<<
>>

Неустойка и задаток

Согласно ГК (ст. 380 ГК) обязательства могут обеспечиваться задатком, которым является денежная сумма, выдаваемая одной из сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне в доказательство заключения договора и в обеспечение оного.

Если за неисполнение договора ответственна сторона, давшая задаток, он остается у другой стороны. Если же отвечает сторона, получившая задаток, то она должна уплатить другой стороне двойную сумму задатка. При этом та сторона, которая ответственна за нарушение, должна также компенсировать причиненные убытки с зачетом суммы задатка, если в договоре не предусмотрено иное.

Выше мы уже отмечали, что задаток по общему правилу может использоваться только для обеспечения интереса кредитора от расторжения договора при его нарушении другой стороной. Иначе говоря, взыскание двойной стоимости задатка или оставление его у себя лишает кредитора права требовать исполнения в натуре. Данная мера не может быть использована с целью покрыть свои потери от ненадлежащего исполнения. То есть требование об уплате двойного размера задатка, так же как и оставление его у кредитора, может быть применено только в случае, если нарушение договора приводит к его расторжению и прекращению обязательства.

Попытаемся обосновать такой подход. Если обязательство, скажем, по договору купли-продажи было обеспечено задатком (ст. 381 ГК), то, следуя традиционному, но отвергнутому нами выше пониманию неисполнения и ненадлежащего исполнения (в зависимости от степени исполненности обязательства) как оснований для применения средств защиты, право, скажем, на требование двойного размера задатка есть у покупателя, внесшего его, только тогда, когда товар вообще не поставлялся, так как ст. 381 ГК исходит из того, что таким основанием является только неисполнение договора. Когда же товар поставлен, но с существенными недостатками, то налицо ненадлежащее исполнение, что, исходя из данной логики, покупателю прав воспользоваться механизмом истребования двойного размера внесенного задатка не дает даже тогда, когда от товара, а следом и от всего договора он отказался. Такой вывод, безусловно, абсурден. Поэтому очевидно, что в ст. 381 ГК, так же как и в ст. 396 ГК, речь идет не о характере нарушения обязательства, а о результате этого нарушения.

Следует отметить немаловажную деталь: в ст. 381 ГК о задатке законодатель в качестве основания истребования двойного размера задатка указывает на неисполнение договора, а не обязательства. Неисполнение договора - это результат нарушения, означающий, что нарушение привело к прекращению договора. Поводом же для неисполнения договора могли стать как текущая просрочка должника (неисполнение), так и ненадлежащее исполнение, если данные нарушения привели к отказу от договора, т.е. к оставлению договора неисполненным и прекращенным.

На самом деле, подчеркивая, что задатком обеспечивается случай неисполнения договора, законодатель указывает, что требование о возврате двойной суммы задатка (а равно и оставление задатка) несовместимо с продолжением договора и всегда сопряжено с расторжением договора по инициативе пострадавшего кредитора <*>. В нашем случае покупатель не может требовать выплаты ему двойного размера задатка, если в товарах, переданных продавцом, были обнаружены несущественные недостатки. Он также не может сделать это, если нарушения хотя и были существенными, т.е. дающими право на расторжение, но он этим правом не воспользовался, а требует, например, компенсации своих затрат на исправление недостатков, т.е. совершает действия, из которых следует, что он исполнение принимает.

--------------------------------

<*> На отмеченную особенность задатка указывает А.В. Латынцев (Латынцев А.В. Обеспечение исполнения договорных обязательств. М., 2002. С. 216).

В современной правовой доктрине высказывались иные подходы, с которыми трудно согласиться. Так, сторонники одного подхода <*> исходят из того, что для определения допустимых средств защиты имеет значение сам характер нарушения (неисполнение или ненадлежащее исполнение). Поэтому они видят в указании ст. 381 ГК на неисполнение договора (как на основании применения правил о задатке) запрет на взыскание двойного размера задатка или удержание оного в случае, когда нарушение носит характер ненадлежащего исполнения, не учитывая того, что, как мы выше показали, выделение этих двух видов нарушения для определения допустимых средств защиты нецелесообразно. Кроме того, в литературе <**> высказывалась идея о том, что применение правил о задатке не влияет на действие основного обязательства, которое, несмотря на потерю задатка или уплату его двойного размера, сохраняет свою силу. Такие подходы приводят к массе недоразумений. О том, что их реализация не позволит кредитору требовать применения правил о задатке, если должник допустил ненадлежащее исполнение, которое кредитором было отвергнуто, в связи с чем договор расторгается, мы уже писали выше. Кроме того, представить себе, что, скажем, задаток в размере 20% от цены договора является мораторной санкцией и при его удержании или взыскании двойного размера основное обязательство остается в силе, как то следует из идеи о том, что реализация условия о задатке не влияет на действие основного обязательства, довольно сложно.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<*> Гражданское право. Т. 2. Полутом 1: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. С. 65; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1998. С. 487.

