<<
>>

Жанровое своеобразие журналистских материалов на экологические темы

Специфика работы журналиста, избравшего экологическую тематику, проявляется не только в широком диапазоне его дея­тельности, но и в журналистском мастерстве. Оказывает она влияние и на владение формой текста или жанрами как составными мастерства.

Как показали опросы коллег, журналистский текст рассматри­вается ими как средство коммуникации различных субъектов эко­логического конфликта, который чаще всего приходится разрешать журналисту. Более того, благодаря не только содержанию, но и форме он находит своего сторонника, расширяет их число, оказы­вает на них должное влияние. Без поддержки общественности и природоохранных организаций даже суперпрофессиональный жур­налист не способен разрешить экологический конфликт таким об­разом, чтобы восторжествовал разум, а не ежеминутные политиче­ские или экономические интересы. Подчас они идут рука об руку.

В такой ситуации, как минимум, текст, имея соответствующее оформление, должен оказывать политическое, конкурентное и це­левое воздействие на аудиторию. Его назначение также обеспечи­вать имиджевое сопровождение данной конфликтной ситуации.

Вполне закономерно, что справиться с этими задачами текст сможет только в том случае, если будет разнообразным по форме и будет охватывать более широкую тематику, которая не сводится только к информированию о развитии конкретной конфликтной си­туации. Под формой мы понимаем владение палитрой жанров, кото­рыми сегодня располагает журналистика, и экологическая в том числе.

Однако, как показали наши исследования, журналисты, ока­завшись в новых для себя условиях экологических конфликтов, не только максимально использовали весь опыт традиционной журна­листики, но и создали свое. Сам природоохранный процесс, кото­рый в нашей стране уже насчитывает несколько десятилетий, дик­товал условия подачи материалов, которые журналисты трансфор­мировали в определенную форму.

К числу таких нововведений следует отнести обзор, монито­ринг, информационную листовку, призывающую защитников того или иного объекта собраться на митинг или организовать охрану объекта в течение определенного времени, чтобы противостоять сносу, захвату, разрушению и т.д. Это выдвигает определенные тре­бования к знанию предмета и объекта освещения. В этом смысле журналист должен обладать широкой эрудицией, опытом работы, владением современных подходов к организации текста. Исследова­тель журналистики А.А. Тертычный пишет:

Эффективный публичный диалог, разумеется, невозможен без четкого представления его участников о том, в чем именно заключаются воз­можности публичного слова, в том числе и жанровые. Арсенал жанров современной журналистики, как известно, достаточно богам. Однажды возникнув, жанры не исчезают. Однако на разных этапах разви­тия общества те или иные из них оказываются наиболее необходимы­ми для журналистов. Другие как бы уходят в «запас». Жанровые фор­мы модифицируются. Рождаются новые жанры[27].

Общество в целом и природоохранный процесс в частности как проявления его демократизации начинают осваивать диалоговые формы общения. Вполне очевидно, что наиболее реальной и зареко­мендовавшей себя трибуной для такого диалога, несомненно, высту­пают средства массовой информации, обладающие адекватными воз­можностями для его проведения[28]

Журналисты, специализирующиеся в экологической тематике, это осознают на своем собственном опыте. Они считают, что выводы ученых подтверждаются практикой. Действительно, журнали­стика адаптируется к тем задачам, которые становятся для нее насущными в связи с происходящими в обществе переменами[29].

Анализ баз данных показывает, что на первых этапах появления экологической тематики на страницах отечественной прессы жур­налисты обычно использовали жанры информационной журнали­стики. В основном это была информация с мест.

Типичный пример подобной информации: завод такой-то ночью слил в местную речку свои неочищенные отходы производства, и теперь в ней находится «вся таблица Менделеева».

Это была расхожая фраза, которую можно встретить в журналист­ских текстах и по сей день. Однако тем самым удовлетворялся спрос аудитории на оперативную, порой скандальную, но свежую информацию.

В условиях затяжных противоборств экологического толка тяга к информационным жанрам была обусловлена еще и тем, что именно возможность экологов бороться за сохранность природных объектов и против нерадивых начальников считалась основой де­мократизации общества. Но технология проведения всевозможных «зеленых» акций приходила с Запада вместе с общественными ор­ганизациями, такими, как Гринпис, и многочисленными экологи­ческими фондами типа РОЛЛ. Следовательно, и формы подачи ма­териалов также диктовались законами международной журналисти­ки, ранее не известными российским работникам СМИ.

Журналисты, пишущие на темы экологии, одними из первых их начинали осваивать. В этой связи А.А. Тертычный считает:

Предполагалось, что демократизация общества неизбежно требует «настройки» отечественной журналистики на западный лад — на «объективное информирование» (то есть нацеленность на публикацию лишь «фактологической», не комментированной информации), чему якобы мешали традиционные для бывшей советской прессы ее анали­тичность, оценочность.

Но прошло некоторое время и выяснилось, что только «голое инфор­мирование» не может удовлетворить аудиторию российских СМИ Потребность в анализе происходящего, осмысление путей выхода из той трудной ситуации, в которой оказалась страна (в том числе и осмысления с помощью инструментария журналистики), потребность в повышении коэффициента полезного действия СМИ в социальном диалоге становится все острее[30].

