<<
>>

РАЗМЫШЛЕНИЯ О БУДУЩЕЙ ЕВРОПЕЙСКОЙ И РОССИЙСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Расширение НАТО на Восток— главная драма конца XX века. На наших глазах разыгрывается судьбоносный сценарий: меняется европейский политический порядок, новые очертания при этом принимае i европейская и российская безопасность, общая ситуация становится недостаточно стабильной и предсказуемой.

Отношение к этой драме противоречивое. Одни говорят, что ничего особенного не происходит. Другие приветствуют происходящее, заявляя, что это, мол, делается в интересах Европы. Официальная Россия в лице бывшего президента Б. Ельцина в начале сама инициировала «расширение», потом, опомнившись и испугавшись, дала ход назад— выступила против Среди европейцев противниками «расширения» выступают многочисленные общественные организации, которые осуждают США за вмешательство в европей ские дела.

За океаном мнение на этот счет тоже неоднознач ное. Администрация Клинтона упорно стремится к ниспровержению послевоенного «потсдамского и ялтинского порядка» и началу нового передела Европы. Но есть немало американцев — противников политики Белого дома. Они считают инициативу Вашингтона на расширение НАТО ошибкой исторического масштаба,

которая ослабит безопасность альянса, нарушит европейскую стабильность, ухудшит российско-американские отношения, вызовет в России противодействие 9Хносительно реализации Договора СНВ-2 и переговоров по СНВ-3.

. gt; На Западе не понимают только одного — почему россияне никак не реагируют на происходящее, не выступают в защиту своих интересов. Ведь это напрямую затрагивает их безопасность. Неужели им будет уютно жить рядом с натовскими танками и ракетами?

И в самом деле, почему российские деятели не принимали раньше и не принимают теперь никаких мер против экспансионистского военно-политического курса США и НАТО? Мы слышим только набившую оскомину риторику о «равноправном партнерстве», о том, что «негативные последствия расширения НАТО будут сведены к минимуму...» и т.

д. Однако, совершенно нелепо говорить о каком-то «равноправном партнерстве» России и НАТО при многократном превосходстве военной и экономической мощи в пользу альянса; при отсутствии у России каких-либо рычагов воздействия на решение вопросов, касающихся расширения НАТО, в том числе за счет республик бывшего Советского Союза. Что касается «существа равноправного партнерства», то его не надо понимать как равные отношения суверенных государств. В американской интерпретации «равноправное партнерство»— это безоговорочное следование в фарватере политики США, равнение на Вашингтон, его интересы, политику, идеологию. Не будет этого — кризис в отношениях неминуем.

Попытки Кремля политическими заклинаниями свести к минимуму негативные последствия «расширения» являются заблуждением. Обещания стран альянса не размещать в мирное время на новых территориях дополнительных значительных боевых сил и ядерного оружия носят условный характер. Сейчас НАТО не будет делать этого, но если «изменится обстановка», то, извините, от обещаний можно отказаться. «Мы Сами будем решать,— говорят натовцы,— увеличивать наше военное присутствие на новых территориях или нет» (ТВ, 16.5.97 г.). Разве это гарантии? Нас даже

не поставили в известность, что такое «значительные боевые силы», кто и как будет определять их состав.

Таким образом, как бы зарубежные и российские «адвокаты» ни оправдывали «оборонительную» экспансию Запада, она ничего хорошего в будущем нам не обещает. Наоборот. Практическая реализация натовских планов по «расширению» может явиться в будущем источником серьезного кризиса российско-американских и российско-натовских отношений, жесткой конфронтации и дестабилизации обстановки в Европе.

Причины негативного прогноза кроются в различии интересов сторон. США и НАТО решают сейчас свою основную стратегическую задачу — не допустить в будущем появления в лице России соперника, подобного Советскому Союзу. Не допустить, чтобы Россия могла обрести крупный военный потенциал и экономическую независимость (самостоятельность).

Одновременно они пытаются максимально продлить существование военного блока НАТО, сделать его главным инструментом поддержания безопасности и европейского (международного) порядка. Попутно закрепить многократное превосходство по обычным вооруженным силам в Европе, захватить европейский рынок вооружений (предстоит массированное перевооружение армий новых членов альянса), резко ослабить геополитические позиции нашей страны. Поставленных целей Запад фактически добился и завоеванное не вернет.

А Россия? Ее чрезмерные амбиции не нашли поддержки Запада. Оказались нереальными: стратегический союз 0 европейскими странами («создание единой большой Европы»), полномасштабное (равное с други ми странами) участие в общеевропейской системе коллективной безопасности; трансформация военного блока НАТО в политический союз; нерасширенно НАТО за счет стран бывшего Варшавского Договора. Указанных целей Россия не добилась.

