<<
>>

КНИГА СВЯТОГО ИЕРОФЕЯ

ВТОРОЕ РЕЧЕНИЕ1232 СВЯТОГО ИЕРОФЕЯ Голова1233 и начало второго речения. Слово святого Иерофея о сокровенности благих вещей Ты же, о мой сын1234, «войди в твою внутреннюю комнату, затвори твою дверь» (Мф. 6, 6) и «испей воды из твоего колодца и струй из твоего источника» (Притч. 5, 15). «Пусть они будут только для тебя одного, и чужой да не пьет с тобой» (Притч. 5, 17). Не спи в городе, оставив семя твое в поле, чтобы не пришел враг1235 и не посеял тебе в поле плевел1236. Не оставляй же и эти слова и не открывай их перед теми умами1237, которые не очистились, чтобы не стать тебе повинным в том, что сказано: «Не клади камень преткновения перед слепым» (Лев.
19, 4). Почему? Потому что «человек душевный не принимает духовных [вещей], ибо они противны ему»1238. А если они противны ему, то для чего ты принесешь их ему, давая смертельный яд больному? Но молись усердно и проси Благого, дабы ты мог прийти к полному совершенству, полнота которого объединяет [тебя] с Благим. Не подобает же быть сокрытому от тебя, о мой сын, тому суждению, которое захватывает умы, когда они раскрывают такое видение1239. Глава1240 вторая. О том, что подобает хранить тайны, и о падении Знай же, о мой сын, что я видел многих людей, у которых происходило быстрое падение с небес1241 при раскрытии этой божественной тайны1242. Также я, с Господом нашим, видел сатану и человека, подобного ему, которые пали с небес, подобно молнии1243. Потому, сын мой, прославь в совершенном и таинственном молчании1244 то, что животворит тебя. И посмотри на муравья и поучись из путей его - как он собирает свой хлеб и прячет свою пищу, а также на устрицу, которая не могла бы вырастить жемчужину, если бы не пряталась в глубине1245. Рассмотри это и поступай [так же], и ты оживишь душу твою. Глава третья. О славах нашего прославления1246 Приступим же теперь к божественной теме и посмотрим на то, каким подобающим для них славословием мы можем прославить наши обители1247, будь то по природе или выше природы1248. Мне же кажется подобающим говорить без слов и познавать без рассудка то, что превышает слово и непостижимо для рассудка, что есть сокровенное молчание и тишина тайн, что разрушает чувства и избегает форм1249, что стремится, спокойно и таинственно, к тому совершенному и изначальному Единству, которое [объединяет] с первым сущностным Благом1250, а также к тому совершенному и святому Соединению, о котором наш божественный учитель написал: «Тот, кто соединяется с Господом, тот с Ним один дух»(1 Кор. 6,17),-иботам, где Единый, разделение уже не властно1251. Эти вещи, о мой сын, - для меня и для тех, кто подобен мне. Для меня сейчас - очищение и искупление, а после этого мне [надлежит] подойти к ним1252. Итак, скажем сейчас о побуждении1253 и об очищении. Прежде скажем о первом побуждении, названном нами «понижающим». Оно [состояло] в исхождении1254 из природы, которое произошло по небрежности1255. При этом его мера не была единой, но множественной в соответствии со [степенью] небрежности. Поэтому некоторые из побуждений обречены на возвращение, а некоторые из них - на рост. Так что в том понижающем побуждении нам требуется такое противодействие, которое обратит нас в обратную сторону. А при побуждении возвышающем ум нуждается в росте, который приведет нас к изначальному. Если же в том понижающем побуждении у нас, от бесов, происходит рост, то это явное указание на то, что мы связаны с князем [мира]1256.