Подобная ситуация наблюдается и в освещении экологических проблем. Если обратиться к публикациям, посвященным природо­охранным конфликтным ситуациям на начальном этапе появления этой темы в отечественных СМИ, то в основном журналисты со­общали о происходящем в этот период в форме информации.

Но с каждым годом журналисты ощущали, что читателям, при­выкшим в массе своей размышлять, такой информации явно недос­таточно. Поэтому параллельно информационным блокам все чаще стали размещаться на газетной полосе интервью с представителями общественных экологических организаций и даже с теми руководи­телями производств, которые загрязняли, отравляли, вырубали и т.д. Это могли быть статьи, анализирующие развитие ситуации, вы­ступления экспертов, предлагающих свои прогнозы. Могли быть тематические полосы, объединяющие информацию и аналитику, и даже отдельные издания.

Вот как, например, позиционирует себя журнал «Энергия: эконо­мика, техника, экология», ставший сегодня весьма популярным.

Если Вас интересуют проблемы энергетики, экономика и экологии: энергетическая политика и безопасность стран и регионов, нефте- и газо добыча, энергопроизводство и его экологические последствия, энер­госберегающие технологии, прошлое, настоящее и будущее атомной энергетики, перспективы развития местных возобновляемых гелио-, ветра- и гидроресурсов, доступно и точно изложенные ведущими оте­чественными и зарубежными специалистами, а также разнообразные социальные проблемы, связанные с развитием топливно-энергетическо­го комплекса, и многое другое (вопросы образования, здоровья, управле­ния, природопользования и т.д.), Вам, несомненно, нужен ежемесячный иллюстрированный журнал Президиума Российской академии наук: «ЭНЕРГИЯ: ЭКОНОМИКА, ТЕХНИКА, ЭКОЛОГИЯ».

Наш девиз — доступность и достоверность.

Именно поэтому журнал «Энергия» называют в числе самых автори­тетных источников точной информации по проблемам экономики, экологии, энергетики.

В дополнение к специальным материалам в каждом номере «Энергии» вы найдете кроссворд и материалы, посвященные гуманитарным про­блемам современного мира.

В розничную продажу журнал не поступает.

Энергия: экономика, техника, экология. 2003. Л~ 3. 29 мая. С. 39

В качестве примера сошлемся на подборку информационных текстов, которые предлагает данное издание. По сути каждый из них это информация, но объединенные вместе они уже пред­ставляют информационный обзор по актуальным проблемам эколо­гии на данный момент.

Вполне логично этой подборке мог предшествовать текст экс­перта по проблемам энергетики, новых технологий или освещению проблем экологии в зарубежных средствах массовой информации. Если бы редакция задалась целью преобразовать данную информа­цию в тот или иной аналитический жанр, она спокойно смогла бы это сделать. Но в данном случае она предпочла сделать это в виде подборки информации.

Запасы нефти и газа в море

(по страницам изданий)

По имеющимся данным (которые, впрочем, многие специалисты считают заниженными), общий потенциал геологических ресурсов углеводородов шельфовой зоны России превышает 133 млрд т н.э., в том числе извле­каемые ресурсы — около 70 млрд т н.э., включая 16 млрд т нефти и более 83 трлн м куб. газа. Неразведанные извлекаемые ресурсы нефти на море составляют 20% от общероссийских а природного газа — 42,4%.

Нефть, газ, строительство. 2002. № 3

Первая промышленная электростанция на топливных элементах в Европе

В 2003 г. в Ганновере (Германия) планируется завершить сооружение пер­вой промышленной электростанции на твердоокисных топливных элемен­тах. Станция сооружается по проекту компании Siemens. Ее расчетная мощность — 250 кВт, стоимость — 5 млн евро. В качестве сырья для полу­чения водорода будет использоваться природный газ.

Зарубежная информация ОАО «Газпром». 2002. № 8

Эксплуатация АЭС в США

B 2001 г. атомными станциями США было выработано рекордное количе­ство электроэнергии — 762 млрд кВтч (в 2000 г. — 755 млрд ч). Средний коэффициент использования установленной мощности был ра­вен 907% (в 2000г. — 91,1%). Цена электроэнергии, производимой на американских АЭС, включая затраты на топливо, обслуживание, обраще­ние с отработанным ядерным топливом и вывод из эксплуатации, состави­ла в 2000г. 1,74 цента за 1 кВтч, тогда как в 1999г. она была равна 1,83 цента за 1 кВтч.

Ядерная энергия, человек и окружающая среда. 2002. № 4

Потребление угля в мире ежегодно возрастает на 2%

По данным Австралийского бюро по сельскому хозяйству и экономике ми­неральных ресурсов (Abare), в 2002 г. мировое потребление угля вырос­ло на 1,9%, а к 2010 г. оно достигнет примерно 4,2 млрд т. По сравнению с 90-ми гг. ХХ века это относительно устойчивые темпы роста. Такая ус­тойчивость обусловлена прежде всего ростом спроса на энергетический уголь, который в текущем десятилетии будет увеличиваться на 2% в год, в то время как спрос на коксующийся уголь будет расти только на 1% в год. Около 60% увеличения мирового потребления угля приходится на Китай и Индию. К 2010 г. ежегодное потребление угля в Китае достигнет 1,35 млрд т. Самый большой рост потребления угля — 9,5% в год — прогнозируется в странах — членах АСЕАН. Возрастание спроса на энергетический уголь обусловлено также строительством новых тепловых электростанций, ра­ботающих на угле, в США, Австралии и Японии.