<**> Гражданское право. Т. 2. Полутом 1: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. С. 65.

В связи с изложенным единственно верным решением будет признать следующие выводы. Во-первых, ст. 381 ГК устанавливает право на оставление или взыскание двойного размера задатка только в случае неисполнения договора. Во-вторых, при этом под неисполнением договора следует понимать не факт нарушения (текущая просрочка), а результат, к которому приводит нарушение с учетом ответной реакции кредитора (т.е. расторжение договора в ответ на дефектное исполнение или текущую просрочку). В-третьих, взыскание двойного размера задатка или его оставление у кредитора прекращает обязательство, так как свидетельствует о расторжении договора кредитором. В-четвертых, неиспользование задатка (непредъявление требования об уплате двойного размера задатка или незаявление о его удержании) оставляет кредитору право требовать реального исполнения.

Таким образом, если и говорить о схожести неустойки и задатка, то налицо родство задатка и неустойки за неисполнение. По крайней мере все четыре вышеизложенных вывода в равной степени применимы к обеим мерам. Обе меры направлены на возмещение компенсаторных убытков кредитора и в связи с этим сопряжены с расторжением договора.

Помимо этого можно выделить следующие схожие черты. Во-первых, и неустойка, и задаток являются мерами обеспечения. Во-вторых, обе могут быть выражены исключительно в деньгах. В-третьих, в обоих случаях требуется письменное оформление соответствующей оговорки. В-четвертых, убытки взыскиваются в зачет суммы задатка и неустойки, что подчеркивает компенсационную направленность двух мер. В-пятых, основанием для применения данных мер является нарушение договора. В-шестых, в обоих случаях необходимо, чтобы сторона, нарушавшая обязательство, была ответственна за неисполнение. Таким образом, в обоих случаях мы имеем дело с оговоркой, согласно которой сторона, нарушавшая договор, обязана уплатить кредитору некую денежную сумму, которая является санкцией, дополнительным имущественным обременением. Таким образом, можно говорить о том, что данная мера, так же как и неустойка, является мерой гражданско-правовой ответственности, так как налицо все характерные черты оной.

При этом следует учесть, что, делая вывод о том, что оставление задатка или взыскание его двойного размера прекращает обязательство и не может быть совмещено с требованием реального исполнения, так как устанавливается за неисполнение договора, мы не должны путать задаток с отступным. Помимо наличия целого ряда непринципиальных отличий (обязательность письменной формы, исключительно денежный характер, предоставление согласованной суммы "вперед" при заключении договора и т.п.), задаток отличается от отступного тем, что последний может быть использован должником по своей инициативе, что дает должнику право просто откупиться от реального исполнения и прекратить обязательство, предоставив отступное. Задаток же представляет собой меру ответственности и, как любая мера гражданско-правовой ответственности, предполагает право кредитора использовать ее или нет. Если кредитор решит не пользоваться предоставленной ему условием о задатке возможностью, то он вправе требовать реального исполнения, а попытка должника откупиться от реального исполнения, уплатив двойной размер задатка или заявив о своем отказе от переданного ранее задатка, не будет иметь юридической силы, если только сам кредитор не согласится на это. В последнем случае будет иметь место придание сторонами соглашению о задатке значения отступного, что с точки зрения права представляет собой трансформацию одного правоотношения в другое. Следовательно, вполне возможна ситуация, когда стороны изначально придают задатку значение отступного, т.е. используют смешение двух юридических конструкций <*>. В этом случае стороны используют технологию задатка для выражения права должника отступиться от обязательства, потеряв задаток или уплатив его двойной размер. Для этого требуется специальное указание на отступной характер задатка в договоре. При наличии сомнений суду следует признавать соответствующее условие договора как устанавливающее обычный задаток, не предполагающий право должника откупиться от реального исполнения. Здесь, так же как и в случае с выбором между новацией и отступным, суду при наличии неоднозначных формулировок следует отдавать предпочтение тому толкованию, которое в большей степени защищает интересы кредитора. Отказ от придания соглашению о задатке значения отступного, если иное прямо не оговорено в договоре, отражен в праве многих стран (например, п. 2 ст. 336 ГГУ, ст. 158 ШОЗ, ст. ст. 908 - 910 АГУ, прецедентное право Англии и др.). В то же время в праве Франции, наоборот, общим правилом, по крайней мере в отношении договоров купли-продажи, является отступной характер задатка (ст. 1590 ФГК <**>).

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий Б.М. Гонгало "Учение об обеспечении обязательств. Вопросы теории и практики" включен в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2004.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<*> Данной позиции придерживаются большинство современных авторов. См., например: Гонгало Б.М. Учение об обеспечении обязательств. Вопросы теории и практики. С. 86; Шилохвост О.Ю. Отступное в гражданском праве. С. 243; Бациев В.В. Обязательство, осложненное условием об отступном (замене исполнения). С. 56; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1998. С. 485; Гражданское право. Т. 2. Полутом 1: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. С. 66.

<**> Правда, применительно к французскому праву Treitel пишет, что (1) по специальному указанию в договоре задаток (arrhes) может быть установлен не в качестве отступного, а как разновидность неустойки, не предоставляющей должнику право отступиться от договора, и (2) не совсем ясен вопрос о возможности расширения правила об отступном характере задатка на договоры, отличные от купли-продажи (Treitel G.H. Remedies for Breach of Contract. A Сomparative Account. 1988. Р. 236). Судебная практика Франции также признает, что соглашение сторон может быть направлено против предоставления стороне права по своей инициативе отказаться от договора, воспользовавшись условием об отступном (Cases, Materials & Texts on Contract Law (Casebooks on the Common Law of Europe) // Beale Н., Kotz Н., Hartkamp А., Tallon D. 2002. Р. 873).

Признавая родство неустойки и задатка, мы не должны упускать из виду и ряд особенностей, свойственных соглашению о задатке. Во-первых, задаток помимо того, что несет в себе элемент наказания и компенсации, выполняет также и значение доказательства заключения договора и подтверждения серьезности намерений стороны, внесшей задаток. Во-вторых, задаток в случае надлежащего выполнения сторонами своих обязательств идет в счет причитающейся с плательщика суммы долга и выполняет значение аванса. В-третьих, задаток носит двусторонне-обеспечительный характер, т.е. порождает обеспечительный эффект и гражданско-правовую ответственность в отношении обеих сторон. В-четвертых, технологически сторона, получившая задаток и пострадавшая от нарушения договора, не должна требовать уплаты некой суммы, а просто оставляет сумму задатка у себя, что делает задаток более эффективным и простым в применении с точки зрения интересов стороны, получившей его при заключении договора. С точки же зрения стороны, предоставившей задаток, механизм защиты ее прав при нарушении договора контрагентом, удерживающим задаток, очень похож на взыскание неустойки: кредитор должен заявить в суд иск о взыскании двойной суммы задатка, в которой суммируется требование о возврате уплаченного аванса в результате расторжения и, собственно, гражданско-правовая ответственность в том же размере. Наконец, в-пятых, в отличие от неустойки задаток не может обеспечивать защиту интереса кредитора в случае текущей просрочки или дефектного исполнения, не сопряженных с отказом кредитора от договора. Ведь, как мы уже говорили, задаток предназначен для обеспечения интереса кредитора в случае неисполнения договора как итога, к которому приводит нарушение обязательства.

Учитывая обе группы факторов, наиболее сбалансированным нам видится применение к задатку как мере ответственности общих положений о неустойке там, где отсутствует специальное регулирование. Данный подход разделялся создателями Проекта ГУ <*>. Родство задатка и неустойки отражено также и в праве зарубежных стран. Так, в праве некоторых стран общего права (США, Индия) к условию о задатке применяется принцип недопустимости неустойки, что означает необходимость проверки того, является ли данная сумма заранее оцененными убытками или включалась в договор исключительно в качестве наказания (штрафа) <**>.

--------------------------------

<*> Гражданское уложение. Проект / Под ред. М.И. Тютрюмова. Т. 1. С. 198.

<**> Treitel G.H. Remedies for Breach of Contract. A Сomparative Account. 1988. С. 243.

Проиллюстрируем применение общих правил о неустойке к соглашению о задатке. Например, согласно ГК несоблюдение письменной формы соглашения о неустойке приводит его к недействительности (абз. 2 ст. 331 ГК). В то же время ст. 380 ГК только упоминает о необходимости соблюдения письменной формы соглашения о задатке, не оговаривая последствия несоблюдения этого требования. Согласно ст. 162 ГК в отсутствие специального указания в законе или договоре на недействительность сделки в случае несоблюдения письменной формы к такой сделке применяются общие последствия несоблюдения письменной формы (запрет ссылаться на свидетельские показания при возникновении споров по поводу факта согласования этого условия или его содержания). На наш взгляд, так как ст. 380 ГК специально не исключает недействительность, следует применять соответствующую норму из правового регулирования неустойки, которая предписывает недействительность данного условия при несоблюдении письменной формы.

Другой пример. Согласно ст. 333 ГК чрезмерная неустойка подлежит уменьшению в суде. Очевидным образом следует вывод о том, что данное правило должно применяться и к условию о задатке. Например, если в договоре указано на перечисление 40% стоимости товара в качестве задатка, а впоследствии поставщик не смог поставить товар, что привело к расторжению договора, покупатель может потребовать уплаты ему двойного размера задатка. Таким образом, при рассмотрении соответствующего иска в суде суду следует рассмотреть вопрос о снижении размера взыскания. При этом нужно учитывать, что снижение двойного размера задатка не может опустить размер взыскания более чем на 50%, иначе кредитор получит меньше, чем он выплатил в качестве задатка. При снижении должны использоваться критерии, заложенные в ст. 333 ГК. Поэтому вывод некоторых авторов <*> о неприменимости к задатку правила о возможности снижения санкции по ст. 333 ГК представляется противоречащим логике и справедливости. Отметим также, что на необходимость применения правила о снижении неустойки к соглашению о задатке указывается рядом зарубежных авторов <**> и законодательством некоторых стран (ст. 4 Закона ЮАР о договорных неустойках).

--------------------------------

<*> Гражданское право. Т. 2. Полутом 1: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. С. 64.

<**> Cases, Materials & Texts on Contract Law (Casebooks on the Common Law of Europe) // Beale Н., Kotz Н., Hartkamp А., Tallon D. 2002. Р. 874; Treitel G.H. Remedies for Breach of Contract. A Сomparative Account. 1988. С. 244.

Правда, не стоит забывать, что задаток обладает целым рядом вышеописанных особенностей, и зачастую субсидиарное применение норм о неустойке наталкивается на определенные преграды. Например, представим себе, что в приведенном выше примере с задатком в размере 40% от стоимости товара договор нарушил плательщик, отказавшийся принимать товар и оплачивать оставшуюся сумму, в ответ на что поставщик расторг договор и просто заявил об оставлении у себя полученной суммы задатка. Как в подобной ситуации можно применять ст. 333 ГК? Ведь никакого иска об оставлении задатка кредитору подавать не нужно.

На наш взгляд, в подобной ситуации плательщику, если он считает, что наказание чрезмерно, можно предложить подавать иск о взыскании неосновательного обогащения в размере, который плательщик считает превышением разумной компенсации, тем самым спровоцировав анализ суммы задатка на предмет соразмерности последствиям нарушения.

Таким образом, наиболее разумным считаем придание задатку значения самостоятельной меры ответственности, по своей правовой природе близкой к неустойке, в связи с чем считаем оправданным применение к соглашению о задатке для заполнения правового вакуума норм, регулирующих правовой институт неустойки. Наличие существенных особенностей функционирования данного института (сумма задатка идет в зачет суммы долга, уплачивается вперед, имеет двусторонний обеспечительный характер и др.) не дает возможности признать вслед за рядом авторов <*>, что задаток имеет значение разновидности неустойки. При этом немаловажно будет заметить, что данный вопрос носит скорее теоретический характер, и того же результата - обоснования необходимости применения положений о неустойке - можно добиться и в том случае, если мы признаем задаток особой разновидностью неустойки. Юридическое обоснование наиболее полезного и адекватного режима задатка достигается в обоих случаях, так как родство двух правовых институтов налицо.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1998. С. 513 - 514.

<< | >>
Источник: Карапетов А.Г.. НЕУСТОЙКА КАК СРЕДСТВО ЗАЩИТЫ ПРАВ КРЕДИТОРА. В РОССИЙСКОМ И ЗАРУБЕЖНОМ ПРАВЕ. 2005

Еще по теме Неустойка и задаток:

  1. 110. Неустойка, залог, задаток как способы обеспечения обязательств.
  2. § 5. Задаток
  3. 5. Задаток
  4. § 3. Задаток
  5. § 4. Задаток
  6. № 25. Види неустойки.
  7. № 83. Поняття неустойки та її значення.
  8. Неустойка
  9. Неустойка
  10. § 2. Неустойка
  11. § 1. Неустойка
  12. Неустойка та її види
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -