<<
>>

1.3. Экзистенциальное содержание понимания

Даже ситуации непонимания (3) и (4) вовсе не обязательно связаны с дефицитом информации. При полноте информации они также могут иметь место. Чего не хватает в таком случае для понимания?

Очевидно, что субъективно такие ситуации ощущаются как наличие неких белых пятен, пройти, заполнить которые человек оказывается собственными силами не может.

Эти белые пятна (при, повторяю, полноте информации) есть не что иное, как отсутствие связующих смысловых линий между блоками фактического знания. А смысл, как я выше пыталась показать, связан не со знанием, а с душевным (духовным) развитием человека, вернее, с уровнем его развития. Иначе говоря, ситуации эти не "прожиты", а потому смыслы "не нажиты". Невозможно понять что происходит в ситуации, скажем, чьего-то любовного угара, если человек, стремящийся это понять, сам не прошел через такого рода отношения. Потому смысловые линии для него оборваны и между известными ему фактами полная пустота, а происходящее на его глазах представляется совершеннейшей абракадаброй. У Фицджеральда в его последнем неоконченном романе "Последний магнат" есть эпизод обсуждения сценария фильма. Одна из сцен: женщина входит в комнату, открывает сумочку, вынимает черные перчатки и бросает их в огонь камина. Пока они горят, звонит телефон, и она, отвечая на вопрос, говорит, что у нее никогда не было черных перчаток. Для зрителя так начавшийся фильм (очевидно, детектив) создает интригующую ситуацию, в которой главное - найти смысловые линии между известным фактом уничтожения перчаток и отрицанием их наличия. Это - черная дыра, в которую с самого начала погружается зритель, подобна тому состоянию непонимания, в котором оказывается человек в разбираемой ситуации. Нужно пройти свой путь в пределе полноты происходящего, чтобы в ситуации информационной полноты (и даже неполноты, информационная полнота на самом деле вовсе ничего не решает и не дает для понимания) суметь схватить (выявить) за, в общем, грубыми и простыми фактами реальный (сверхбытийный) смысл происходящего.
И потому понять. Ясно поэтому, что пропасть непонимания заполнена "ненажитыми" смыслами, отсутствием душевного механизма способного смысловым порядком связать факты.

Более того, понимание смысла позволяет увидеть ситуацию в верном свете даже при неполноте информации. Когда значимые смысловые точки схвачены, то фактическая сторона может быть еще очень неполной, а потому предсказуемой. И такой прогноз обычно достаточно точен.

Очевидно, что в рассматриваемом случае понимание извне достигается скорее, чем изнутри самой ситуации. Чтобы понять, выявить смысл человеку, находящемуся внутри ситуации, необходимо взглянуть на нее и на свое место в ней извне. Нужно собрать и зафиксировать все точки вовне, в которые вложился смысл происходящего: как в целом всей ситуации, так и того, что с человеком происходит. И тогда понимание состоится. Притом, это не есть некое последовательное и методичное исследование под строгим контролем сознания. Напротив, здесь, как мне представляется, большую роль играет духовное напряжение воли, желание понять, и при известном усилии оно вдруг дает истинную картину происходящего, что затем может быть представлено вербально с использованием достижений логики и, вообще, всякого рацио. Но первоначально это некий синкретичный образ, в котором в большей степени представлен пласт чувственно-интуитивно-интеллектуальный. Именно в таком порядке. Скорее в большей степени чувственный, чем интеллектуальный.

Выход вовне, за пределы ситуации не прост, но возможен. Человек делает это постоянно. На этом в особенности настаивал М. Бахтин. Человек делает как бы выходы вовне себя, подобно тому, как выглядывает из окна - мимолетно, даже мгновенно, не всегда даже осознаваемо. И такие "выглядывания", "выходы" сопровождают его всю жизнь. "...на этой границе между тем, что происходит в нас, и тем, что происходит вне нас, не хватает сегодня какого-то связующего звена, одно преобразуется в другое только с огромными потерями"53 . Но в ситуации особой моральной и душевной напряженности, такой вот "взгляд" может дать искомое - истину-смысл происходящего.