Глюкауф. 2002. № 3

Китайский суперкомпьютер

В Китае создана ЭВМ «Ляньсян — Шэньтэн — 1800», способная выпол­нять 1,027 трлн операций в секунду. Компьютер используется для решения различных задач в аэродинамике, метеорологии, физике высоких энергий, геофизике, финансовой сфере, а также при моделировании глобальных изменений климата.

Промышленный вестник. 2002. Сентябрь

Пищевые отходы — водород — электроэнергия

В г. Кобе (Япония) построена электростанция, для работы которой не нуж­ны ни уголь, ни мазут, ни природный газ, а требуются лишь... пищевые от­ходы. Проект станции разработан компаниями Kajima и Fuji Electric. Отхо­ды свозятся на станцию из шести близлежащих крупных отелей. Путем ферментации из этого сырья вырабатывается биогаз, который подвергает­ся очистке. В результате дальнейшей переработки получается водород, используемый в топливных элементах для выработки электроэнергии. Стоимость станции 480 млн иен (3,7 млн долл.). В течение трех лет плани­руется опытная эксплуатация станции, а затем намечено начать ее ком­мерческое использование.

Renewable Energy World. 2002. № 3

Это типичная информационная подборка, подготовленная жур­налистами, специализирующимися в экологической тематике. Аналогичную приведенному выше примеру информационную рубрику можно встретить в любом другом газетном или журнальном изда­нии. Безусловно, в каждой из них на лидирующих позициях будет информация, которая информирует о конкретных фактах экологи­ческой направленности.

Если речь идет о природозащитных организациях, то упор дела­ется на их дела. Причем на смену информированию аудитории об их достижениях приходит рассуждение о том, что эти организации предлагают конкретно. Конечно, информация о том, что активисты этих движений привязывают себя канатами к шхунам и приковы­вают цепями или наручниками к дверям министерств и ведомств, политика которых по тем или иным причинам не устраивает «зеле­ных», — это хорошая первополосная новость. Но только что она дает? Какую реакцию вызывает у широкой публики?

Экстремизм при всем его наличии в нашей жизни никогда не пользовался популярностью у населения. Поэтому журналисту, из­бравшему своей специализацией экологическую журналистику, приходится разбираться в проблеме, понимать расстановку сил и иметь четкое представление, что собой представляет та или иная общественная экологическая организация, кто за ней стоит, в каких отношениях она с тем или иным бизнесом.

Это знание помогает ему найти такую форму изложения мате­риала, чтобы он максимально отвечал реальной ситуации и был востребован самыми разными читателями. Проводя опросы аудито­рии, разной по возрасту, уровню образования, социальному статусу, вовлеченной в экологические движения и не знающей об их суще­ствовании вообще, мы не раз убеждались, что российская аудито­рия с большим удовольствием читает материалы, по форме пред­ставляющие аналитические жанры.

На встречах с самыми разными читателями различных изданий в тех или иных регионах страны не единожды приходилось слы­шать от них, что голой информации им недостаточно. Они хотят знать не только, что происходит с окружающей их природной сре­дой, но и что и почему стоит за тем или иным событием, а глав­ное кто и какие цели преследует. Этот интерес обусловлен тем, что в печать постоянно просачиваются материалы, рассказываю­щие о втором плане таких организаций, как Гринпис, и похожих на них общественных экологических движений. Да и сами дейст­вия НПО не всегда вызывают адекватную реакцию читателей, ко­торые, естественно, хотят разобраться в происходящем и ждут от журналистов анализа.

К аналитическим жанрам обратились и многие журналисты, специализирующиеся на экологической тематике, причем даже начинающие. Безусловно, есть приверженцы и информационного жанра, которые профессионально работают в нем. Они находятся в самой гуще событий, знают имена и фамилии активистов всех эко­логических движений, безошибочны в названиях организаций и фирм, лоббирующих экологические интересы.

Такие журналисты в любых изданиях, особенно экологических, очень востребованы. Но и они склоняются к тому, что необходимо собранный информационный материал обобщить. Так рождаются новые жанры. Одним из них является мониторинг прессы, столь необходимый в работе каждого профессионала, осознающего, что его успех на газетной или журнальной полосе обеспечивает посто­янно пополняющееся досье по заданной тематике.

Отчасти этим объясняется востребованность журналистами, осо­бенно начинающими, баз данных, созданных нами. Ведь одному не под силу обрабатывать такой поток информации, даже если он задан ключевым словом «экология» и ему сопутствующими понятиями.

Если же человек только начал осваивать эту тему, то у него еще не было достаточно времени, чтобы накопить материал. Имея дос­туп к подобным базам данных и соотнося подобранные с их помо­щью факты со своей эмоциональной оценкой, журналист имеет все шансы подготовить качественный текст.

Именно этим можно объяснить, что экологический монито­ринг, в том числе и экологической прессы, пришел и на газетную полосу. Родственный обзору, он тем не менее существует самостоя­тельно. Так что становится ясно, что жанровые формы выступают в качестве одного из важных средств адекватного отображения тех явлений, процессов, ситуаций, которые оказались в центре общест­венного внимания. Именно жанры в значительной степени помогают журналистам наиболее ярко предъявлять аудитории анализ разных взаимосвязей отображения явлений[31].

