<<
>>

Спаситель сидит 1. СПАС НА ПРЕСТОЛЕ


Фронтальное изображение Христа, царственно восседающего на престоле. Облачение традиционно. Благословляющая десница вознесена перед грудью. На левом колене установлено Евангелие, придерживаемое сверху рукой, едва видимой из складок гиматия; Евангелие может быть закрыто или раскрыто.
На седалище престола обязательны подушки, в ногах подножие. Обе детали, как знаки верховного достоинства, являются атрибутами Божества (Илл. 44).
Оригинален извод иконы «Христос на престоле», известный под именем «Спаса Мануила». Его отличает жест правой руки, которая в этом случае указывает вниз и




3S. *He рыдай Мене. Матн*. XV1H нек. Романовские письма Икона
расположена перед раскрытым Евангелием (Илл. 45).
По поводу особенности жеста существует сказание, сложившееся в XVI веке в Новгороде: «О чудесном видении Спасова образа Мануилу, царю греческому». Оно связано с чтимой новгородской иконой XI века, перенесенной в 1561 году Иоанном Грозным из Святой Софии в Успенский собор Московского Кремля [52]. Сказание передает, как однажды после литургии грек Дмитрий Ласкирев поведал клиру Святой Софии историю местного образа «Христа на престоле», стоявшего на правой стороне, напротив архиепископского места. По рассказу грека, образ был написан византийским императором Мануилом и первоначально имел обычное положение руки. Перемена произошла после того, как Мануил наказал провинившегося священника. Во сне ему явился Христос, по виду изображенного им на иконе, со строгим порицанием за неправомерное присвоение епископских полномочий. Вслед за этим «...повеле Спас... Ангелам возложити раны на царя Мануила, указывающе

перстом Своим, якоже ныне на иконе видим написано...» [50, с. 103]. Пробудившись, царь обнаружил на своем теле раны, рука же Христа на иконе указывала вниз, «а не так, якоже он написал... и оттоле не учал святительского суда восхищати» [50, с. 103] (см. Приложение 4).
В память о рассказанном новгородской иконе было дано имя «Спаса Мануила».
В XVIII веке специальным постановлением Синода «Повесть об иконе Спаса» была объявлена ложной. Внешней причиной тому стал, по-видимому, анахронизм, упущенный из вида ее составителем. Согласно сказанию, Мануил написал икону задолго до крещения Руси и она пребывала в Царь-граде. В 988 году ее привез из Корсуни князь Владимир. В реальности же Мануил являлся современником князя Андрея Боголюбского и жил в середине XII века.
На иконах «Спаса на престоле» в раскрытом Евангелии могут писаться следующие слова Христа: «Вся елика аще молящеся просите, веруйте, яко приемлете, и будет вам; и егда стоите молящеся, отпущайте, аще что имате на кого, да и Отец ваш Небесный отпустит вам согрешения ваша. Аще ли же вы не отпущаете человеком согрешения их, ни Отец ваш Небесный отпустит согрешения ваша.
Иже бо судить сядет» (Мк. 24-26). «Не на лица судите сынове человечестии, но праведен суд судите. Имже бо судом судите, судят вам» (Ин. 7, 24; Мф. 7,2). «Никтоже взыде на небо, токмо сшедый с небесе Сын Человеческий, сын на небесн; и якоже Моисей вознесе змию в пустыни, тако подобает вознестися Сыну Человеческому, да всяк веруяй в Онь не погибнет, но имать живот вечный. Тако бо возлюби Бог мир, яко и Сына Своего Единороднаго дал есть, да всяк веруяй в Онь не погибнет, но имать живот вечный» (Ин. 3, 13-16). «Не судите, да не судими будете, имже бо судом судите, судят вам; и в нюже меру мерите, возмерится вам. Что же видиттти сучец, иже во оце брата твоего, бервна же, еже есть во оце твоем, не чуеши; или како речеши брату твоему: остави, да изму сучец из очесе твоего» (Мф. 7, 1-4). «Рече Господь: иже хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и во след Мене грядет; иже бо аще хощет спасти душу» (Мк. 8,34-35).
Иконография имеет древние исторические аналогии. Таковой, к примеру, является мозаичная сцена «Поклонение волхвов» в церкви Санта Мария Маджоре, в Риме (432-440 гг.) (Илл. 46), где на престоле самостоятельно восседает Отрок Христос, и мозаика «Подношения мучениками своих венцов Христу» в церкви Сант Аполлинаре Нуово, Равенна (VI в.), в которой Христос показан в образе мужа. Особый интерес представляет резной диптих VI века из Эчмиадзина (Армения): в среднике левой створки помещен Христос-юноша на престоле, из-за спины Которого виднеются небольшие полуфигурки двух апостолов (Илл. 47). В отличие от двух предыдущих примеров, здесь Христос показан с Евангелием.
Свою окончательную форму иконография получила в послеиконоборческий период. С X века она многократно использовалась в монументальной области. Об этом, в частности, свидетельствуют мозаики в церкви Святой Софии в Константинополе: Христос на престоле с припадающим к Нему императором Львом


Ж Христос «Царь Иудейский». Живописен Василий Г| синайский. 1682 год Церкоьь Раслнтня Большого Кремлевского дворца. Москва. \\к*та


VI (886-912 гг.) (Илл. 48) и Христос на престоле между Константином IX Мономахом и императрицей Зоей (1034-1042 гг.) (Илл. 49); также мозаика Палатинской капеллы в Палермо: Христос на престоле с предстоящими Петром и Павлом (1132-1140 гг.), мозаика церкви Санта Мария дель Амиральо (Марторана) в Палермо: Христос на престоле в окружении четырех Ангелов (1136-1151 гг.), и другие.

На Руси этот тип преимущественно известен в качестве образца для деисусных икон. Достойно замечания, что «Спас на престоле» более характерен для Деисусов псково-новгородского круга, в то время как в московских иконостасах обыкновенно помещался «Спас в силах».
В основу содержания иконографии «Спаса на престоле» положены эсхатологические ожидания Божьего Суда над миром. Идея сосредоточена в образе Христа Судии, последовательно создаваемом символико-художественным строем иконы.
Ключом к толкованию служит престол. Как атрибут царского достоинства, он используется в качестве символической формы выражения идеи царства. Она же в свою очередь органично связана с идеей суда, так как всякий царь одновременно является верховным судьей. В этом отношении уместно вспомнить слова Давида: «Господь на небесах поставил престол Свой, и Царство Его всем обладает» (Пс. 102,19), «Он приготовил для суда престол Свой» (Пс. 9, 8).
Следует подчеркнуть, что в данном случае не имеется в виду некий вещественный трон, стоящий на небесах. Престол Небесный — это Престол славы Божества. Поэтому престол, изображенный на ико-не—только символ, выводящий разум в Божественное запредельное и помогающий созерцанию духовных предметов.
В ветхозаветных откровениях Господь, являясь пророкам восседающим на престоле, предстает как Царь над земными народами и праведный Судия.
Равный смысл несут аналогичные новозаветные обетования. «Иисус же сказал им: ...сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей... судить двенадцать колен Израилевых» (Мф. 19, 28). «Когда приндет Сын Человеческий во славе Своей, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов — по левую. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира... Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его...» (Мф. 25:31-34, 41).
Согласно православной экзегетике, ветхозаветные видения понимаются в свете грядущего Боговоплощения, то есть христологически. В них открывается Второе Лицо Пресвятой Троицы — Бог Слово, имеющий явиться во плоти. Таким образом, и ветхозаветные, и новозаветные пророчества свидетельствуют об одном и том же Лице, восседающем на престоле Небесного Царя и Судии — о Сыне Божием. В этом обнаруживается единство библейских эсхатологических предначертаний. Вместе с тем, между ними существует определенное различие. В первом случае — это бытие Второго Лица до воплощения — Божественное. Во втором - бытие после воплощения —Богочеловеческое. При этом по своему величию и славе они равны, так как и человеческая природа Христа получила совершенное прославление от Бога Отца.
Слова апостола Павла, который говорит о Христе: «...совершив Собою очищение грехов наших, воссел одесную (престола) величия на высоте» (Евр. 1, 3), предполагают именно эту мысль: «одесную» — означает сродство и равное достоинство Христа Сына Божия с Богом Отцом. Тот же смысл имеют слова Символа веры: «.. .возшедшаго


40. Спас Хал кит. X Rtft. Византин
Блятчкикмекий собор М«:кой кdft) К[н'млн. ИкСшэ-адиен


на небеса, и седяща одесную Отца».
Таким образом, икона передает догматическое учение Церкви о Христе как о Царе и Судии мира.
Сюжетной основой для нее могли послужить новозаветные писания эсхатологического содержания, прежде всего избранные стихи Евангелия от Матфея.
В контексте тематики образа раскрывается символика отдельных его элементов. Жест благословения является знаком окончательного решения человеческих судеб. Евангелие, в обычном смысле понимаемое как непреходящее слово Божие, наставляющее ко спасению, имеет значение критерия праведности, которым измеряется духовно-нравственное состояние человека. Это книга суда, закона.
Обыкновенно образ «Спаса на престоле» самостоятельно не употребляется, но может входить в деисусный чин иконостаса, или сам превращается в Деисус, включая в себя фигуры предстоящих Богоматери и Иоанна Предтечи. В литургическом смысле эта особенность соединяет два плана бытия — небесный и земной — воедино. В




41 Дстус cn свдгыик lid подлк XI Bl'k.
Лонасгырьсвятдй ЕкйТсрякы, Синай Икдна
одном из них с неугасимой молитвой о помиловании мира взывает к Божественному Судие Небесная Церковь во главе с Богоматерью и Иоанном Предтечей, в другом — просит о том же земная Церковь в лице служащих и предстоящих в храме.
<< | >>
Источник: Игорь Александрович Припачкин. ИКОНОГРАФИЯ ГОСПОДА ИИСУСА ХРИСТА. 2001

Еще по теме Спаситель сидит 1. СПАС НА ПРЕСТОЛЕ:

  1. СПАС «МОКРАЯ БРАДА» (СПАС СО ОМОЧЕННЫМИ ВЛАСЫ)
  2. СПАС ОПЛЕЧНЫЙ
  3. Спаситель с «машиной времени»
  4. Спаситель с мечом
  5. СПАС ЦАРЬ ЦАРЕЙ
  6. ГЛАВА 2 РАСПЯТЫЙ СПАСИТЕЛЬ
  7. Спас
  8. СПАС ВЕЛИКИЙ АРХИЕРЕЙ
  9. «Сюсюкающий Миша» и «диалектический спаситель»
  10. Творческий гений в роли спасителя
  11. СПАС ВЕЛИКИЙ АРХИЕРЕЙ
  12. СПАС «НЕДРЕМАННОЕ ОКО»
  13. СПАС «БЛАГОЕ МОЛЧАНИЕ»