А если в том возвышающем побуждении мы обретаем рост, то и это знак помощи1257. Глава четвертая. О природном побуждении Природное же побуждение происходит тогда, когда ум оставляет имя детства. Так, когда апостолы приобрели обращенность к при роде1258, пока они еще не оставили природу, наш Господь сказал им: «Дети, есть ли у вас что-то, чтобы поесть?»1259 Сказал же Он это, [чтобы увидеть], могли ли они в тот момент вкушать [твердую] пищу, поскольку молоко - еда младенцев. Итак, все, кто находятся в своей природе, способны только пить, а есть - нет, ибо хлеб не для всех людей. Глава пятая. О побуждении, которое после природы Когда те, кто еще пребывают в природе, стремятся к тому, чтобы жить праведно, то о таком побуждении говорится, что оно «после природы». У этого побуждения очень много различий, так что иногда [движимый им] называется ангелом, а иногда - выше ангела. Ибо если ничто не станет причиной его обращения назад, то он даже достигнет Единения. Глава шестая. О побуждении, которое вне природы Те же, кто, еще пребывая в природе, приобретают начало [движения] ко злу, называются сначала грешными, злыми, нечестивыми и порочными, а позднее - животными и скотами1260. Такое побуждение называется «ниже природы». Глава седьмая. О побуждении, которое выше природы Когда же ум движим побуждением, которое «выше природы», то это не вполне то же, что побуждение, которое «после природы». Ибо у последнего очень много различий, так что [движимый им] называется праведником и святым, а иногда - именами сущностей, которые выше имен. Но все они имеют формы1261. А побуждение, которое «выше природы», - это движение спокойное и молчаливое, путь без дороги, познание, которое возвышается над формами, однако не приводит к смешению1262. И поскольку в нем есть недостаточность, оно называется «побуждением». Но так как оно существует вне форм, то о нем говорится, что оно «выше природы». Глава восьмая. О побуждении, которое за пределами природы Об этом побуждении, сын мой, едва ли знает хоть один из умов, который не спускался бы в обитель демонов. Но там тебе его будет легко рассмотреть. Есть умы, которые называются [существующими] «вне природы», а демонов я называю [существующими] «за пределами природы». Ибо при том побуждении, которое «после природы», ум пребывает в нашем мире, как бы это ни происходило. Если же [побуждение] «за пределами природы», то он находится не в нашем мире и не в том мире, где святые, но в той тьме внешней, что представляет собой населенные места под землей. Возможно даже, что у него происходит своего рода соединение с князем [мира]. Потому что он полностью отрывается от природы Блага, так что в нем нет ничего от нее. Глава девятая. О трех сущностях бесов, которые есть в нашем мире О природе бесов, которые под землей, о том, сколько их и кто они, а также о том, что они делают, мы сейчас воздержимся1263 [говорить], поскольку в своем рассказе о нисхождении ума мы расскажем об этом1264. Теперь же поговорим об этом мире. Мне не нравится то, что стремятся утверждать некоторые люди - что вся славная природа и чины1265, расположенные в порядке и святые во всем, находятся с нами в нашем мире. Они же говорят не как провидящие1266, но под действием того заблуждения, что имеет власть над ними. Есть только три сущности у всех бесов, господствующих в нашем мире. И я скажу божественно, без страха, что ни один ум, не получивший очищения, не был способен освободиться от них. Один лишь божественный ум1267 может быть от них свободен. Ибо Писание говорит, что если человек совершает грех, тогда он становится рабом греха1268.
Итак, нам открыто, что если он грешит, то он подчинен им. Тот, кто не стал свободен для Бога, находится в рабстве у князя [мира]. Когда же придет князь [мира], то не только что-то имеет он в [грешнике]1269, но получает его целиком. Из сущностей бесов, которые с нами, нам также возможно дать пример падения из Природы1270. Ибо на три части разделено все пространство от земли до неба, и каждая из тех сущностей имеет власть над одной из частей1271. И это, видимо, то, о чем одним из [бесов] было сказано нашему Господу: «Вся власть над этим находится в руке моей»1272. Глава десятая. О первой сущности Первая сущность управляет всем пространством от земли до облаков. Второй же положен предел и [дана] власть на всем пространстве от облаков до солнца. Третья - от солнца и до тверди [небесной]. Знай же, о мой сын, что в соответствии с [мерой] падения из Природы каждая из них получила свое место и положение. Ибо я вижу, что сущность, которая над землей, гораздо темнее, чем сущность, которая выше ее, и что та в свою очередь - гораздо темнее, чем та, что выше ее. Я вижу, что сущность, которая над солнцем, гораздо светлее и чище, чем все сущности бесов. Возможно также, что противоборство уму, которое она совершает, меньше, чем у других. Ибо противоборство, которое оказывает умам сущность, находящаяся над землей, особенно тяжелое и горькое. Слабее же его та борьба, которую совершает с ними вторая сущность. Глава одиннадцатая. О законе, согласном с природой Когда ум направляется законом,, то это происходит «по природе», и с ним борются бесы той сущности, которая над солнцем, как те, чья злоба наименьшая. Когда же с ним происходит побуждение, которое «после природы», то в борьбу с ним вступают две сущности демонов. А когда ум становится достоин восхождения, тогда [все] три сущности, описанные мной, выступают против него и стремятся погубить. Ибо они желают того, чтобы вся природа Блага обратилась в их подобие, и поскольку им не приносит радости и они не желают того, чтобы кто-то избежал их власти, но - чтобы [тот] облекся в их покрывала. Ибо они знают, что когда он обращается к Господу, то покрывало снимается1273. Глава двенадцатая. О том, что Господь не хочет погибели нечестивых1274, но призывает их обратиться к Нему ...божественного ума1275, о том противодействии, которое воздвигает на него враждебная природа, а также о поражении могущественной природы1276 враждебных сущностей. Итак, мы говорим, что исполнением служения и полнотой труда умов [выступает] славное восхождение1277. Ибо Бог, благой и управляющий живущими, как разумными, так и не имеющими разума, не позволяет уму пасть, но призывает [его] обратиться, приближает и принимает [его]. Те же, кто принял в себя славные блага, утверждаются в стремлении идти к Благу. Тогда они оставляют ту работу, которая была у них, и устремляются, достойно и свято, в славный и божественный путь1278, чтобы достичь единства, насколько возможно, с первым Благом, которое от начала, и осторожно продвигаются вперед, не останавливаясь, чтобы находиться с ним и в нем. Глава тринадцатая. О единстве природы в [уме] Тем, кто хочет возвыситься над нашим миром, необходимо объединить благую природу, которая в них, с ней самой. Ибо если они не устранят противопоставление из места [пребывания] ее, то она1279, видимо, будет продолжать находиться в том месте, где нет противо поставления1280. Знай же, что тело - дом души, а душа - облачение для ума1281. Поэтому душе подобает украшать свой дом, а уму - свое место. Так она сможет взойти на небо, куда ради нас взошел Христос. Если же в нас будет обнаружено нечто от князя [мира], то как будем мы достойны того, чтобы созерцать Отца? Я видел многих среди умов, которые восходили ко Кресту, но падали, поскольку их одежды были нечисты. Одеждами нечистыми я назвал тело и душу, которые не очистились. Но мы оставим эти темы для рассказа об очищении1282. Ты же, сын мой, храни молчание об этом восхождении, ибо «кто поверит слышанному от нас», кроме того, кому «открылась мышца Господня» (Ис. 53,1)?1283 Ибо когда происходит восхождение1284, то тело немеет, словно мертвое, душа же тонет в уме. А он в действительности становится телом, ибо он умирает, как написано, что «он вновь будет жить для Бога»1285. Тело же, которое из земли, он оставляет на земле. И он простирается, божественно и свято, без изменений, вплоть до тверди [небесной]. Будучи вознесен, он оставляет и забывает все, что на земле. О том же, как он был вознесен, рассказывает нам апостол, когда говорит, что он «был восхищен до третьего неба», а также: «даже до рая» (2 Кор. 12, 2; 4). Он говорит «восхищен», но больше ничего не сообщает, в том числе о борьбе, в которую вступает ум перед твердью. Также написано: «знаю человека», который не вел такой борьбы. Потому как я видел многие умы, против которых не велась такая1286 борьба. И других, которые очень много претерпели1287, прежде чем миновать твердь. Когда же ум подвигается к восхождению, те три сущности собираются1288, чтобы одолеть его. Он же божественно укрепляется и чудесно получает силу, и «поражает своих врагов сзади, и сраму вечному предает их»1289. То есть он говорит: «Тогда в тесноте1290 Господа я призову» (Пс. 17, 71291). И еще: «Господь избавит меня от врагов моих»1292. И еще: «Ты не предашь разрушению душу, свидетельствующую о Тебе»1293. И тогда Он словно обращается к нему: «Я, Господь, отвечу ему»1294. И еще: «Во время тесноты Я отвечу тебе»1295. И: «Когда Я укреплю тебя, ты прославишь Меня»1296. И Господь прострет руку Своей благости и возведет ум к тверди [небесной]. Тогда же над ним исполнится, божественно и возвышенно, все то, что совершается для Господа нашего.1297 И он увидит небо открытым1298 и ангелов первой стражи, как будто говорящих ему: «Поднимите, врата, верхи ваши», - и будет ответ на это: «Чтобы вошел царь славы» (Пс. 23,9)1299. Глава четырнадцатая. О трещине в тверди Твердь предстает уму в виде очень слабого света. Ибо ее природа была сгущена от излияния света1300. Эта твердь, что была «преградой посреди» (Еф. 2, 14), разрывается перед умами, первым же разорвал ее Христос1301. Когда же ум оказывается достойным того, чтобы взой ти выше тверди, тогда он становится словно только что рожденный младенец, который переходит от тьмы к свету, и он видит тот слабый разлитый свет, который над твердью и который пророческим словом был назван «водами»1302, а именно поскольку природа этого света так же чрезвычайно тонка и текуча, как чрезвычайно текуча природа воды, если сравнить ее с другими телами. Однако пусть никто не заблуждается, полагая, что сущность воды есть на небе. Глава пятнадцатая. О несущих стражу у Дома Божиего А те ангелы, которые обитают там, это те, как мне представляется, кто несет первую стражу у Дома Божиего1303. Они находятся там, словно у первых врат знания1304. Тогда божественный ум, который видит их в этом месте, испытывает сильное волнение и страх, говоря: «Это Дом Божий, здесь я буду жить вечно, там я пребуду в роды родов»1305. И он думает об этих ангелах, что это те, кто исполнились совершенного созерцания, и что в них также содержится, божественно и возвышенно, совершенная полнота, наполняющая все. Тогда те ангелы подвигаются к тому, чтобы передать уму тайну духовного созерцания и раскрыть ему, таинственно и божественно, значение1306 их стражи и исполнение ими их первого священства1307. Глава шестнадцатая. О сильном желании Большая усталость и труд [предстоят] умам на пути восхождения. Но в них крепнет некое природное желание, которое хочет обрести полноту, и их поддерживает и им помогает та сущность, которая их встречает, с помощью духовной пищи, которую она дает им. Поэтому они все1308 собираются, славно и свято, к уму в необычной тайне. Глава семнадцатая. О поклонении Итак, то, что [пребывает] в них [в сущностях], подвигается к тому, чтобы свято и божественно [прийти] к уму и поклониться ему. Тайна1309 же этого поклонения такова. Когда те ангелы видят сущность ума, тогда они понимают, таинственно и божественно, что та