Востребованы читателем также интервью с самими участниками экологических движений, учеными, занимающимися природо­охранными проблемами, экспертами по тем или иным вопросам, видными общественными деятелями, отстаивающими экологиче­ское законодательство, и другими специалистами.

В любом случае, по мнению журналистов-респондентов, анали­тические публикации оказывают большее влияние на аудиторию, поскольку читатель получает новости в достаточном количестве из других источников. Одни из них специализируются на политиче­ской информации, другие нет, но в любом случае они делают став­ку на передачу оперативной информации. Тогда как любая статья предлагает осмыслить происходящее, а не только узнать, где случи­лась очередная техногенная авария и кто будет наказан.

«Прочитав информационный материал, читатель нередко ощу­щает какую-то неудовлетворенность. Ему нужно что-то еще, что мы предлагаем ему в статье, комментарии, очерке», — высказал свою позицию один из опрошенных журналистов.

На вопрос, какой объем такого материала они считают опти­мальным, многие ответили, что это зависит от издания. Если мате­риал готовится для центрального или регионального издания, не более двух-трех страниц текста, набранного на компьютере. Это обычный размер статьи или комментария при условии, что речь не идет о подготовке целевого номера или тематической полосы.

Конечно, это небольшой материал, но большинство журнали­стов, судя по ответам, считают его наиболее приемлемым. Во-первых, журналисты находятся в постоянном временном цейтноте, который особенно дает о себе знать, если отправной точкой стано­вится такое событие, как природная и техногенная катастрофа с тра­гическими последствиями.

Во-вторых, материал должен быть не только написан, но еще и прочитан читателями, разными по возрасту, взглядам, образованию. Но чем он короче, тем у него больше шансов дойти до тех читате­лей, кому он предназначен.

Конечно, в-третьих, это вызвано в определенной степени и соображениями экономии. На большом газетном или журнальном пространстве можно было бы полнее осветить тему, привести больше цифр, фактов и аргументов. Но когда речь идет о реклам­ных текстах, стоимость таких публикаций, особенно в централь­ной и региональной прессе, будет весьма ощутимой. И тем не ме­нее все больше публикаций становятся организованными или в рамках РR-кампаний, или просто по договоренности с редакция­ми. Термин «специально организованное мероприятие» становит­ся все более востребованным, а следовательно, отражающим дей­ствительное положение дел в журналистике.

Экологической тематики это касается самым непосредственным образом, так как многие темы слишком неоднозначно трактуются, с одной стороны, «зелеными», с другой — представителями власти, бизнеса и промышленности. Журналисту в этом противостоянии не всегда просто держать нейтралитет и быть максимально объектив­ным. Поэтому порой он выбирает такую жанровую форму, которая позволяет если не оказаться над схваткой, то хотя бы наблюдать ее со стороны.

Форма комментария подчас может спасти материал, особенно если для этих целей приглашается сторонний специалист. Но если эту работу приходится выполнять самому журналисту, то, судя по ответам журналистов на вопросы анкеты, в непростых условиях противостояния сторон его писать легче, так как «такой текст тре­бует меньше времени на сбор материала, особенно если ты владе­ешь темой».

Проанализированные публикации, которые можно отнести к комментариям, говорят о том, что в каждом из них отражается со­бытие, в определенной степени имеющее отношение к экологиче­скому конфликту на той или иной его стадии. Комментарий имеет много сходных черт с аналитической статьей. Именно поэтому его и предпочитают журналисты, по собственному опыту знающие, что чаще всего в регионах люди имеют самую поверхностную инфор­мацию о предмете комментария.

В этом случае задача журналиста — дать сжатое объяснение су­ти и содержания комментируемого события или документа, связан­ного с данным экологическим конфликтом или техногенной ката­строфой. Нередко о подробностях происшедшего не знают даже живущие рядом с тем местом, где произошло событие.

Наши респонденты замечали, что, готовя любой текст, они никогда не рассчитывают на читателя-энциклопедиста. Поэтому все термины и понятия стараются разъяснять, тем более что эко­логическая журналистика предлагает много новых и порой малопонятных терминов. Например, термин «устойчивое развитие» не совсем точен по смыслу. Он предлагает стоять и двигаться одно­временно. Неудачно переведенный английский термин (sustainable development) тем не менее прижился в нашем языке. Как ни пы­тался известный ученый Н.Н. Моисеев приучить аудиторию к дру­гому более точному термину «коэволюция», что означает сосуще­ствование, это ему не удалось.

да и сам термин «экология» все еще не имеет должного обосно­вания в научных кругах, не говоря уже об общественности, упот­ребляющей его не всегда к месту. Так что благое стремление жур­налистов быть точными во всем, что имеет отношение к экологиче­ской тематике, не всегда реализуется.

Как показал анализ публикаций, многие из них грешат ошиб­ками и описками. Особенно это относится к экологическим изда­ниям. Конечно, сами журналисты объясняют это спешкой и дефи­цитом времени, но это их не оправдывает, так как тем самым под­рывается авторитет этих изданий, которые ради этого и создаются.

