<<
>>

ПАСТЫРЬ-ПРАВЕДНИК


Среди безграничного потока жизней человеческих, совершивших и совершающих свое земное течение, есть немногие, которые оставляют после себя яркий след на многие века вперед; есть личности светлые и великие, образы которых не умаляются и в перспективе многих веков.

К числу таких светочей мира принадлежит и отец Иоанн, этот праведник земли русской, о котором ныне творили мы моления, о котором не перестают и долго не перестанут проливать слезы скорби, который как живой стоит перед нами и влечет к себе силою духовного обаяния, величием и красотою своей светлой жизни во Христе.
Отец Иоанн! Это имя, блиставшее в истории Российской Церкви и Российского государства на протяжении многих десятилетий, сиявшее все более и более ярким светом, ни на мгновение не померкавшим, не ослабевшим, имя страшное для всего темного и нечистого, лживого и богоотступного и любезное, незабвенное для истины, правды, света и добра.
Нет теперь среди людей духовно-настроенных и в будущем, конечно, не будет главы, которая бы не склонилась в благоговении пред этим почтенным и славным именем.
Как из сокрытого в землю семени произрастает дерево с его плодами, так и из сокрытых в душе человека мыслей и чувствований возникает его нравственная жизнь с ее делами.
Пред нами теперь вся жизнь почившего отца Иоанна. Мы знаем, как сияла она, эта жизнь, духовной силой и славой, и можем по этому судить, какие мысли, чувствования и побуж-

