Внутриполитический проект «успокоения страны» П. А. Столыпина

Петр Аркадиевич Столыпин (1862-1911), крупный помещик, происходивший из старинного дворянского рода, окончил Петербургский университет и с 1884 г. служил в Министерстве внутренних дел. Выбирался предводителем дворянства в Ровно, а в 1902 г.

назначен губернатором Гродненской губернии, но уже с февраля 1903 г. по апрель 1906 г. — губернатор одной из самых богатых губерний — Саратовской. Своей деятельностью привлек внимание царского двора и получил личную благодарность Николая II за подавление крестьянского восстания. В разгар первой русской революции самодержавие надеялось с помощью Столыпина привести страну к «успокоению», он был назначен 26 апреля министром внутренних дел в правительстве Горемыкина, которого он сменил, став с 8 июля 1906 г. одновременно и председателем Совета Министров.

Первым политическим действием премьера стал разгон Государственной думы второго созыва, избирательный закон был также изменен, что знаменовало конец первой буржуазнодемократической революции в России и создавало такую Государственную думу, в которой правительство, опираясь то на правооктябристское, то на кадетское большинство, могло проводить политику бонапартистского лавирования.

П. А. Столыпин определял принципы своей деятельности на посту председателя правительства исходя из установки: сначала стабилизация, а потом реформы. В его политических воззрениях власть выступает как высшее благо для общества и государства. Власть не самоцель, а средство для обретения спокойствия и по рядка в обществе, бездействие же власти ведет к анархии, поэтому правительство не должно превращаться в «аппарат искательства», а функционировать как аппарат власти, опирающейся на закон. Закон не есть некая неизменная величина; в законе воплощаются меры, направленные на сохранение целостности государства и дееспособности власти регулировать процессы, идущие в обществе. В правление Столыпина главными проблемами политической теории и практики были вопросы о земельной собственности и об институтах государственного управления. Земельную реформу Столыпин связывал с проблемой государственной стабильности.

Учитывая опыт революции, он пришел к выводу о необходимости реформировать главную социальную опору самодержавия в деревне, провести аграрную реформу, которая должна была создать значительный слой частных собственников — деревенских кулаков.

Проект Столыпина предполагал запуск механизма, позволяющего средствами государственного управления поднять крестьянское землевладение и «обогатить крестьянина». В его воззрениях присутствует прообраз социальной государственности, где политический институт «государство» служит инструментом для решения социальных задач (подъема благосостояния, снятия социальных антагонизмов и пр.).

Эта реформа, вошедшая в политическую историю России под названием «Столыпинской», началась с издания царского указа 9 ноября 1906 г. и была прекращена постановлением Временного правительства от 28 июня 1917 г. На основе царского указа III Государственная дума приняла закон от 14 июня 1910 г. — это был коренной поворот аграрно-политического курса самодержавия. Столыпинская реформа была попыткой провести объективно назревшую ломку остатков крепостничества в интересах все тех же помещиков; содержание реформы составляло насильственное разрушение общины и укоренение личной крестьянской земельной собственности; основными рычагами являлись: землеустройство, деятельность крестьянского банка, переселенческая политика.

До сих пор не утихают споры по поводу оценки успешности или неуспешности столыпинского проекта, привел или не привел он к коренным сдвигам в социальной структуре российской деревни. По-разному ответили на такое «землеустройство» сами дейст вующие лица — крестьяне. Здесь можно оперировать давно изученными аргументами, фактами, статистикой в пользу реформ для России, но не следует забывать, что был значительный слой крестьянства, негативно отнесшегося к действиям правительства, были стихийные крестьянские бунты, протесты против действия правительства и полиции, против «новых помещиков» — кулаков.

По столыпинскому земельному закону разрушалось общинное пользование землей. Каждому крестьянину предлагалось взять свой надел в личное владение, выделиться из общины. Крестьянин мог продать свой надел, община же обязана была выделить выходящим из нее землю в одном месте (хутор, отруб). Зажиточные крестьяне — кулаки получали возможность скупать при этом землю по низкой цене. Таким образом, за несколько лет более миллиона малоимущих крестьян лишились земли и разорились, пополнив ряды деревенских пролетариев, число же кулацких хозяйств значительно выросло, некоторые превратились в настоящие поместья, где широко применялся батрацкий труд. Со своей стороны правительство заставляло общину выделять кулакам- хуторянам лучшую землю, кроме того, кулакам выдавались значительные ссуды для покупки земли и устройства хуторов. Всего за девять лет (1906-1915) из общины выделилось свыше двух миллионов домохозяев.