Особое внимание при анализе аналитических публикаций мы об­ратили на заголовок, так как именно выбор и уточнение темы обу­словливают и смысл, и форму заголовка. По мнению самих журнали­стов, пишущих на темы экологии, он должен привлечь внимание с первого взгляда, так как в противном случае второго взгляда уже не будет. Читатель просто пройдет мимо важной для него статьи.

Практика показывает, что если в центральных и региональных изданиях заголовок и лид действительно дают читателю не только новость, но и позицию автора, его взгляд на проблему, то во мно­гих газетах, ориентированных только на экологические темы, этим постулатам не всегда следуют. Встречаются маловыразителъные за­головки, лиды или вообще отсутствуют, или неправильное с точки зрения русского языка использование в заголовках слова «эколо­гия» встречается многократно.

Объяснить это можно лишь недостаточным уровнем профес­сионализма журналистов, низким уровнем их полиграфической культуры. Безусловно, в последнее время ситуация меняется к лучшему, но процесс идет слишком медленно. До сих пор можно увидеть на газетном листе в полполосы заголовки: «Экология Мо­сквы оставляет желать лучшего», «Экология острова Пасхи раз­очаровала наших туристов», «Что думает об экологии края губер­натор имярек?»

Как это ни парадоксально, но неверным с точки зрения упот­реблением слова «экология» в большей степени грешат специализи­рованные экологические издания.

Именно эти издания перенасыщены терминами и цифрами, ко­торые не всегда употребляются к месту и по существу. Они предла­гают заголовки, которые не отражают сути текстов. Во многом это объясняется тем, что часто люди, издающие или участвующие в издании экологической газеты или бюллетеня, являются сотрудни­ками или экспертами природоохранной организации, т.е. не имеют никакого опыта работы в журналистике.

Правда, в последнее время специализированные экологические издания стали активно привлекать к своей работе профессиональ­ных журналистов, но тем необходимо время, чтобы освоить эколо­гическую тематику.

Именно с такой проблемой встречаются центральные и регио­нальные СМИ, которые набирают в свой штат профессиональных сотрудников либо обучают новичков в процессе работы. Это могут быть выпускники факультетов журналистики университетов и ин­ститутов, но все-таки чаще всего это люди, уже имеющие отноше­ние к журналистскому делу, с опытом работы. Не всегда этот опыт связан с экологической тематикой; ею им приходится овладевать в процессе работы.

Автор материала в специализированном экологическом издании не всегда умеет правильно построить материал, подать информа­цию, чтобы они заинтересовали массового читателя и были ему понятны. Такой материал может быть непонятен неспециалисту. Не­посвященный человек не всегда может найти в себе силы дочитать его даже до середины. Именно на это указывают не только иссле­дователи экопрессы, но и многие читатели таких журналов, как «Экология и жизнь» и «Энергия: экономика, техника, экология».

В то же время они отмечают, что именно публикациям в этих изданиях стопроцентно доверяют. Они уверены, что в фактическом отношении каждый материал в этих и подобных им изданиях будет верен и корректен. Он знакомит с развитием проблемы, дает пред­ставление о ее современном состоянии. Это всегда довольно глубо­кий анализ, даже если автор не всегда беспристрастен.

К журналистским материалам отношение совершенно противо­положное. Читатель верит только тем текстам, под которыми стоит знакомая ему подпись. Если же автор ему незнаком, читатель на­сторожен. Зачастую его недоверие вполне обоснованно.

Да, он отдает должное умению и опыту профессионального журналиста, который всегда сумеет подать информацию так, чтобы ее хотелось прочитать. В таком тексте присутствует найденная жур­налистом интересная, яркая деталь, которая будет вынесена в заго­ловок или в лид. Мастер пера структурно отделит новость от анали­за, выберет наиболее подходящий жанр, сделает информацию Дос­тупной для понимания непосвященных в проблему и т.д.

Но при этом читатели уверены, что в 80 случаях из 100 экс­перт найдет фактические, терминологические ошибки и искаже­ния в журналистском материале. Это может быть неправильное употребление названий, некорректная подача ситуации вплоть до искажения самой сути изначальной информации. Уже хрестома­тийным стал пример, когда автор статьи в «Комсомольской прав­де» написал «ландыши» вместо «подснежники». Речь в заметке шла об акции «зеленых» дружин по защите подснежника от унич­тожения. Этот цветок занесен в Красную книгу», и тем не менее каждую весну первоцвет варварским образом вырывается и прода­ется браконьерами.

Безусловно, это далеко не единственный пример журналистской небрежности. Иногда подобная небрежность остается незамечен­ной, если статья сделана профессионально, по законам, действую­щим в мире прессы. Это законы создания материалов, размещения их на газетной полосе, законы оформления издания. Существую­щая система жанров, форм, методов работы с информацией и мно­гое другое определяют успех или неуспех издания.

Несоблюдение этих основных законов — признак дилетантизма, что ведет к скучным изданиям с бедной жанровой палитрой и является одной из причин неполулярности «зеленых» СМИ. Например, они совершенно не пользуются таким жанром, как репортаж.

По замечаниям журналистов, с которыми мы обсуждали данную тему, это объясняется отчасти тем, что они не в состоянии побывать на всех мероприятиях, которые могли бы стать основой репор­тажа. Порой акция или встреча, на которой они оказались, не дает достаточно репортажного материала, или «не тянет фактура», как отметил . один из них. Другой признался, что метод компиляции, столь широко практикуемый при написании статей и комментари­ев, в данном случае совершенно не применим. дескать, списывать неоткуда.