сущность выше, чем у них1310. Ибо они совершенно убеждены и знают, что каждой из сущностей надлежит оказывать честь той сущности, которая выше ее1311, поскольку от нее она [низшая сущность] также, таинственно и божественно, получает помощь, очищение и освящение, а также через нее возрастает к созерцанию, которое выше ее, и к раскрытиям тайн1312. Они также исполняют для сущностей, которые над ними, назначение посланцев Дома Божиего1313. Тогда собираются славные и святые главы священства1314 к уму, чтобы возрадоваться и возликовать вместе с ним как с тем, кто был воскрешен из Шеола1315. Об этом же говорит Господь наш: «У ангелов, что на небе, бывает великая радость даже об одном вернувшемся грешнике»1316. Говоря же таинственно и божественно: «об уме, который возносится». Глава восемнадцатая. О главах священства, над которыми возносится [ум] Итак, ты убежден и знаешь, что задачей глав священства является содействие в росте тех, кто приближается1317, и очищение тех, кто очистился1318. Ибо не может быть единения без того, кто освящает и очищает1319, убеляет и соединяет. Ум же, после того как он очищается и возносится, также приобретает то, что получает, и очищает1320. Тогда божественный глава священников из глав первого священства подвигается к тому, чтобы сделать ум причастником его совершенной цельности, так чтобы тот мог освящать и очищать те сущности, которые соединяются с ним. А божественный ум также приближается и преклоняет голову, таинственно и божественно, перед тем святым и славным возложением рук. Ибо в этой первой области1321 над твердью божественный ум получает также первое причастие, после того как он оказывается достоин того славного возложения рук1322. Тогда он укрепляется, чудесно и божественно, и созывает тех ангелов в славной и божественной тайне, чтобы совершить с ними еще одно таинство причастия. И он раздает им живую и святую Евхаристию1323. Отныне ум - уже не получающий от них, но дающим им - после того, как он получает от них то божественное возложение рук. О значении же этого Хлеба мы собираемся сказать в другом повествовании1324. Таким образом исполняет божественный ум все это в том месте, которое над твердью. Тогда он отправляется в веселии, «радуясь в совершенстве [перед тем, как] пробежать путь свой»1325. И прощается с ними целованием святым, они же сопровождают его, возвышенно и божественно, вплоть до другой обители, которая над ними. Когда ум достигает ее, то он видит чистое и яркое сияние, а также чистый и божественный свет. И он приходит в чрезвычайное изумление от силы славного света второй обители, получая, возможно, точно такое же видение ее1326. Встречает же [его] второй порядок ангелов, которые освящают в месте том, и они возливают на него от удивительных излучений их благости. Возможно, что некоторые из них даже совершают преклонение перед ним. И он получает там точно такую же Евхаристию. Вверяя [им] полностью свой разум1327, он приобретает от них видение тайн1328 посредством того духовного Хлеба. И поскольку чин [ума] вознесен и его умная природа1329 прославлена1330, те, кто встречают его, видимо, понимают его величие. Он же прощается с ними в любви при помощи целования, и тогда он божественно восходит и торжественно поднимается, чтобы вознестись к тому Благу, к которому стремится. О множественности обителей легко нам научить от Господа, Который говорит: «В доме Отца Моего обителей много» (Ин. 14, 2). О превосходстве же у них одной от другой узнает [только] ум видящий1331. Ибо благой Податель жизни Бог славно и превосходно сделал превосходящий и славный свет каждой обители большим, чем у других1332. И когда ум попадает в одну из обителей, то славный вид красоты света из той обители, изливающийся на него, поднимает в нем некое горячее желание, так что ему не [достаточно] пребывать в любви1333 к ней, но он очень много трудится в великом рвении к тому, чтобы приблизиться к ней и быть с ней. Глава девятнадцатая. Об одеяниях1334 различения Тогда, когда ум проходит множество небес1335, он возвышенно и божественно встречает также то место, которое называется [местом] различения1336. Яркость этого места больше, чем та, что исходит, славно и божественно, из всех других мест. О том же месте мы скажем, что оно - некая граница1337, разделяющая и ограничивающая тот мир, который над нашим миром. И когда ум приходит туда, он встречает там некий приятный и умиротворяющий покой1338, так что он сразу забывает свои заботы и все свои труды и наслаждается божественно и священно наслаждающим и радостным наслаждением. И вероятно, он даже проводит некоторое время в этом месте различения. Потом же он начинает с усердием и мужеством проходить путь его обители. И тогда он возносится, славно и возвышенно, чтобы пройти через небеса, которые перед ним, ибо он познает посредством мистического знания1339, что ему приготовлен путь к Господу. Глава двадцатая. Созерцание Крестапо Тогда божественный ум входит в то место, о страданиях в котором я не способен рассказать. И стража, которая служит в том святом месте, подвигается к тому, чтобы выйти к нему и поклониться. Когда же он видит их, то благая природа, которая есть в нем1340, понимает чудесно и божественно то страдание, которое уготовано ему, так что он говорит: «Теперь я приготовлен к страданиям, и боль моя всегда предо мною»1341. И как если бы его расспрашивали те ангелы, которые служат в том святом месте: «Для чего ты приготовился к страданию?» - он говорит: «Чтобы очиститься от грехов». Тогда он видит божественно те чудесные, божественные и таинственные кресты1342 изумления. После чего он спрашивает: «Для чего они?» И [ангелы] отвечают ему: «Они - ради тебя». И когда он видит их, то испытывает волнение и скорбь. Тогда он подходит к главе священников, которые в том месте, и учится у него таинственно и свято видениям того, что должно совершиться. Глава двадцать первая. Об исполнении Креста Итак, приступи - мы объясним таинственно и божественно видение распятия. И скажем, что надлежит тем, кто был божественно сделан совершенным и возвышенно освящен, во всем приобретать образ Христа и быть подобным Ему. Тогда же [мы исполняем это], когда научаемся у апостола, который говорит нам: «Выйдем к Нему за город, взяв на себя Его позор» (Евр. 13, 13). Послушаем и Самого Христа, Который говорит: «Если человек хочет быть1343 Моим учеником, пусть отвергнет себя самого, возьмет свой крест и идет за Мной»1344. А богатому Он говорит: «Если хочешь быть совершенным, возьми твой крест и иди за Мной»1345. И мы видим, что Сам Христос посредством Креста страданий оставил человеческое существование1346. И Симону Он называет видение Креста «славой»1347. Когда Он говорит: «Вскоре прославится Сын Человеческий»1348, - то называет Крест «славой», а поношение - «честью». Поэтому подобает тем божественным умам, которые хотят быть такими, как Христос, во всем быть подобными Ему, во всем стать такими, как Он. А иначе как прийти им к полноте? Сам Господь наш считал исполнение Его заповедей любовью к Нему1349, ибо если мы любим Господа, то храним Его заповеди1350. Пусть же не минует тебя, о мой сын, видение сынов Заведея1351, когда их мать просила Его, «чтобы эти мои два сына сели один по правую руку от Тебя, а второй - по левую». Он же отвечал ей и им полно: «Можете ли пить чашу, которую предстоит пить Мне?»1352 Говорил ли Он [только] о кресте человеческом? Но этого сыны Заведея не вынесли1353, а ко многим из тех, кто любил Его, это страдание не пришло. И тогда для нас очевидно, что Он говорил об этом умопостигаемом кресте, который божественные умы получают, то есть исполняют. Ибо они не могут быть божественно сделаны совершенными и таинственно быть освященными, если не придут к этому Кресту страданий и не претерпят его. О тебе же, о мой сын, я знаю, что ты достиг, божественно и возвышенно, даже того места, о котором я рассказываю. А говоря по истине - ты прошел даже далее его. И я знаю, что тебе открылись все видения, которые в этом святом месте. Подобает, далее, также умертвить того ветхого человека1354, которого Христос умертвил на Кресте. Пусть никто не ошибается, думая, что он [ветхий человек] может быть убит без Креста. Ибо апостол говорит о Христе: «Мы знаем, что наш ветхий человек был распят вместе с Ним, и Он уничтожил тело греха, так чтобы нам больше не служить [греху]»1355. Поэтому следует и божественным умам посредством этого святого и таинственного Креста умертвить тело греха. Возможно, также спросят: почему распинается ум? - Потому что те, кто не умер, те не смогут жить1356. Ибо апостол говорит о Христе: «Если мы с Ним страдаем, то с Ним мы и прославимся» (Рим. 8, 17). Но как возможно нам страдать с Ним, если мы не страдаем Его страданиями? И как нам страдать Его страданиями, если мы не претерпеваем Креста? Ибо пишет божественный Варфоломей: «Прославляю таинственный Крест страданий1357, и я знаю, что он - первые врата Дома Божиего»1358. Ты же, сын мой, когда достигнешь Креста, то не представляй и не думай, что он уже есть предел Дома Божиего, ибо, вот, божественный Варфоломей называет его «вратами»1359. Кто войдет в город, если он не подойдет к воротам? Или кто достигнет предела блага? Или придет к Единству без Креста? О Кресте же я скажу, что он есть некая очищающая и омывающая сила, которая посредством мучительных страданий полагает конец страданиям. Знай же, что если бы не падение - не было бы страдания, а не будь страдания - не было бы Креста. И если бы ум сохранил свою сущность, то, возможно, он не имел бы прихода, а если нет прихода, то нет и ухода1360. А потому нам дано знать о том, что Крест есть нечто, необходимое не для сущности, но для ее очищения. Итак, для божественных умов видны три креста - то, что было и со Христом - потому что человек состоит из трех сущностей. Очищается же он в трех из них, а потому подобает ему быть очищенным тремя крестами. Знай же, о мой сын, что трое были распяты, но не трое ожили. Ибо один Христос имел жизнь, и с Ним Тит1361, который справа от Него, - [так] будет иметь жизнь и ум1362. Тот же, кто был слева от Него, был повержен1363. Итак, когда ум видит те кресты, то он испытывает трепет и страх. И возможно, что его пот даже становится густым, как капли крови, ибо мы во всем должны походить на Того, Кто стал подобен нам1364. И глава1365 ангелов, которые в том месте, приближается к нему и дает некое укрепляющее утешение, подобно тому, которое было дано Христу1366, когда говорит ему такие слова: «После краткого и очень небольшого времени Ты будешь прославлен, посрамишь смерть и будешь жить»1367. Тогда божественный ум обращает себя к молитве и просит Бога, говоря: «Отец мой, если возможно, пусть минует меня чаша сия. Если же невозможно, чтобы она миновала меня иначе, как мне испить ее - да будет воля Твоя»1368, - и приходит в уныние и испытывает скорбь1369. Он же обращается от своей молитвы и видит стражей в том месте спящими, и говорит им: «Разве не могли вы хотя бы один этот час бодрствовать со мной?»1370 Тогда он приближается к ним в великом страдании и будит их. Но когда они пробуждаются, то изменяются перед его глазами, так что вместо любви он видит в них гнев и вместо согласия - ненависть. Их чистота сменяется тьмой, а их спокойствие - яростью против него, так что они хотят убить его1371. Тогда он говорит: «Все ненавидящие меня как один шепчутся обо мне и замышляют на меня зло» (Пс. 40, 8)1372. Знай же, о мой сын, что это ангелы, кто в том месте, восстают на божественный ум и распинают его. И не представляй и не думай, что это славное служение как будто совершается сущностью бесов, но это [ангелы], изменяя свой образ, исполняют для него труд рас- пинателей. Тогда же тот божественный ум приближается к тому, чтобы преодолеть распад своей цельности, и он высвобождает свою душу и отпускает свое тело через страдания и непроизносимые стоны. [Тогда] он божественно укрепляется и чудесно усиливается против тех распинателей, которые являются ему, и говорит им, подобно нашему Господу: «Кого вы ищете?» Они же отвечают: «Тебя». И они также низвергаются, как иудеи перед Господом нашим1373. Таким образом он показывает им, что для него они очень слабы и ничтожны и что он принимает распятие по своей воле, а не по принуждению1374. Тогда божественный ум приближается нагим1375, без души и без тела, в то время как душа и тело остаются одни, и предает себя свято и смиренно тому кресту страданий. И он «был отведен, как агнец, на заклание, и как овца был нем перед стригущим его» (Ис. 53, 7), и о смерти его не было сказано1376. И плача, с сердцем сокрушенным и смиренным, он просит Бога о тех [страданиях], которые ему были причинены1377. Тогда его распинают на том кресте, что в центре, и он также видит душу справа от себя, которая распята, подобно Титу, тело же, подобно Зумаху1378, - слева от него. Ибо Христос - это Тот, Кому подобает находиться1379 в центре. Возможно также, что в это время Креста ум испытает некую сильную жажду, как Христос1380, и распинатели поднесут ему там уксус в губке1381. Тогда придет час смерти, которая соединена с Крестом. То есть душа возгласит к уму, подобно Титу, своего рода криком с просьбой о единстве, и возможно, ей даже будет дано обещание от него о том святом и божественном очищении, которое ей предстоит через ум1382. А божественный ум воскликнет и скажет: «Боже, Боже! Почему Ты оставил меня?»1383 - и склонит голову в великом смирении, и претерпит ту таинственную смерть, которой во Христе нам предстоит умереть1384 - ибо никто не может стать Христом, если он не умер этой смертью - также и душа и тело умирают вместе с ним. А ты, сын мой, размысли над словом «тело»1385. Среди ангелов же некоторые имеют своего рода образ1386 охранников, а некоторые исполняют труд воинов. И один из них приближается, таинственно и божественно, и как бы ударяет ум в бок неким образом копья, которое в руке его, и заставляет излиться, таинственно и свято, [некоему] образу крови и воды1387. И возможно, [некто,] как Иосиф-советник, снимет божественный ум с того всесвятого и таинственного креста1388. Глава двадцать вторая. О различии крестов Да не будешь ты лишен, о мой сын, видения Креста. Ибо я видел многие умы, которые не один единственный раз или дважды приближались к этому крестному страданию, но - следует сказать истину- десять и двадцать и даже столько раз, что нельзя сосчитать. И я видел многих, кто за все время своей человеческой жизни не убегали от Креста, получили же его после тела1389. О тебе же, о мой сын, я знаю, что ты три раза восходил ко Кресту1390. Однако не думай, сын мой, о тех умах, которые очистились, что все они едины в [своем] представлении о Кресте. Сын мой, славная тайна Креста не раскрывается перед теми, кто нечист. «Ибо слово о кресте для погибающих есть глупость, для нас же, испытанных в нем, это сила Божия»1391.
<< | >>
Источник: Г. И. Беневич Д. С. Бирюков. АНТОЛОГИЯ восточно-христианской богословской мысли. Ортодоксия и гетеродоксия. 2009

Еще по теме КНИГА СВЯТОГО ИЕРОФЕЯ:

  1. КНИГА СВЯТОГО ИЕРОФЕЯ
  2. Какие таинства осуществляет и совершает посредством священнодействий, установленных для святого Собрания, в верующих и с верой собирающихся [в храме] всегда пребывающая [в Церкви] благодать Святого Духа
  3. Устав Святого Августина
  4. Устав святого Бенедикта
  5. Личность святого Августина
  6. Философия святого Фомы
  7. Устав святого Бернарда
  8. МОЛИТВА — ДЫХАНИЕ ДУХА СВЯТОГО
  9. ЖИТИЕ СВЯТОГО ФЕДОРА ТИРОНА
  10. Число Посланий святого Апостола Павла
  11. Н. Хамитов. ФИЛОСОФИЯ и психология ПОЛА Книга 1 ОДИНОЧЕСТВО ЖЕНСКОЕ И МУЖСКОЕ Книга 2 ЛЮДИ ТОСКИ И ЛЮДИ СКУКИ Тайна одиночества и совместимости мужчины и женщины, 2001
  12. ЖИТИЕ СВЯТОГО ФЕДОРА ТИРОНА200
  13. ЖИТИЕ СВЯТОГО МУЧЕНИКА НИКИТЫ
  14. Глава XII О ЦАРСТВЕННОМ ПУТИ СВЯТОГО КРЕСТА
  15. Жизнь и личность святого Апостола Павла
  16. СВИДЕТЕЛИ СВЯТОГО СЕРАФИМА САРОВСКОГО. КРИТИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА
  17. Вторая часть жизнь святого СЕРАФИМА САРОВСКОГО
  18. Град Святого Петра и его небесные покровители
  19. Священная страна святого народа