Причем "окном" может послужить не обязательно нечто почитаемое как важное- преважное событие или действие. Часто то, что оцениваем, как сверхценное и не позволяет увидеть, может в силу того обстоятельства, что оно как бы уже в себе несет и свою ценность и свой смысл, заслоняя тем самым общий смысл всего, стирая контекст. Некая "мелочь", что-то очень незначительное само по себе открывает или как линза увеличивает, или как инфракрасное излучение выявляет структуру и смысл происходящего. В этот момент "черные дыры" непонимания заполняются, затягиваются смысловыми тропами, ситуация обретает смысл, и положение человека в ней определятся для него самого

Действительно, чтобы возникло понимание, нужны определенные условия. К числу первых можно отнести единый настрой. В. Подорога пишет о М. К. Мамардашвили, что на своих лекциях он создавал пространство понимания, и, находящимся в нем, все было понятно. Когда же "покидали его,

понимание резко ухудшалось"54 . В особенности важен единый настрой в ситуациях нравственного толка. И когда он у участников диалога есть, тогда такая трудноуловимая вещь - смысл -имеет возможность явиться.

В ситуации же морального конфликта(или спора), когда идет разговор о вполне конкретной вещи, на самом деле говорят ведь не о предмете спора. Хотя вся речь или весь текст посвящены ему. По большей части участники морального конфликта выговаривают себя посредством речи о том, что вызвало спор. В общем ведь всякая речь, кроме , может быть , сферы сугубо специальных технических или научно-технических дискуссий , служит именно этой цели. Но когда дело касается нравственной и эстетической сфер, в силу того обстоятельства, что они связаны с наиболее интимными сторонами личности, степень ее обнаженности особенно высока. Личность высвечивается как никогда. Становится прозрачной как для окружающих, так и для себя самой. И в силу этого - особо ранимой. Сам факт непризнания базисных ценностей личности в качестве таковых, а именно они выявляются в контексте спора, уже мощный удар по экзистенциальному самочувствию человека. Это есть опровержение права человека на существование. Или говоря проще, ему сообщают, что он не более чем недоразумение на этой земле, его пребывание не необходимо, и это еще в лучшем случае. На самом деле каждый из участников морального конфликт, отстаивая свою позицию, доказывает право на свое собственное существование, право на необходимость своего присутствия в жизни, которое тем самым ставит под сомнение необходимость оппонента.

Потому, как отмечается в статье Мусхешвили и Шрейдера, требуется особая деликатность в таком случае.

Но спор по нравственным вопросам еще и потому становится выговариванием себя, что на самом деле нравственная проблематика не поддается аналитическому разложению. Есть проблема, есть варианты ее решения. Но доказать правомерность какого-либо из этих вариантов можно только обращаясь к основаниям, на которых покоится данное воззрение. А это и значит прояснение своей позиции, выговаривание себя.

<< | >>
Источник: Новицкая Л.Ф.. Проблема нравственного самообретения в пространстве интерсубъективности. Великий Новгород: НовГУ им. Ярослава Мудрого. - 128 с. . 2000

Еще по теме 1.3. Экзистенциальное содержание понимания:

  1. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ
  2. Экзистенциальная философия в ХХ веке
  3. Экзистенциальный психоанализ
  4. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ ТРЕПЕТ
  5. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНО ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ
  6. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНО-ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ
  7. 3.6. Экзистенциальные измерения массового сознания
  8. Функции экзистенциально обусловленного познания
  9. 2.4.Экзистенциальная концепция бытия
  10. Отношение познания к экзистенциальному базису
  11. Отец и Сын — экзистенциальная драма
  12. От социального к экзистенциальному: путь Анатолия Жигулина
  13. Религиозно-экзистенциальная философия Н. А. Бердяева(1874-1948), проблема свободы и творчества