Действительно, успех репортажа зависит от того, сможет ли ав­тор не только увидеть событие максимально полно, но и взглянуть на него глазами своих читателей. Он должен уметь отбирать важные детали и делать обобщения, которые заставят обратить внимание аудитории на это событие, запомнить его наконец. Очевидно, по­этому практически репортаж отсутствует в экологических СМИ.

Исключение составляют форс-мажорные обстоятельства. Но репортажи с места катастроф, аварий, природных катаклизмов, как правило, готовят журналисты, специализирующиеся в новост­ных жанрах, а не в экологической тематике. Поэтому природо­охранная составляющая в таких материалах практически отсутст­вует, хотя они и рассматриваются в контексте экологических про­блем. В таких текстах важно: что произошло, что случилось, а не о чем идет речь.

Смещение акцентов дает возможность создания материалов разной жанровой палитры. Надо лишь уметь это делать. Однако разговор об этом и других жанрах с журналистами, специализи­рующими в экологической тематике, выявил еще одну проблему, которая наиболее остро спровоцирована именно двойным стандар­том, присущим экологической тематике. Это — компиляция.

Наиболее явно компиляция проявляется при написании интер­вью, универсального журналистского жанра. Он используется в са­мых критических экологических ситуациях, часто встречается на газетной полосе, в радиоэфире и на телеэкране. Один из последних героев этого жанра — Олег Митволь, заместитель министра приро­доохранного ведомства, который сносит коттеджи на берегах водо­хранилищ, борется с яхтсменами, загрязняющими водоемы, и т.д.

Причем в переводе с английского языка это слово означает «взгляд изнутри». В практике природоохранных кампаний это дей­ствительно взгляд изнутри; он позволяет читателю видеть то, что не лежит на поверхности, но очень его интересует, и одновременно

Является основой для принятия им решения: поддерживать борцов за охрану природы или воспринимать их как раздражителей спо­койствия. Поэтому многие журналисты утверждают, что порой в текстах они этот момент особо подчеркивают, как создающий атмо­сферу доверия. Именно по этому пути пошел ведущий Андрей Ка­раулов. пригласивший Олега Митволя в свою передачу «Момент истины».

Журналисты, пишущие на темы экологии, выделяют интервью:

событийное, портретное, проблемное. В этом они не отступают от общепринятых традиций отечественной журналистики.

Но большей частью интервью, которые предлагаются в специ­альных изданиях и выпусках, грешат поспешностью, создавая впе­чатление на скорую руку распечатанной диктофонной записи. Оп­росы подтвердили наши предположения.

Особенностью подобной публикации, обозначенной заданной природоохранной кампанией, является:

· во-первых, выбор интервьюируемого в соответствии с целью публикации;

· во-вторых, отсутствие полемичности, так как все вопросы на­целены на конкретные ответы; и вопросы и ответы в полной мере способствуют формированию оптимальной информаци­онно-коммуникативной среды интервьюируемого.

Пример многочисленных интервью О. Митволя подтверждает данное рассуждение. По форме же организации интервью как жур­налистское произведение представляет интервью-беседу, интервью­рассказ, интервью-зарисовку, которые достаточно полно представ­лены в прессе разных уровней.

Более чем двадцатилетняя история экологической отечествен­ной прессы сформировала определенную традицию восприятия природоохранных материалов. Существуют наиболее распростра­ненные, привычные жанры, в которых практика экологической борьбы позволяет сочетать содержательные и формальные компо­ненты печатной продукции. То, что журналист обязательно исказит любую информацию, какая только попадет ему в руки, уже стало убеждением многих экологических организаций. По этой причине некоторые эксперты-экологи предпочитают вообще не иметь дело с журналистами. Они отказывают во встречах с ними, не дают интер­вью. Их кредо — не выходить на публику, «лучше никакой инфор­мации в прессе, чем неверная».

Говорить о том, что эта позиция ошибочная, вряд ли стоит. Так как эта позиция стороннего наблюдателя способствует распростра­нению другого явления: экологические активисты обвиняют жур­налистов в тяге к сенсациям. Притом что сами их порождают именно во имя того, чтобы она получила должное отражение в прессе. Другими словами, создают новостной повод. В качестве примера сошлемся на практику организации Гринпис, которая по­стоянно устраивает подобного рода акции.

Конечно, они нужны, чтобы привлечь внимание самой широ­кой общественности к природоохранным проблемам. Поэтому вряд ли стоит обвинять журналистов в том, что они всегда и во всем ищут только сенсацию. Поэтому, дескать, они будут писать только о чем-то, связанном с крупными скандалами, разоблачениями, гло­бальными катастрофами.

«Это, видимо, — считает анонимный автор из Интернета, — проистекает из распространенного убеждения, что привлечь внима­ние аудитории к проблемам экологии можно только «ужастиками»: мутантами, генетическими изменениями, массовыми смертями, всемирным апокалипсисом».