Причина одна — за годы правления Б. Ельцина Россия утратила возможность серьезно влиять на развитие общеевропейских процессов. США и НАТО ока зались в центре новой формирующейся системы бе:lt; опасности в Европе, а Москва — практически на обо чине, в изоляции. Она находится пока в «гордом»

одиночестве, утратив какие-либо рычаги политического влияния в Восточной Европе. Не получается и интеграция бывших советских республик в военной, политической и в экономической сферах.

В результате имеем то, что имеем.

Думается, что руководство России пока-еще не до конца осмыслило будущее страны в связи с экспансией Североатлантического альянса. Но скоро это начнет Проявляться более отчетливо. В соответствии с решением мадридской встречи руководителей стран альянса (8 июля 1997 г.), в ближайшее время могут быть направлены приглашения Румынии и Словении о вступлении их в состав НАТО (примерно к 2004 году). На очереди — государства Балтии и Украина (к 2006—2010 гг.). Президент США Б. Клинтон и генеральный секретарь НАТО X. Салана обещали «держать дверь открытой» для других претендентов.

Поэтому вместо «единой большой Европы» мы получим большую опасность повторного разделения Европы на две половины, усиление военно-политичес- кой изоляции России, реальную угрозу ее коренным национальным интересам. Б. Ельцин заявлял о том, чТо в ответ на расширение НАТО за счет бывших советских республик Россия категорически выступит против этого, кардинально пересмотрит свое отношение к соглашению со странами НАТО. Такие запоздалые возражения ничего не дают. Инициатива у американцев. Президент Клинтон без церемоний и дипломатии прямо сказал: «НАТО сама будет решать, кого принимать, а кого нет. И для прибалтийских республик не будет никаких препятствий для вступления в НАТО» (ТВ, 20.5.97 г.). Так оно и будет.

Относительно заявлений российских руководителей о контрмерах военного характера. Они никого не пугают. Для нынешней России подобные заявления — наживная иллюзия. Военные контрмеры просто неисполнимы: армия находится в таком состоянии, что она еще долго будет не готова к выполнению крупномасштабных задач. «Душа болит за голодных солдат» (Б. Ельцин). Этим все сказано.

Похоже, что мы вновь возвращаемся на круги своя. Почти полстолетия народы Европы жили в блоковом противостоянии. Ситуация была неестественной, но

стабильной. Теперь одного блока (ОВД) нет, СССР нет, канула в Лету так называемая «советская военная угроза». На смену приходит чуть ли не взаимопонимание, видимость того, что мы переходим как бы к естественной ситуации. Однако остро стоит вопрос — как сохранить стабильность?

Вопрос принципиальный, определяющий судьбы народов. Он обусловлен новыми реалиями: появлением (в результате распада СССР, Югославии, Чехословакии) множества новых международных субъектов со своими проблемами и противоречиями, конкурирующих между собой за «место под Солнцем»; возвдис- новением локальных войн и вооруженных конфликтов; проблем суверенитета; вновь созданного вопроса, границ; ослаблением контроля за оружием; ростом международного терроризма; усилением соперничества центров экономического могущества; кризисным состоянием ООН как международной структуры.

В этих новых реалиях наивные мечты Горбачева

об              «общеевропейском доме», демагогия Шеварднадзе о «глобальном гражданском обществе, основанном на праве», лицемерие Б. Ельцина о «друзьях и братьях» — все это превратилось в ничто и не имеет никакой практической ценности. На коне оказались Соединенные Штаты. Они теперь делают политику, объявляя зоной своих интересов угодные им регионы, например, Кавказ, Прибалтику, Каспийский регион, беспрепятственно реализуют свои представления об устройстве мира, подчиняют себе развивающиеся страны и советское «наследство». Под их руководством перекраивается карта Европы. Вместо «ялтинского порядка» мы имеем сегодня контингент, подобный «зебре полосатой»: страны-члены НАТО и страны, приглашенные в НАТО; страны, которым обещано, что их примут в НАТО; страны, связанные с НАТО соглашениями о партнерстве; так называемые страны «Н+Н». Весь этот разношерстный конгломерат европейских государств находится в той или иной форме зависимости от НАТО, где правя i бал Соединенные Штаты. Их помощники— Англия, Германия, Франция, Италия. Остальные— младшие партнеры, подручные. Государства вроде бы суверенные, но неравноправные. Идет становление однополюсного мира, осуществление европейского передела.

Наряду с этим в настоящее время идет скрытое противоборство двух других сил— между богатыми странами Запада и большим числом развивающихся стран («третий мир»). Но оно пока не проявляется резко, поскольку силы неравны. Однако «третий мир» уже показывает свое право «не соглашаться». Поэтому, пусть не скоро, но в перспективе он приобретет достаточные силы, своего лидера и потребует установления «иного мирового порядка» с целью установления собственного контроля над своими собственными энергетическими ресурсами. Вот тогда противоборство этих двух сил примет острый, жесткий и опасный для мира характер.

