<<
>>

10.2.1. Регулирование недобросовестной конкуренции

Продолжая начатую в предыдущем параграфе тему, мы должны отметить, что в настоящее время право на свободную конкуренцию рассматривается, бесспорно, как субъективное право предпринимателя своими действиями добиваться преимуществ, обеспечивающих ему, по сравнению с другими предпринимателями, возможность в достижении целей предпринимательской деятельности, то есть в получении прибыли.
В духе либеральных экономических идей это право связывается с естественноправо- вьтм статусом предпринимателя как гражданина, которому гарантировано право собственности, в том числе на результаты его предпринимательского труда. По своей сути это право вряд ли является гражданским правом цивилистического характера. В частности, обозначенные в конце предыдущего параграфа проблемы ограничения свидетельствуют скорее о его предпринимательском специфическом свойстве — наличии проблемы вмешательства государства для обеспечения публичных интересов. И с этой точки зрения такое право сингулярно приобретает те черты, которые собственно и порождают проблему предпринимательского права в целом. Вернемся, однако, к поставленным проблемам. Несмотря на обозначенную последовательность, в действительности более логичным представляется сначала понять, что собой представляет антипод ццеального осуществления свободной конкуренции - недобросовестная конкуренция, а уже определив это противоположное состояние, перейти к вопросам правовой профилактики последнего. Само словосочетание, используемое для обозначения противозаконного поведения, - «недобросовестная конкуренция» - прямо наталкивает исследователя на рассмотрение этого юридического явления как одной из форм злоупотребления правом. Однако вопрос определения правовой сущности этого явления до настоящего времени остается открытым, и мы можем констатировать, что указанное словосочетание является скорее устоявшимся общепринятым термином. В частности, как объективную реальность позитивистского характера мы можем рассматривать нормы ст.
Ю-bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 года, где под недобросовестной конку ренцией понимается всякая форма конкурентного поведения, противоречащая честным обычаям в промышленных и торговых делах. В то же время анализ моделей правовою регулирования отношений, складывающихся в сфере недобросовестной конкуренции, показывает, что в каждой правовой системе существуют самостоятельные подходы к правовой регламентации зашиты участников конкуренции от недобросовестных конкурентных действий. В частности, в 1791 году во Франции в сфере защиты прав на результаты интеллектуальной деятельности появилась теория промышленной собственности, в основе которой лежала проприетарная теория, отождествлявшая право собственности на вещь и на результаты интеллектуальной деятельности351. Оценивая клиентуру предпринимателя как разновидность нематериальных активов, теория промышленной собственности рассматривала право на конкуренцию как абсолютное, которое должно соблюдаться всеми остальными субъектами. По мнению некоторых исследователей352, теория собственности получила свое практическое отражение, в частности, в законе «О монополиях и ограничительной практике* 1948 года, принятом в Великобритании, а также в законе «Об ограничительной торговле» 1976 года. К разновидности теории промышленной собственности относят и имматериальную теорию Й. Колера, появившуюся в конце XIX века в Германии. Имматериальная теория была предложена на основании синтеза естественноправового подхода и теории промышленной собственности. Нематериальное право заключается в возможности иметь для управомоченного лица власть над той нематериальной идеей, которая составляет объект его права. По словам Колера, «подобно тому, как труд, вложенный в материю, настолько сильно соединяет материю с трудящейся над ней личностью, что посягательство на материю становится посягательством на личность, - точно так же творчество соединяет творца и сотворенное нематериальное благо настолько сильно, что всякое посягательство на благо становится посягательством на личную правовую сферу творца»353.
В указанный же период появляется теория личных прав, разработанная Отто Гирке, который рассматривал недобросовестную конкуренцию как посягательство на личные права предпринимателей. В основе згой теории также лежали принципы вышеобозначенных теорий. Однако вектор их анализа сместился с абсолютных собственнических начал на относительно неимущественные — личные аспекты права. Гирке рассматривал категорию личных прав как самостоятельный комплекс юридических институтов, имеющих особое место в обшей системе права и являющихся, как правило, гражданскими правами. Право на творческие произведения, а также достижения в сфере предпринимательской деятельности (имя, репутация, ноу-хау и т. д.) он относил к разновидности таких прав. Право обладателя этих комплексов не есть имущественное право, так как выводится из понятия личности и относится к естественным правам человека, становится как бы частью личности самого автора. Он полагал, что, хотя исторически эти права первоначально получили охрану своей имущественной составляющей, их основным содержанием является личное право автора сохранить свое произведение в тайне или сообщить его обществу и соответственно сохранить право на общение с потребителем. По мнению некоторых исследователей354**, теория личных прав, а именно ее сущностное содержание, закреплено в специальном законе «О недобросовестной конкуренции», принятом в 1896 году в Германии. Закон содержал частные запреты на осуществление действий, влекущих разглашение коммерческой тайны, «очернение» деловой репутации конкурента, введение в заблуждение относительно фирменного наименования. В 1909 гону закон был дополнен правилом о запрете конкурентных действий, противоречащих добрым нравам. Новый закон «О недобросовестной конкуренции» 2004 года сохранил открытый перечень нарушений, совершаемых недобросовестными конкурентными действиями. Другое практическое направление в понимании недобросовестной конкуренции, разработанное французскими юристами, основывается на идее генерального деликта в гражданском праве.
В соответствии со ст. 1382 Кодекса Наполеона, «какое бы то ни было действие человека, которое причиняет другому ущерб, обязывает того, по чьей вине ущерб произошел, к возмещению ущерба». В настоящее время основным антимонопольным актом Франции является Ордонанс от 01.12.1986 года № 86-1243 «О свободе установления цен и свободной конкуренции»355. Теория генерального деликта базируется на принципе недопустимости злоупотребления правом, так как сама по себе конкуренция является правомерной и соответствует естественному ходу вещей. Нели предприниматель в процессе конкурентной борьбы причиняет вред конкурентам посредством использования достижений науки и техники, умения вести дело, то есть добросовестной конкуренции, то такое причинение вреда не является противоправным, так как основывается на использовании права свободной конкуренции. В то же время чрезмерное использование конкуренции является формой злоупотребления правом. Российское законодательство в ст. 4 Федерального закона «О защите конкуренции» определяет, что недобросовестная конкуренция — это любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству РФ, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации. Кроме того, ст. 14 указанного закона перечисляет отдельные формы недобросовестной конкуренции: 1) распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации; 2) введение в заблуждение в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качества и количества товара или в отношении его производителей; 3) некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами, производимыми или реализуемыми другими хозяйствующими субъектами; 4) продажа, обмен или иное введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ, услуг; 5) незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну.
Перечень не закрытый, но позволяет дополнить наш анализ по выявлению сути данного юридического явления. Как мы видим, конструкция недобросовестной конкуренции - это конструкция правонарушения, деликта вследствие злоупотребления правом на свободную конкуренцию. Особенность этой конструкции заключается в том, что элементами правонарушения является обязательное активное поведение — действия, наличие убытков, или угрозы их причинения, или вреда деловой репугации. Следовательно, причинно-следственная связь должна присутствовать между действием и любым негативным результатом — причиненными убытками или вредом либо угрозой их наступления. Однако наиболее специфичным элементом состава этого правонарушения является содержащееся в указанных нормах требование о необходимости определенных характеристик поведения предпринимателя с точки зрения соотношения поведения и требований закона. Эта характеристика связана с выяснением того, имеет ли место противоречие поведения предпринимателя законодательству РФ, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости. В случае противоречия действий предпринимателя законодательству РФ (в том числе - обычаям делового оборота как составной части предпринимательского законодательства) мы должны назвать этот элемент противоправностью. Однако противоречие поведения предпринимателя требованиям добропорядочности, разумности и справедливости невозможно отнести к противоречию этого поведения законодательству РФ ни формально, ни по существу. Для понимания этой ситуации требуется обратиться к обобщающему эти элементы понятию «добросовестность». Доктринально недобросовестная конкуренция является разновидностью злоупотребления правом. Граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют гражданские права, но в пределах, установленных в ст. 10 ГК РФ. Пункт 1 этой ста тьи устанавливает, что при реализации любых прав запрещены: действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу (шихана); злоупотребление правом в других формах; использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции; :1лоупотребление доминирующим положением на рынке.
