за карточным столом, играя в бридж» ’. Открывая теоретическую статью о роли церкви в сегодняшних США, влиятельный американский публицист Л. Брюс ван Вурс взял быка за рога: «Каждое воскресенье почти столько же американцев собираются на службы в церквах, сколько их посещает все основные спортивные состязания в течение целого года. В самом деле, с самого своего возникновения Соединенные Штаты претендовали, что верят в собственную уникальную этическую основу, они составляют нацию, по выражению Дж. Честертона, с «церковной душой» 13. Вот только церквей многовато. Основных (принимая за критерий их численность) христианских вероисповеданий— десять плюс лица иудейского вероисповедания. Итак, всего 11, как обозначил Э. Густад, американский специалист по этому вопросу, эти «denomination families». Обильную пищу для размышлений дает то обстоятельство, что термин «denomination» на английском языке имеет два значения: 1—относящийся к какому-либо вероисповеданию; 2 —сектантский. «10 основных вероисповеданий,— сообщает Густад,— таковы: католики — 46.5 миллиона, баптисты — 23,5 миллиона, методисты—- 14.5 миллиона, лютеране — 8,75 миллиона, пресвитериане— 4,5 миллиона, различные христианские объединения— 4,5 миллиона, адвентисты и прочие — 2 миллиона, объединенная церковь Христа — 2 миллиона человек. Евреев также нужно включить в этот список, однако, коль скоро определение их членства в своей церкви очень затруднительно, скорее нужно говорить о всем еврейском населении, а не о лицах иудаистского вероисповедания» 14. Опросы Гэллапа в целом дают картину весьма устойчивого посещения церкви 15. Бум в этом отношении, как и следует ожидать, приходился на пятидесятые годы, когда 49 процентов взрослого населения регулярно ходили в церковь. К концу шестидесятых этот процент упал до 42 процентов, то есть до 50 миллионов человек. В начале семидесятых годов последовало снижение еще на 2 процента, однако уже в 1976 году мы видим снова 42 процента, а опрос в 1983 году, подтвердив тот же процент, выявил, по словам Дж. Гэллапа, «растущий интерес к религии и участие в религиозной деятельности на всех уровнях общества, особенно среди протестантов». Сам Гэллап, евангелист с головы до ног, естественно, приветствовал это, ибо, по его словам, опросы «выявляют растущее убеждение в том, что религия, а не наука может разрешить проблемы, стоящие перед миром». Подумать только, подчеркивал Гэллап, ныне 26 процентов всех американцев состоят в обществах изучения Библии (в 1978 году—19 процентов), треть всех американцев утверждают— влияние религии на их политические взгляды увеличилось. В целом 6 из каждых 10 американцев настаивают, что ныне они больше интересуются религией, чем пять лет назад. Или, скажем по-другому, 56 процентов всех американцев больше полагаются на бога, чем пять лет тому назад Что, религия завоевывает новые позиции? Очень и очень сомнительно. Перед нами процесс, когда новым объявляется крепко забытое старое. Причем не очень давнее. Правильнее было бы сказать: маятник качнулся ко временам президентства Д. Эйзенхауэра. Пока не больше. Происходящие колебания не выходят за рамки контингента тех, кого можно отнести к верующим. Достаточно трезвый американский публицист У. Генри с высоты 1985 года так оценил происходящее: «Современная Америка в целом светское общество. Подавляющее большинство граждан ходит, по крайней мере от случая к случаю, в тот или иной христианский храм и выражает ту или иную степень веры в бога. Однако американцы не строят свою жизнь по указаниям Библии или внушениям какого-либо электронного евангелиста. Теологически пассивное большинство готово терпеть эксцессы верующих до тех пор, пока эта терпимость носит взаимный характер»16. В 1984 году были опубликованы результаты двухгодичного исследования Пенсильванским университетом «электронной церкви». С начала шестидесятых годов количество радио- и телестанций, передающих