Все это, а также зримо происходящие перемены — величины глобальные. Руководству России их надо объективно оценить, понять не только себя, но и других (их мотивы, интересы), осмыслить свое место и роль в развитии международных и европейских процессов. Проблем множество. Важнейшая из них — европейская система безопасности: какой она представляется на рубеже XXI века? Как впишутся в нее Россия И десятки новых появившихся государств? Как не до- йустить окончательного раскола Европы, удержать ее Единство, гарантировать стабильность и безопасность?

Официальная позиция стран Североатлантического Союза на проблему европейской безопасности предельно ясна. Они считают, что ее обеспечение должно формироваться на базе военного блока НАТО, который можно в будущем трансформировать в «политическое измерение». Других альтернатив на этот счет Ори не приемлют. Руководство альянса жестко дает Тюнять, что блок НАТО, в силу ряда обстоятельств, оказался в центре формирующейся системы безопасности в Европе. Поэтому он не собирается ни перестраиваться, ни самораспускаться. Мощь его должна служить «страховым полисом» западных стран. Что касается трансформации, то, как поясняют в Вашингтоне, ее можно ждать до «греческих календ».

В пользу сохранения военной организации альянса высказываются различные соображения: нарастание угрозы возникновения локальных войн и конфликтов; опасность распространения ядерного оружия, ракет и ракетной технологии; возможность скрытого воз

рождения в перспективе мощного военного потенциала Германии; усиление губительной конкурентной борьбы между группами государств за контроль над энергоресурсами (нефть, газ). В условиях наличия многовариантной угрозы, обеспечить европейскую безопасность, по мнению руководства альянса, может только НАТО.

В Вашингтоне, кроме того, вынашивают идею о том, чтобы НАТО играла ведущую роль в новом миропорядке на всей планете, чтобы натовские вооруженные силы можно было посылать в далеко отстоящие от Европы районы, за пределы договорной зоны ответственности альянса.

Дело идет к диктатуре США и НАТО. Это означает, что военная мощь Североатлантического блока не уменьшится, а еще более возрастет. Вашингтон намеревается сделать НАТО какой-то сверхнациональной, глобальной организацией, дать ей функции мирового жандарма, а сами США будут играть роль арбитра в последней инстанции.

Совпадают ли интересы Соединенных Штатов в вопросе будущей европейской безопасности с интересами России, стран СНГ и многих других государств, в том числе западных? Какое место в данной ситуации отводится конкретно России и СНГ? Ответов на эти вопросы от сторонников НАТО не видно. Их, очевидно, и не будет, поскольку сторонники анти-НАТО, в том числе Россия, не высказываются против американского диктата, не хотят оказаться в немилости Вашингтона. Иногда бывший президент Б. Ельцин как бы напоминал о том, что он за многополюсный мир, но все это для внутреннего пользования. Во внешнем плане— он был согласен стать младшим партнером Соединенных Штатов.

Между тем, диктатуре США и НАТО имеется разумная альтернатива, которая наверняка пробьет себе дорогу позднее, в XXI веке, когда европейские страны обретут уверенность и независимость от США. В чем суть альтернативы?

Она состоит в том, чтобы возродить новую систему безопасности на базе общеевропейского процесса (ОБСЕ). Здесь мы «не открываем Америку», а просто напоминаем «забытые» (по указанию Белого дома)

огромные возможности ОБСЕ в обеспечении европейской безопасности. Для большей достоверности сошлемся на «Совместное российско-американское заявление по европейской безопасности», подписанное Б. Ельциным и Б. Клинтоном 17 марта 1997 г. Может быть, президенты запамятовали, о чем они договорились?

В указанном документе черным по белому Б. Ельцин и Б. Клинтон: подчеркнули свою приверженность наращиванию оперативных возможностей ОБСЕ как единственной для сотрудничества в области европейской безопасности структуры, обеспечивающей полное и равноправное участие всех государств; отметили, что сохраняющиеся разногласия России и альянса по вопросу о расширении НАТО надо свести к минимуму на основе сотрудничества и поиска взаимоприемлемого решения; констатировали, что документ о взаимоотношениях Россия — НАТО будет отражать и способность глубокой трансформации НАТО, включая ее политическое и миротворческое измерение, а также новые реалии России... (под давлением США не включено «военное измерение». — Авт.); заверили друг друга, что «члены НАТО не имеют ни намерений, ни планов, ни причин для развертывания ядерного оружия» в настоящее время и в будущем на территориях других государств вблизи России.