дения составляли сокровенную внутреннюю жизнь его души.
Рано, на заре жизни, принял отец Иоанн благое иго пастырства стада Христова — служение высокое по благодати, данной ему, смиренное — по причине страстей и немощей человеческих, спасительное — по своей цели. И он донес это иго непорочно до конца дней своих и сложил жизнь к стопам Христовым.
Как внешним образом слагалась жизнь этого доброго пастыря — многим из нас известно; однако всегда, а сегодня особенно, будет уместно и благовременно обновить ее в памяти и извлечь из нее для себя назидательный и спасительный урок и пример. Сын бедного сельского причетника, еле вырвавшийся из объятий смерти в самые первые часы жизни, выросший в скудной домашней обстановке, в лишениях, в голоде и холоде; потом обучавшийся в тогдашней бурсе, где тоже было холодно и несытно; учившийся слабо — вероятно, по случаю нездоровья, — на что мог надеяться в жизни сей бедный отрок, притом еще сирота, так как мать его скоро овдовела? Однако благословение Божие на нем зримо почивало с дней юности; его молитва уже тогда была сильна: он вымолил себе у Бога успешность в науках и, несмотря на крайнюю скудость во всем, блистательно, первым студентом, кончил духовную семинарию и поступил в Петербургскую Академию. Знала ли тогда столица, какое сокровище она приобретает, когда раннею осенью 1851 года в нее въезжал, а может быть, и входил скромный, бедный студент Иоанн Сергиев? Богу одному тогда был ведом тот великий путь, какой лежал пред этим юношей.
Его лишь Око прозирало те подвиги, какие в славу Его понесет он, и ту славу, какою он будет увенчан за эти подвиги.
Окончен и академический курс. Что дальше? Душа его стремится служить Богу в священстве. И вот неожиданно ему предлагают место священника в Кронштадте, в соборе. И с тех пор, более 50 лет, на том же месте, не ища ничего, совершал свой подвиг пастырский отец Иоанн. Храм Божий, Слово Божие, жилища бедняков и везде и всегда молитва, молитва и молитва — вот чем была наполнена жизнь великого пастыря.
Господу угодно было расширить до необычайных размеров область его пастырского делания, и скоро уже вся Россия делается его паствой. И посещает он эту свою паству, и молится с ней, и везде молитва его оставляет неизгладимый, незабываемый свет.
Он не желал, он не мог ни одного дня оставаться без при
нятия Святых Христовых Таин. Как же светла, как чиста и непорочна должна была быть его душа, постоянно обновляемая и освящаемая великим таинством! Кто хотя бы раз видел отца Иоанна, тот никогда не мог его забыть, не мог забыть впечатления чего-то неземного, лучезарного, чего-то одухотворенного, чем веяло от него.
Он был прозорлив. Это несомненно, и этого не могли не замечать те, кто входил с ним в соприкосновение. Он как будто только телом был на этой земле, а душа его, как дух, витала где-то вне видимого мира, и все, касающееся земли, земных, мирских отношений, было ей ясно, понятно, известно в своем будущем, тоже, как и в настоящем, но вместе с тем было чем- то отдаленным, чужим; а своей для него была область горняя: там было, казалось, его настоящее, его постоянное жилище.
Молитва его была чудотворна. Это также несомненно и подтверждается многочисленными примерами. И нужно ли сему удивляться, когда мы знаем, по слову Христову, что имеющие веру с малое горчичное зерно могут творить великие чудеса? А вера отца Иоанна была изумительна, так же, как изумительна была и его молитва. Он, казалось, переступил область веры, определенную апостолом для людей, находящихся в теле, и вступил уже в область „ведения”.
Прозорливец, подвижник, молитвенник, отец Иоанн был одним из тех избранников Божиих, которых Промысл посылает людям в редкие промежутки времени для того, чтобы показать миру, до какой высоты может подняться человек, искупленный кровию Христа Спасителя и озаренный Божественною благодатию.
Отец Иоанн был одним из тех священников Бога Вышнего, которых образует в лоне Церкви Святой Дух, дабы в их лице изобразить добродетели и совершенства, какими должен быть украшен тот, кого Промысл возвышает до высокой степени священного сана.
Правда, отец Иоанн, видимо, был особый избранник небесный и Таин ник Божией благодати; но в чем же, однако, братие-сопастыри, ключ к уразумению того необыкновенного значения, какое имел в глазах людей, и того видимого благоволения, какое стяжал у Бога наш незабвенный праведник и молитвенник, отец Иоанн?
Не в том ли, что со стороны отца Иоанна была всецелая, всесовершенная преданность Богу, самоотверженное служение Ему, полное отвержение себя, распятие своей плоти, а со
стороны Божией в ответ на это было неложное исполнение благодатных обетований, данных обновленному во Христе человеку, и наипаче озаренному благодатию священства?
Не пекитесь, не заботьтесь, говорит Господь, о том, что есть и что пить, во что одеваться, ибо знает Господь ваш, что вам все это нужно (Ср. Мф. 6, 25; 31). Никогда никакой заботы об этой стороне жизни человеческой не прилагал отец Иоанн. И любовь народная обильно пеклась о нем: она одевала его в великолепные одежды, и я не знаю, был ли еще когда в российской церкви иерей, который был бы так буквально завален самыми роскошными, самыми богатыми приношениями?
Господь говорил апостолам своим: когда вы будете говорить пред царями и вельможами, не заботьтесь о том, что вам говорить, ибо Дух Святой научит вас тому, что вам подобает сказать (Ср. Мф. 10, 19; Мк. 13, 11; Лк. 12, 11). Отец Иоанн никогда не заботился о том, чтобы греметь своим красноречием, своими трудами. А между тем я не знаю, было ли еще в наше время такое слово, которое значило бы и действовало бы так, как слово отца Иоанна. И как много написано им, и как все, что написано, глубоко и прекрасно!
Слово Божие, молитва, подвиг — вот что составляло духовную пищу отца Иоанна. Как же далеко от него отстоят те современные иереи, которые в угоду миру стремятся создать свои идеалы, свое учение на легковесных, а часто и гнилых основаниях человеческой мысли различных философов, поэтов, ученых.
Как далеки от него те пастыри и направление, создавшее таких пастырей, которые говорят, что необходима нынешним священникам свобода в жизни, возможность посещать различные театры, лекции, возможность самого широкого знакомства с запросами настоящего времени, с литературой, с новейшими чаяниями и кумирами общества. Пример отца Иоанна громко говорит нам, что ничего этого и подобного не нужно для пастыря Церкви, для служителя Господня. Приблизьтесь хотя несколько к идеалу, который мы имеем в лице отца Иоанна, и вы увидите, насколько мелко и недостойно стремление погрузиться в суету земную для того, кто призван быть пастырем стада, кто призван действовать в светлой и высокой области духа!
Различные бывшие иереи Божии, стяжавшие громкую, но печальную известность, пред которыми склонялась некогда
некоторая часть общества, что сделали они с своим стремлением опростить учение Христово и умалить его, и сравнять с мелкой и фальшивой моралью разных земных книжников? Чего достигли они тем, что издевались над вековыми святынями нашего боголюбивого и царелюбивого народа, тем, что подкапывали основы его жизни преклонением пред чуждыми идеалами и кумирами чуждой государственности? Они многих совратили, многих обманули и себя погубили. Память их погибает с шумом!
И отец Иоанн вышел на служение Церкви святой и людям православным не с иным чем, как с пламенной верой в Бога, с горячей любовью к своему народу, верный богоданному Царю, не „на лук свой уповая”, а надеясь только на правду и на силу Божию.
И что же? Упование его не посрамило его; и народная вера давно изрекала о нем свой приговор, что житие его славно и успение со святыми. А те — хулители и отступники, — что они и где они? Они в церковном отношении не больше как трупы, догнивающие где-то вне ограды церковной, на стране далече. Какой это сильный урок для нашего времени, какое это непререкаемое знамение для нас, братие-сопастыри! И мы призваны, и на нас лежит долг участвовать всеми силами, всем действием почивающей на нас Божественной благодати — в созидании Церкви Божией, а не в разрушении ее.
И по наблюдению над настоящим состоянием церковной жизни, и по изучению ее прошлого видно, что не так страшна врагам Церкви государственная защита веры, как ее бытовая сила, водворяемая пастырским воздействием подвижников Церкви; она, эта сила, способна дать могучий отпор поползновениям безбожников, еретиков и лжебратий.
Окончилось земное служение отца Иоанна; довольно было подвига; довольно служения Церкви земной, воинствующей; довольно неослабного, непрерывного приуготовления себя к великому переходу в Церковь небесную, торжествующую; крест донесен до конца; великий „залог” до последнего издыхания сохранен, цел и невредим; неосужденно совершено священнодействие таинства веры; непорочно окончено священнодействие слова истины; духовное созревание для неба завершилось: последнее звено цепи жизненной сомкнулось с первым; круг жизни земной заключился, и Господь с миром отпустил верного раба своего.
Последние дни его земной жизни были озарены особым
небесным светом; он отходил от жизни сей легко, незаметно и благодатно. Блажен тог, чей конец жизни озлащается этим двойным светом — светом вечерней зари угасающей жизни земной и светом занимающейся зари утра вечности.
И как яркий светоч стоит над нами дорогой образ отца Иоанна, как „живой источник вдохновения настоящих и будущих служителей и предстоятелей алтаря Христова на святые подвиги многотрудного пастырского делания”.
Только бы нам проникнуться этим живым светом и вслед за ним сказать Господу в день он: „се, мы оставихом вся и вслед Тебе идохом” (Мф. 19, 27).
Тяжела наша утрата в лице отца Иоанна; тяжела наша скорбь; но да не скорбим, яко же неимущие упования...
Великий, незабвенный, светлый образ отца Иоанна да служит нам благим знамением того, что Бог, по неизреченному Своему милосердию, не даст оскудеть в Своей Церкви святому пастырству, единомысленному в истинах веры, единодушному в духовных советах, твердому в хранении догматов, правил и уставов церковных, верному руководителю в путях жизни; не даст оскудеть в ней пастырю, полагающему душу свою за овцы своя; подвижнику, ходящему узким и вместе возвышенным путем веры; сыну веры, живущему по вере, творящему дела веры, свободному от обаяния мира, от порабощения духу времени.
И да будет в Церкви Христовой и среди нас и в нас отцу Иоанну вечная память.
Епископ Кишиневский Серафим   
<< | >>
Источник: Святой праведный Иоанн Кронштадтский. В мире молитвы. 1994