Почему Столыпин в аграрной реформе главный упор делал на то, чтобы, по его выражению, «вбить клин в общину»? Именно община всегда была для крестьян защитницей, поскольку внутри нее каждый имел право на землю, был относительно свободен, распоряжаясь по своему усмотрению доверенной ему землей, и потому в общине все были, по идее, равны. Община помогала крестьянам осваивать культуру земледелия, вставала на защиту крестьян в их отношениях с помещиками. В революции 1905— 1907 гг. именно община часто была организатором захвата помещичьих усадеб и земель. С точки зрения исторического процесса, поступательного развития общества, очевидно, что ставка Столыпина на разрушение общины открывала дорогу капиталистическому развитию, так как община, несомненно, была феодальным пережитком.

Важным звеном аграрной реформы было переселение крестьян на казенные земли в малообжитые азиатские районы России.

Переселенческая политика царской России играла двойственную роль: способствовала развитию капитализма вширь (в новых районах страны) и одновременно задерживала развитие его вглубь, замедляя ликвидацию крепостничества в центре России. Главная цель переселенчества сводилась к тому, чтобы разрядить политическую атмосферу в центре, постараться сбыть больше беспокойных крестьян в Сибирь. Не все крестьяне адаптировались к новым условиям, значительная часть оказалась в тяжелом положении, не имея средств для строительства жилищ, приобретения инвентаря и скота. Многие возвращались в родные края, пополняя армию разорившихся и недовольных реформой, в поисках заработка они устремлялись в города.

С другой стороны, Столыпинская реформа почти не затрагивала экономического господства дворян-помещиков, а без этого создание сколько-нибудь свободных условий жизни для широких масс крестьянства было невозможно. Поэтому по-прежнему стоял на очереди вопрос о революционном уничтожении землевладения и царского самодержавия.

Столыпинские планы модернизации страны не исчерпывались исключительно аграрными преобразованиями. Проекты Столыпина по модернизации государственного устройства Российской империи предвосхитили многие административные проекты XX в. Был намечен комплекс мер, который должен был способствовать тому, чтобы отвести угрозу новой революции и сохранить самодержавие. Предполагалось восстановить бессословный принцип в земском самоуправлении и понижение избирательного ценза, что должно было обеспечить частнособственническому крестьянству больший политический вес в деревне. Предполагалось ликвидировать волостной суд для крестьян, который действовал на основе не общегражданского, а обычного права, и восстановить выборный мировой суд, что имело особое значение для сельской буржуазии при разрешении ее конфликтов с общиной.

Нарастание революционной составляющей политического процесса в России было неизбежно, к нему вело все экономическое, военное и политическое развитие страны. Начавшийся в 1910 г. промышленный подъем был не только проявлением циклического развития капиталистической экономики, ему способствовало также предоставление промышленникам крупных казенных заказов в связи с подготовкой к войне.

Зависимость самодержавия и русской буржуазии от иностранного капитала не означала, что помещики, фабриканты и банкиры отказались от собственных экспансионистских намерений. Внешняя политика царизма определялась как интересами дворян- помещиков, так и возраставшими интересами торгово-промыш- ленных монополий, стремившихся к завоеванию внешних рынков и дешевых источников сырья. Однако, кроме общих интересов, у защитников самодержавия и у представителей неуклонно развивающегося класса буржуазии России были глубочайшие противоречия, которые становились все острее и острее. Общенародный политический кризис углублялся и расширялся.

Особенность расстановки классовых сил после создания третье- июньской избирательной системы (подробнее см. ниже) заключалась в сохранении политической власти абсолютизмом, защищавшим крепостников-помещиков, в то время как ключевые позиции в экономике страны захватывала монополистическая буржуазия, исторически сложившаяся не из дворянского сословия, а из купечества, ремесленников, мещан и «капиталистах мужиков», выкупившихся из крепостной зависимости. В этих условиях царизм вынужден был вступить в союз с крупной буржуазией, опираться на нее, прежде всего из-за общей боязни нараставшего революционного движения.

В борьбе с революцией П. А. Столыпин был сторонником лозунга «Сначала успокоение, а потом реформы», где под словом «успокоение» понимались политические репрессии. Но глубокие социально-экономические противоречия в России, сложности самой реформы, при полном равнодушии верховного правителя России Николая II, исключали «успокоение», явно обнаруживая крах проводимой им политики.

Многие отечественные и зарубежные исследователи считают, что результативность итогов столыпинских реформ нельзя оценить полностью, так как для успеха попросту не хватило времени — помешали война и революция, и ссылаются при этом в подкреплении своей позиции на слова самого Столыпина, что для успеха реформы ему нужно «20 лет покоя». Но этого он не получил. В начале своей деятельности Столыпин имел серьезную поддержку Государственного совета. Его поддерживал Николай II. Столыпин не без основания полагал, что с Государственной думой мож но справиться или договориться (особенно с III, когда ее председателем был лидер «октябристов» А. И. Гучков). Однако настороженное отношение объединенного дворянства к программе Столыпина обнаружилось уже на Втором съезде уполномоченных дворянских обществ в ноябре 1906 г. Неприемлемость политической части программы Столыпина вытекала из ясно выраженного стремления поместного дворянства сохранить свое господствующее положение в Российской империи. Понимая, что в условиях буржуазной монархии это сословие вынуждено будет сойти с исторической сцены, дворяне выступили поборниками «мощного и неограниченного самодержавия». Переход царя полностью на сторону дворян окончательно похоронил реформу. Растущую популярность Столыпина Николай II воспринимал как угрозу и своему престолу. Тем самым премьер навлек на себя дополнительное недовольство царской четы.

Другие исследователи, соглашаясь, что реформа прервана чрезвычайными обстоятельствами (1 сентября 1911 г. П. А. Столыпин был смертельно ранен), высказывают иную точку зрения, считая, что вопрос надо ставить по другому: почему история не дала этих 20 лет? «А не дала потому, что страна (и деревня в том числе) уже больше не могла жить в условиях архаичного политического и аграрного строя... Крах столыпинской реформы был обусловлен главным объективным фактором — тем, что она проводилась в условиях сохранения помещичьего землевладения и для сохранения этого землевладения»34.

Аграрная реформа Столыпина, его ставка на «сильных» не разрешили основных противоречий в деревне. Стремясь создать оплот для царизма в лице крестьянской верхушки, Столыпин не сумел, да и не мог, не трогая помещичьего землевладения, обеспечить для своей реформы экономических условий. Столыпинская реформа не создала устойчивых буржуазных отношений в сельском хозяйстве и не привела к образованию широкого рынка для промышленности.

Причина краха столыпинского реформирования состояла в том, что либерально-монархическое крыло российского общества ока залось бессильным перед правыми крепостническими слоями; самодержавие не приняло ни кадетской, ни октябристской, ни столыпинской реформы.

Аграрное движение периода столыпинской реформы непосредственно сказалось на результатах крестьянского движения в революции 1917 г.

Начало парламентаризма — Государственная дума России первого — четвертого созыва 1906-1917 гг.

В советской исторической науке преобладало мнение о Государственной думе как о «неполноценном» парламенте, с весьма ограниченными полномочиями, не способном влиять на власть. Однако в последнее время ведущей стала точка зрения историков, считающих, что неподконтрольная императору Дума ограничивала его власть в законодательных и финансовых вопросах, и поэтому после 1906 г. Россия представляла собой конституционную дуалистическую монархию, в которой законодательная власть принадлежала императору и двухпалатному парламенту.

Тем не менее сторонники и той, и другой точки зрения сходятся во мнении, что в истории законодательных органов России Государственная дума занимает особое место.

Итак, 18 февраля 1905 г., уже в условиях начавшейся революции, вскоре после убийства великого князя Сергея Александровича, самодержавное правительство издало три новых акта: так называемый «Манифест о настроениях и смутах», Указ о расширении полномочий Совета Министров и «высочайший рескрипт» на имя министра внутренних дел А. Г. Булыгина35, в котором было сказано о решении царя «привлекать достойнейших», доверием народа облеченных, избранных от населения людей к участию в предварительной разработке и обсуждении законодательных предположений».

Для осуществления этих планов рескрипт учреждал Особое совещание под председательством Булыгина, цели и состав которого были определены царем. Совещание при непосредственном участии царя разработало положение о выборах в Государственную думу. По мнению председательствующего на совещании в Петергофе императора, Дума — это совещательное учреждение не столько при монархе, сколько при Государственном совете, существовавшем до нее и являвшемся по положению выше ее. Заключения Думы по законопроектам должны были вноситься в Государственный совет, который мог назначить срок для представления ее заключений, а также рассматривать дела и без заключения Думы. Это было чисто совещательное собрание представителей, лишенных каких бы то ни было законодательных прав.

