<<
>>

§ 6. Почему в католической церкви возобладал обычай креститься слева направо?

Итак, в одном случае (когда крестятся слева направо) имеется в виду обращение человека к Богу, в другом (когда крестятся справа налево) — обращение Бога к человеку; в одном случае человек оказывается активной, в другом — пассивной стороной.
У католиков, которые крестятся слева направо, крестное знамение исходит от нас: человек является субъектом действия. У православных оно исходит от Бога: человек является объектом действия. Аналогичное различие в восточном и западном обряде прослеживается в сакраментальных формулах, — в частности, в формуле, которая произносится при крещении. Если католический священник произносит «Ego te baptizo in nomine Patris et Filii et Spiritus Sancti» (Я кре- щаю тебя во имя Отца и Сына и Святаго Духа), то православный священник говорит при этом «Барть^етаь o Soulos тои 0eou eLs то ovo|ia тои Патро" ка! тои TLou ка! тои ' AyLou Ппеи|што"« (или, соответственно, по-славянски «Крещается раб Божий во имя Отца и Сына и Святаго Духа»): в одном случае действие осуществляется человеком — священнослужителем, который имеет специальные полномочия, полученные от Бога, в другом случае подчеркивается объективный момент происходящего, не зависящий от действий человека; можно сказать, что в одном случае действие исходит от человека (уполномоченного свыше действовать таким образом), в другом — непосредственно от Бога103. Иными словами, в одном случае выражается отношение между посвященным и посвящаемым (в частности, между катехизатором и катехуменом или между священнослужителем и простецом), в другом — между человеком и Богом104. Это различие стало одним из пунктов взаимных обвинений православных и католиков. Так, в частности, Константин (Кирилл) Стилб в антикатолическом трактате, написанном около 1204 г., обвинял католиков в том, что «они не говорят, как мы: “Крещается раб Божий, такой- то, во имя Отца и Сына и Святаго Духа”, совершая три погружения, но говорят при одном лишь погружении: “Крещаю такого-то во имя Отца и Сына и Святаго Духа”» (Ta aiTLamaTa Tfs IaTLVLKhs eKklfaLag..., § 22)1 5; о том же говорится и в «Прении Панагиота с Азимитом» конца XIII в., ср. в славянском переводе: «И не глаголете, егда крещаете и [отроча]: “Крещается рабъ Божш, Иванъ или Марiя, во имя Отца и Сына и Святаго Духа”. Но глаголете: “Се есть от мира Xриста моего, и азъ тя крещаю”. И твориши самъ себе Бога»106. Позднее этот вопрос возникает в Москве в 1644—1645 гг. в связи с предполагаемым браком датского королевича Вольдемара с царевной Ириной Михайловной, когда необходимо было решить, возможно ли бракосочетание без предварительного перекрещивания королевича, и когда, соответственно, возникла дискуссия относительно правильности католического и лютеранского крещения. В контексте этой дискуссии было заявлено: «...У них тако попы говорят в крещении их: “Аз тебя крещаю”, и в том их явная лож... Да Матюши же попа ложь [имеется в виду пастор Мартин Фельгабер, находящийся при королевиче Вольдемаре, участник прений о вере]: везде в своем списании писал, егда крестити человеки: “Аз тя, глаголет, крещаю”, и творит себя Богом» («Обличение на писмо литовскаго посла..., которое подал, помогаючи королевичу»)107.
Xал- кидонский митрополит Даниил писал по этому поводу царю Михаилу Федоровичу: «...И еще попы их, стоя в амвоне, и рекут: “Крещаю яз тебя во имя Отца и прочих”, а внизу отрок окропляет младенца. А в нашей восточной церкви тако не подобает, а подобает крестити младенца погружати и нарекати: “Крещаетца раб Божий во имя Отца и Сына и Святаго Духа”; сам иерей погружает, а не иной. А они по своему сотворяют, и то их крещение не в крещение» («Перевод з греческой грамоты, что писал ко государю царю и великому князю Михайлу Федоровичу всеа Русии халкидонский митрополит Данил...»)108. На Западе этому различию не придавалось значения вплоть до 1231 г., когда пр отив греческой формулы выступил папа Григорий К (12 ноября 1231 г. папа писал Марину, архиепископу Бари, что греки, поскольку они употребляют такую формулу, не могут считаться крещенными и должны быть перекрещены: «На твой вопрос кратко отвечаем, что греки, которые были крещены кем- либо с использованием словесной формулы “Крещается такой-то во имя Отца и Сына и Святого Духа”, не являются крещенными, поскольку не были крещены согласно евангельской формуле [ср.: Мф. III, 11, 16—17; Мк. I, 8, 10—11; Лк. III, 16—17, 22; Ин. Г, 26, 32—34]; поэтому мы предписываем крестить их заново с применением слов “Я крещаю тебя во имя Отца и Сына и Святаго Духа”»110. В 1272—1274 гг. Джироламо Масчи (Girolamo Masci), будущий папа Николай IV (1288—1282), отправленный в Константинополь для подготовки 2-го Лионского собора (1274 г.), составил список греческих заблуждений («Litte- rae ad concilium transmissae de errore Graecorum...»), служащих препятствием для унии с греками (которая должна была быть провозглашена на предстоящем соборе); среди прочих заблуждений отмечалось: «Там, где мы говорим: “Я крещаю тебя”, они говорят: “Крещается Петр или Иоанн”»111. Сходное различие между западным и восточным обрядом прослеживается в форме отпущения грехов на исповеди. Католический священник произносит разрешительную формулу от 1-го лица: «Absolvo te a peccatis tuis» («Разрешаю тебя от твоих грехов»): так же, как и при крещении, он выступает как непосредственный исполнитель таинства — как тот, кто обладает апостольскими полномочиями «вязать и решать» (ср.: Мф. ХУ^ 19; ХУШ, 18; Ин. ХХ, 23); его слова имеют тем самым перформативный характер112. Между тем в православной церкви, где чинопоследование исповеди обнару живает вообще значительное разнообразие, разрешительная формула, строго говоря, не является обязательным компонентом исповеди. Она может и вовсе отсутствовать: священник молится, призывая Господа отпустить грехи кающегося и примирить его с церковью, и само прочтение соответствующих молитв служит в этом случае отпущением грехов (т. е. выполняет функцию разрешительной формулы)113. Если разрешительная формула все же произносится, она, как правило, отличается от католической (за одним исключением, о котором мы скажем ниже): так же как и в случае крещения, подчеркивается объективный момент происходящего, не зависящий от действий человека, — священник констатирует, что Господь отпускает грехи кающегося, сам же он выступает в роли посредника между Богом и кающимся человеком. Итак, если в католической церкви священник выступает от имени Бога как лицо, наделенное специальными полномочиями, то в православной церкви отпущение грехов осуществляется непосредственно самим Богом, а не от имени Бога — через священника, а не самим священником; можно сказать, что католический священник выступает как полномочный представитель Бога, а православный священник — как посредник между Богом и человеком. Так, в частности, православный священник может выступать как лицо, которое берет на себя грехи кающегося и отвечает за них перед Богом, ср.: «Приемлет его иерей за десную руку и положит ю на свою выю, глаголя ему сице: “Бог, чадо, простит тя и прощает и есть и уже прощен еси в сей час во всех сих реченных тобою согрешениих, и в сей век и в будущий, и к тому же не истяжет Бог от тебе твоих согрешений, но от моей выи и руки”. Посем отнимает руку его от своей выи»114. Православный священник может произносить разрешительную формулу и от 1-го лица, подобно тому, как это делают католики, но — в отличие от католиков — этому непосредственно предшествует упоминание Христа, отпускающего исповеданные грехи: именно это и является сакраментальной частью разрешительной формулы, то- гда как прощение священника предстает как дополнительный (и, вообще говоря, не обязательный) момент разрешения от грехов. Так, он может произнести, например: «Чадо, прощает тя Христос невидимо, и аз благословляю и прощаю тя в сем веке и будущем»115, ср. также: «Прости, чадо, прощает тя Христос невидимо и аз грешный» , и т. п. Слова «прощает тя Христос невиди мо» соответствуют при этом увещанию, которым обыкновенно начинается исповедь: «Се, чадо, Христос невидимо стоит, приемля исповедание твое, не устыдися, ниже убойся и да не скрыеши что от мене...»117. Исключением к сказанному является разрешительная формула, принятая в настоящее время в Русской православной церкви (новообрядческой), которая обнаруживает несомненную близость к католической разрешительной формуле. После прочтения молитвы «Господи Боже спасения рабов твоих...» священник произносит следующий текст: «Господь и Бог наш Иисус Христос благо- датию и щедротами своего человеколюбия да простит ти, чадо (имярек), вся согрешения твоя; и аз недостойный иерей властию его [Христа], мне данною, прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих, во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь»118. Формула эта объясняется католическим влиянием119: она появляется при издании московского Требника 1671 г. (при патриархе Иоасафе II)120 и восходит к Требнику Петра Могилы 1646 г., составленному с привлечением католических источников121. Н. С. Суворов полагал, что данный текст был переведен непосредственно с латыни и попал в Требник Могилы из ка- 122 кого-то католического источника , однако такое предположение не обязательно: как кажется, эта формула объединяет молитвенное обращение к Богу, характерное для православной традиции, и отпущение грехов самим священником, принятое в традиции католической; само стремление к объединению православной и католической традиции вполне соответствует позиции Петра Могилы, и соответствующий текст в принципе может быть продуктом его собственного творчества. На различие между восточной и западной традицией исповеди обращал внимание уже Якоб Гоар: как отмечает Гоар, на Востоке принята «просительная (deprecati- va)», т. е. молитвенная формула отпущения грехов, тогда как на Западе принята формула «декларативная и судейская (indicativa et iudicativa)». У западного богослова, отмечает Гоар, «молитвы, читаемые греками при совершении таинства покаяния, вызывают сомнение: заключают ли они в себе и выражают ли силу таинства, — ввиду того, что слова молитвы не представляют разрешительной формулы в собственном смысле... Мне известно, что некоторые латинские священники, движимые более робкою и скрупулезною совестью, чем ясным и полным светом знания, кающихся, приходящих к ним для исповеди из церкви греческой, ставили в величайшее затруднение, заставляя их снова исповедовать грехи, уже исповеданные греческим священником, как еще не отпущенные, откуда возникает соблазн, якобы у греков нет таинства покаяния и грехи остаются без отпущения...»123. Отношение католических священников, отказывающихся признавать действенной православную форму отпущения грехов, ближайшим образом соответствует при этом отношению папы Григория IX к православной форме крещения (см. выше). Сам Гоар считает такого рода сомнения в действенности православной исповеди ни в коей мере не оправданными: он указывает, что «в латинской церкви древняя форма таинства покаяния или абсолюции была составлена из просительных (молитвенных) слов, и декларативная и судейская, так сказать, формула “absolvo te a pecca- tis tuis” едва ли старше четырех веков... Сама по себе просительная (молитвенная) формула не исключает, а, напротив, содержит в себе действие служителя и таким образом может быть сведена к декларативной (indicati- va); точно так же как и декларативная имплицитно испрашивает кающемуся милосердие Божие...»124. Таким образом, указанное расхождение появляется в результате эволюции католического обряда (после окончательного размежевания западной и восточной традиций). Итак, в известном смысле крещение слева направо отвечает духу католической традиции. Это может служить объяснением того, почему в западной церкви в конце концов возобладал именно такой способ изображения крестного знамения. 1 Показательно в этом плане, что в индоевропейских языках имеется общий корень для обозначения правого (*deks-), но не восстанавливается корень со значением левого: обозначение левого было табуировано, и поэтому в разных языках это понятие обозначается различным образом. Ср. ниже (примеч. 5) об эвфемистических обозначениях левого в греческом. О семантических ассоциациях слов со значением ‘правый’ и ‘левый’ в языках мира см. вообще: Шайкевич, 1960. 2 Приоритет правой стороны может быть эксплицитно выражен в обрядовом действии. См., например, чин поставления епископа 1423 г.: «Та же святитель сядеть на своемъ престолЬ съ епископы. Новопоставляемаго же приводить книгохрани- тель къ въсходомъ и даже до митрополита, такоже имЪя руку правую на главЬ его, и приведеть к митрополиту, новопо- ставляемый же цЪлуеть десное колено митрополиче, таже руку его десную, лежащу на десномъ кол'Ьн'Ь, потомъ десное лице [т. е.: правую щеку], и тако отступивъ, сходитъ долЪ съ полатъ, хартофилаку имЪющу десную руку на гла- вЪ его, и пришедъ къ десной страйк, идЪже сЪдять епи- скопи, и цЪлуетъ ихъ отъ пръваго и до послЪдняго, и потомъ къ лЪвой странЪ, такожде творя» (РИБ, VI, № 52, стлб. 455— 456). Затем после поставления «Книгохранитель же или архи- дiаконъ... поемше новопоставленаго, приводить внутрь; и вшедъ въ двери, покланяется митрополиту... и приступивъ къ митрополиту, цЪлуеть десное колЪно митрополиче, таже руку его десную, лежащую на кол'Ьн'Ь... епископы дес- ныя страны по ряду, потомъ лЪвыя страны» (стлб. 462—463). То же: ААЭ, I, № 375, с. 471, № 184, с. 159). В других чинах, где эта церемония представлена менее выразительно, говорится, что ставленник целует «десную страну лица» или «десную ланиту» (АИ, IV, № 1, с. 3, 5, 9). 3 То же относится к противопоставлению верхнего и нижнего, переднего и заднего. Так, например, мы можем говорить о верхнем и нижнем, соотнося эти понятия с восприятием неба и земли, которое определяет абсолютные представления о высоте; вместе с тем мы можем говорить о верхней или нижней части человека независимо от его положения в пространстве. Совершенно так же при заданном направлении движения переднее соотносится с линией горизонта, и вместе с тем дифференциация переднего и заднего может определяться по отношению к человеку, какое бы место он ни занимал в пространстве. 4 Мену правого и левого принято ассоциировать с зеркальным отражением, хотя, строго говоря, дело обстоит обратным образом: в зеркале именно не происходит мена правого и левого — в ситуации, когда мы психологически ожидаем этого. В самом деле, когда я смотрю в зеркало, я вижу человека, который обращен ко мне и который был бы точным моим подобием, если бы моя правая сторона соответствовала его левой и наоборот; однако правое отражается в зеркале именно как правое, а левое — как левое. Таким образом, зеркальное отражение соотносится с образом двойника, у которого правое было бы на месте левого, и наоборот. На самом деле мы видим в зеркале простую проекцию фигуры и только ассоциация с воображаемым двойником заставляет нас говорить о мене правого и левого. Такая ассоциация не возникает, между тем, когда мы видим свою тень, и, соответственно, в этом случае не является и мысль о мене правого и левого. 5 Слово арштерб? (букв. ‘лучший’, ср. аршто? ‘наилучший’, превосх. степень от ауабб?) выступает при этом как эвфемизм; точно так же и греч. euwvumos ‘славный, обладающий хорошим именем’ может выступать в значении ‘левый’. См.: Liddel & Scott, 1996, с. 240, 740. 6 Оба значения отразились в фр. droit, исп. derecho, итал. diritto, восходящих к directus, а также в англ. right, связанном с rectus, откуда directus. Характерным образом рус. право, фр. droit, исп. derecho, итал. diritto, англ. right, нем. Recht имеют значение ‘закон’ (ср. также древнерус. правьда с тем же значением). Ср. немецкую поговорку: «Die rechte Seite ist die richtige Seite». 7 Ср. в этой связи противопоставление правды и кривды в русском языке. Об исходном значении слова правда и противопоставлении правды и истины см.: Успенский, 1994, с. 191— 193. 8 Этому сближению способствовало, по-видимому, взаимное влияние церковнославянского и русского языков. Следует иметь в виду, что слово десный принадлежит церковнославянскому языку, тогда как слово правый представлено как в русском, так и в церковнославянском языке. Соответственно, оппозиция десный — правый может восприниматься как стилистическое противопоставление (ср.: Успенский, 2002, с. 370 сл., § 14.3). 9 «Dii laevi, deae laevae sinistrarum tantum regionum sunt praesides et inimici partium dexterarum. Quod quanam istud ratio- ne dicatur quove animi sensu, neque ipsi nos adsequimur nec a vo- bis confidimus posse in aliquam lucem communis intelligentiae perduci. Iam primum enim mundus ipse per se sibi neque dexteras neque laevas neque superas regiones neque imas neque anticas ha- bet neque pasticas... Itaque cum dicimus: dextera haec regio est et illa laeva, non ad mundi habitum dicimus qui sui simillimus totus est, sed ad positionem nostram situmque revocamus, qui informati sic sumus, ut alia dextera, alia in nos dicantur esse laeva: quae ta- men haec ipsa que laeva appellamus et dextera, in nobis nihil ha- bent perpetuum, nihil fixum, sed prout nos casus atque eventus conlocaverit temporis, ita nostris sumunt ab lateribus figurationes. Si orientem solem respexero, cardo mihi frigoris et septentrio fit laevus: in quem si ora traduxero, erit mihi sinister occasus, qui ab sole posterganeus habebatur. Rursus vero si iecero plagam in occi- duam lumina, in vocabulum sinistri auster et meridies transit: in quam si me partem necessaria temporis circumegerit ratio, fit ut oriens laevus inmutata corporis conversione dicatur. Qua ex re po- terit facillime recognosci, neque dextera, neque laeva natura esse ulla sed positionibus, sed temporibus, sed prout nostri corporis ha- buerit se situs rerum ad circumstantiam collocatus» (Arnobius, 1875, с. 144—145; ср.: Arnobius, II, с. 378—379; Арнобий, 1994, с. 208—209). Ср.: Подосинов, 1999, с. 503—504. В дошедшей до нас рукописи стоит: «dii laevi et laeva»; некоторые исследователи читали это место как «dii laevi a laeva», однако принятым чтением является «dii laevi, deae laevae» (ср.: Arnobius, II, с. 546, примеч. 32). 10 См.: Weinreich, 1909, с. 40—41. Платон (Законы, 717b) относит к олимпийским богам «все нечетное, первичное и правое», тогда как к богам подземным относится, наоборот, «все четное, вторичное и левое» (см.: Платон, III/2, с. 190). Таким образом, противопоставление правого и левого соотносится с противопоставлением верхнего и нижнего. 11 Положение Бога в пространстве не эксплицировано и может, вообще говоря, пониматься по-разному. Так, могут считать, что Бог находится на небе или на востоке (что отражается в обыкновении молиться на восток или взирая на небо, ср. ниже, примеч. 56); равным образом может считаться, что Бога нельзя определить в пространстве (см.: Vogel, 1960, с. 447, примеч. 2). Ясно, однако, что в любом случае именно Бог является точкой отсчета: в частности, он задает координаты аксиологического пространства. Гуго Викторианец (Hugo de S.-Victore, f 1142) в толковании на Послание ап. Павла к Ефесянам решительно выступает против какой бы то ни было связи выражения «одесную Отца» с положением Бога в пространстве: «Вопрос. Бог есть Дух [ср.: Ин. IV, 24], он не ограничен телесной формой, ни заключен в нее; каким же образом говорится, что Сын сидит одесную Отца, если у Отца нет ни правой, ни левой стороны, поскольку у него нет тела? Решение. Правой стороной Бога в Священном Писании означается вечное блаженство, иногда равенство Божественной природе, иногда власть судить. Христос же пребывает одесную Отца, поскольку равен в величии Отцу и поскольку “Отец не судит никого, но весь суд отдал Сыну” [Ин. V, 22]. Итак под правым у Бога, будь то рука, палец, глаз, ухо и т. п., не должно пониматься ничего телесного, но все должно пониматься в духовном смысле» («Qusstio. Deus spiri- tus est, nec corporis forma finitur, vel concluditur: quomodo ergo dicitur Filius sedere ad dexteram Patris, cum Pater non habeat latus dextrum vel sinistrum, quia non habet corpus. Solutio. Per dexteram Dei in sacra Scriptura quandoque significatur sterna beatitudo, quandoque squalis divins naturs, quandoque judicaria potestas. Est enim Christus ad dexteram Patris, quia in Patris majestate manet squalis, et quia “Pater non judicat quemquam, sed omne judicium dedit Filio”. Per dexteram ergo Dei vel per manum, vel brachium, vel digitum, vel oculum, vel aurem, et similia, nihil corporale debet intelligi, sed totum spiritualiter» — PL, CLXXV, стлб. 569). Относительно различного понимания данной фразы — буквального или метафорического — см. вообще: Deitmaring, 1969, с. 278. 12 Молдован, 1984, с. 89, л. 182а. 13 Князевская и др., 1971, с. 202, л. 111г. 14 Смирнов, 1909, прилож., с. 04 (относительно вероятного авторства Феодосия Васильева см. там же, с. 85). Книга пророка Ионы была особенно хорошо известна, поскольку читалась на литургии Великой субботы. Выражение «разум^ти десница и шюица» отразилось, по- видимому, в известных словах кучера Селифана, обращенных к деревенской девчонке, в гоголевских «Мертвых душах» (гл. III): «не знает, где право, где лево!... Эх ты, черноногая!» (Гоголь, V, с. 59). 15 Simeon Polockij, I, с. 25. 16 Относительно сирийцев (якобитов) см.: Khouri-Sarkis, 1958; ср. свидетельство несторианского епископа Илии Гевери конца IX в., которое мы цитируем ниже (в примеч. 23), а также Димитрия, митрополита кизического, начала X в. (Ralles & Potles, IV, с. 407; Max. Bibl., XII, с. 814; Кормчая, 1650, л. 294 об.— 295, гл. 39; Каптерев, 1913, с. 81—82; Голубинский, II/2, с. 472, примеч. 1; Голубинский, 1905, с. 160, примеч. 1); см. еще: Co- telier, III, с. 508; Attwater, 1937, с. 278. Относительно коптов см., в частности: Basilios, 1991. Нашими сведениями об эфиопской традиции мы обязаны г-ну Абрахаму Хадгу (Abraham Hadgu). В настоящее время все монофизиты крестятся слева направо, однако имеются сведения о том, что в свое время армяне крестились справа налево (см.: Khouri-Sarkis, 1958, с. 496). 17 См. об этом, в частности, у Илии Гевери (см. ниже, примеч. 23). Мы пользовались также информацией, полученной от о. Давида Роела (David Royel), священника ассирийской (не- сторианской) церкви. 18 В дальнейшем, говоря о благословении, мы будем иметь в виду прежде всего осенение крестным знамением человека; аналогичное действие может производиться в отношении какого-либо предмета, а также животного. При этом может подразумеваться благословение как в положительном смысле (пре- подание благодати, исходящей от Бога), так и в отрицательном смысле (экзорцистские действия, ограждающие от влияния злых сил). Таким образом, мы употребляем слова благословлять, благословение и т. п. во всех случаях, когда крестное знамение не относится к тому, кто совершает это действие. 19 Ср. в этой связи у митрополита Киприана в ответах игумену Афанасию 1390—1405 гг.: «Мирянина священника [т. е. белого священника] погрести сице: измыв его и в срачицу нову оболок, и в свиту такоже, таже и во стихарь и петрахиль и фелонь, лице же и главу покрыв завесом, и тако пев над ним и в гроб положив, таже вина мало с маслом древяным смесив, преливает священник крестаобразно от главы первое, таже у ногу, потом же от десна, таже левую сторону» (РИБ, VI, № 32, стлб. 245). Священник совершает при этом то же крестообразное движение, что и при благословении (осенении крестным знамением): он кладет крест слева направо для себя, но справа налево по отношению к покойнику. Замечательно, что при этом говорится о том, что крест кладется справа налево — «от десна» на «левую сторону», т. е. отсчет производится от того, по отношению к кому производится действие, а не от того, кто его производит. В чине поставления епископа 1645—1652 гг. говорится: патриарх в Крестовой палате «вземъ кацЪю, еже есть ручное кадило, и еишанъ, и кадитъ святыя иконы, таже епископовъ сущихъ о десную страну, таже о лЪвую страну...» (АИ, IV, № 1, с. 3; ср. также соответствующее указание в чине 1423 г., см.: РИБ, VI, № 52, стлб. 447); при этом имеется в виду, видимо, правая или левая сторона не самого патриарха, а епископов, находящихся перед ним и обращенных к нему лицом. 20 Испанский автор начала XIII в. — Лука, будущий епископ туйский, о котором мы говорим в § 2.1 (с. 20 наст. изд.), — специально обсуждает вопрос: почему, когда мы крестимся слева направо, мы не меняем движения руки при благословении, осеняя крестом другого человека, — ведь получается, что осеняя себя, мы заканчиваем крест на своей правой стороне, а осеняя другого человека, мы заканчиваем крест на его левой стороне. Луке приходится объяснять, что это никак не противоречит тому, что мы должны желать ближнему всяческой пользы и ни в коем случае не должны совершать по отношению к нему ничего левого, т. е. неблагоприятного. Говоря о том, что каждое дело должно быть направлено, во-первых, в славу Господа, во-вторых, на пользу своей души и, в-третьих, на процветание ближних, он замечает: «Кажется, что мы изображаем именно это, когда, осеняя крестным знамением других, стоящих к нам лицом, заканчиваем знамение с нашей правой, а их левой стороны, ведь мы же не должны творить ничего левого (неблагоприятного) по отношению к другим, с тем чтобы быть им полезными. По совести и вере мы должны дать все, что можем, для пользы ближнего. С этой целью, когда мы совершаем крестное знамение, поскольку это действие исходит от нас, мы ведем руку от нашей левой стороны к нашей правой — осеняем ли мы себя самих или других, — с тем чтобы наше действие закончилось на правой стороне» («Ordo rerum depo- scit, ut qui boni operis quicquam intendit agere primo ad laudem Dei. Secundo ad utilitatem animae suae. Tertio ad profectum pro- ximi intentionem elevet, et in opere ipso ordinata caritate dirigatur, ut ita bonus sit proximo, quatenus ipse non separetur a Deo. Quod figurare videmur, quando alios consignantes in facie ad nostram dexteram, et eorum sinistram crucis signum finimus, nihil enim sinistri operis agere debemus, ut aliis prodesse possimus. Sed fidei et operum in nobis honestate servata debemus proximorum utilitati- bus inservire. Unde cum facimus signum crucis quia procedit a nobis consignationis opus de sinistra nostra ad dexteram manum ducimus, sive nos, vel alios consignamus, ut actio nostra fine dexte- ro terminetur» — «De altera vita», II, 18, см.: Lucas de Тйу, 1612, с. 129; Max. Bibl., XXV, с. 233). Итак, принципиально важным с точки зрения Луки представляется оканчивать крестное знамение на правой стороне, но при этом принимается во внимание исключительно точка зрения субъекта действия, которая распространяется и на объект действия. Сходным образом папа Иннокентий III подчеркивал, как мы увидим, что те, кто крестятся слева направо, «в первую очередь [поступают так] для того, чтобы крестить себя и других одним и тем же образом» (см. § 2.1, с. 17 наст. изд.). 