Как отмечал В.П. Грибанов, «злоупотребление правом есть особый тип гражданского правонарушения, совершенного управомоченным липом при осуществлении им принадлежащего ему права, связанный с использованием незаконных конкретных форм в рамках дозволенного ему законом общего типа поведения»43'1. Фактически мы приходим к необходимости вьмвить эти пределы, то есть выявить содержание понятий «добросовестность», «добрая совесть». Этимологически термин «добросовестность» восходит к латинскому «bona tides» (лат. bona — добро, имущество; tides — вера, доверие, порядочность)411. Отсюда мы можем предположить существование сходства и с термином «фидуциарность». Можно выделить несколько аспектов использования этого термина: - сопиально-правовое значение термина «tides» охватывает существование средств преодоления недостатка частной автономии, представленных личной иьдивидуальной связью участников отношений, сопровождавшейся отождествлением их формальных юридических ролей (persona). Этот механизм в конечном итоге определил возможности правового воздействия по поводу вещей и развитие индивидуализма в римском обществе356; — «bona tides» является основой превращения права обычного в право положительное, которая в значительной степени обеспечивала приспособление римского права к изменяющимся экономическим условиям; например, использование института fiducia для преодоления старых цивильных форм mancipatio и nexum и, в первую очередь, в вопросах защиты прав участников этих отношений413; - «bona fides» является элементом различных юридических составов, позволяющих определять возникновение и изменение прав в отношении отдельных видов имущества и обязательств — приобретение и прекращение права собственности на недвижимое и движимое имущество, защита прав владения, приобретение права собственности на плоды и т. д.434 Как мы видим, и этимологически, и юридически в основе института римской добросовестности лежало общее предположение о необходимости и желательности в интересах всего правопорядка в целом такого поведения лица, которое связывает определенные этические характеристики этого поведения с правовой оценкой этих отношений. Характеристики этого поведения определялись степенью добросовестности лица. При этом необходимо учитывать, что: 1) содержанием гражданско-правового принципа лобросовест- ности является наличие в системе гражданского права презумпции добросовестности участников правового отношения; 2) добросовестность в гражданском праве как императивное требование охватывает ситуации, при которых законом требуется оценка поведения лица, отличная от оценки его поведения в случаях, не связанных законодателем с добросовестностью; 3) оценка добросовестности охватывает оценку как минимум двух элементов — наличия в поведении лица элементов добросовестности с точки зрения мора.' ilho-эти ч ес к их норм, а также отношения этого лица к этим элементам повеления, при условии, что в отношении этого лица существует презумпция об известно 'Г-1*. |! 1 . < 433 См.: Покровский И.А. История римского права. С. 390—396 и др.; Хвостов В.М, Система римского права: учебник. М.: Спарк, 1996. С. 74—75. 434 Литература поданному вопросу столь обширна, что авторы ограничиваются указанием иа одно исследование, предлагающее широкий спектр проанализированных работ на аналогичную тему. См.: Петражинкий JI.И. Права добросовестного владельца на доходы. М., 2002. ста ему содержания добросовестности как морально-этической нормы. В связи с вышеизложенным следует обратить внимание на высказывание Б.И. Пугинского о том, что условия применения ответственности в юридической литературе нередко смешивают с основаниями. Основание ответственности - это источник, ее устанавливающий: закон или договор. Неправомерность действий нарушителя является одним из условий. В коммерческих и гражданско-правовых отношениях, рассчитанных на преимущественно договорное регулирование связей субъектов, как правило, отсутствует конкретный нормативный правовой акт, который должник нарушает своим действием, а следовательно, отсутствует противоправность действия. Изменение понятий означает принципиальное изменение подхода. Под неправомерностью предлагается понимать неоснованность действий должника на праве, т. е. отсутствие закона или договора, разрешающего должнику не исполнять обязательство или нарушать чужое право"135. С нашей точки зрения, противоправность публично-правового характера (противоправность в узком смысле) — это действительно нарушение конкретных требований (условий), установленных законом. Отсутствие противоправного поведения делает невозможным привлечение к соответствующему виду ответственности. Следует обратить внимание на то, что такой характер противоправности определяет и специфические полномочия (в том числе и властные) государственных органов, в обязанности которых входит в том числе преодоление соответствующих презумпций. Противоправность частно-правового характера (если все- таки есть желание называть это правовое явление противоправностью) - это противоправность в широком смысле, которую можно рассматривать как действие или бездействие, нарушающие установленные императивно или диспозитивно нормы и не соответствующие общим началам и смыслу гражданского законодательства, духу и принципам добросовестности, разумности, справедливости. Следовательно, при наличии противоправности такого рода вряд ли есть возможность избежать ответственности со ссылкой на то. что деяние не нарушает закон или договор (правовую норму). Деяние нарушает в прямом смысле Право. Еще большую неопределенность привносят в рассматриваемые вопросы рассуждения о другом условии несения ответственности - вине недобросовестного конкурента. Так, в противовес классической концепции о вине как психическом отношении лица к своему противоправному поведению и к его результату, основанному на возможности предвидения и предотвращения последствий этого поведения436, современные исследователи в качестве вины в гражданском праве предлагают рассматривать непринятие правонарушителем всех возможных мер по предотвращению неблагоприятных последствий своего поведения, необходимых при той степени заботливости и осмотрительности, которая требовалась от него по характеру лежащих на нем обязанностей и конкретным условиям оборота437. Такая постановка вопроса явно смешивает условия использования ответственности, создавая дополнительные трудности в реализации этого механизма. Говоря о фактически имевшем место обстоятельстве (непринятии мер) как о вине, исследователи тем самым создают условия применения ответственности без вины - непринятие мер может быть результатом объективно сложившейся ситуации, сформировавшейся в условиях предпринимательского риска. В действительности разрешение вопроса о вине как условии ответственности в отношениях, где добрая совесть становится правовой характеристикой, с точки зрения обычных условий оборота не может быть не чем иным, как оценкой той степени добросовестного отношения к поставленным задачам и разумному предвидению наступивших последствий, то есть оценкой психологического отношения субъекта к наступившим последствиям. Следует согласиться с тем, что одной из особенностей, отличающей недобросовестную конкуренцию от всех других приемов злоупотребления правом, является наличие цели не причинения вреда другим лицам, а обогащения самого злоупотребляющего, что может быть даже законным с внешней стороны433. Таким образом, сказанное выше лает нам возможность предложить вариант решения проблемы выявления объективных и субъективных препятствий в превращении добросовестного поведения в недобросовестную конкуренцию. Этот вариант базируется на абсолютно прозрачном предположении о том, что в основе рассматриваемого явления имеет место психология бизнесмена. Реализация собственного частного интереса предпринимателем в случае создания для него ситуации «абсолютной свободы» неизбежно приведет к различным формам злоупотребления правом. Таким образом, препятствием в такой трансформации может быть лишь повышение уровня правосознания участников этих отношений, а также профилактическая деятельность государства по созданию механизмов, стимулирующих к добросовестному поведению. В первом случае практическим препятствием недобросовестной конкуренции становится поведение участника конкурентных отношений, основанное на высоком уровне правосознания (истинная свобода в поведении — это поведение, не создающее препятствий в реализации свободы другого). Во втором случае такими механизмами становятся деятельность государства, реализующая публичный интерес общества, законотворческая деятельность, создающая условия для формирования благоприятной конкурентной среды на рынке, а также правоприменительная деятельность в основном в форме котроля за соблюдением законодательства.
<< | >>
Источник: Бортников С. П.. Рыночное предпринимательское право Российской Федерации: учебное пособие. 2011

Еще по теме 10.2.1. Регулирование недобросовестной конкуренции:

  1. Основные направления контроля над организованной экономической преступностью в сфере экономических отношений.
  2. 4. Понятие и система законодательства о предпринимательстве
  3. 5. Виды норм предпринимательского права
  4. 30. Промышленно-финансовые группы
  5. 51. Защита прав и законных интересов государства и других субъектов внешнеэкономической деятельности
  6. 60. Общая характеристика антимонопольного законодательства
  7. 74. Недобросовестная конкуренция: понятие и виды
  8. 75. Понятие неправомерного использования деловой репутации субъекта хозяйствования в конкуренции
  9. 76. Виды неправомерного использования деловой репутации предпринимателей в конкуренции
  10. 78. Создание препятствий предпринимателям в процессе конкуренции
  11. 80. Санкции за недобросовестную конкуренцию
  12. 2. Охрана от недобросовестной конкуренции
  13. Конкуренция
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -