СОВЕЩАНИЕ У ПРЕЗИДЕНТА М. С. ГОРБАЧЕВА ПЕРЕД ЖЕНЕВОЙ. О ЧЕМ ПЕРЕЖИВАЛ МАРШАЛ С. Ф. АХРОМЕЕВ


Перед поездкой в Женеву в Кремле состоялось совещание. Присутствовали Горбачев М. С., Громыко А. А., Шеварднадзе Э. А., Корниенко Г. М., Адами- шив A. JL, Червов Н. Ф. (Минобороны). Вопрос один: с чем.
ехать на встречу с Р. Рейганом?
Первым выступил Горбачев М. С. Говорил много и складно. В основном его речь сводилась к следующему. Предложить Рейгану программу сокращения ндерных и обычных вооружений; а также меры по прекращению гонки вооружений на Земле и в космосе и полному запрещению испытаний ядерного оружия; добиться согласия на отказ от. применения ядерного оружия первыми, определить обязательства сторон по Асдопущению ядерной войны; принять меры по улучшению советско-американских отношений; решить региональные проблемы (Афганистан) и др.
Во время короткой паузы в монолог Генерального секретаря вклинился А. Громыко, заявив, что вопросов накопилось много и все важные. Но на первой встрече но надо строить иллюзий и чем-то удивлять Рейгана. Нстреча должна решить главный вопрос— о недопущении ядерной или обычной войны между СССР
Н. Червов

и США. Нели такое соглашение будет достигнуто этоужеуспсх,втомчиследляпродвижениянапереговорах
Э. Шеварднадзе заметил, что он согласен е М. С. Горбачевым— надо ставить перед встречей достижение более широких целей и задач, иначе зачем ехать?
А. Громыко отреагировал на это довольно резко: Неискушенному дипломату все кажется прос то. На деле бывает наоборот. Сейчас важно для ми ра добиться главного в советско-американских отно шениях— не допустить ядерной войны. Здесь следу ет искать политическое решение. Надо быть реалис том в политике, а не строить ее на иллюзорной на дежде. Ну зачем Вы так, Андрей Андреевич, — вмешался Г. М. Корниенко. — Давайте спокойно обгово рим все вопросы.
Однако разговор не получился. Я чувствовал и видел, что патриарх дипломатии чем-то недоволен, и ожидал его дальнейшего монолога. Но он, как бы нехотя, закончил: «Много наговорено, но мало сказано. Ну мне, пожалуй, надо идти. Работы накопилось много»
Будучи в составе делегации М. Горбачева, я своими глазами увидел, что результаты встречи в Женеве были примерно такими, как и предсказывал А. Громыко. Однако значение ее все-таки не следует принижать Встреча приоткрыла возможности нормализации со ветско-американских отношений.
В совместном заявлении были зафиксированы обязательства о том, что ядерная война не должна быть развязана и что в ней не может быть победителя, что ни одна из сторон не будет стремиться к достижению военного превосходства. Руководители СССР и США договорились о продолжении встреч в верхах, активи зации диалога на других уровнях. Было подписано соглашение о контактах и обменах в области науки, образования и культуры, решены некоторые другие вопросы двусторонних отношений.
На встрече не удалось найти решения важнейших вопросов, связанных с задачей прекращения гонки воо ружений и укрепления мира. Между Советским Союзом и США продолжали оставаться крупные разно гласия по принципиальным проблемам. Но ее итоги
создали возможность для перехода от состояния опасной конфронтации к конструктивным поискам путей нормализации советско-американских отношений, оздоровления международной обстановки в целом. Этому должны были способствовать договоренности об ускорении работы на Женевских переговорах по ЯКВ, придании новых импульсов усилиям на других направлениях ограничения и сокращения вооружений.
Однако, как показали события, Женевская встреча не привела к каким-либо существенным сдвигам на переговорах по ЯКВ. Проходил раунд за раундом, и дело не двигалось. Переговоры топтались на месте. Куда ни кинь — все клин. Советское руководство поня- 110,. что для преодоления тупика и выхода на договоренности требуется большее, чем речи и заявления. Гребуются радикальные меры.
Анализ происходившего в Женеве показал, что главными разногласиями сторон были такие фундаментальные проблемы, решение которых затрагивало интересы безопасности государства. В числе таких пшвных проблем были: Увязка сокращений СНВ с соблюдением Дого- пора по ПРО 1972 г. Мы стояли на том, что глубокие сокращения СНВ возможны и допустимы только при мшолнении сторонами Договора по ПРО в том понимании, как он был подписан в 1972 г. США, исходя из ик называемого «широкого» толкования Договора по ПРО, добивались себе права испытаний УКВ (по про- рамме СОИ) и создания ПРО территории страны. Расхождения по составу ядерных средств. Мы настаивали на том, чтобы под сокращения СНВ подпадали американские ядерные средства передового ба- шрования (ЯСПБ), достигающие советской территории. Американцы даже слышать не хотели о ЯСПБ и не считали их предметом переговоров. Разногласия по ядерным стратегическим средст- HUM Англии и Франции.
Мы исходили из необходимости учета этих средств на стороне США. Американцы не соглашались и отсылали нас к переговорам с М. Тэтчер и Ф. Миттераном. Не было согласия по вопросу о полном прекращении ядерных испытаний. Мы предлагали немед-

ленно начать переговоры на этот счет. Американцы под различными предлогами уклонялись от перего воров.
Оставались и другие разногласия, например, о тя желых МБР, об уровнях и подуровнях, о крылатых ракетах и т.д. Но они не делали «погоду» и были разрешимы. А вот соблюдение Договора по ПРО, ядерные средства Англии и Франции, американские ЯСПБ, полное прекращение ядерных испытаний здесь разные подходы являлись принципиальными, фундаментальными. Тут надо было делать выбор в каком направлении идти: или соглашаться с амери канцами и принять их позицию, получив взамен неран ноправное соглашение, ущербное для безопасное! и страны; или «упереться», стать на путь конфронтации и вести дело к военному противоборству; или продол жать искать компромиссы, идти на взаимные уступки, не ущемляя интересов сторон.
Мы предлагаем читателям самим определиться, в каком направлении можно было бы двигаться, не забывая при этом, что у вас за спиной стоит не только великая держава, но и ее ответственность за сохранение человеческой цивилизации.
Советское руководство выбрало третий путь компромиссы, взаимные уступки, «развязки» острых проблем, диалог на всех уровнях. Мы и теперь уверены в правильности избранного пути.
Решение советского руководства не заставило долго себя ждать. Оно зримо начало реализовываться в Заявлении Генерального секретаря от 15 январи 1986 г., в ходе встреч М. Горбачева с М. Тетчер и Ф. Миттераном, при подготовке к Рейкьявику. Советский Союз упорно шел по избранному пути в направлении прекращения гонки вооружений, особенно ядерных, устранения угрозы ядерной войны, достижения договоренностей на переговорах по ЯКВ.
Обычно интересуются, как технически происходило решение указанных выше фундаментальных проблем (разногласий): где рождались идеи, кто вносил пред ложения, как принималось решение? Вся эта «кухня» мне знакома, поэтому попытаюсь кратко ее изложит!..
Проблемы американских ЯСПБ, ядерных средсш Англии и Франции впервые были подняты в Заявлении

Генерального секретаря 15 января 1986 г. В этом Заявлении, в соответствии с Программой полной ликвидации ядерного оружия, было впервые высказано намерение вывести ядерные стратегические средства Англии и Франции за скобки советско-американских переговоров, то есть не засчитывать их на стороне CIQA, но при условии, что «США должны взять обязательство не поставлять свои стратегические ракеты и ракеты средней дальности другим странам, а Англия ц франция— не наращивать свои соответствующие ядерные вооружения».
Сохранения указанной обусловленности настойчи- по требовали представители Минобороны. Им были иявестны программы Англии и Франции о наращиваний ядерных вооружений почти в 2 раза в ближайшие 10—12 лет. Не учитывать это было бы ошибкой. Руко- иодство страны до поры до времени считалось с мнением Минобороны. Но, возможно, под впечатлением трагедии на Чернобыльской АЭС, форсированного размещения американских РСД в Европе, а также под нлиянием бесед с М. Тэтчер и Ф. Миттераном Гор- (кчев изменил свои взгляды на этот счет.
Во всяком случае в августе 1986 года, как мне 1лало известно от маршала С. Ф. Ахромеева, М. С. Горбачев, возвратившись из отпуска, не советуясь с Минобороны, лично принял решение вывести ш скобки переговоров без каких-либо условий вопрос о ядерных средствах Англии и Франции, а также аме-
?
иканских ЯСПБ. Это была кардинальная подвижка нашей стороны.
Я видел переживания и возмущение руководства Минобороны в связи с единоличным решением Генерального секретаря о ядерных средствах Англии и Франции. Маршал С. Ахромеев в беседе со мной с горечью говорил: «Нет никакого желания предлагать ч1о-то новое руководству. Все почему-то стало делаться там, наверху, без учета нашего мнения. Не помню фамилии автора, но он справедливо сказал: «Зачем человеку даны два уха? А для того, чтобы одним слушать присутствующих, а другим— что говорят «поверху». Сейчас получается так, что будто бы я остался с одним ухом, которое слушает только указания оиорху. Тяжело работать, когда с тобой не считаются».

Я разделял высказывания начальника Генштаба и считал ошибочным решение Генсека. Такой оценки я придерживаюсь и теперь, особенно после натовской агрессии в Югославии. Хотя понимаю, что в то врем» без решения вопроса о ядерных средствах Англии и Франции выйти на договоренности с США было невозможно. Но все-таки надо было поторговаться с американцами. М. С. Горбачев накануне Рейкьявика решил по-своему разрубить гордиев узел. 
<< | >>
Источник: Червов Н. Ф.. Ядерный круговорот: что было, что будет. 2001

Еще по теме СОВЕЩАНИЕ У ПРЕЗИДЕНТА М. С. ГОРБАЧЕВА ПЕРЕД ЖЕНЕВОЙ. О ЧЕМ ПЕРЕЖИВАЛ МАРШАЛ С. Ф. АХРОМЕЕВ:

  1. 2. Состояние науки о ядах в XIX веке. Аппарат Марша
  2. Тема 21 ПРЕЗИДЕНТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ -ГЛАВА ГОСУДАРСТВА. КОНСТИТУЦИОННЫЙ СТАТУС ПРЕЗИДЕНТА РФ
  3. Апология Горбачёва, или Эпитафия перестройке
  4. ПЕРЕЖИВАЮ СМЕРТЬ СОВЕТСКОГО СОЮЗА
  5. РУССО - ГРАЖДАНИН ЖЕНЕВЫ 387
  6. 115. КИТАЙ ПЕРЕЖИВАЕТ ТРУДНОСТИ
  7. § I. Истоки «перестройки» М. С. Горбачева
  8. Протокол и постановление координационного совещания
  9. РЕФОРМЫ ГОРБАЧЕВА 1985 — середина 1991
  10. 8. ИТОГИ РОССИЙСКОГО ПЕРЕХОДА – ОТ ГОРБАЧЕВА ДО ПУТИНА
  11. IV.5.3. Организация работы координационного совещания.