ВОЗРАСТ РАЗУМА


Дух эпохи Просвещения можно подытожить знаменитой фразой философа Рене Декарта (1596— 1650): «Cogito, ergo sum» («Я мыслю, следовательно существую»).
Рассудок служил точкой отсчета. Все проблемы можно было решить с его помощью.
Особенно возросла уверенность в научной объективности: возможности изолировать любую часть нашего мира, выяснить принципы ее работы и использовать их к своей выгоде. Движущей силой ранних научных исследований было стремление полнее раскрыть славу Творца и хотя бы мельком увидеть Его замысел в Творении (см. главу 10). С другой стороны, в эпоху Просвещения человек был мерой и центром всего, а понятие Божественного Промысла отошло на задний план.
Существовала твердая уверенность в прогрессе, дающем человеку власть над миром. Все казалось возможным. Знания, по утверждению английского философа Джона Локка (1632 — 1704), поступают от пяти чувств, то есть из нашего восприятия. Следовательно, человек, способный познать все сущее, должен быть свободным и независимым. Свобода личности, в противоположность любой предыдущей эпохе, была более важной, чем общественная солидарность. Поэтому Вольтер (1694 — 1778), блестящий французский писатель, противопоставлял свободу мысли любой «ортодоксии», особенно в лице Церкви.
Этот взгляд на мир утвердился во второй половине XVII века. В новой системе убеждений не было необходимости в христианском Боге, который облекся человеческой плотью и оставался в тесной связи с верующими через Святого Духа. Бога без труда можно было исключить из общей картины или рассматривать как безучастного «наблюдателя», создавшего мир, а затем устранившегося от любого активного вмешательства.
Шотландский философ Дэвид Юм (1711 — 1776) утверждал, что если природа единообразна, а человеческий рассудок способен дать ответы на все вопросы, то для чудес не остается места. Это было прямым вызовом христианству, основанному на вере в земное воплощение и воскрешение Иисуса.
ПРОСВЕЩЕНИЕ И ЦЕРКОВЬ
Некоторые представители Церкви пришли к согласию с мышлением эпохи Просвещения, в той или иной мере устранив из своих рассуждений элемент сверхъестественного. Деизм (вера в существование одного, весьма отдаленного Высшего Существа) приобрел широкую популярность. В 1736 году епископ Батлер (1692 — 1752) с иронией жаловался, что христианство «наконец-то считается вымышленным».
В христианских конфессиях царили смятение и неуверенность. Многие английские пресвитерианцы стали унитарианцами (то есть отказались от доктрины Троицы). В англиканстве стало возможным придерживаться традиций «высокой службы» и одновременно склоняться к унитарианству, как это делал Ричард Уотсон, доктор богословия в Кембридже, а позднее епископ Лландаффский. Континентальные протестантские церкви в Европе заняли оборонительную, строго рациональную позицию. В результате они утратили способность пробуждать эмоции, взывать к сердцам людей и обращать их в свою веру. Они сохранили свою англиканскую, лютеранскую и реформистскую направленность, но их связи с государством стали лишь бледным подобием былой духовной и политической реальности.
ВОЗРОЖДЕНИЕ
Как это часто происходило в истории христианства, Святой Дух вдохнул жизнь в тело Церкви, отчаянно нуждавшееся в помощи свыше. Одним из первых признаков оздоровления было движение пиетистов в Германии во второй половине XVII века. Пиетисты вернулись к основным принципам:

понятию греха, искупительной жертве Христа, важности веры и всепрощения. В то время как традиционные конфессии стали холодными и рассудочными, пиетисты были непосредственны, жизнерадостны и всецело преданы распятому Спасителю.
Их наиболее знаменитым представителем был граф Цицендорф (1700 — 1760), лидер движения «моравских братьев», происхождение которого восходит к Яну Гусу (1369—1415).
«Моравские братья», или гернгутеры, в свою очередь оказали влияние на Джона Уэсли (1703—1791), побывавшего на их собрании в мае 1737 года. Его сердце «странно согрелось», когда он слушал чтение комментария к «Посланию к Римлянам» Мартина Лютера. В этот момент он обрел новое понимание того, что Христос сделал для него.
Хотя Уэсли обладал острым умом и имел широкий круг интересов, центральное место в его сердце занимала вера в Бога. Наряду с другими евангельскими христианами — такими, как великий оратор Джордж Уайтфилд (1714—1770) и теолог Джонатан Эдвардсон (1703—1758), его проповеди оказали мощное влияние на умы и сердца людей. Слушателями часто были простые труженики, в большей или меньшей степени остававшиеся вне Церкви. Как ни печально, англиканской церкви не хватило дальновидности и изобретательности, чтобы удержать методистов (так называли последователей Уэсли) в своем лоне. Постепенно они образовали другую конфессию.
Религиозное возрождение стало реакцией на определенные последствия эпохи Просвещения. Как и философия Просвещения, оно во многом опиралось на «свидетельства», основанные на личном опыте - в данном случае, на опыте людей, чья жизнь преображалась благодаря вере в Христа. Это было ответом Церкви на вызов, брошенный новой культурой; или, как утверждали сами верующие, это было ответом Бога.
Некоторые христиане попали под влияние новых идей, однако не изменили свое вероисповедание. В качестве примера можно привести «клапхэмскую секту» -- группу видных политиков, ученых и деловых людей. Они были евангельскими христианами, оставшимися в лоне англиканской церкви. В их цели входило обращение к христианству средних и верхних слоев общества и борьба с социальными злоупотреблениями. Выдающимися лидерами движения были Уильям Уилберфорс (1759—1833), кембриджский священник Чарльз Симеон (1759—1836) и лорд Шафтсбери (1801 — 1885). Движение сделало следующее: помогло положить конец работорговле; боролось за улучшение условий труда на фабриках, шахтах и фермах; помогло установить нормированный рабочий день для детей; вместе с методистами помогло избавить Британию от упадка нравов и коррупции в Церкви в конце XVIII века.
Таким образом, движение заложило основу для более высокого нравственного и религиозного духа викторианской эпохи (1836—1901). Эту эпоху часто (и до некоторой степени справедливо) обвиняли в лицемерии, но в то же время в обществе произошло немало крупных реформ. Некоторые историки утверждают, что евангельское «возрождение» сыграло ведущую роль в том, что, в отличие от континентальной Европы, Британия не испытала таких потрясений, как Франция в революцию 17891795 годов.
РОМАНТИЗМ
Французский писатель и мыслитель Жан Жак Руссо (1712—1778) был одним из ранних романтиков, наряду с английским поэтом Уильямом Вордсвортом (1770 — 1850). Движение романтизма набрало силу в начале XIX века. Особое внимание в нем уделялось эмоциям и интуиции, изучению природы и истории. Что касается религии, то оно дало «новую оценку всему драматичному, и экстраординарному и трансцендентальному» (Д. В. Беббингтпон).
Романтизм послужил одним из факторов возрождения католицизма в Европе после политических потрясений и революций середины XIX века. В 1846 году в 38 из 59 испанских епископатов не было епископов. Два года спустя Папа Пий IX тайно бежал из Рима, когда толпа сожгла его дворец, убив священника. Романтизм способствовал укреплению авторитета папства, сильно пошатнувшегося в
эпоху Просвещения. В наши дни многие исследователи рассматривают романтизм в контексте защитных мероприятий, организованных Церковью против атак революционного рационализма и атеизма.
<< | >>
Источник: Янг Дж.. Религии мира. Христианство. 2001

Еще по теме ВОЗРАСТ РАЗУМА:

  1. XI. Еще один выход из философии субъекта: коммуникативный разум против разума субъект-центрированного
  2. Глава VII Образование человека с наибольшей пользой происходит в раннем возрасте. Оно даже только в этом возрасте и может происходить.
  3. М.Д. Купарашвили, А.В. Нехаев, В.И. Разумов, Н.А. Черняк.. Логика: учебное пособие М.Д. Купарашвили, А.В. Нехаев, В.И. Разумов, Н.А. Черняк. - Омск: Изд-во ОмГУ,2004. - 124 с., 2004
  4. РАЗУМ
  5. ИСТОРИЯ И РАЗУМ
  6. § 77. Всеобщий разум
  7. «Критика практического разума»
  8. § 2. ВЕРА И РАЗУМ
  9. 3. Вера и разум
  10. РАЗУМ и ВЕРА
  11. Об управлении разумом
  12. 6. Искусственный разум.
  13. Разум Декарта
  14. Вера и разум
  15. РАЗУМ, МОЗГ, МАШИНА
  16. СОВРЕМЕННЫЕ УЧЕНИЯ о РАЗУМЕ
  17. § 3. Открытие антиномичности разума
  18. КОСМОС РАЗУМА