Подъем революции, которая с октября 1905 г. вступила в новый этап, смел булыгинскую Думу, и 17 октября был издан новый манифест, который имел основное значение для возникновения Государственной думы. Не случайно созданная вскоре крупная политическая партия стала называть себя «октябристы». Дума превращалась из совещательного органа в законодательный, хотя по существу это не изменило природу государственной власти. Избирательный закон от 11 декабря 1905 г. и вся система выборов в Думу носили антинародный характер, при этом надежды либеральной оппозиции были также обмануты. Несмотря на то, что 25 млн получили право голоса, от участия в выборах были отстранены женщины, лица моложе 25 лет, военнослужащие, батраки-крестьяне, не являвшиеся «домохозяевами», лица, не являющиеся квартиронанимателями, часть рабочих, а также «инородцы». Выборы были не прямые и не равные. Избрание выборщиков, которые затем в губернском избирательном собрании должны были выбирать членов Думы, проектировалось раздельно от четырех курий: землевладельческой, городской, крестьянской и рабочей. Весь порядок выборов был построен на предоставлении дворянству исключительного положения в Думе.

Безусловно, царизм не испытывал большого желания делить свою власть, однако налицо и другая проблема — неспособность выборных от народа этой властью воспользоваться. Требования либералов дать стране полноценную Думу, то есть установить парламентскую демократию при всеобщем, равном, прямом и тайном голосовании, не соответствовали уровню развития Российской империи. Подавляющее большинство населения составляло крестьянство, в основном придерживающееся патриархальных традиций, воспринимавшее власть царя как данную Богом, поэтому ги- личный портрет крестьянина — это крестьянин-проситель, крестьянин-ходок, но никак не крестьянин — народный представитель, способный принимать самостоятельные решения.

Только-только возникшие политические партии были слабы, опыт политической борьбы отсутствовал. В Государственную думу первого созыва намечалось по закону 524 члена, к июлю 1906 г. набралось 449, из них: кадетов — 182, от национальных партий — 60, левых — 47, прогрессистов — 36, октябристов — 26, правых— 8, демократических реформаторов — 4, членов торгово- промышленной партии — 2, беспартийных — 83.

Первым серьезным шагом Думы стало принятие ею 5 мая адреса монарху, в котором речь шла о введении всеобщих выборов, об отмене всех ограничений на законодательную деятельность Думы, о личной ответственности министров, о гарантии гражданских свобод, включая право на забастовку, об отмене смертной казни, о разработке аграрной реформы, пересмотре налогообложения, введении всеобщего и бесплатного образования, полной политической амнистии. Правительство И. J1. Горемыкина категорически отвергло все эти требования и организовало в газетах шумную кампанию по дискредитации Государственной думы, в частности, в «Правительственном вестнике» писалось: «Государственная дума проявляет стремление к захвату верховной власти», «действует в революционном духе», «стремится к разрушению самого государства», «угождая инородцам, посягает на единство и целостность русского государства»1 g. В конце концов через две недели Дума подавляющим числом голосов (против — 7) приняла вотум недоверия правительству.

Бороться с оппозицией царь поручил П. А. Столыпину, назначенному премьер-министром. Свою деятельность новый премьер направил на решение трех основных задач: подавление волнений, контроль за выборами во II Думу и аграрный вопрос.

Крестьянские бунты, вспыхнувшие во время обсуждения аграрного вопроса на заседаниях I Думы, были жестоко подавлены с помощью специальных карательных отрядов и применения массовых репрессий. Чудом избежав покушения со стороны эсеров (12 августа 1906 г.), Столыпин учредил военно-полевые суды, которые в течение восьми месяцев вынесли около 1000 смертных приговоров.

Одновременно с этим в ходе подготовки новой избирательной кампании правительство Столыпина направило свои усилия на подрыв деятельности оппозиционных партий. С июля по октябрь 1906 г. был приостановлен выпуск 260 ежедневных и периодических изданий. Однако II Дума оказалась еще более радикальной, чем I. В нее вошли более 100 депутатов-социалистов (37 эсеров, 66 социал-демократов), около 100 трудовиков, 100 кадетов и 80 депутатов от национальных меньшинств, октябристов было всего 16 человек, монархистов ЗЗ4 .

В Думе с марта по май 1907 г. споры разгорелись по двум вопросам: аграрной политике и принятии чрезвычайных мер против революционеров.

17 мая Дума проголосовала против незаконных действий полиции по отношению к революционерам, хотя только за май от рук террористов погибло несколько сот человек. И консервативная пресса выступила с резкими нападками на Думу, называя ее «рассадником бунтов и неповиновения», «прибежищем еврейского мракобесия и терроризма». Правительство Столыпина добивалось роспуска Думы, и 3 июня Николай II издал Манифест о роспуске Думы и об изменениях в законе о выборах, который послужил основой создания так называемой третьеиюньской системы, просуществовавшей до августа 1915 г. — времени образования думского «Прогрессивного блока».

Новый избирательный закон дал возможность образовать в III Государственной думе два большинства: правооктябристское и октябристско-кадетское. Было избрано 50 правых, 97 националистов и умеренно-правых, 154 октябриста, 54 кадета, 28 прогрессистов, 8 мусульман, 18 поляков, 19 социал-демократов и 14 трудовиков. Исход в Думе зависел от «Союза 17 октября».

Третьеиюньская система была союзом между царизмом и помещиками, с одной стороны, царизмом и буржуазией — с другой. Таким образом царизм постарался обеспечить себе сохранение такой выгодной для себя неравноправности, используя практически декоративную Думу, и без того ограниченные права которой постоянно урезывались правительством. Из ведения Думы фактически изымались разработки законопроектов, правда в исключительных случаях такое право за Думой оставлялось, но опять же с оговоркой, если правительство не берет на себя такую разработку.

Союз царизма с буржуазией, безусловно, основывался на общих контрреволюционных принципах, однако это был союз двух различных сил, интересы которых не совпадали. Ведь буржуазия добивалась реформ и стремилась разделить власть с самодержавием и превратить Россию в конституционную монархию. Буржуазия одинаково боялась и революции, и реакции, считая тормозом развития России политическое господство царизма.

В советской историографии, к сожалению, сбрасывались со счетов конфликты между буржуазией и самодержавием, и те и другие представлялись единым лагерем, противостоящим лагерю демократии.

Политика бонапартизма, то есть лавирование монархии между дворянско-помещичьим сословием и буржуазией, проводилась самодержавием с целью разрешить свои противоречия с буржуазией. Потеряв опору в лице крестьянства, царизм стал осуществлять политику заигрывания и подкупа в отношениях с деревней, поддерживая то крепостников-помещиков, то крупную буржуазию. Именно этим целям и должна была служить III Государственная дума, единственная в дореволюционный период проработавшая по закону полный срок. П. А. Столыпин действует под флагом конституционализма, собственно, на этом и основывается его союз с А. И. Гучковым и партией октябристов. Безусловно, это была всего лишь декорация, а существо дела заключалось в решимости царской власти опереться на интересы «первенствующего сословия». И в этом отношении политика правительства Столыпина имела успех и была поддержана значительным большинством Думы. Октябристы, кадеты и другие депутаты, сочувствующие Столыпину, надеялись, что он совершил переворот для того, чтобы укрепить, хотя бы в такой форме, народное представительство.

В конце 1908 г. и особенно в начале 1909 г. кадеты первые стали разочаровываться в способности Столыпина путем реформ «сверху» решить объективно назревшие задачи, стоящие перед Россией. Вместо ожидаемых политических свобод в стране сохранялась реакция, душившая демократическое движение, даже правые кадеты все чаще стали выступать с критикой «неестественного» третьеиюньского режима, в котором под новыми формами народного представительства скрывается старый абсолютизм. Вслед за кадетами чаще и настойчивее стали напоминать Столыпину о необходимости реформ и октябристы. В октябре 1909

г. на своем третьем партийном съезде они приняли решение о необходимости активнее пользоваться думской законодательной инициативой, разработали и приняли ряд законопроектов (земская и судебная реформа, церковная реформа). 22 февраля 1910

г., выступая с думской трибуны, А. И. Гучков заявил: «При наступивших современных условиях я и мои друзья уже не видим прежних препятствий, которые оправдали бы замедление в осуществлении гражданских свобод, тех свобод, которые манифестом 17 октября, как вы помните, поставлены рядом с политической свободой. Мы не видим препятствий к более быстрому водворению у нас прочного правопорядка на всех ступенях нашей государственной и общественной жизни»36.

Однако требования октябристов были перекрыты мощным давлением на правительство Столыпина Совета объединенного дворянства и царской администрации, потребовавших свертывать первоначально намеченную программу реформ. Царизм показал, что не собирается считаться ни с «Основными законами» 1906 г., ни с либеральной оппозицией. После убийства в сентябре 1911г. П. А. Столыпина черносотенную реакцию перестали удовлетворять даже лояльные октябристы. Их политика «мира» с третьеиюньским режимом полностью провалилась.

В IV Государственной думе в конце сессии состояло 439 депутатов, из них 126 членов бывшей Думы (третьего созыва). Начавшаяся в 1914 г. Первая мировая война лишь на время предотвратила революционную развязку политического кризиса. Отношение либеральных партий к войне предопределило их тактический курс, заключающийся в отказе (до лета 1915 г.) от всякой оппозиции самодержавию, на основе забвения партийных разногласий и призыва к единству действий правительства и общества. Но с лета 1915 г. кризис монархизма стал приобретать необратимый харак тер, царское правительство перестало не только контролировать, но и понимать развитие политического процесса в России.

Перейдя в оппозицию, думские либерально-буржуазные круги выдвинули лозунг создания правительства, пользующегося доверием Думы, и образовали в августе 1915 г. Прогрессивный блок (в него вошли 236 депутатов из 422). Председателем бюро блока стал левый октябрист С. И. Шидловский, но фактически его руководителем был лидер кадетов П. Н. Милюков. Политический смысл создания Прогрессивного блока заключался в последней попытке мирным путем разрешить кризис власти. Однако пока лидеры Блока с думской трибуны критиковали правительство и убеждали царя создать ответственное министерство, а «заговорщики разрабатывали планы дворцового переворота, либералы пропустили момент начала новой революции в России, свергнувшей за восемь дней 300-летнюю царскую династию. Впоследствии некоторые из них утверждали, что Государственная дума была едва ли не организатором восстания»37.

Вопросы к теме: 1.

Охарактеризуйте политическое положение России на рубеже XIX-XX вв. 2.

Каковы противоречия между экономическим подъемом России и политическим режимом последнего Романова? 3.

В чем суть столыпинских реформ? 4.

Крах Российской Империи: благо или трагедия?

Литература

Богданович А. В. Три последних самодержца. Дневник. М., 1990.

Троцкий JI. Д. К истории русской революции. М., 1990.

Спиридович А. Записки жандарма. М., 1991.

Уткин А. И. Россия и Запад: История цивилизаций. М., 2000.

<< | >>
Источник: Смирнов Г. Н., Бурсов А. В.. Россия в мировом политическом процессе. Курс лекций: Учебное пособие / Г. Н. Смирнов, А. В. Бурсов. — М.: Восток - Запад, — 304 с.. 2011

Еще по теме Внутриполитический проект «успокоения страны» П. А. Столыпина:

  1. 6.2.2. Внутриполитическое развитие страны в 1953-1964 г г.
  2. Поражение в войне с США и его влияние на внутриполитическую ситуацию в стране. Испанский регенерационизм. Политическая динамика в 1902-1923 гг.
  3. Столыпин и его программа
  4. Столыпин Петр Аркадьевич (1862-1911)
  5. 4. Столыпин и придворная камарилья. Распад "третьеиюньской" системы.
  6. Глава 20. Внутренняя политика П.А. Столыпина. III Государственная дума. Борьба с революционным движением. Аграрная реформа
  7. § 1. Основные направления экономической политики самодержавия. Реформы С.Ю. Витте и П.А.Столыпина
  8. ПРОПАСТЬ МЕЖДУ БОГАТЫМИ И БЕДНЫМИ СТРАНАМИ ОТРАЖАЕТ УСПЕХ СТРАН, ПРИНЯВШИХ КАПИТАЛИЗМ, И ПОРАЖЕНИЕ СТРАН, ЕГО HE ПРИНЯВШИХ
  9. 1. "Третьеиюньская" политическая система. III Государственная дума. П.А. Столыпин и его программа
  10. Маккартизм и внутриполитическая обстановка в США
  11. ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ В БОЛГАРИИ В КОНЦЕ 1918г.