Еще по теме ПАСТЫРЬ-ПРАВЕДНИК:

  1. ПАСТЫРЬ-ПОДВИЖНИК
  2. НАРОДНЫЙ ПАСТЫРЬ
  3. ПАСТЫРЬ-БЛАГОТВОРИТЕЛЬ
  4. Глава 6 Блаженство праведников в будущей жизни
  5. 3.4. Почему убивают праведников?
  6. Глава 9 Основание блаженной жизни. Блаженство праведников
  7. ВСЕРОССИЙСКИЙ ПАСТЫРЬ
  8. СЛОВО В ДЕНЬ МОЛИТВЕННОГО ПОМИНОВЕНИЯ КРОНШТАДТСКОГО ПАСТЫРЯ, ПРОТОИЕРЕЯ ОТЦА ИОАННА СЕРГИЕВА.
  9. ВЕЛИКИЙ ПАСТЫРЬ
  10. Глава 3 Смерть праведника и грешника. Частный суд. Мытарства
  11. ОТЕЦ ИОАНН КРОНШТАДТСКИЙ КАК ПАСТЫРЬ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ
  12. ПАСТЫРЬ-МОЛИТВЕННИК
  13. DAT.JVSTVS.FRENA.SVPERBIS Праведник обуздывает гордецов
  14. АВТОБИОГРАФИЧЕСКАЯ БЕСЕДА С САРАПУЛЬСКИМИ ПАСТЫРЯМИ
  15. ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ СВОЙСТВА ХАРАКТЕРА ОТЦА ИОАННА КРОНШТАДТСКОГО, СРАВНИТЕЛЬНО С ДРУГИМИ ПРАВЕДНИКАМИ
  16. Глава 39 О              лжехристах, о гонениях праведников и знамениях конца, о потрясениях мира и обетованиях Царствия, о месте и времени Христовой проповеди (ср.: Евангелие от Луки, 21: 8—38)