21 См., в частности, такого рода объяснение у папы Иннокентия III, а также у Иоанна Белета, Сикарда, епископа кремонского, Дуранда, епископа мендеского, Луки, епископа туй- ского, — в пассажах, которые мы цитируем в § 2.1 (с. 17—21 наст. изд.). Соответственно, например, сирийский (якобитский) автор XIII в. (Иаков бар Шакко) уподобляет крестное знамение греков, когда крест кладется справа налево, движению от света к тьме (см.: Khouri-Sarkis, 1958, с. 496). 22 Ср. в этой связи анонимное «Слово еже о крестящихся», которое мы цитируем в § 4 (с. 43 наст. изд.). В Большом Катехизисе Петра Могилы говорится: «егда знамешемъ честнаго креста знаменаемъ себе самыя, тогда дiаволъ, поразумЪвая яко Христосъ Господь на немъ пригвоздися, спасешя ради нашего и за изгублеше демонская силы, не можетъ стояти присущъ, ниже терпети силы креста, но б'Ьжитъ от насъ, к’ тому не искушаетъ» (Петр Могила, 1696, с. 43, вопросо-ответ 50); Петр Могила ссылается при этом на Кирилла Иерусалимского; вероятно, это вольный пересказ «Огласительных поучений», IV, 14 (Кирилл Иерусалимский, 1822, с. 67; Кирилл Иерусалимский, 1855, с. 18). «Книга о вере...», изданная в Вильне ок. 1596 г., в главе «О крест^, для чого знаменаем лице свое крестаобразно рукою» так объясняет происхождение и значение крестного знамения: Бог «през пророка Исаш мовил: “Работающим мнЪ прозовется имя ново” [ср.: Ис. LXII, 2]. И то так естъ: ото бо есмо названи именем новымъ хргспяне. И якъ реклъ през’ того же Исаш до новыхъ работниковъ своих: “И пршдутъ и узрятъ славу мою, и оставлю на нихъ знамеше” [Ис. LXVI, 18—19]. Такъ и учи- нилъ: оставилъ знамеше честнаго креста, о котором предвидя- чи духомъ святымъ другш пророкъ... мовилъ: “Далъ еси боящимся тебе знамеше еже убежати от лица луку” [Пс. LIX, 6]. То естъ, якъ о томъ вси святые наследницы апостол’ сше свЪд’чатъ, боящим’ся его, вЪрнымъ и правымъ хриспяном дал крестъ, которим абы знаменаючи лица свои, убегали от лица луку, то естъ от всякого навету и козни бЪсов’ское, которою уязвляютъ безпрестани сердца вЪрныхъ лукавые духове, зави- дуючи прагнучим чисто и богоугодно жити. Про то ж мовят святые: кгды злый помыслъ приходитъ, ал’бо приводитъ тя къ греху, перекрести лице свое и призови распен’шася на крест™, мовячи: “Господи кусе Христе Боже нашъ, помилуй мя”. И такъ удалится от тебе помыслъ лукавый и змоцнитъ тя в’ го- ряч’шой любви Хрютовой, и покажетъ тя быти правымъ хри- спяниномъ единое соборное апостольское церкви» (Книга о вере, 1596, тетр. 6, л. 5 об.—6 об.; ср. переиздание: Книга о вере, 1620, ч. II, с. 66—67); статья о крестном знамении («О кресте, для чего знаменаем лице свое крестообразно рукою» или «Како лице свое крестити крестообразно») неоднократно воспроизводилась затем в церковнославянском переводе (см. ниже, примеч. 76). Характерным образом функция крестного знамения сводится именно к функции защиты, ограждения. 23 Несторианский епископ Илия Гевери (f не ранее 905 г.), объясняя, почему монофизиты (якобиты), с одной стороны, и несториане и православные (он называет их мелхитами), с другой, крестятся по-разному, писал: «То, что они совершенно не согласны между собой в изображении крестного знамения, конечно, не является препятствием [для единомыслия]. Так, одни изображают крест одним перстом, ведя руку от левой стороны тела к правой, другие двумя перстами, наоборот, от правой стороны к левой. Это, как сказано, не препятствует согласию и единомыслию и должно быть представлено в том смысле, в котором следует понимать, как я уже разъяснил, догмат об одной и двух природах [Христа]. Так, якобиты, осеняя себя одним перстом слева направо, исповедуют этим свою веру в единого Христа, который, умирая на кресте, исхищенных [искупленных] от шуией части, т. е. от греха, перенес к десной, т. е. к благодати. Подобным образом несториане и мелхиты [т. е. православные], когда двумя перстами начертывают образ креста, напротив, от правой стороны к левой, исповедуют свою веру, что на кресте Божество и человечество были соединены вместе, что крест был причиною нашего спасения и поэтому вера от десной части произошла и неверие или заблуждение от шуией отогнано» («Quod in formando Crucis signo sibi invicem minime consentiant, id profecto nihil officit. Alii nimirum Crucis figuram uno digito describunt, deducta manu a sinistra corporis parte ad dexteram; alii digitis duobus contrario ductu a dextra ad si- nistram ejusdem Crucis formam exprimunt. Id, inquam, consensio- ni concordisque minime officit, et eo sensu exponendum est, quo unius duorumque naturarum dogma intelligendum esse jam dixi. Jacobits scilicet uno digito cruce se signant, a sinistra ad dexteram abeuntes; quo profiteantur, se credere in unum Christum, qui in Cruce moriens, a sinistra parte, hoc est, a peccato ereptos, ad dexteram, hoc est, ad gratiam transtulit. Similiter Nestoriani, et Melchits dum duobus digitis contrario ductu a dextera ad sinistram crucis fi- guram describunt, profitentur se credere, in Cruce divinitatem atque humanitatem simul unitas extitisse: hsc enim causa nostrs salutis fuit; indeque fides a dextera parte exorta est, et infidelitas, nempe error, a sinistra depulsa est» — Assemanus, III/2, с. 388; ср: Филарет, 1847, с. 31, примеч. 2; Макарий, IV/2, с. 64; Никанор, 1890, с. 179—180; Каптерев, 1913, с. 79; Каптерев, I, с. 184; Смирнов, 1904, с. 219). Илия Гевери был епископом иерусалимским, а в 893 г. стал митрополитом дамасским; цитируемое сочинение было написано им во время пребывания на иерусалимской кафедре (см.: Assemanus, III/1, с. 513—516). 24 Иннокентий III цитирует Вульгату; в Септуагинте и в славянской Библии о трех перстах не говорится, ср. соответствующее место в церковнославянском переводе: «Кто измори... всю землю горстш?». 25 «Est autem signum crucis tribus digitis exprimendum, quia sub invocatione Trinitatis imprimitur, de qua dicit propheta: Quis appendit tribus digitis molem terrae? (Isa. XL), ita quod a superiori descendat in inferius, et a dextra transeat ad sinistram, quia Chri- stus de crelo descendit in terram, et a Judaeis transivit ad gentes. Quidam tamen signum crucis a sinistra producunt in dextram; quia de miseria transire debemus ad gloriam, sicut et Christus transivit de morte ad vitam, et de inferno ad paradisum, praesertim ut seip- sos et alios uno eodemque pariter modo consignent. Constat autem quod cum super alios signum crucis imprimimus, ipsos a sinistris consignamus in dextram. Verum si diligenter attendas, etiam super alios signum crucis a dextra producimus in sinistram, quia non con- signamus eos quasi vertentes dorsum, sed quasi faciem praesentan- tes» (Innocentius, 2002, с. 172—173; PL, CCXVII, стлб. 825). Цитируемое сочинение было написано между 1195 и 1197 гг. и пересмотрено между 1208 и 1216 гг. 26 Ср.: Egressus eius a patre, regressus eius ad patrem, excursus usque ad inferos, recursus ad sedem Dei. 27 «Queritur, qualiter debeat fieri signum crucis, vel a dextra in sinistram vel a sinistra in dextram. Quidam volunt, quod a sinistra in dextram, et videntur habere auctoritatem ex isto versu: “Egressus ejus a Patre” et cetera. A Patre venit Filius in mundum, et ideo in- choamus facere crucem a superiori parte, per quod Pater significa- tur, et descendimus ad inferius, que pars mundum significat. Postea a sinistra ducimus manum in dextram, quia Christus ad inferos des- cendit, qui per sinistram significatur, et postea ad Patrem ascendit, quem designat dextra. Alii vero dicunt, quod a dextra in sinistram debeat fieri, quia Christus a dextra, id est a Patre veniens diabolum per crucem repulit, qui per sinistram significatur» (Beleth, 1976, с. 71—72; ср.: PL, CCII, стлб. 48). 28 «Qusritur qualiter nos signare debemus, scilicet a sinistra in dexteram, vel econtrario. Quidam volunt a sinistra in dexteram esse signandum, ex hac auctoritate: “Egressus ejus a Patre, excursus usque ad inferos, regressus usque ad sedem Dei”; Christus enim a Patre Venit in mundum, inde ad inferos, inde ad sedem Dei. Inci- piens itaque se signare, incipit a superiori parte qus Patrem signifi- cat; descendit ad inferiorem, qus mundum significat; allaterat a sinistra in dexteram: sinistra significat infernum, dextera crelum. Christus autem ab inferno ascendit etiam ad alta polorum. Alii vero a dextera signant in sinistram, quia Christus veniens a dextera Pat- ris, diabolum, qui est sinistra, cruce peremit. Vel ad nos crucis re- fertur effectus: “Deus inclinavit crelos, et descendit”, ut doceret nos, primum qusrere regnum Dei, quo qussito etiam temporalia nobis adjicientur: et ecce transitus de dextera scilicet ad sinistram. Descendit etiam ut nos de terra levaret ad crelum, et ecce quod de sinistra transitur ad dexteram» (PL, CCXIII, стлб. 109—110). Надо полагать, что труд Иоанна Белета был одним из источников Сикарда. 29 гл Ср. такое же отождествление движения в вертикальном и горизонтальном направлении у Хуана Торквемады в комментарии к «Декретам Грациана»: «Начинают знаменовать себя с верхней части, которая обозначает Отца. Затем нисходят к нижней части, которая обозначает мир, затем ведут [руку] к левой стороне, которая обозначает преисподнюю, затем к правой, которая обозначает небо, и там заканчивают знамение. Ибо Христос сошел с неба в мир, из мира сошел в преисподнюю, из преисподней вознесся на небо, где воссел одесную Отца» («Incipiunt enim se signare a parte superiori, qus Patrem signat. Deinde descendunt ad inferiorem, qus mundum designat, deinde ad sinistram, qus infernum significat perducunt. Deinde in dexteram, qus crelum significat, et ibi signum terminant. Nam Christus descendit de crelo in mundum, de mundo in infernum, de inferno ascendit in crelum, ubi ascendit ad dextram Patris» — Torquemada, I, с. 107). О связи противопоставления правого и левого с противопоставлением верхнего и нижнего в средневековом мышлении см. вообще: Deitmaring, 1969, с. 287. 30 «Verum, quidam signant se... a dextra in sinistram, primo ut eterna que per dextram, temporalibus que per sinistram significan- tur, preferenda designent. Secundo, ad notandum quod Christus de Iudeis transivit ad gentes. Tertio, quia Christus a dextra, id est a Patre veniens, dyabolum, qui per sinistram significatur, in cruce pe- remit, unde: “Exiui a Patre et veni in mundum”. Alii vero signum crucis a sinistra producunt in dextram, fulti auctoritate illa: “Egres- sus ejus a Patre, excursus usque ad inferos, regressus usque ad se- dem Dei”. Incipiunt enim se signare a parte superiori, que Patrem significat, descenduntque ad inferiorem, que mundum designat. Deinde a sinistra parte, que infernum, producunt ad dextram, que celum significat: nam Christus descendit de celo in mundum, de mundo in infernum, ab inferno ascendit in celum ubi sedet ad dexteram Dei Patris. Secundo, hoc faciunt ad insinuandum quia de miseria transire debemus in gloriam, et de vitiis, que per sinistram, ad virtutes, que per dextram significantur, ut legitur in evangelio Mathei, nam et Christus de morte transivit ad vitam. Tertio, quia Christus a temporalibus ad eterna per fidem crucis nos elevat. Con- siderandum autem est quod qui a sinistra producunt in dextram seipsos et alios pariter consignant; sed tunc super illos signum cru- cis a dextra in sinistram producunt, quia non consignant eos, quasi vertentes dorsum, sed quasi faciem presentantes. Sed et cum super alios principaliter signum crucis imprimunt, etiam seipsos a sinistra in dextram, sed alios a dextra in sinistram consignant» (Durandus, II, с. 20—21). 31 «Qusritur de consignatione, utrum cum sibi vel aliis fideles imprimunt signum Crucis, manus debeat transire de sinistra ad dex- teram, aut de dextera ad sinistram. Ad quod dicimus, sicut fideliter credimus, et tenemus, quia utrumque bonum est, utrumque sanctum, utrumque vires exuperat inimici, dummodo in simplicitate catholica hoc gerat religio Christiana. Quia vero plures insolenter nituntur horum alterum abolere, afferentes quod non debeat manus transire de sinistra ad dexteram prout traditum tenemus a patribus, paulisper de hac re caritatis gratia conferamus. Enimvero cum Do- minus Iesus ad restaurationem humani generis mundum misericor- diter consignavit, a patre processit, venit in mundum, infernum quasi sinistram adiit, et ascendens in crelum sedet a dextris Dei. Hoc reprssentare videtur quisque fidelis, cum faciem suam signo muniens crucis, tres digitos tensos contra frontem superius elevans dicit: “In nomine Patris”. Et inferius deponens versus barbam dicit: “Et Filij”. Et in sinistram ducens, dicit: “Et Spiritus sancti”. Atque inde producens in dexteram dicit: Amen» (Lucas de Тйу, 1612, с. 116-117; Max. Bibl., XXV, с. 229; ср.: Thurston, 1911/1953, с. 11). Любопытно, что крестное знамение, согласно Луке, ограничивается лицом человека и не распространяется на его тело. Это отвечает тому, как предписывал креститься Иоанн Златоуст, который употребляет выражения «знаменовать (запечетле- вать) лицо», «начертывать крест на лице» (стфрауь?еьу то рро- СТЫРОУ, еутиройу сттаироп Th офеь), см.: Голубинский, II/2, с. 466, примеч.; Голубинский, 1905, с. 154, примеч. 1; ср. у Златоуста слово на иудеев, VIII, 8 (PG, XLVIII, стлб. 940), гомилии на Евангелие от Матфея, слово 54—55 (PG, LVtII, стлб. 537). В дальнейшем могут говорить о крестном знамении на лице, имея в виду не только лицо человека, но все его тело (см. толкования крестного знамения, приводимые в § 4, с. 36, 38, 43 наст. изд.), т. е. такой способ выражения становится фразеологизмом. Тем не менее, Лука, как видно из контекста, имеет в виду именно лицо. 32 Ср. выше, примеч. 20. 33 «Quamvis quidam faciant contrarium, tamen in reprssenta- tione crucifixionis Christi, debemus... Crucem terminare in sinistro nostro latere, nam prius crucifixerunt manum dextram quam sinist- ram... Crux Christi in latum tensa est a dextra in sinistram... secundum compositionem humani corporis, quae fuit, ut supra dictum est, ut alludant illi facto, quod cum quis capitur ab hoste, quia for- tior in dextra quam in sinistra est, prius capit dexteram quam sinist- ram ad ligandum secundum Hu[gonem]» (Guido da Baisio, 1577, с. 13—14; ср.: Thurston, 1911/1953, с. 13). Гвидо да Байсио ссылается на Гуго Пизанского, известного под именем Угуччо (Huguccio), епископа Феррарского (1190—1210), комментарий которого к декретам Грациана («Summa super decreta»), составленный в 1188—1190 гг., остался неопубликованным (см. о нем: Stickler, 1967). Ср. в какой-то мере сходное рассуждение православного автора XVI—XVII вв. Георгия Корессия. Перечисляя ошибки католиков, Корессий говорит: «...кроме того, кладя на себя крестное знамение, проводят руку с левой стороны к правой. Кому же не ясно, что правая сторона должна предпочитаться левой, поскольку она сильнее левой? это очевидно по причине, легко понятной знатокам анатомии» (.„рростет еф’ еаитыу топ сттаи- роп (!'л^оште? ек арьсттера? еь? тру 8e?iav тру XeLpa kl- voVctl. тЬпг Se тыу раптыу а8г|Хоу хрлпаь то Se^Lov теро? той арьсттерои ррокрЬпестбаь, OLа тлп Зипа^ьп той арьсттерои exon LaxupwTepav Si aiTiav Kai TOLS Th" avaTomhs етсттл- moCTLv eulhPTov; — «Tractatus de erroribus Italorum», см.: Alla- tius, 1648, стлб. 1359; ср.: Никифор, 1801, с. 97, примеч. 110). О Георгии Корессии см.: Nikolopulos, 1965, стлб. 835-836). 34 По словам Торквемады, «левым обозначается преходящее, правым же — духовное; но, как известно, духовное имеет преимущество перед преходящим; следовательно, печать креста должна оканчиваться на правой, а не на левой стороне» («Per sinistram designantur temporalia. Per dextram spiritualia: sed spiritualia prsferenda sunt temporalibus, ut notum est: ergo termi- nari debet signaculum crucis in dexteram, et non sinistram»). См.: Torquemada, I, с. 106; в цитируемом издании нарушена пагинация, и страница 106 ошибочно обозначена как 103. О полемике Торквемады с Гвидо да Байсио мы подробнее говорим в § 5 (с. 47 наст. изд.). 35 «Hic accipiat patenam et osculetur istam: signat eadem in facie ! pectore ! a capite vertite [sic! читай: capitis vertice] usque ad pectus ! ad dextram usque ad sinistram, dicendo: “Da propitius pacem in diebus nostris...”» (Simmons, 1879, с. 112—113; ср.: Thurston, 1911/1953, с. 16). 36 Первые известные нам предписания креститься слева направо, не содержащие упоминания о возможности креститься в обратном направлении, относятся к Англии. Так, в уставе бенедиктинского монастыря св. Августина в Кентербери, по рукописи первой половины XIV в., читаем: «Затем да научит каждого [послушника] делать крестное знамение тремя первыми пальцами правой руки, проводя прямые линии от вершины головы почти до ног и от края левого плеча к правому плечу» («Deinde doceat singulos facere crucis consignacionem, quae scilicet tribus primis digitis dextrae manus a summo capitis quasi ad pedes et a summitate sinistri humeri usque in dextrum humerum pro- trahatur directe» — Thompson, I, с. 402; ср.: Thurston, 1911/1953, с. 13). В объяснении богослужения, составленном монахинями Сионского монастыря ордена св. Бригитты в Мидлсексе (монастырь основан в 1415 г.) и известном под названием «Зерцало Владычицы нашей» (The Myroure of oure Ladye), по рукописи 1530 г., говорится: «И затем осените себя крестным знамением, чтобы прочь прогнать врага [диавола] со всеми его мерзостями. Ибо, как говорит Златоуст, когда враги видят крестное зна мение, они бегут прочь, боясь его как разящей дубины. Совершая крестное знамение, начинайте рукой от головы вниз, затем на левую сторону и после на правую сторону, в ознаменование того, что Господь наш Иисус Христос сошел от главы, т. е. от Отца, на землю, через свое святое воплощение, и с земли на левую сторону, которая есть ад, через свои мучительные страсти, и оттуда к правой стороне Отца через свое славное вознесение» («And then ye blysse you wyth the sygne of the holy crosse. to chase a waye the fende with all hys dysceytes. For as Crisostome sayth. where euer the fendes se the sygne of the crosse they flye away. dredyng yt as a staffe that they are beten wyth all. And in thys blyssynge ye begynne wyth youre honde at the hedde downewarde. & then to the lyfte syde. and after to the ryghte side. in token. & byleue that our lorde Iesu cryste came downe from the hed. that is from the father in to erthe. by his holy incarnacion. & from the erthe in to the lyfte syde that is hel. by hys bytter passyon. & from thense vnto his fathers ryght syde by his gloros ascencion» — Blunt, 1873, с. 80; ср.: Thurston, 1911/1953, с. 16—17; Thurston, 1912, с. 786—787). 37 О древности данной традиции говорит, между прочим, то обстоятельство, что крещение слева направо объединяет католиков с монофизитами (см. выше, § 2, с. 15 наст. изд.). Отметим, что сходство с монофизитами наблюдается у католиков еще в одном случае, а именно в крещении одним перстом, как это принято в католической церкви, в частности, при чтении Евангелия, когда верующие осеняют крестом чело, рот и грудь. И то и другое явление, по-видимому, восходит к раннехристианской эпохе. О начертании крестного знамения одним перстом как древнейшей христианской традиции см. вообще: Го- лубинский, II/2, с. 466—472, 488—489; Голубинский, 1905, с. 155—160, 175; Смирнов, 1904, с. 216; Каптерев, 1913, с. 87— 92; Каптерев, I, с. 183, 186—187; Thalhofer, I, с. 358. Что касается пальца, который употребляется при одноперстном крестном знамении, то это может быть либо указательный, либо большой палец (см.: Голубинский, II/2, с. 468; Голу- бинский, 1905, с. 156). Католики осеняют себя большим пальцем (см.: Gretser, I, с. 555 [кн. 4, гл. 1]; Menghini, 1928, с. 44— 45), и это может восходить к дохристианской традиции: так, Плиний Старший в «Естественной истории» (XXVIII, 43) указывает, что эпилепсия может быть излечена, если девица до тронется до лица эпилептика большим пальцем правой руки («si virgo dextro pollice attingat» — Plinius, VIII, с. 32—33). Ср. начертание креста одним перстом на воде (при совершении крещения) или на челе (при елеопомазании) в православной традиции (см.: Голубинский, II/2, с. 489, примеч. 1, ср. с. 488; Голубинский, 1905, с. 176, примеч. 1, с. 243, ср. с. 175). В старославянском Синайском евхологии XI в. в чине освящения воды на Богоявление содержится предписание священнику трижды перекрестить перстом воду (л. 5; см. изд.: Nahtigal, II, с. 10), ср. осуждение тех, кто крестится одним перстом, у Константина Костенечского в трактате «О письменех» XV в. (Ягич, 1896, с. 169; ср.: Goldblatt, 1987, с. 169). 38 Ср.: «В вопросе о том, следует ли вести руку [при осене- нии себя крестным знамением] слева направо или наоборот, в XVI в. еще не было достигнуто единообразия» («Nella questio- ne se si devesse portare la mano dalla sinistra alla destra o vicever- sa, nel sec. XVI non si era ancora ottenuta la uniformita» — Op- penheim, 1950, стлб. 958). 39 «Santiguarnos, es hazer sobre nos la senal dela f Cruz, con los tres dedos dela mano levantados desde la fruente al pecho, y del un lado al otro, y vezes se haze sin invocacion expressa dela sanc- tissima Trinidad... A las vezes se haze invocando ala sanctissima Trinidad expressamente por aquellas palavras: In nomine patris, et filii, et Spiritus sancti. E nel nombre del padre, del hijo, y del Spi- ritu sancto, nombram al padre al tocar dela fruente, al hijo al tocar del pecho, y al Spiritu sancto mientras que travessamos la mano del un lado al otro. Y aunque ay grande contienda entre illustres auto- res sobre si antes se ha de tocar el lado ezquierdo que el derecho, como lo siente una glossa, para mi singular en una parte, y un Car- denal de mucha authoridad en otra, o antes el derecho, que el ezquierdo, como el Arcediano Dominico, y otro Cardenal lo dezian: Pero a mi bien me pare celo que la glossa siente, y assi lo hago yo, y otros muchos lo hazen, como aun el mismo Arcediano lo siente. Aunque tampoco tengo por malo lo contrario, porque ni lo uno ni lo otro esta mandado ni vedado por derecho divino ni humano. Y para lo uno, y para lo otro ay buenos respectos, como sobre aquella glossa en Salamanca lo dixe, y di en escripto» (Azpilcueta, 1550, с. 420; ср.: Thurston, 1911/1953, с. 15—16). Относительно Доминика де Алкуэсса (Dominico de Alquessa, f 1301) см.: Starrs, 1967; сочинения его до нас не дошли. 40 Allatius, 1648, стлб. 1359—1362. Аналогичное противопоставление находим уже у Якоба Гретсера (в 1600 г.), причем Гретсер рассматривает крещение справа налево как русскую традицию: «Rutheni et Moschi crucem non ad dexteram, more nostro, sed ad sinistram finiunt... » (Gretser, I, с. 556 [кн. 4, гл. 1]). Гретсер ссылается при этом на Герберштейна, который рассказывает, что русские его бранили, видя, как он крестится слева направо (см.: Герберштейн, 1988, с. 103). 41 Леклерк, таким образом, ошибается, утверждая, что это случилось в XIII в. (Leclercq, 1914, стлб. 3143—3144). Ср. аналогичное утверждение: Binterim, IV/1, с. 520. 42 «Seipsum benedicens, vertit ad se palmam manus dextrae, et omnibus illius digitis iunctis et extensis, a fronte ad pectus, et ab humero sinistro ad dextrum, signum crucis format. Si vero aliis, vel rem aliquam benedicit, parvum digitum vertit ei cui benedicit, ac benedicendo totam manum dextram extendit, omnibus illius digitis pariter iunctis et extensis: quod in omni benedictione observatur» (Missale Romanum, 1570/1998, с. 10). 43 См.: Pastor, VIII, с. 67; Moroni, LIII, с. 80. 44 ет той характлро? той сттаирои архоптаь ато той арьсттерои терои?. ка! Omw? Л урафЛ то 8е?ьоп той арьстте- рои, Ы? кат тЛ? крьстем? ррокрьпеь (Allatius, 1648, стлб. 1359; Svicerus, II, стлб. 1011; ср.: Никифор, 1801, с. 97, примеч. 110). Ср. в этой связи объяснение Льва Аллация: «Греки считают более важной правую сторону и потому отдают ей первой место при крестном знамении; римляне же — левую и потому совершают движение слева направо» («Grsci prsponunt dexte- ram, ideoque primas illi partes in Cruce donant: Latini sinistram, ideoque a sinistra ad dextram motum cient» — Allatius, 1648, стлб. 1362). 44 См. § 5, с. 46—48 наст. изд. 45 Белокуров, II, с. 77. 46 Ср. указания Дионисия бар Салиби, сирийского епископа XII в.: «Священник осеняет крестом сначала сам себя, затем клириков, находящихся слева от него, и после того клириков, которые находятся от него справа» («Signat primum sacerdos crucem unam super seipsum et unam super clericos qui a sinistris eius sunt et aliam super clericos qui ad eius dexteram sunt... » — Dionisius Bar Salibi, 1903, с. 90). Показательно, что в эфиопском богослужении священник, совершая крестное знамение при благословении, может произносить: «восток, запад, север, юг»; слово восток приходится при этом на верхнюю часть изображаемого креста, слово запад на нижнюю его часть, слово север на левую и слово юг на правую. При этом предполагается обращение к востоку, и таким образом начертание креста соотносится с ориентацией по странам света, где север оказывается с левой, а юг с правой стороны (подобно тому, как это имеет место и в самой церкви, где алтарь находится на востоке). О связи противопоставления правого и левого с ориентацией по странам света в разных культурах см. вообще: Подосинов, 1999, с. 503; относительно западной средневековой культуры см. специально: Deitmaring, 1969, с. 284. См. еще в этой связи замечания Плутарха («Об Исиде и Озирисе», 32 — Плутарх, 1996, с. 31; Plutarch, V, с. 78—79). 47 Так, например, католики до недавнего времени могли благословлять тремя перстами (см.: Никифоровский, 1891, с. 300; Макарий, IV/2, с. 216, примеч. 133; Смирнов, 1904, с. 43, примеч. 1; Голубинский, II/2, с. 473, примеч. 1, с. 479, примеч. 