Не хотелось бы разубеждать коллегу, что журналистика по сути своей обязана информировать о том, что действительно является сенсацией, новостью, событием. другое дело, что избыток негатив­ной информации, в том числе и экологической, вызывает у аудито­рии неадекватное ее восприятие. Поэтому сегодня наметился под­ход к взвешенному освещению экологических проблем. Именно такого плана предложены иллюстративные тексты в данной главе.

Но неразумно отрицать, что экологическая тематика — это ве­ликолепный пласт информации для создания сенсации, скандала, разоблачения. Только иногда для этого журналисту требуется опре­деленное мужество, как, например, американскому автору и веду­щему фильма о продукции Макдоналдса.

Его прием уникален — эксперимент на самом себе. В течение месяца человек питался только в ресторанах и только этой сети пи­тания. Результат не заставил себя ждать: совершенно здоровый на дату начала эксперимента, он объявлен врачами больным челове­ком. Причем, если журналист не прекратит питаться только этими продуктами, процессы, начавшиеся в его организме, станут необра­тимыми.

Безусловно, журналист пользовался определенным набором приемов, которые придали этому телевизионному материалу сенса­ционность. Главное — он избрал путь спокойного и аргументиро­ванного исследования проблемы. Постоянно привлекал специали­стов: врачей, диетологов, представителей пищевой промышленно­сти и даже политиков. Более того, он показал примеры позитивно­го толка: есть реальная возможность кормить людей естественной, экологически чистой пищей. Она не столь дорога и доступна мно­гим, надо только захотеть.

Но это уже проблемы большого бизнеса и власти, которая его лоббирует. Перед ними здравый смысл пасует. Финал неутешите­лен, но сам факт появления такого журналистского расследования уже явление в журналистской среде. Он не останется незамеченным не только самой широкой общественностью, но властными струк­турами. Очевидно, эта проблема актуальна и для России, где ресто­раны сети Макдоналдс успешно продвигаются и процветают.

Иногда сенсацией та или иная экологическая ситуация стано­вится лишь потому, что таковой ее делает газета, стремящаяся за­воевать мир и читателя любой ценой. К сожалению, такой в по­следние годы стала «Комсомольская правда».

Классическим примером такого передергивания факта — смены акцентов — стала опубликованная в газете в октябре 1997 г. на пер­вой полосе статья «Ребенок-мутант поквитался с ядерным заводом». Она шла в рубрике «Расплата» и рассказывала о семье, которая вы­играла дело в суде против челябинского производственного объеди­нения «Маяк».

Суть дела такова. В результате аварии на этом объекте их ребе­нок родился с пороками костной системы и генетическими изме­нениями в организме. Сам факт того, что пострадавшие от послед­ствий экологической катастрофы обычные люди решились обра­титься в суд для защиты своих конституционных прав и что суд удовлетворил их иск, является беспрецедентным для России.

Следовательно, из этой информации можно было бы сделать действительно громкий, по-хорошему сенсационный материал. Вместо этого журналист предпочел заострить внимание на уродст­вах ребенка, подробно описав его физические недостатки. Именно в таком ракурсе, характерном для желтой прессы, видит редакция «Комсомольской правды» сенсационность.

К сожалению, это далеко не единственный пример использова­ния фактуры экологической информации для создания сенсаций, в которых чувство меры, такта и просто уважение к тем, о ком пишет журналист, отсутствуют. Родители ребенка или их адвокаты вполне могли бы подать в суд на этого журналиста с требованием компен­сации морального вреда.

Объяснение этому — отсутствие профессионализма, а порой и самих профессионалов, так как экологическая тематика в прессе все еще представлена двумя порой противоборствующими группа­ми. С одной стороны, это экологи, в число которых входят уче­ные, активисты природоохранных движений, эксперты в тех или иных областях, с другой — журналисты, знающие специфику своей профессии, но порой не имеющие достаточных знаний в эко­логической специализации.

Первые пишут все время один и тот же текст по заданной про­блеме, не зная, каким образом его можно организовать, сколь богат арсенал форм, которые могут сделать его увлекательным и доступ­ным для читателя. Вторые не утруждают себя глубоким изучением проблемы, о которой пишут. Из-за этого их материалы часто быва­ют поверхностными и непрофессиональными с точки зрения тех же экологов, представленных учеными, экспертами, активистами. Они считают, что журналистам главное — сдать материал. Времени у них никогда нет, поэтому они не очень себя затрудняют изучением проблемы.

Вывод напрашивается сам собой: экологическую прессу сегодня должен представлять журналист, который объединит в себе обе со­ставляющие экологической составляющей: журналистское мастер­ство и знание экологической тематики.

Мастерство — это использование всего арсенала жанров, кото­рые выработала сегодня журналистика, и создание новых. Это ме­тоды и приемы, которые делают любой текст читаемым, в том чис­ле и на темы экологии.

Чтобы быть специалистом в той или иной области экологиче­ских знаний, каждый профессионал обязан обладать глубокими специальными знаниями, постоянно их пополнять, заниматься са­мообразованием.

Вроде все это прописные истины, а в редакциях как не было, так и нет профессиональных журналистов данной направленности. Те «золотые перья», которые появились в этой сфере, к сожалению, погоды еще не делают. Их слишком мало, а экологических проблем очень много. Поэтому по-прежнему сетуют по этому поводу эколо­ги, пытаются сами делать информацию доступной для неспециали­стов. Они выдают, как утверждают, максимум имеющей отношение к конкретной проблеме информации в максимально сжатой и структурированной форме. В итоге мы имеем экопрессу, которая могла бы быть интереснее, разнообразнее, а следовательно, резуль­тативнее.

Анализ наших баз данных показывает, что за последние годы наметился явный прогресс, в том числе и в публикациях. Они стали профессиональнее, качественнее. Менее обидчивыми стали «зеле­ные». Они в определенной степени осознали, что надо работать с прессой, помогать растить профессиональных журналистов, да и самим создавать отделы по связям с общественностью и рекламные группы, чтобы противостоять тем коммерческим структурам, которые увидели в бренде «экологически чистый продукт» для себя не­мыслимые выгоды .

В том, чтобы он действительно был экологически чистым, со­стоит сегодня основная задача всевозможных экологических орга­низаций, которые по сути становятся формой общественного кон­троля над властью и бизнесом.

Безусловно, никто не отрицает создания таких отделов, рабочих групп в государственных и промышленных структурах, целью кото­рых представляется информирование общественности об их усили­ях по созданию экологически приемлемой среды и экологически чистых продуктов. Если они будут обеспечивать журналистов необ­ходимой информацией, то это сделает их публикации качественны­ми и достойными внимания читателей. Пресс-релизы, историче­ские и информационные справки, пресс-пакеты и многие другие формы РR-текстов — это неоценимая помощь в работе журналиста.

Но и подготовка РR-текстов требует соответствующих специали­стов, которых сегодня также не так много. И проблемы в РR-сооб­ществе те же: если у специалиста есть знание своего коммуника­тивного дела, то это не значит, что он разбирается в экологической тематике. Найти таких профессионалов, которые совмещают эти составляющие, сегодня непросто, поэтому многие агентства избе­гают работать с экологической тематикой. Что касается промыш­ленности, бизнеса, то он только начинает поворачиваться в эту сто­рону, и создание таких структур у них только в ближайших планах.

Создаются информационные отделы в спешном порядке лишь в том случае, если что-то произошло и требуется успокоить общест­венность. Укомплектовываются они, как правило, случайными людьми, далекими от экологических проблем.

Поэтому общественность может видеть результаты такой работы медиаструктур. К сожалению, это происходит очень часто, так как постоянно случаются аварии, катастрофы, катаклизмы, пожары и наводнения. Достаточно взять газету в руки или включить телеви­зор и посмотреть новостной выпуск.

Безусловно, гораздо приятнее увидеть работу профессионала, чем неумелого журналиста, который будет объяснять свои прома­хи сотрудничеством с непрофессиональным пресс-секретарем или РR-специалистом.

Анализируя удачные материалы, как в печатных, так и в элек­тронных СМИ, интернет-изданиях, убеждаешься, что уже разработа­ны определенные технологии создания качественного медиаресурса. Это в той же степени относится к рекламной и РR-продукции.

Результат этого мониторинга — определение параметров специ­фики работы специалиста в области экологических медиаресурсов. О ней и поговорим ниже. При этом учитываем, что экологическая пресса имеет более долгую историю своего существования. Поэтому она сумела наработать те методы и приемы, которые сегодня ис­пользуются экологическими PR и рекламой.

<< | >>
Источник: Л.А. Коханова. ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ЖУРНАЛИСТИКА PR и РЕКЛАМА. 2007

Еще по теме Жанровое своеобразие журналистских материалов на экологические темы:

  1. Уллмен Дж.. ЖУРНАЛИСТСКИЕ РАССЛЕДОВАНИЯ: СОВРЕМЕННЫЕ МЕТОДЫ И ТЕХНИКА, 1998
  2. Трансформация соцреалистических жанров
  3. Развитие поэтических жанров в период поздней классики
  4. Экскурс Об устранении жанрового различия между философией и литературой
  5. ПРИЧИНЫ СВОЕОБРАЗИЯ РОССИЙСКОГО МЕНТАЛИТЕТА
  6. 11. В чем своеобразие философии Древней Индии?
  7. 1. Понятие и виды экологических правоотношений Экологическое правоотношение — это реально существующее общественное отношение, урегулированное нормами экологического права, участники которого являются носителями субъективных прав и обязанностей.
  8. § 2. ФАКТОРЫ, ОПРЕДЕЛИВШИЕ СВОЕОБРАЗИЕ НАРОДНОЙ КУЛЬТУРЫ И ВОСПИТАНИЯ
  9. Своеобразие духовной культуры Ренессанса: развитие индивидуализма и гуманизма
  10. Проблема исторической рациональности и своеобразие Дильтея В.В. Калиниченко
  11. Своеобразие системы воспитания и образования детей в кибуцах
  12. § 2. Философия здравого смысла Т. Рида о своеобразии вкусов камчадалов и эскимосов
  13. Тема № 4 Организационно-правовые формы экологического контроля и экологической экспертизы
  14. ЗАКОНОМЕРНОСТИ ДЕЙСТВИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ НА ОРГАНИЗМЫ. ЛИМИТИРУЮЩИЙ ФАКТОР. ЗАКОН МИНИМУМА ЛИБИХА. ЗАКОН ТОЛЕРАНТНОСТИ ШЕЛФОРДА. УЧЕНИЕ ОБ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ОПТИМУМАХ ВИДОВ. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ.