<<
>>

проблема психодиагностики ПОЛИТИЧЕСКИХ ЛИДЕРОВ


Нынешняя попытка модернизации России далеко не первая в ее богатой и драматичной истории. Каждая из этих попыток имеет свои особенности. Сейчас принципиально и остро стоит вопрос о политическом субъекте модернизации и в связи с этим о необходимости его изучения.

Подавление пугча 1991 года сломало становой хребет партократической элите. Но свято место пусто не бывает. На смену старой тоталитарной элите к власти приходит новая. Что она собой представляет? Чем отличается от предыдущей и что у них общего? Кто он — человек политической элиты?
Встреча с властью магическим образом изменяет психику человека, его отношения с другими людьми. Этот вопрос относится к сфере интересов поли- тической психологии. Предмет политической психологи и — свойства, состояния и психические процессы, модифицирующиеся в процессе взаимодействия личности с властью. Развитие этой отрасли науки в России открывает новые возможности для нетрадиционных методов анализа деятельности политических элит.
Такого рода методы могут служить дополнительным и весьма существенным инструментом для диагностирования и прогнозирования деятельности российских политиков. Психологические способы исследования целесообразно применять наряду с традиционным анализом в изучении процесса формирования, развития и осуществления политики и роли в ней конкретных политических лидеров. Это позволит получать весьма интересные и полезные как с теоретической, так и с практической точек зрения результаты.

Ведущим звеном в работе практического психолога по изучению личности политического деятеля является психодиагностика, т. е. наука и практика постановки психологического диагноза. Этот термин, распространившийся в психиатрии вслед за появлением работы М. Роршаха «Психодиагностика», довольно быстро вышел за пределы медицины.
Термин «диагноз» начал пониматься как распознавание любого отклонения от нормального функционирования или развития и даже как определение состояния конкретного объекта (индивида, малой группы, той или иной психической функции или процесса у конкретного лица).
Диагностическое исследование (точнее, обследование) обладает тем не менее важной характеристикой, отличающей его от теоретического исследования.
Психолог-исследователь (в том числе исследователь в области психодиагностики) ориентирован на поиск неизвестных закономерностей, связывающих абстрактные переменные, использует «известных» (т. е. выделенных по какому-либо признаку) испытуемых и пренебрегает их индивидуальными отличиями и эмпирической целостностью.
Для психодиагноста-практика именно эти индивидуальные отличия и эмпирическая целостность являются. объектом изучения; он ориентирован на поиск известных закономерностей в «неизвестных» обследуемых.
Психологическая диагностика сегодня — одна из основных форм практического приложения профессиональных возможностей политических психологов.
Следует при этом учитывать тот факт, что психологическая диагностика как наука находится на стадии интенсивного развития и процесс формирования се терминологического аппарата до настоящего времени не завершен. Современная психодиагностика также отстает от теории. Так, если на теоретическом уровне, на уровне фундаментальных исследований продолжают развиваться принципы и методы систем
ного подхода, целостного многостороннего и многоуровневого анализа, практическая психодиагностика пока лучше приспособлена к работе с отдельными функциями, «выборками», нормами, чем с человеком как с целостной личностью.
Психодиагностика политических деятелей не сводится и не может сводиться к психологическим тестам, хотя на протяжении всей истории развития психометрики психологи гордились возможностью создания и использования тестов, считали разработку методов тестирования отличительной чертой психологии и доказательством своей приверженности науке. В конечном итоге интерес к тестированию часто уводит нас от поиска подлинно научного объяснения. Примером могут служить быстрое развитие тестов на интеллектуальность и слабая изученность проблемы мышления.
Основные приемы психодиагностики основываются на наблюдении за реальным поведением политика. Данные, на которые в основном может рассчитывать политический психолог в условиях российской политической действительности, — это данные, полученные путем регистрации поведения человека в повседневной жизни, так называемые «,Ьgt;-данные (от «life record data»).
Конечно, идеально было бы иметь полное и подробное описание образа жизни интересующего нас политика, однако на практике это неосуществимо. В лучшем случае удается получить информацию относительно отдельных периодов или сторон его жизни и политической карьеры. Поэтому чаще всего «1gt;- даппые получают путем формализации оценок экспертов, наблюдающих поведение объекта нашего интереса в определенных ситуациях и в течение некоторого периода.
С «1gt;-данпых обычно рекомендуется начинать предварительные исследования проблемы. В многомерных исследованиях проблемы очень важно с достаточной полнотой охватить сферу исследования. Р. Кэтгелл считает, что «Ьgt;-даниые идеальны для установления
тех признаков поведения, которые нуждаются в измерении. lt;lt;Ьgt;-данные хороши также тем, что все виды поведения уже представлены в языковой форме. Это гарантирует не только лучший начальный выбор переменных, но и более легкую интерпретацию полученных факторов.
«Ьgt;-данные также очень часто используются как внешний критерий, относительно которого измеряется валидность результатов, полученных с помощью других методов. Однако такое использование «Ь»-дан- ных не совсем правильно, так как внешние оценки не являются достаточно достоверной мерой поведения.
Восприятие поведения другого человека всегда несколько искажено в связи с особенностями личности самого эксперта. Поскольку разные эксперты будут давать различные оценки, возникает проблема измерения надежности самого эксперта. В настоящее время эта проблема является предметом интенсивного изучения. Предлохlt;ен ряд методов для определения средней надежности экспертов в случаях, когда оценивание осуществляется несколькими экспертами. Еще одна проблема — повышение надежности внешних оценок за счет снятия систематических искажений.
Одним из примеров систематических ошибок при внешних оценках может быть влияние на оценки хорошего или плохого отношения эксперта к оцениваемому политику, что получило название * эффект ореола». Примером систематических искажений метода внешних оценок является также влияние на оценку разницы в статусе эксперта и оцениваемого политика. Не удивительно поэтому, что внешние оценки, даваемые одному и тому же лицу по одному и тому же набору личностных черт людьми, занимающими по отношению к изучаемому разное положение, могут оказаться очень слабо коррелированными между собой. Искажения, вносимые в измерение черт личности определенным способом измерения, называются инструментальными искажениями. Причем они
наиболее значительны именно при методе внешних оценок.
Для повышения надежности «Ь»-данных разработаны специальные требования к процессу получения экспертных оценок. Вот некоторые из них. Оцениваемые черты должны определяться в терминах наблюдаемого поведения. Эксперт должен иметь возможность наблюдать за поведением оцениваемого лица достаточно длительный промежуток времени. Необходимо не менее десяти экспертов на одного оцениваемого. Ранжирование испытуемых должно производиться экспертами только по одной черте вместо оценивания одного испытуемого сразу по всему комплексу характеристик. То есть вместо того чтобы просить эксперта оценивать одного испытуемого сразу по нескольким чертам, его просят упорядочить всю группу по одному признаку, например ранжировать .20 человек по степени их общительности, определяемой как готовность заговорить с незнакомым человеком. В другой день, когда эксперт уже забыл о порядке расположения по общительности, ему дается задание ранжировать по другой черте и т.д.
Применение такого способа проведения экспертного опроса может поднять надежность получаемых данных на уровень, достаточный для практического использования.
Построение психологического портрета — одна из наиболее сложных и деликатных задач в психодиагностике российских политических деятелей. Она предполагает создание целостной картины психической жизни человека, достаточно полное раскрытие различных аспектов жизнедеятельности и соразмерное сочленение их в единую картину — психологический портрет.
Трудность решения сформулированной задачи во многом объясняется отсутствием в необходимой мере операционализированных общепсихологических и дифференциально-психологических теорий. Без точ
ных теоретических ориентиров построение портрета каждый раз происходит как бы «на ощупь», по наитию.
В итоге психологические портреты, составляемые в результате психодиагностических исследований, отличаются определенной фрагментарностью, так как результаты, полученные с помощью разных методик, оказываются мало связаны между собой и, как следствие, с общей картиной. Более того, зачастую многие аспекты вообще ускользают от внимания исследователя, и такая неполнота диагностической информации наносит ущерб адекватности делаемых с ее помощью выводов.
Проблемой, связанной с построением психологического портрета на базе психодиагностических данных, является их абсолютизация вследствие переоценки валидности используемых методик. В итоге исследователь рискует получить неправильные результаты со всеми вытекающими из этого последствиями. Иногда это проявляется в виде «парадоксов», когда две методики, направленные на измерение близких особенностей, дают несовпадающие или даже противоположные результаты.
Причины таких «парадоксов» могут быть разные, но наиболее распространенная — иевалидность одного из результатов. Приписывание получаемым результатам статуса истины в психодиагностике недопустимо. Фактически процесс исследования должен сводиться к постоянному выдвижению «диагноз-ги- потез», которые необходимо проверять прямыми методами.
Таким образом, можно сказать, что портрет политика должен сначала рисоваться не «красками», а «карандашом», что позволяет' стирать некоторые черты, заменяя их другими.
Продолжая «карандашную» аналогию, необходимо выделить в качестве первого этапа построения психологического портрета политического лидера создание «наброска», общего каркаса, схемы, задающих для психолога первичную ориентировку, под
лежащую затем раскрытию и уточнению, углублению, «фокусировке», которые в итоге позволят перейти от «карандашного наброска» к «портрету в красках?».
Первичный набросок включает в себя наиболее важные и устойчивые особенности, конституирующие психологическую структуру изучаемого политика. Естественно, в научном лексиконе этим особенностям соответствуют наиболее обобщенные, абстрактные понятия, такие как «психологическая структура личности», «сознание», «индивидуальный стиль деятельности^ и т.п. Методики изучения этих особенностей получили название универсальных, так как они используются для получения первичной информации при решении самых разных практических задач.
Необходимо выделить два типа универсальных психодиагностических подходов, по-разному раскрывающих политических лидеров.
Первый тип направлен на измерение степени выраженности соответствующих особенностей, например личностных черт, — измерительные методики. При этом предполагается, что сам выбор черт является универсальным, а межличностные различия связаны только с различиями в степени выраженности той или иной черты. Эти методики позволяют выявить у политика так называемые акцентированные черты, но, как правило, не дают информации о природе этих черт: являются ли они устойчивыми, орга- низмическими, приобретенными стилевыми, личностно-мотивационными (возведенные в ранг основ Я-концепции) или преходящими реактивными состояниями.
Второй тип— описательные методики.Они основаны на другом понимании содержания психических особенностей. Предполагается, что психическая особенность характеризуется не степенью выраженности, а наличием в ее содержании более конкретных проявлений.
Так, если при первом подходе деятельность можно охарактеризовать ее широтой, насыщенностью,
урощ-хем внутренней или внешней направленности, то при втором подходе одной из ее характеристик выступает репертуар составляющих ее действий, другой характеристикой — выбор средств для ее осуществления, третьей — обстоятельства ее протекания и т.п.
Если при первом подходе эмоциональная жизнь может характеризоваться уровнями ее насыщенности, интенсивности, разнообразия, то при втором — характеристиками являются аффектогенные темы, ситуации, в связи с которыми переживаются те или иные эмоции, и т. п.
При переходе от общей «каркасной» схемы, «наброска» к более «красочному» портрету измерительные и описательные методики не исключают, а дополняют друг друга.
Создавая психологический портрет, необходимо учитывать временной масштаб проводимой работы, т. е. необходимо отдавать себе отчет в том, стоит ли задача создать портрет политика в данный момент времени или же речь идет о портрете этого человека «вообще». В зависимости от ответа на этот вопрос, портрет будет включать либо относительно устойчивые, стабильные, либо изменчивые, менее стабильные характеристики состояний.
Важный вопрос, который необходимо постоянно иметь в виду при включении в портрет тех или иных психологических особенностей, являются ли эти особенности специфичными для каких-либо конкретных ситуаций, а если и являются, то для каких именно, или же эти особенности имеют кросс-ситуационный характер и проявляются в самых разных ситуациях. То есть надо связать психические свойства человека с политической ситуацией его жизнедеятельности, во-первых, и с его стратегией поведения в ситуации обследования — во-вторых.
Немаловажным моментом в работе над психологическим портретом является его статичность или динамичность. Здесь существует определенная аналогия с фото — и кино портретами. Как правило, пси-
ходиага ост стремится получить как бы фотографию психологической индивидуальности — психические особенности, присущие объекту нашего интереса в период проведения исследования.
При статическом психодиагностическом замысле в неявной форме упускается из виду то очевидное положение, что для человека характерно развитие, и выявленные особенности через некоторое время могут под влиянием политических и социальных факторов или под влиянием внутренних факторов существенным образом измениться. Естественно, при этом меняются и прагматические выводы «фотографического» диагностирования.
При динамическом замысле (идея берет начало от положений Л. Выготского о «зоне ближайшего развития») психолога интересует не столько наличное состояние объекта, сколько динамика этого состояния
и,              по возможности, прогноз. Естественно, статистический и динамический подходы не образуют антагонизма. Более того, последовательная реализация динамического замысла невозможна без одновременной реализации статического, который является средством для реализации первого. При этом необходимо учитывать, что отказ от динамичности в пользу статичности ведет к снижению практической ценности диагноза. Поэтому важнейший результат психологического портрета — формулировка основной тенденции развития политика — прогноз.
При создании психологического портрета политического лидера у психолога возникает необходимость опереться на ту или иную теоретическую схему. Проблема выбора или синтеза из известных схем для использования в конкретном исследовании является весьма значимой на этапе подготовки каркаса.
Проблему можно сформулировать так: на диагностирование каких сфер психического должно быть направлено исследование? В зависимости от теоретических предпочтений эта проблема может решаться по-разному, С прагматической точки зрения можно выделить два критерия. Во-первых, теоретическая схе
ма должна достаточно полно отражать всю феноменологию исследуемой диагностом области. Во-вторых, следует стремиться к избеганию излишней избыточности психодиагностических данных.
В Институте США и Канады РАН в конце 80-х годов группа исследователей во главе с Е. Егоровой предприняла попытку создать практически значимые конкретные психологические методики исследования личности политических лидеров иностранных государств.
Одна из них была разработана для целостного многомерного понимания психологических механизмов политического поведения лидеров этих государств, их мотивов и установок, социально-психологических качеств личности. В ходе создания и апробации методики были выделены основные психологические компоненты портрета личности политического лидера, которые предлагалось рассматривать при применении методики как на макроструктурном —• блоковом уровне, так и на микроструктурном — уровне отдельных психологических характеристик. Методика Е. Егоровой — первая в отечественной политической психологии попытка построения психологических портретов личности политических лидеров.
Структуру личности политического лидера, влияющую па его политическое поведение, составляют основные блоки личностных характеристик: Я-кон- цепция, потрсбиостно-мотивационная сфсра, система политических убеждений, стиль принятия политических решений, стиль межличностных отношений, устойчивость к стрессу. Для получения информации о личности политика необходимо ознакомление с результатами объективных исследований его биографов, с субъективными оценками его связей, с его собственными мемуарами и статьями.
В исследовании представителей российских политических элит может быть использована инструментальная концепция Е. Егоровой: построение структуры личности политического лидера, влияющей на его политическое поведение; построение диагностичес

кого профиля личностных характеристик конкретного политика; анализ влияния личности в целом и отдельных характеристик на его политическое поведение в конкретной политической ситуации.
В качестве приложения мы предлагаем фрагменты политико-психологических диагноз-гипотез на двух российских политиков (в русле концепции Егоровой с использованием подходов других авторов).
<< | >>
Источник: Сельченок К.В.. Психология лидерства. 2004

Еще по теме проблема психодиагностики ПОЛИТИЧЕСКИХ ЛИДЕРОВ:

  1. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЛИДЕРЫ (УПРАВЛЕНЧЕСКАЯ ЭЛИТА)
  2. ПРОБЛЕМЫ МОТИВАЦИИ ЛИДЕРОВ ПОТРЕБНОСТЬ ВО ВЛАСТИ. МАКИАВЕЛЛИЗМ
  3. I. Вызовы политическому и проблемы российской политической философии и науки
  4. Сущность психодиагностики, ее цели и задачи
  5. §11.2. Типология и психодиагностика темперамента
  6. Психодиагностика в семейном консультировании
  7. Проблема политического сознания
  8. Глава 5. Психодиагностика - взгляд соискателя
  9. Глава 1. Содержание психодиагностики соискателей, ее цели и задачи
  10. Глава 2. Собеседование как первый этап психодиагностики
  11. § 2. ПРОБЛЕМЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО УЧАСТИЯ
  12. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ (общие проблемы)
  13. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИЛА - ПРОБЛЕМА РАВНОВЕСИЯ
  14. Философские проблемы политических наук
  15. Лекция XI ПРОБЛЕМА ПОЛИТИЧЕСКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИИ
  16. Шапарь В.Б.. Практическая психология. Психодиагностика отношений между родителями и детьми., 2006
  17. Южная Азия и проблемы политической культуры
  18. .Тема 12 ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ
  19. ЛИДЕРЫ И СТИЛЬ ИХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  20. Проблема социально-политических “носителей власти” на новом этапе к ее решение
- Cоциальная психология - Возрастная психология - Гендерная психология - Детская психология общения - Детский аутизм - История психологии - Клиническая психология - Коммуникации и общение - Логопсихология - Матметоды и моделирование в психологии - Мотивации человека - Общая психология (теория) - Педагогическая психология - Популярная психология - Практическая психология - Психические процессы - Психокоррекция - Психологический тренинг - Психологическое консультирование - Психология в образовании - Психология лидерства - Психология личности - Психология менеджмента - Психология педагогической деятельности - Психология развития и возрастная психология - Психология стресса - Психология труда - Психология управления - Психосоматика - Психотерапия - Психофизиология - Самосовершенствование - Семейная психология - Социальная психология - Специальная психология - Экстремальная психология - Юридическая психология -