1; Голубинский, 1905, с. 161, примеч. 1, с. 166, примеч. 1), что отвечает принятому ранее обычаю креститься тремя перстами, о котором упоминают, например, папа Иннокентий III или Мартин де Аспилкуэта (см. выше, § 2.1, с. 17 и 22 наст. изд.), см. также: Gretser, I, с. 555—556 (кн. IV, гл. 1); обычай креститься тремя перстами сохраняется, насколько нам известно, в некоторых католических регионах, например, в Австрии. Ср. у Луки Туйского («De altera vita», II, 18): «Вытянув три пальца, именно большой, указательный и средний, и прижав другие два, с призыванием Божественной Троицы мы знаменуем себя и других» («Tribus digitis extensis, id est, pollice, indice et medio, duobus aliis digitis plicatis, sub invocatione Deificae Trinitatis nos et alios consignamus» — Lucas de TOy, 1612, с. 129—130; Max. Bibl., XXV, с. 233). Этот вопрос обуждается в «Трех мушкетерах» Александра Дюма (ч. I, гл. 26 «Диссертация Арамиса»): здесь говорится, что тремя перстами благословляет папа римский. В некоторых случаях католики благословляют одним перстом (см.: Thalhofer, I, с. 360; Голубинский, II/2, с. 468, примеч. 1; Голубинский, 1905, с. 156, примеч. 1), и это отражает, видимо, древнейший обычай креститься одним перстом, кото рый сохраняется в католической церкви в определенные моменты богослужения (см. выше, примеч. 37). Вот как описывает католическое благословение П. С. Смирнов: «В настоящее время латиняне благословляют троеперстно: два последние перста пригибаются к ладони, а три первые протягиваются, именно — или все раздельно, или большой прикладывается к нижней части указательного. Так как в последнем случае выделяются собственно два перста, указательный и великосредний, то иногда латинское это перстосложение называется двуперстным» (Смирнов, 1904, с. 43, примеч.). Мериме, описывая корсиканские обычаи (в новелле «Colomba», гл. XI, XVIII — Meri- mee, 1964, с. 387, 446), упоминает, что там крестятся одним пальцем (большим) или двумя (указательным и средним). Сходным образом так называемое именословное (священническое) благословение, принятое в настоящее время в православной церкви — как в греческой, так и русской новообрядче- ской, — восходит, по-видимому, к обычаю креститься двумя перстами (который сохраняется у старообрядцев): двуперстное крестное знамение было принято у греков до XII—XIII вв., а в русской церкви — до середины XVII в. (до реформ патриарха Никона). См. Экскурс, §§ 1, 3, с. 100—102, 110 наст. изд. 48 См.: Гаврилюк, 2001, с. 10, 83, 149, 188, 233; Gretser, I, с. 583—585 (кн. 4, гл. 7); Thalhofer, I, с. 356—357; Oppenheim, 1933, с. 158 сл.; Oppenheim, 1943, с. 103 сл.; Арранц, 1988, с. 76, 81; Ф. Успенский, 2002, с. 146—148 и с. 161, примеч. 99. Ср. обряды катехизации в изд.: Martene, I, с. 15—19 (кн. I, гл. 1, § 7). Согласно Псевдо-Августину, священник говорил катехуменам: «Вы пока еще не возродились через святое крещение, но через знамение креста вы уже зачаты в утробе святой матери Церкви» («Nondum quidem adhuc per sacrum baptismum rena- ti estis; sed per crucis signum in utero sancts matris Ecclesis jam concepti estis» — «De symbolo sermo ad catechumenos», см.: PL, XL, стлб. 637); имеется в виду, по-видимому, аналогия с рождением Xриста, и таким образом осенение крестным знамением оказывается аналогичным Благовещению, когда сила Вышнего осеняет Деву Марию (которая при этом ассоциируется с Церковью). Отметим, что крестное знамение первоначально совершалось на челе; и здесь также проявляется исходная связь крестного знамения с обрядом инициации (ср. изображение креста на челе при миропомазании, см.: Успенский, 2000, с. 9—10). См.: Голубинский, II/2, с. 465—468; Голубинский, 1905, с. 154— 156; Смирнов, 1904, с. 215; Каптерев, 1913, с. 91; Khouri-Sarkis, 1958, с. 494—495; Leclercq, 1914, стлб. 3139—3140; Thalhofer, I, с. 358; Thurston, 1911/1953, с. 4—5; Гаврилюк, 2001, с. 83). В середине XVI в. Артемий, игумен Троицкий, говорил: «преже де и сего на челе своем знамение клали, а нынеча своим произволением большие на себе кресты кладут» (ААЭ, I, № 239, с. 252). Этот обычай отразился в русском выражении перекрестить лоб в значении «положить на себя крестное знамение». 49 Ср. у Августина («Tractatus in Joannis Evangelium», XI, 3): «Если скажем катехумену: “Веруешь ли в Xриста?”, он ответит: “Верую” и перекрестится; ибо он [после катехизации] носит крест на своем челе...» («Si dixerimus catechumeno: “credis in Christum?”, respondet: “Credo”, et signat se; jam crucem Christi portat in fronte...» — PL, XXXV, стлб. 1476; ср. его же «De catechizandis rudibus», XX, 34, XXVI, 50 — PL, XL, стлб. 335, 344). См. также в этой связи: Oppenheim, 1933, с. 159—160; Op- penheim, 1943, с. 104—105. 50 Ср.: Thalhofer, I, с. 364; Allatius, 1648, стлб. 1362. — Соответственно объясняется, по-видимому, этимология слов креститься (в значении ‘baptizare’), крещение и т. п.: в славянских языках соответствующие слова выступают как производные от крест (см.: Успенский, 1969, с. 159—161). Можно полагать, что здесь отразилась практика катехизации языческого славянского населения: осенение крестным знамением, предшествующее крещению (prima signatio), очевидно, ассоциировалось с самим крещением; слово, обозначающее крест, стало выступать как обозначение крещения, ср. чешск. krest, польск. chrzest), а также венгерск. kerest, которое означает как ‘крест’, так и ‘крещение’ (см.: Турилов, 1999, с. 20; Xелимский, 1993, с. 46, 54—55). Равным образом и в древнесловенских Фрейзингенских отрывках (написанных на рубеже X и XI вв.) crezt означает ‘крест’ (I, 2) и ‘крещение’ (I, 20), ср. здесь же cruz Христос’ (II, 89) (см.: Isacenko, 1943, с. 18, 77). О связи крещения и крестного знамения писал св. Кирилл Иерусалимский в поучении о кресте, дошедшем до нас в коптской редакции: «Крест есть наше крещение, ибо если священник не протянет палец и не осенит воду крестным знамением, Святой Дух не сойдет на нее» (Cirillo di Gerusalemme, 1980, № 44, с. 44—45). 51 См.: Гаврилюк, 2001, с. 9, 11, 164—165, 167—168, 241— 250, 267, 271—272. Ср. обряды катехизации в изд.: Martene, I, с. 31—33 (кн. I, гл. 1, § 11); в цитируемом издании нарушена пагинация, и страница 31 ошибочно обозначена как 23. 52 В старообрядческом сочинении «О патриархе Никоне, трудниках соловецких и юродивом Гурии» рассказывается о юродивом, который благословлял соловецких иноков, что вызывало недоумение: «Сам же кланяшеся им, глаголя комуждо от них: “Буди же здрав и мужайся о Господе”, — ово же, гла- голюще сие, и рукою благословляше их. Они же, радующеся, вопрошаху его сице: “Веть ты не поп, что рукою благословляе- ши”» (ИРЛИ, Латгальск. № 335, л. 85 об. — 86 об.; см.: Поныр- ко и Юхименко, 2002, с. 182). Московский собор 1678 г., принявший решение о деканонизации св. Анны Кашинской на том основании, что мощи ее сохранились с двуперстно сложенной рукой, «яко благословящей», заявлял: «И жива убо сущи Великая Княгиня власти не имяше кого рукою своею знаменовати, како по смерти ей имети, или иной коей, руку благословя- щую?» (Бодянский, 1871, с. 57; ср. Экскурс, § 1, c. 116 наст. изд., примеч. 4). В современной русской православной церкви (новообряд- ческой) этого запрета нет и каждый человек в принципе может перекрестить другого. По всей вероятности, это связано с тем, что у новообрядцев священническое благословение отличается по способу перстосложения от того, как крестит себя сам человек, а именно при священническом благословении принято так называемое именословное перстосложение, о котором мы уже упоминали выше (в примеч. 48). У старообрядцев же, как мы отмечали, перстосложение при благословении совпадает с тем, которое принято при осенении себя крестным знамением, и так именно обстояло дело в Древней Руси — до реформы патриарха Никона (см. Экскурс, § 3, с. 109 наст. изд.). Таким образом, в том случае, когда человек крестит (при благословении) так же, как крестится, оказывается особенно актуальным противопоставление священнослужителей и простецов, и право благословения принадлежит только священнослужителям. В противном случае благословить может и простец (но, разумеется, не особым священническим благословением). Итак, в одном случае (при отсутствии особого священнического благословения) разница между священнослужителем и простецом состоит в полномочии благословения, в другом случае (при наличии особого священнического благословения) — в спосо- б е благословения. У католиков один человек (простец) может перекрестить другого, изобразив крест большим пальцем; это отвечает тому, как человек крестится сам (в определенные моменты богослужения, см. выше, примеч. 37); существенно, однако, что и у католиков есть специальное священническое благословение, отличающееся по положению руки от того, как обычно принято креститься. Отметим, что благословение такого рода (начертание креста большим пальцем) обычно предполагает контакт, физическое соприкосновение руки с осеняемым человеком или предметом. Ср.: «Крест Xристов обычно изображается тремя способами: во-первых, одним пальцем, а именно большим... этот способ мы соблюдаем в том случае, когда изображаем сей спасительный знак на челе, устах и груди или запечатлеваем что-нибудь еще через прикосновение...» («Solet crux Christi tribus modis exprimi: primo; unico digito, pollice videlicet, ... ob- servamus, cim salutare hoc signum in fronte, ore et pectore descri- bimus, vel aliud quippiam per contactum cruce consignamus...» — Gretser, I, с. 555 [кн. IV, гл. 1]; слово «quippiam» в этом контексте может относиться как к лицу, так и к вещи); «Крестное знамение во время литургии кладется на другого человека или какой-либо объект двумя способами: 1° без прикосновения, вытянутой рукой, обращенной мизинцем к тому, кто или что осеняется крестом...; 2° через прикосновение большим пальцем...» («Il Segno di Croce nella S. Liturgia... sull altrui persone o cose si usa in due modi: 1° senza toccare l’oggetto, con la mano distesa col dito mignolo verso il medesimo...; 2° tocccando l’oggetto col pollice...» — Menghini, 1928, с. 44). 53 Так, Кирилл Иерусалимский (IV в.) писал (Огласительные поучения, XIII, 36): «Да не стыдимся исповедовать Распятого, с дерзновением да изображаем перстами знамение креста на челе и на всем: на хлебе, который вкушаем, на чашах, из которых пьем, на входах и выходах» (Mh tolvw epaiaxuvOW- men OmoXoyhCTai tOv eCTTaupwmevov. ’ Epl me™Pov meta pap- phCTias SaKTuloLS h fpagts, Kai epi mivTMv, 0 CTTaupOs gLveaOw ept apTwv PLPpwCTKomevwv, Kai epi poThptwv PLVO- mevwv ev etuOSoLs, ev eXOSoLs... — PG, XXXIII, стлб. 816; Кирилл Иерусалимский, 1822, с. 272; Кирилл Иерусалимский, 1855, с. 220); этот текст можно понять как в том смысле, что, входя или выходя, человек осеняет себя крестным знамением, так и в том смысле, что крестным знамением осеняются сами входы и выходы (ср. близкий текст у Иоанна Златоуста в гомилии на Евангелие от Матфея: PG, LVIII, стлб. 537). В 866 г. папа Николай I, отвечая на вопросы болгарского князя Бориса, который перед тем (в 865 г.) был крещен константинопольским патриархом и обратил свою страну в христианство, писал: «Вы спрашиваете, можно ли осенять крестным знамением трапезу при отсутствии священника или диакона: несомненно, это следует делать, ибо [это] дано всем, и мы должны этим знаком защищать все наше достояние от козней диавола, дабы противоборствовать его нападениям и победить его во имя Xристово»: «Consulitis si licet super mensam, in qua sacerdos, aut diaconus deest, vexillum sanctae crusis imprimere et comedere: quod procul dubio licet, nam omnibus datum est, ut et omnia nostra hoc signo debeamus ab insidiis diaboli munire et ab eius omnibus impugna- tionibus in Christi nomine triumphare» («Responsa ad consulta Bulgarorum» — PL, CXIX, стлб. 1090, § 53). В книге «Старчество» иноку (не обязательно являющемуся священником) перед отходом ко сну предписывается перекрестить свою постель (Старчество, 1909, л. 112—112 об.). 54 См.: Benveniste, II, с. 179—207; Бенвенист, 1995, с. 343— 359. Речь идет о противопоставлении, восстанавливаемом для общеиндоевропейского языка, которое может нивелироваться в последующем развитии отдельных языков. В качестве исходной модели Э. Бенвенист предполагает положительное и отрицательное значение понятия с общим значением сакральности: «освященное присутствием Божества» и «то, соприкосновение с чем для человека запретно»; отметим, что это противопоставление определяется в конечном счете противопоставлением Божественного и человеческого или небесного и земного — противопоставлением, которое отразилось в лат. deus (ср. ин- доевр. *deiwos ‘небесный’) и homo (ср. humus ‘земля’). Одновременно это противопоставление соответствует различию между естественным состоянием и результатом произведенного действия: это различие, как показал Бенвенист, достаточно отчетливо представлено, в частности, в паре sacer — sanctus. 55 Так, человек, молясь, вздымает руки или мысленно устремляется вверх (ср. литургические возгласы: «Горе имеим сердца...», «Sursum corda habemus ad Dominum»), см.: Dolger, 1925, с. 301—320. Аналогично человек обращается на восток при молитве (ср. молитвенное обращение: EL? апатоХа? рХе- фате), см.: Vogel, 1960; Vogel, 1962; Vogel, 1964; Moreton, 1982; Peterson, 1945. 56 Слово осенить (церковнослав. ос^ыити) представляет собой кальку греч. сткьа^еьп, что означает буквально: ‘покрывать тенью’. Ср. также церковнослав. фст^ыити ‘защитить, загородить, оградить стеною’ (Дьяченко, 1899, с. 392). 57 Так, в Евангелии архангел Гавриил говорит Марии: «Духъ святый найдетъ на тя, и сила Вышняго осЬнит тя» (тпеи^а ауьоп етеХеистетаь ет! сте, ка! Зипа^ь? VyLsTOv етьсткьастеь SOL — Лк. I, 35); на Фаворской горе Бог является в виде облака, который осеняет апостолов Петра, Иоанна и Иакова: «бысть облакъ и осЬни ихъ» (еуепето пефеХл ка! етесткьа?еу аитои? — Лк. IX, 34; ср. Мф. XVII, 5; Мк. IX, 7). Деяния апостолов сообщают, что когда Петр проходил по Иерусалиму, больных выносили на улицу, чтобы тень апостола осенила их: «Паче же прилагахуся вЬрующiе Господеви, множество мужей же и женъ, яко и на стогны износити недужныя и полагати на по- стелехъ и на одрехъ, да грядущу Петру, поне сЬнь его осЬнитъ нЬкоего от нихъ» (таХХоп 8е тростетьбепто тсттеиопте? ты кир!ы, тХЛбл апЗрып те ка! уипаькыу Ыстте ка! е!? та? тХатеьа? ет! кХьпарьып ка! кра^атып, '!па ерхо^епои Пет- рои кап Л сткьа етьсткьастл тьп! аитып — Деян. V, 14—15). Ср. в этой связи: Allgeir, 1917; Stoichita, 1997, с. 67—68. И в Ветхом Завете этот глагол относится к Богу. Ср. в Псалтыри: «плещма своима [Господь] осЬнитъ тя» (еп то!? тетафрепоь? аитои етьсткьастеь CTOL — Пс. XQ 4); во Второзаконии «И Богъ осЬняетъ его во вся дни» (ка! O бео? сткьа^еь ет’ аиты таста? та? Л^ера? — Втор. XXXIII, 12). 58 Xaрaктерно в этом смысле, что папа Иннокентий III в рассуждении о крестном знамении, которое мы цитировали выше (см. § 2.1, с. 17 наст. изд.), связывает крещение справа налево с приходом Xриста, а крещение слева направо — со стремлением человека к Царству Небесному. Ср.: «Надлежит совершать движение... справа налево, ибо Xристос... пришел от иудеев к язычникам. Некоторые, однако, крестятся слева направо, ибо мы должны перейти от нищеты к славе...». Итак, крещение справа налево соотносится с действием Бога, обращенным к человеку, а крещение слева направо — с действием человека, обращенным к Богу. 59 Auxitana (Auscitana) civitas или Augusta Auxorum (Ausco- rum) — древнее название французского города Ош (Auch) на юго-западе Франции, бывшей столицы Гасконского герцогства. Епископская кафедра здесь была основана в III в. 60 Martene, I, с. 13 (кн. I, гл. 1, § 6). Сходным образом в ирландском миссале конца VIII — сер. IX в. («Missale Stovensis») читаем: «И говорит священник: “да откроется рука ребенка”, говоря [затем]: “Приими знамение креста f в руку твою правую, и да сохранит тебя во веки веков”» («Et dicit prespiter [sic!] apiriatur [sic!] manus pueri dicens: Signum crucis Christi f accipe in manum tuam dexteram et conservet te in vitam aeternam» — Warner, II, с. 32). Реликты этого обряда катехизации были представлены еще в XVI в.: после прочтения апостольского Символа веры священник осенял крестным знамением правую руку ребенка, спросив его имя, и произносил: «Имярек, передаю тебе знамение Господа нашего Иисуса Xриста в твою правую руку, дабы ты себя им осенил и оно тебя избавило бы от врага и дабы ты пребыл в католической вере, обрел жизнь вечную и жил во веки веков, аминь» («...faciat sacerdos signum crucis in manu dextera infantis interrogate ejus nomine ita dicens: “N. Trado tibi signaculum Domini nostri Iesu Christi in manu tua dextera: ut te signes et te de adversa parte repellasset in fide catho- lica permaneas et habeas vitam eternam et vivas in secula secu- lorum. Amen”» (Collins, 1960, с. 30; ср.: Fisher, 1965, с. 165). 61 См. § 3.1, с. 27 наст. изд. — Первоначально Символ веры не произносился на литургии и вообще не имел никакого другого ритуального использования, помимо обряда крещения; включение Символа веры в литургию верных происходит не ранее рубежа V и VI в. (см.: Гаврилюк, 2001, с. 170, 270—271). 62 Ср. в челобитной инока Авраамия царю Алексею Михайловичу (ок. 1670 г.): «аще кто на плече правое и лЪвое, лености и небрежетя ради, не доноситъ руки своея, той не исповЪдуетъ [Бога] судш быти живымъ и мертвымъ» (Субботин, VII, с. 334). 63 См.: Kelly, 1972, с. 368—397, особенно с. 378—383. 64 Когда в 1438 г. на Ферраро-Флорентийском соборе был оглашен апостольский Символ веры, Марк Евгеник, митрополит эфесский, выступил с протестом, заявив, что православная церковь не знает этого текста (Kelly, 1972, с. 4—5). 65 Ср.: «There is a good deal of evidence pointing to the probability that the Descent [to Hell] figured very early in Eastern Creed material... It is very likely that the West admitted it in its formu- larities under Eastern tradition» (Kelly, 1972, с. 378—379). Кирилл Иерусалимский говорит об этом в «Огласительных поучениях», IV, 11 (см.: Кирилл Иерусалимский, 1822, с. 65; Кирилл Иерусалимский, 1855, с. 56). Ср.: Еф. IV, 8—10. 66 Следует иметь в виду, что никейско-константинополь- ский Символ веры (325/381 гг.) заменил поместные Символы в крещальной практике Востока лишь к концу V в.; на Западе древний римский Символ веры сохранял господствующее положение вплоть до середины VI в. (см.: Гаврилюк, 2001, с. 208, 245—246, ср. с. 271). 67 См.: Sauer, 1934, стлб. 266. По утверждению этого автора, предписание креститься ладонью с распростертыми пальцами в воспоминание о пяти ранах на теле Xриста было установлено папой Пием V (Sauer, 1934, стлб. 266; см.: Missale Ro- manum, 1570/1998, с. 10, ср. цитату в § 2.1, с. 23 наст. изд.). Однако обычай креститься пятью пальцами появляется у католиков гораздо раньше; упоминания об этом обычае, насколько мы знаем, встречаются в греческих антикатолических сочинениях XII—XIII вв. — в анонимной статье «О фрязех и о прочих латинех» (Пер1 TWV Fpayywv Kal TWV XOIPWV AaTivwv) (Hergenrother, 1869, с. 67, № 16), у Иоанна Клавдиопольского (Павлов, 1878, с. 190, § 131) и у Константина (Кирилла) Стилба (Darrouzes, 1963, с. 69, § 35); см.: Kolbaba, 2000, с. 54, 194. О том же, может быть, говорит Евгипий (f 482) в житии св. Северина (f 482): «осеняя все тело крестным знамением простертой рукой» («totumque corpus signo crucis extenta manu con- signans» — Eugippius, 1877, с. 28). Представление о пяти ранах было введено в IX в. кельтскими монахами (Kirschbaum, IV, стлб. 540). 68 Не случайно в послании Василию III, приписываемом Филофею, старцу псковского Елеазарова монастыря (1523— 1526 гг.?), говорится, что государь должен заботиться о том, чтобы его подданные правильно полагали на себя крестное знамение: это определяется как первая задача его правления (см.: Идея Рима..., с. 163, 167). Правильное начертание крестного знамения явно соотносится здесь с правильным исповеданием веры. 69 ГИМ, Син. 950, л. 218 об. (рукопись XV в.; Горский и Не- воструев, II/2, № 164, с. 434—441); см. также: ГИМ, Чуд. 247, л. 128—128 об. (рукопись конца XV в.); ГИМ, Чуд. 273, л. 99 об.—100 (рукопись первой пол. XVI в.); ГИМ, Син. 650, л. 256 об. (рукопись XVI в.; Горский и Невоструев, II/2, № 165, с. 441—445). Этот пассаж цитирует митрополит Даниил (f 1547 г.) в 4-м слове «Яко прияхом предания писанаа и непи- санаа и да знаменуем лице свое крестообразно...» (ГБЛ, Моск. дух. акад. 197, л. 96) и Герасим Фирсов в книге «О сложении перстов, еже которыми персты десныя руки подобает всякому православному християнину вооброжати на себе знамение честнаго креста» ок. 1656 г. (Н. Никольский, 1916, с. 161); первая часть этого высказывания неоднократно цитируется затем в «Поморских ответах» 1723 г. (Поморские ответы, 1884, с. 28, 90, 145 (ответы 5, 14, 50, статья 2-я). Ср.: Оть О! теп SVw [sic!] ЗактиХоь, ка! Л т!а хе!р етфаьуоисть ТОУ есттаирытепоп Кирьоп ' 1ЛepeiTa TiOhaiv ev Th yaaTpl, ahmalvwv, OTL O ulOs Kal XOyos TOV OeoV KaTebh el? Thv yhv, Kal eaapKwOh Kal eaTavpwOh, Kal eTa^fh Sla Ta? amapTia? hmwv. ’'EpeiTa TiOhaiv ev TW Se^iw Omw, ahmalvwv, OTL aveaTh eK Th? asov Kal eKaOhaev ev Th SeXia TOV paT- pOs... ’'EpeiTa TiOhCTiv ev TW apiaTepw Omw, CThmalvwv, OTL mh TiOevai hma? ev Th apiaTepa, axxa pueiv hma? apO Th? apiCTTepa?... Kal OVTW ahmalvei Kal TOV aTaupOv TOV Xpi- CTTOV TOVTO T0 axhma. TouTeaTi T0 TiOevai TT|V xelpa ev TW pXecfapw, Kal T0 TiOevai ev Th KOiXla, Kal T0 PaXelv ev Th SeXia, Kal T0 cfepeiv el? TT|V apiaTepav, ylveTai aTau- pO? ev TW axhmaTi TOVTW, Kal ahmalvei T0V aTaupOv TOV XpiaToV, TOVTeaTi, CTTaupwOhvai T0V XpiaTOv Sia Ta? amap- Tia? hmwv (Angelos, 1655, с. 232—235). Ср.: Свидетельство о перстосложении..., 1864, с. 78—79; Макарий, IV/2, с. 73. 74 См. Никифоровский, 1891, с. 129—131. 75 Лаврентий Зизаний, 1596, л. [44 об.]; цитируемая статья написана, как полагают, Стефаном Зизанием (см.: Никифоровский, 1891, с. 115, 129; Каптерев, 1913, с. 66, 251, 257, примеч. 1; Лукьяненко, I, № 125, с. 251). Ср. выписку отсюда у Герасима Фирсова в его упоминавшемся уже сочинении «О сложении перстов...» (Н. Никольский, 1916, с. 170—171) — с неточным указанием источника (Герасим Фирсов ссылается на граммати ку Лаврентия Зизания, вышедшую в том же году и в той же типографии, что и его букварь, см.: Лаврентий Зизаний, 1596а; вероятно, в издании, которое было в его распоряжении, обе книги были объединены под одним переплетом). Статья «О знаменш крестномъ» повторяется (в иной языковой версии) в сборнике, изданном в Угорцах в 1618 г. (см.: Павел Домжив Люткович и Сильвестр, 1618, л. 1—2 тетради «А»); Угорцы — город в Галиции (см.: Голубинский, II/2, с. 485, примеч.; Голубинский, 1905, с. 172, примеч.). Ср. аналогичный текст в статье «О крестном знамении», вошедшей в «Изложение о православной вере», которое было отправлено в 1639 г. в Дадианскую (т. е. Мингрельскую) землю: «Положеше правыя руки на челЬ исповЬдует два нЬкая сия: яко от Бога прежде всЬхъ вЬкъ родися, и то, еже свыше сниде, по божественному слову, глаголющему: “преклонь небеса и сниде” [ср.: Пс. CXLIII, 5]. А положешемъ руки на живот знаменуетъ, яко той же Сынъ Божш сниде на землю и во- плотися от дЬвица чистыя святыя Мaрiя и со человЬки поживе, распят бысть, умре, воскресе в третш день и вознесеся на небеса и сЬдить одесную Отца, но еще не конецъ. Обвожеш- емъ же десныя руки оттуда на правое плече, а потомъ с пра- ваго на лЬвое ясне образуетъ, яко в судный день праведнш одесную Бога стоят будут, а грЬшнш ошуюю Судш; еще же изнести имут праведницы судъ на грЬшных: десная бо в судный день шуицу преодолЬетъ, а не шуица десницу; нынЬ бо шуица десную преодолЬваетъ, тогда же праведнии не точию человЬкъ грЬшных, но и ангеловъ согрЬшивших осудятъ...» (Белокуров, 1887, с. 292—293). К этому тексту восходит и статья «О знамении изображения честнаго креста», которая приложена к записи прений Арсения Суханова с греками 1650 г.: «Положивъ руку на челЬ, и симъ являемъ едино рождеше пре- вЬчнаго Сына Бож1я от Бога и Отца. Потомъ снижаемъ ниско на поясъ чрева нашего, да явимъ, яко внутрь благословенной утробы Богородицы Марш взятъ истинное тЬло [sic!], и со человЬки жъ низу на земли пребысть, и претерпЬ, якоже человЬкъ, насъ ради человЬкъ, воскресе и вознесеся на небЬса и сЬдяй одесную Отца. Посемъ оттуду преносим руку на плече правое, понеже праведъницы посядутъ правицу, когда прiидет судити весь свЬтъ праведный Судiя Xристосъ; занеже тогда правица побЬдитъ шуйцу, си есть праведнш грЬшныхъ, не толко [sic! читай: тако] же, якоже днесь обладают грешницы праведными» (Белокуров, II, с. 69—70). 76 Книга о вере, 1596, тетр. 6, л. 8—8 об. — тетр. 7, л. 1; ср. переиздание: Книга о вере, 1620, ч. II, с. 69—70; как мы уже упоминали, статья о крестном знамении («О кресте, для чего знаменаем лице свое крестообразно рукою» или «Како лице свое крестити крестообразно») неоднократно воспроизводилась в церковнославянском переводе, ср.: Кириллова книга, 1644, л. 180—180 об.; Собрание краткия науки..., 1649, л. 17—17 об.; Псалтырь, 1641 (л. 5—15 об.); Псалтырь, 1642; Псалтырь, 1645, сентябрь (л. 5—16); Псалтырь, 1645, декабрь (л. 5—16); Псалтырь, 1650; Псалтырь следованная, 1642, л. 5 об.—6; Псалтырь следованная, 1649, л. 6—6 об.; Псалтырь следованная, 1651, л. 35—35 об.; сборник XVII в.: ГИМ, Син. 686, л. 343 об.— 344 об. (Горский и Невоструев, II/3, № 334, с. 783). Мы благодарны А. В. Воскресенскому за указание на издания Псалтыри с данной статьей (нам не удалось проверить эти указания в отношении Псалтырей 1642 и 1650 гг.). Ср. также статью «О знамении креста» в московской «Книге о вере» 1648 г. (Книга о вере, 1648, л. 74—74 об.) или статью «О честнем кресте Xрис- тове...» в «Xристианоопасном щите веры» инока Авраамия ок. 1670 г. (Субботин, VII, с. 21), где цитируется данный пассаж (Книга о вере, 1648, л. 74—74 об.). См. еще: Белокуров, I, с. XXXII по рукописи ГИМ, Чуд. 306, л. 261—268. 77 Лаврентий Зизаний, 1627, л. 6—8. 78 Мы уже встречали подобную мотивировку обычая креститься слева направо у папы Иннокентия III (который, как и Зизаний, полемизирует с такого рода мнением): согласно Иннокентию III, те, кто крестятся слева направо, «в первую очередь [поступают так] для того, чтобы крестить себя и других одним и тем же образом». См. § 2.1, с. 17 наст. изд. 79 Лаврентий Зизаний, 1627, л. 8. 80 РИБ, XXXIX, стлб. 696—697, ср. также стлб. 236 (статья «О сложении перст» вошла в редакцию «В» «Жития» Аввакума). Ср.: Дружинин, 1914, с. 21; Барсков, 1912, с. 225; Пам. ста- рообр. письм., с. 313—314. Аналогичный текст: Белокуров, I, с. XXXII по рукописи ГИМ, Чуд. 306, л. 261—268. Несколько иначе толкуется крестное знамение в «Книге» Спиридона Потемкина (f 1664); существенно, однако, что и в данном случае оно соотносится с текстом Символа веры. Ср.: «Просто стоящш со всецЪлымъ святол'Ьпнымъ сложешемъ всЬхъ перстовъ десныя руки, яже полагаемъ высоко на глав'Ь, знаменуетъ вознесшагося Сына Божя сЬд’Ьше одесную Отца. А еже полагаемъ на чревЪ, знаменуетъ паки грядущаго со славою судити живымъ и мертвым. А еже полагаемъ на десное рамо, знаменуетъ еже речетъ Праведныи Судiя одесную стоя- щимъ: “Прiидите, благословенiи отца моего, наследуйте уготованное вамъ царство” и прочая. А еже полагаемъ на шуее, знаменуетъ еже рече Праведныи Судiя стоящимъ ошуюю: “Идите от мене, проклятш, во огнь в'Ьчныи, уготованный дiа- волу и аггеломъ его” и прочая» (Спиридон Потемкин, л. 10— 10 об.). И далее Спиридон Потемкин полемизирует с теми, кто толкует крестное знамение иначе (иным образом соотнося его с текстом Символа веры): «Почто прежде вознесешя прописуе- те на челЪхъ вашихъ, глаголя, яко глава наша сЬдитъ на небе- сЬхъ, а потомъ прописуете снипе во утробу дЪвичю, полага- юще те три перста [имеется в виду троеперстное крестное знамение, принятое у никониан] на чрево свое? Прежде ли Xри- стосъ вознесыися на небеса, а потомъ сниде во утробу дЪви- чю? И паки с’ пупа на десное рамо полагающе руку, мудрствующе вознесеше знаменати не прямо, а на шуее рамо полагающе руку, мудрствуете второму пришествш Xристову знамена- тися? Кое соглаае вашего мудрованiя? Прежде нарекосте главу небомъ, а потомъ нарицаете рамо небомъ. Где равенство главе с раменомъ? Паки мудрствуете, полагающе руку на лЪво рамо, знаменатися второму пришествш Xристову на землю. Где разумъ, чему верить? Рамена бо человЪча стоятъ равно, а небо со землею неравно стоитъ» (там же, л. 12—12 об.). Xотя сочинение Спиридона Потемкина и направлено против никониан, по существу он полемизирует с толкованием «Книги о вере», которое мы приводили выше. Толкование Спиридона Потемкина отклоняется от традиции и, по-видимому, представляет собой плод самостоятельного творчества (см. вообще о «Книге» Спиридона Потемкина: Бубнов, 1985; Бубнов, 1995, с. 124—138). Говоря о крещении слева направо, принятом у католиков, Спиридон Потемкин пишет: «на лЪвое рамо возлагаютъ крестъ по римскш, а потомъ на правое рамо. А егда вопрошаютъ их силы такова знамешя, отвЪщаютъ, яко того ради возлагаемъ пре жде на лЬвое плече, яко панъ нашъ прежде вступилъ за пекла, а потомъ до неба. А болЬе, глаголютъ, мудрствовати не велитъ намъ костелъ римск1и...» (Спиридон Потемкин, л. 18 об.—19). 81 Этот текст, якобы написанный в 1329 г. и выдававшийся за автограф митрополита Феогноста, был опубликован в 1718 г. в приложении к подложному «Соборному деянию на еретика Мартина Арменина» (деянию собора, будто бы имевшего место в 1157 г. в Киеве и обличающего двуперстное крестное знамение как армянскую ересь). См. подробнее: Экскурс, § 4, с. 114 наст. изд. 82 См.: Керженские ответы, 1906, с. 160—169 (ответ 4, статья 118); Поморские ответы, 1884, с. 68—78 (ответ 9). О рукописи подложного требника Феогноста и о ее зависимости от печатного московского Требника 1689 г. см.: Горский и Нево- струев, III/2, № 574, с. 497—510. 83 Соборное деяние..., 1718, л. 33 об.—34. Ср. поучение митрополита Константина произнесенное, согласно «Соборному деянию...», на киевском соборе 1157 г.: «Первое тыя три палцы совокупя, полагай на главу, поминая главу Xристa Шсуса, на крестЬ терновымъ вЬнцемъ обложенную за наше спасеше. Таже тыя три палцы сложены преноси на пупокъ, поминая Xристa Шсуса, ногъ его божественныхъ къ древу крестному пригвождеше. Таже потом управляй тыя же три палцы сло- ж[е]ны на правое рамо; потомъ же преноси на лЬвое рамо, вспоминающе Xристa Шсуса на крестЬ, рукъ его божественныхъ простерпе. И тако размышляюще плотш на крестЬ стра- даше Xристa нашего Спаса, и знамеше креста святаго на себЬ воображающе, въ немъ же прославляемъ и таинство святыя не- раздЬлимыя и неслiянныя Троицы, сице тремя первыми пал- цами... воображаемъ три упостаси, Отца, и Сына, и Святаго Духа, прославляюще неслiяннЬ» (Соборное деяние..., 1718, л. 13—13 об.). Фраза «рук его божественных простертие» восходит к статье «О еже коими персты десныя руки изображати крест» из «Скрижали» 1656 г., где говорится, что когда мы переносим руку с одного плеча на другое при совершении крестного знамения, «знаменуюта содержати посреднимъ раз’стоя- щыя концы [креста], на немже и распятый о насъ, руцЬ распро- стрый, вся языки расточеныя в’ концахъ воедино собра» (Скрижаль, 1656, с. 797 четвертой пагинации). В конечном же счете этот образ восходит, вероятно, к «Огласительным поучениям» Кирилла Иерусалимского (XIII, 28), где говорится, что Xристос «простер руки на кресте, чтобы объять концы вселенной» (Кирилл Иерусалимский, 1822, с. 264; Кирилл Иерусалимский, 1855, с. 214). 84 См. выше, § 2.1, с. 21 наст. изд. 85 Соборное деяние..., 1718, л. 34—34 об. 86 Там же, л. 34 об.—35. 87 Керженские ответы, 1906, с. 161 (ответ 4, статья 118). Поучение Дамаскина Студита мы приводили выше; старообрядцы ссылаются на никоновскую «Скрижаль» (см. цитату на с. 35—36 наст. изд.). 88 Поморские ответы, 1884, с. 71—72 (ответ 9). 89 Не случайно в одном из посланий, приписываемых старцу Филофею (первой трети XVI в.), где о Москве говорится как о Третьем Риме и последнем оплоте православия, первой обязанностью государя объявляется забота о том, чтобы его подданные правильно клали на себя крестное знамение (Идея Рима..., с. 163). 90 Цитируем по 4-му слову митрополита Даниила (ГБЛ, Моск. дух. акад. 197, л. 97—97 об.); ср. аналогичный текст в Стоглаве, гл. 32-я (Стоглав, 2000, с. 293; Стоглав, 1890, с. 140— 141). Ср. также: ГПБ, Кир.-Бел. 22/1099, л. 318 об.—319 (рукопись 1450—1470 гг.); ГПБ, Кир.-Бел. 11/1088, л. 195—195 об. (рукопись конца XV в.); ГПБ, Солов. 858/968, л. 472 об.—473 (Кормчая 1493 г., см.: Рукописная кормчая..., 1860, с. 322— 323); ГИМ, Чуд. 273, л. 100 об. (рукопись первой пол. XVI в.); БАН, 32.2.8, л. 326 (рукопись XVI в.). Сходный текст см.: Белокуров, II, с. 73. 91 См.: Гаврилюк, 2001, с. 158—159, ср. с. 206—207. Ср. обряды катехизации в изд.: Martene, I, с. 16—20 (кн. I, гл. 1, § 7). 92 В чине крещения священник обращает крещаемого к западу и спрашивает: «Отрицаешися ли Сатаны...?» и затем «От- реклся ли еси Сатаны?», на что следуют ответы самого крещаемого или его восприемника: «Отрицаюся» и «Отрекохся»; после того священник обращает крещаемого к востоку и спрашивает: «Сочетаваеши ли ся Xристу?» и затем «Сочетался ли еси Xристу?», на что следуют ответы: «Сочетаваюся» и «Сочетах- ся» (Булгаков, 1913, с. 998). 93 Эти две функции крестного знамения находят отражение в словах, которые принято произносить при осенении себя крестным знамением. Так, в православной традиции принято говорить в этом случае либо «Господи И(и)сусе Xристе Боже наш [или: Сыне Божий] помилуй мя [или: нас]», либо «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа». В одном случае акцент делается на молитвенном обращении, в другом — на выражении догматической истины. 94 Ср. в «Повести временных лет» (под 986 г.) рассказ о греке-философе, который показывает князю Владимиру изображение Страшного Суда: «Показа Володимеру запону, на неи же бе написано судище Господне; показываше ему о десну праведный, в весельи предъидуща въ раи, а о шююю грешники идуща в муку. Володимеръ же вздохнувъ рече: “Добро симъ о десную, горе же симъ о шююю”. Онъ же рече: “Аще хощеши о десную съ праведными стати, то крестися”» (ПСРЛ, I/1, 1926, стлб. 106). 95 Ср. в этой связи цитированное выше (в § 1, с. 13—14 наст. изд.) стихотворение Симеона Полоцкого «Десница и шуйца». В России существовал особый толк «левяков», которые отличались от «нелевяков» тем, как соотносилось крестное знамение со словами Иисусовой молитвы («Господи Исусе Xри- сте Сыне Божий, помилуй нас»): «Левяки, перенося руку на левое плечо, говорят в молитве слова “помилуй нас” — и утверждают, что следует просить помилования от шуяго стояния. Напротив не левяки, на правое плечо полагая [руку], говорят “Сыне”, а на левое “Божий”, — а кланяясь, говорят “помилуй нас”» (О перстосложении..., 1874, л. 29 об.). 96 Максимов, XVIII, с. 27—28; см. также: Афанасьев, I, с. 186. Ср.: «Сведущие люди держатся вследствие подобного верования того правила, что никогда не плюют на правую сторону и ложатся спать на левом боку, чтобы держать лицо обращенным к своему ангелу и не видать во сне дьявола или вообще зловещего сна» (Максимов, XVIII, с. 28, примеч.). В Сербии появление вихря, которое традиционно приписывается нечистой силе, принято отсылать «под левое колено» (Толстой, 1965/1997, с. 150, примеч. 22). 97 Это сочинение вошло в Великие Четьи-Минеи митрополита Макария (за декабрь, июнь и август). 98 Попов, 1875, с. 283 (по рукописи: ГИМ, Син. 183, л. 597— 599 об.; Протасьева, I, № 805, с. 205—207). Ср. то же место в другой русской редакции (также по рукописи XVI в.): «Почто не слагаеши 3 персты и не крестишися десною рукою и полага- еши на чел^ твоемъ на десную грудь [т. е. направо, на правую сторону груди]. И не одЪваешися оружiемъ Xриста моего, но твориши крестъ со обоими персты, и воображеше креста твоего зритъ вонъ. Вместо еже бы симъ одЪяти, а ты ся совлачи- ши животворящаго креста» (Попов, 1875, с. 274—275). В Кирилловой книге (1644, л. 236—236 об.), где цитируется это место, вместо «не одЪваешися оруж1емъ Xриста моего» читается: «не одЪваешися оружiемъ креста Господня». Между тем в сербской редакции, представленной в двух списках XIV в., это место читается так: «И почто 3 свое прьсты десные рукы твое не полагаеши. ни гиблеши чело свое. ни на прьси си ни на десные си босакь. то ни на л'Ьвы. да се одЪваеть вь оружие крьстное и Xриста. Нь твориши крьсть твои та зрит вьнь. ВьмЪсто еже би облачильсе его. то с’влачишисе его» (там же, с. 260); нам не удалось найти в словарях слово босак. Дошедший до нас греческий текст может отличаться в данном случае от славянских переводов, ср.: ALa TL TOUS Tpets aou SaKTuXous ou PaXXeLs va egKaLvhs т0 ppOawpOv aou ews TOU aThOous Kai TOU OmfaXou aou Kai va evSueaaL т0 OpXov TOU XpLCTTou mou, TOV aTaupOv, aXXa poLeiTe TOV aTaupOv aas avapoSa me TOUS Suo aas SaKTuXous, Kai TO axhma TOU XpLaTou mou poXemels; avTi TOU hOeXeTe ev- SueaOaL eaeis eKSueaOe auTOv (Vassiliev, 1893, с. 186), т. е.: «Почему не крестишься тремя перстами от лица [чела?] до груди и пупа, чтобы принять крест, оружие Xриста моего, но креститесь двумя перстами и противостоите образу Xриста моего: вместо того, чтобы облачиться в него [принять этот образ], вы его совлекаете». Как видим, правая и левая сторона здесь не упоминаются, и подчеркивается лишь расхождение в перстосложении между православными и католиками. См., между тем, это место в другой редакции: ALa TL TOUS SaKTu- Xous ou paXXeTe Ths SeXLas xetpOs KaL eggLZeTe ets т0 ppOawpOv aas, eiTa ets TOV OfOaXmOv Kai ets TOV SeXLOv PuOOv Kai PuOOv KaL PuZOv [sic!] ews Ta euwvuma Opws ev- SuhaOe т0 OPXOV TOU aTaupou, aXXa poLeiTe TOV aTaupOv meta TOUS SaKtuXous Kai т0 axhma TOU ataupou aou Oe- теь? е?ы тета ТЫУ аптьхеьрып ка! апт! епЗитато? екЗи- естбе аитОп (Красносельцев, 1896, с. 321), т. е.: «Почему не простираете пальцы правой руки и не касаетесь сперва чела, затем пупа [в тексте: «глаза»; полагаем, что вместо ОтфаХО? ‘пуп’ стоит ОфбаХтО? ‘глаз’], и затем правого [в тексте бессмысленное: «правого низа»; текст в данном месте испорчен, предлагаем конъектуру по смыслу] вплоть до левого, дабы облачиться в оружие креста, а креститесь пальцами [т. е.: одним пальцем?] и фигуру креста кладете снаружи большими пальцами [т. е.: большим пальцем?], и так совлекаете с себя этот покров вместо того, чтобы облечься». Насколько можно понять, речь идет о том, что католики крестятся слева направо и при этом неправильно складывают пальцы (именно это имеется в виду и в славянских переводах данного сочинения). Существенно, что слова «правый» (или «десный») и «лЬвый» представлены в различающихся между собой редакциях славянского перевода: надо думать, что об этом шла речь и в исходной редакции греческого текста. Что же касается вопроса о перстосложении, то цитированные греческие тексты расходятся между собой. В первой версии признается православным крещение тремя перстами, тогда как двуперстное крестное знамение (от которого к тому времени греки уже, видимо, отказались, см. Экскурс, § 1, с. 100—101 наст. изд.) приписывается католикам. Соответственно, и в славянских рукописях, как правило, говорится о том, что православные крестятся тремя перстами; о двуперстном крестном знамении (по отношению к православной традиции) говорится лишь в одной редакции славянского перевода (представленной в августовской книге Великих Четий-Миней), и это изменение, по-видимому, произошло на русской почве (см.: Попов, 1875, с. 282—283; Макарий, IV/2, с. 60; Голубинский, II/2, с. 480, примеч. 1; Голубинский, 1905, с. 167, примеч.; Успенский, 1998/2002, с. 368, примеч. 3). После никоновской реформы высказывание Панагиота, а именно вопрос о соединении с Крестом (и, соответственно, с Xристом) или разъединении с ним, может связываться по преимуществу с вопросом о перстосло- жении — так, например, у инока Авраамия в «Xристиaноопaс- ном щите веры» ок. 1670 г. (Субботин, VII, с. 68), в «Керженских ответах» 1719 г. (Керженские ответы, 1906, с. 238—239, ответ 87), в «Поморских ответах» 1723 г. (Поморские ответы, 1884, с. 80—81, ответ 10); ср.: Григорий, II, с. 95—98. Между тем во второй версии греческого текста католики обвиняются в том, что они выставляют большой палец наружу и не вытягивают пальцев, как это делают православные: по-видимому, имеется в виду обычай осенять себя большим пальцем, принятый у католиков (см. выше, примеч. 37). 99 «...Convenientius signatio crucis terminatur in dexteram, quam in sinistram. Quo habito dicendum est ad rationem in oppo- situm. Respondet ergo negando consequentiam, quia dato: quod dextra manus Christi fuerit primo cruci affixa, non sequitur propter hoc, quod ibi primo incipienda sit signatio crucis, qus super nos fit, quia non est in talibus observandus ordo supplicii, sed conditio assecuti commodi, sive fructus per crucem, sive conditio naturae persons divins, sub cuius nomine sit signatio; qus, cum conve- nientius designetur per dextram, ut dictum est, convenientius in dextram crucis signaculum terminatur» (Torquemada, I, с. 107). 100 ’AXXa Kal T0V aTaupOv, OTipep avTiaTpOfw? eauToV? axhmaTiZovai ahmeioVmevoi, aiTiwvTai, wapep OVK ev Th Suvamei TOV axhmaTO?, aXX’ ev Th Oeaei Th? pepl T0V ZWOPOIOV aTaupOv eVXaPeia? Kal Oewpia? avviaTamevh?. Kai w? eoiKev, aXiwaouaiv Zhtoumevov ppOTepov, pw? O faivO- mevo? aTaupO? auveTeOh h eypafh el men w? aVTOi PoVXovTai TOTe ppoakuveiv, elS’ apO TWV apiaTepwv aXXw? pw? h aVvOeai?, hpKTai papievai, Kal ama wapep Ti? eTe- pov TW axhmaTi TOV aTaupoV ahmeioVmevo? eykapaiw? apO TWV SeXiwv apxeTai. Tl T0 papavomov OVTWSI Kal eauTOv ahmeioVaOai; DiO Kai poXXol TWV AaTivwv OavmaZouaiv, elye Tina? el? ToaaVThv e?epeaov aypoiklav, w? Kal pepl Thv TOV axhmaTO? TOV Oeiou aTaupoV aVvOeaiv Th? aVTh? KaT’ aVTOv Oewpia? VpoKeimevh? Siafopav piaTew?, h OVTW?, h OVTW? hyelaOai. " Opep oVTe Siafepeiv OVTOL voml- Zovaiv, Kal av axhmaTiZoiTO TOL? piaTeVouaiv el? PohOeiav eXapkeiv (Adversus Graecos, IV. De Crucis signo, см.: PG, CLII, стлб. 237, 240; Allatius, 1648, стлб. 1360; ср.: Max. Bibl., XXVI, с. 459). О Мануиле Калеке см.: Talbot, 1991, с. 1092. 101 Мы благодарны за это указание о. Филиппу Васильцеву. 102 Эта информация получена от о. Леонида Гусева, бывшего настоятеля кафедрального Покровского собора на Рогож ском кладбище в Москве, старообрядческой митрополии Московской и всея Руси. Помазание елеем на утрене у старообрядцев в настоящее время не совершается, хотя еще в середине XX в. его совершали в том же Покровском соборе. 103 Православная формула считается относительно более древней (см.: Whitaker, 1965). Обоснование ее мы находим уже в IV в. Так, Иоанн Златоуст говорит в «Катехизических беседах» (II, 26), произнесенных в Антиохии ок. 390 г.: «Когда священник произносит слова: “Крещается такой-то во имя Отца и Сына и Святаго Духа”, он трижды погружает его голову в воду и поднимает ее, приготовляя его этим священным обрядом к восприятию Духа. Ибо не только священник касается его головы: также Xристос прикасается к ней своей десницей. И это явствует из слов священнослужителя: он не говорит “Я крещаю такого-то”, но “Крещается такой-то”, показывая, что он всего лишь орудие благодати, и он кладет руку [на голову кре- щаемого; букв.: предоставляет свою руку], поскольку он определен на это Духом. Те, кто совершают это [таинство], суть Отец, Сын и Святой Дух, нераздельная Троица» (’ Етфыпоип- то? уар TOV !ереы?" «Батть^ета! О Зе!па е!? то Опота TOV ПатрО? ка! TOV TLOV ка! TOV ау!ои Ппеитато?», тр!топ тЛп кефаХЛп каб!лсть ка! апьлсть, Зьа тЛ? тисттькЛ? таитл? теХетЛ? тЛп TOV Ппеитато? тарасткеиа^ып ет,- фоьтлстьп ЗеХастбаь. ОиЗе уар О !ереи? естть тОпо? О тЛ? кефаХЛ? ефаттОтепо? аХХа ка! Л TOV Хрьсттои ЗеХьа. Ка! TOVTO ка! еХ аитып ТЫУ рлтатып TOV Рарть^оуто? Зе!кпи- таь" оиЗе уар Хеуеь" «Батт!?ы еуы топ 8е!па» аХХа- «Батть^ета! О Зе!па», Зеькпи? Оть аитО? тОпоп Зьакопо? уьпетаь тЛ? харьто? ка! тЛп хе!ра тЛп еаитои тарехеь, етеьЗЛ е!? TOVTO тара TOV Ппеитато? тетактаь. 'О Зе тапта тХлрып есттьп О ПатЛр ка! О TLO? ка! то ауьоп Ппеита, Л Тр!а? Л аЗьаьрето? — Wenger, 1955, с. 147—148; ср.: Yarnold, 1971, с. 168—169). То же говорит Феодор, епископ мопсуестийский, современник и друг Иоанна Златоуста (они вместе учились у Диодора в Антиохии): «Священник возлагает свою руку на твою голову и провозглашает: “Крещается такой-то во имя Отца и Сына и Святаго Духа”. Не говорит: “Я крещаю [такого-то]”, но “Такой-то крещается”... дабы показать, что, как человек, подобно другим людям, сам он не может даровать блага, которые могут быть дарованы только Божест венной благодатью» (Mingana, VI, с. 59). Ср. затем у Нарсая или Нарсеса (ок. 399 — ок. 503): «И так он говорит: “Крещает- ся такой-то во имя Отца и Сына и Святаго Духа”. Не говорит: “Я крещаю”, но “крещается”, ибо не он крестит, но сила, воплощенная в именах [которые он называет]» (Connoly, 1909, с. 51). Западная формула известна с V в. (см.: De Clerck, 1990, с. 209—211); в VII—VIII вв. она фиксируется в миссалах Галликанской церкви («Missale Gothicum», «Missale Gallicanum Vetus», «Missale Bobiense», см.: Whitaker, 1965, с. 9; Gy, 1982, с. 68—71). 104 Любопытно, что в латинском переводе греческая формула обычно передавалась не индикативом (baptizatur), который соответствует греч. индикативной форме PapTiZeTaL, но конъюнктивом (baptizetur) — такая форма была латинянам более понятна. 105 OL XegouaLv ws hmeis. «BapTtZeTaL 0 SouXos TOU Oeou 0 Seiva ets т0 Ovoma TOU naTpOs Kai TOU TLOU Kai TOU agiou nveumaTOs» ets Tpeis KaTaSwjeLs, aXX’ ets ev PapTLCTma XegouaL. «BapTiZw TOV Seiva ets т0 Ovoma TOU naTpOs KaL TOU TLOU Kai TOU agiou nveumaTOs» (Darrou- zes, 1963, с. 66). 106 Попов, 1875, с. 278 (по рукописи XVI в.), ср. с. 263 и 285. Ср. в греческом оригинале: Kai ou XegeLs OTL PapTtZe- TaL O SouXos TOU Oeou ’ Iwavvhs h h SouXh TOU Oeou MapLa ets т0 Ovoma TOU paTpOs KaL TOU ULOU Kai TOU agtou pveumaTOs, aXXa XegeLs' BapTiZw egw Kai egw ae PapTiZw, Kai OeopoLeIs eauTOv apO aou (Сперанский, 1895, с. 528; в изданиях Васильева и Красносельцева это место отсутствует). 107 Голубцов, 1892, с. 311, 315 (№ 24). Автор цитируемого сочинения отмечает, что сам Лютер предписывает православную формулу, т. е. лютеранский пастор отклоняется в данном случае даже от своего учителя: «А законоучитель их Мартин в книге своей пишет: “Крестится раб Божий во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа”» (там же, с. 315). 108 Голубцов, 1892, с. 223 (№ 16). Ср. еще здесь же: «...Да они же лютори на крещение их попы нарекают: “Крещаю аз тебя, Ивана или Петра, во имя Отца и прочих”. И мы их спро- шали, что толкуетца то слово, что поп нарекает: “крещаю аз тебя”? и какую власть имеет словесной, а не освященной чело век нарекати, что “крещаю аз тебя”, не будучи они наследники апостолские?». 109 См.: Avvakumov, 2002, с. 199 сл. 110 «...archiepiscopo Barensi. Consultationi tue breviter respon- demus, quod Greci, qui sub hac forma verborum: “baptizetur talis in nomine Patris, et Filii, et Spiritus santi”, baptizati ab aliquo extiterunt, non sunt, cum non fuerint secundum formam evangeli- cam, baptizati, et ideo tam illos quam de cetero baptizandos sub hac forma: “ego te baptizo in nomine Patris, et Filii, et Spiritus sancti”, precipimus baptizari» — Auvray, I, № 740, стлб. 460; ср.: Pontifi- cia commissio..., 1950, № 170, с. 225). 111 «Ubi nos dicimus: Baptizo, ipsi dicunt: Baptizetur Petrus vel Iohannes» (Roberg, 1964, с. 230). 112 См, вообще о перформативных выражениях: Austin, 1962; Апресян, 1995; Апресян, 1995а. «Перформативным» называется такое употребление слова, которое равносильно выполнению обозначаемого этим словом действия, например: «Клянусь!», «Благодарю вас», «Прошу вас» и т. д. 113 В этой функции может выступать, в частности, молитва «Господи Боже спасения рабов твоих...» (KVpie O 0eO? Th? awThpia? SOVXWV aou...), призывающая Господа отпустить грехи кающегося и примирить его с церковью (см., например: Требник, 1658, с. 69). Эта молитва представлена в исповедном чине Номоканона Иоанна Постника (PG, LXXXVIII, стлб. 1897). 114 Дмитриевский, 1884, с. 346—347; Алмазов, I, с. 243, ср. с. 265 и с. 281, примеч. 181; Алмазов, III, прилож. к I тому, с. 111. Этот обряд зафиксирован в русских рукописях XVI— XVII вв., но едва ли можно сомневаться в его греческом происхождении. 115 Дмитриевский, 1884, с. 330; ср. Алмазов, I, с. 271—272. Цитируются русские рукописи XVI—XVII вв. 116 Алмазов, I, с. 236, ср. с. 494. Цитируется Требник XIV— XV в. (ГБЛ, Моск. дух. акад. 184, л. 51 об.—71 об.) и печатный Требник, изданный в Стрятине в 1606 г. Гедеоном Балабаном, епископом галицким, львовским и каменецким (см.: Требник, 1606). 117 Булгаков, 1913, с. 1072. 118 Там же, с. 1083. 119 См. об этом: Павлов, 1897, с. 82; Суворов, 1906, с. 99— 100; Суворов, 1888, с. 175, примеч. 279. Ср.: Алмазов, I, с. 547—548. 120 Требник, 1671, л. 53 второй (основной) фолиации. А. С. Павлов ошибочно считал, что данная формула впервые появилась в московском печатном Требнике 1677 г. при патриархе Иоакиме (Павлов, 1897, с. 82). Xaрaктерно при этом, что название Требника 1671 г. («Еухологш сиесть Молитвословъ, или Требникъ») повторяет название Требника Петра Могилы («Еухолопынъ ал’бо Молитвословъ, или Требникъ»). 121 Требник, 1646, I, с. 356—357. Ср.: Крыжановский, 1890, с. 142 (примеч. 1). 122 Суворов, 1906, с. 99, примеч. 3. 123 «Theologo... cuivis duas hasce Orationes ет! тып тоита- VOOVVTOV, Sacramento Prenitentis conferendo, a Grscis legi solitas diligentius attendenti, dubium confestim se obiicit, an aliquid circa Sacramentum hocce valeant aut efficiant, cum nulla in eis verbo- rum series prima fronte deprehendatur, qus veram absolutionis for- mam in se includere, possit existimari... Sum etenim ego ipse expertus quosdam, videlicet Sacerdotes Latinos timenda potius et scrupulis mota conscientia, quam sincero et tuto scientis lumine ductos, prenitentes ad se ex Ecclesia Grsca pro Exomologesi more Christiano accedentes in magnas coniecisse angustias, dum peccata Grscis Sacerdotibus patefacta quasi his solis orationibus, de quibus supra, minus remissa, iterum pro venia impetranda sibi detegi, et clavibus subdi prsciperent; unde gravia iam parata erant enasci scandala, quasi nullum foret apud Grscos prenitentis Sacramen- tum, et incondonata remanerent peccata...» (Goar, 1647, с. 676). Ср.: Суворов, 1906, с. 99—100. 124 «Atque equidem, si ex Ecclesiastica historia, ritualibus anti- quis, traditione, aut aliis non excipiendis testimoniis coniicere licet, antiquam in Ecclesia Latina, Prenitentis Sacramenti sive absolutionis formam deprecativis verbis compositam fuisse; eamque indica- tivam et iudicativam, ut ita loquar, qua nunc utimur, absolve te a peccatis tuis, quatuor circiter ssculorum statem forsan non supe- rare... Et certe forma hujus Sacramenti etsi deprecativa, non exclu- dit, imo continet actionem ministri, sicque ad indicativam potest reduci: quemadmodum et indicativa Dei misericordiam prenitenti necessariam expostulat implicite» (Goar, 1647, с. 676). Ср.: Суворов, 1906, с. 99—100.
<< | >>
Источник: Успенский Б. А.. Крестное знамение и сакральное пространство: Почему православные крестятся справа налево, а католики — слева направо?. 2004

Еще по теме § 6. Почему в католической церкви возобладал обычай креститься слева направо?:

  1. Успенский Б. А.. Крестное знамение и сакральное пространство: Почему православные крестятся справа налево, а католики — слева направо?, 2004
  2. § 5.1. Особые случаи: осенение себя крестом слева направо в рамках православной традиции
  3. § 2. Две традиции осенения себя крестным знамением: крещение справа налево и слева направо. Соотнесенность с порядком благословения
  4. § 40. КАНОНИЧЕСКОЕ ПРАВО РИМСКОЙ КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ
  5. Учение о церкви учащей, и церкви учимой
  6. § 4. «Власть империи вовсе не зависит от Церкви» (кризис идеи политического господства Церкви)
  7. ВЗГЛЯД ГРАФА Л. Н. ТОЛСТОГО НА ИСТОРИЧЕСКУЮ ЖИЗНЬ ЦЕРКВИ БОЖИЕЙ (ИЗ УНИВЕРСИТЕТСКИХ ЛЕКЦИЙ ПО ИСТОРИИ ЦЕРКВИ)
  8. 1. Католическая атомная мораль
  9. В.В. Симонов. Введение в историю Церкви. Часть 1: Обзор источников по общей истории Церкви: Учебное пособие. — М.: Издательство Московского университета. — 752 с., илл., 2012
  10. Собственно католическое
  11. КАТОЛИЧЕСКОЕ, ЛИБЕРАЛЬНОЕ И ЕВАНГЕЛИЧЕСКОЕ АНГЛИКАНСТВО
  12. 6. Учреждение католического Мельхитского Патриархата (1724 г.)
  13. 3. Католическое представление о человеческом обществе
  14. КАТОЛИЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ СТАНОВИТСЯ ВОИНСТВУЮЩЕЙ
  15. 2. Католическое «представление о человеке»