и религиозные программы, круто выросло — с менее чем 150 перевалило за 1000. Выяснилось, однако, что религиозные передачи имеют 13,3 миллиона довольно стабильных слушателей и зрителей, или 6,2 процента от всей телевизионной аудитории. Проводившие исследование констатировали: «Эта аудитория обычно рассматривает религиозные программы как дополнение к традиционным видам религиозной деятельности». Исследование показало, что передача этих программ никак не привела к уменьшению числа посещающих церкви, то есть «электронные евангелисты» не сумели переманить к себе верующих» Статистика расскажет и во что именно прагматически-доктринально верят американцы. Опрос 1968 года указал: 93 процента всех американцев верят в бога, 60 процентов — в дьявола, 73 процента ожидают загробной жизни17. «Нью-Йорк тайме» выявила спустя десять лет, что 41 процент всех американцев «не принадлежали к церкви», то есть в предшествующие полгода не побывали в храме, кроме особых случаев, как-то: свадьба, похороны и т. д. Газета сравнила их взгляды со взглядами ревностных прихожан. Выяснилось: 93 процента посещающих церковь верят в бога, а среди «не принадлежащих к церкви» — только 68 процентов. 89 процентов прихожан заявили, что Христос — сын бога, 83 процента ожидают загробной жизни. Соответствующие цифры «не принадлежащих к церкви» — 64 и 57 процентов18. Опрос 1982 года показал, что 44 процента всех американцев верят —бог создал человека в его нынешнем виде 10 тысяч лет тому назад, 38 процентов — полагают, что человек все же результат процесса эволюции, но под руководством бога, и лишь 9 процентов стоят за теорию эволюции без участия высших сил. Опрос подтвердил очевидное — лица с высшим образованием склонны придерживаться теории эволюции (с богом или без него), в то время как менее образованные, как правило, стоят за божественное происхождение человека. Данные науки о том, что Земля существует миллиарды лет, а эволюция длится миллионы лет, их не трогают, они настаивают на том, что человечество существует не более 10 тысяч лет. 78 процентов из них требуют — детей с школах нужно учить только теориям божественного происхождения человека, в то время как среди сторонников эволюции лишь 57 процентов стоят за то, что подобает преподавать только теорию эволюции '. Ну а как выглядят ведущие из этих показателей в сравнении с западноевропейскими странами? Опросы Гэллапа проливают свет и на этот вопрос. По сравнению с 93 процентами американцев, верящих в бога, соответствующий процент: в ФРГ — 72 процента, во Франции — 72 процента, в Скандинавии — 65 и в Италии — 88 процентов. Если 73 процента американцев верят в загробную жизнь, то таковых насчитывалось 33 процента в ФРГ, 35 процентов — в Скандинавии, 39 процентов — во Франции, 43 процента — в Англии и 46 процентов — в Италии19. Таков духовный климат Соединенных Штатов Америки.
<< | >>
Источник: Яковлев Николай Николаевич. Религия в Америке 80-х: Заметки американиста. 1987 {original}

Еще по теме Немного статистики:

  1. Преступления и криминальная статистика
  2. Интегрированная база данных статистики
  3. ТЮРЕМНАЯ СТАТИСТИКА
  4. Органи державної статистики
  5. Н.              Е. ДОБРЫНИНА, А. И. РЕЙТБЛАТ СОСТОЯНИЕ ЧТЕНИЯ В 70 - 80-е гг. СТАТИСТИКО-СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ОБЗОР
  6. Случайные выборки как предпосылка использования заключающей статистики
  7. 4.1. КЛАССИФИКАЦИЯ ЧС МИРНОГО ВРЕМЕНИ, ТЕРМИНОЛОГИЯ, СТАТИСТИКА
  8. 2. Уровень, структура и динамика преступности, связанном с умышленным уничтожениеми повреждением имущества (данные уголовной статистики)
  9. НЕМНОГО ИСТОРИИ
  10. НЕМНОГО ТЕОРИИ
  11. НЕМНОГО ИСТОРИИ
  12. 2. Немного истории
  13. НЕМНОГО ИСТОРИИ
  14. НЕМНОГО ЛИНГВИСТИКИ
  15. Немного о правилах спора
  16. Глава 16. НЕМНОГО ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЙ
  17. Глава 2 НЕМНОГО ИСТОРИИ
  18. Немного из экологии животных