«Клятва» двух президентов в отношении ОБСЕ не Только не выполняется, но делается все наоборот, чтобы подменить ее военным блоком НАТО. Однако, несмотря на то, что президенты «забыли» вчерашние заявления, есть уверенность— ОБСЕ все-таки будет , «единственной для строительства европейской безопасности структурой».

Определенную уверенность в этом вселяет встреча глав государств в Стамбуле (17—18 ноября 1999 г.). Принятая на саммите «Хартия европейской безопасности» отводит ОБСЕ главную роль в деле урегулирования споров в регионе, считает ее основным инструментом в вопросах предупреждения и предотвраще- ция военных конфликтов. В Хартии даже не

упоминается о НАТО. В ней конкретно сказано, что «в рамках ОБСЕ ни одно государство, группа государств или организация не могут быть наделены преимущественной ответственностью за поддержание мира и стабильности в регионе ОБСЕ или рассматривать какую- либо часть региона ОБСЕ в качестве сферы своего влияния». То есть Хартия ставит преграду агрессивной стратегии блока НАТО, претендующего на роль жандарма Европы.

Победа разума в пользу ОБСЕ основана на том, что в ней участвуют все европейские страны и Россия на равноправной основе. Вновь образованные государства могут присоединиться к ней. Она имеет соответствующие коллективные структуры безопасности. Это — встречи глав государств и правительств; совет министров иностранных дел; Комитет старших должностных лиц по подготовке заседаний Совета, выполнению его решений, выработке рекомендаций; Центр по предотвращению конфликтов; Парламентская ассамблея ОБСЕ и др. Возможно совершенствование указанных механизмов и, если потребуется, создание новых.

Казалось бы, теперь надо действовать с учетом интересов всех. Мешает военный блок НАТО. Чтобы ОБСЕ заняла подобающее ей место, надо демилитаризовать политические отношения государств. Ситуация на континенте этому способствует. Угрозы с Востока нет. Трудно даже представить себе нападение любого государства или группы государств на Западную Европу. Следовательно, нет причин для существования НАТО, она потеряла свою законность.

Блок НАТО как военный союз— это творение противоборства двух систем. Он изжил себя. Сохранять его, а тем более расширять и наращивать военную мощь, значит по-прежнему оставлять Европу самым милитаризованным континентом в мире, искусственно нагнетать опасную обстановку. В нынешних условиях это нелепо. Зачем расходовать на военные нужды альянса многие сотни миллиардов долларов? От кого обороняться? Кого сдерживать? Зачем нужна такая мощная, готовая к бою натовская армия, если нет больше противника?

Стоит только трансформировать военный сою * НАТО в политическую организацию, объективно не

будет «Востока» и «Запада» в прежнем- понимании, исчезнет «зебра полосатая», Европа действительно станет единой. В этом случае любая система безопасности на континенте станет общеевропейской, равной для всех.

Однако такая «трансформация» США не устраивает. Они не соглашаются включать в трансформацию «политическое измерение» под предлогом опасной обстановки в Европе. Но эту опасность создают сами США. Они не верят ни во что, кроме силы и денег. Они ищут не равенства и демократии для всех, а безраздельной гегемонии для себя. Претендуя на роль мирового лидера, США считают, что вопрос о НАТО пересмотру не подлежит. «Холодный мир» немыслим без НАТО.

В этих условиях важнейшая задача европейцев — в интересах мира и безопасности — не допустить раскола Европы на враждебные половинки, не допустить преобразования Европейского сообщества в военный альянс, остановить расширение блока НАТО и наращивание его военной мощи.

Что касается безопасности России, то ее судьба зависит от активного и полезного участия Кремля В общеевропейском процессе (ОБСЕ) и достижении ‘Ограничения военной деятельности блока НАТО. Кроме того, интересы российской безопасности требуют достижения действительно устойчивых отношений со ..Многими государствами мира. Только слепой не ви- дит, что холопское преклонение перед Америкой лишает Россию самостоятельности, оставляет ее без будущего. США не готовы ради Москвы поступиться принципами и собственными интересами. Не понимать Этого — значит наносить стране непоправимый ущерб.

России предоставляется ныне единственный исторический шанс на выживание и сохранение государственной целостности. Этот шанс будет определяться союзническими обязательствами со странами СНГ, В- первую очередь с Беларусью и Украиной. Правителям России пора прекратить лукавую двойную игру С Беларусью (на словах — за единый союз, на деле — против союза). Отказаться от грубости и чванства, дескать, «богатой России не выгоден такой союз». Никакой «богатой» нет, почти все разрушено и раз

граблено. А-вот важное стратегическое положение Белоруссии в современной обстановке очевидно. «Союз двух», даже в форме конфедерации (наподобие Евросоюза), повысит безопасность России в результате отдаления ее границ на запад; явится преградой американской политике развала России.

Первые шаги в этом направлении сделаны. Наконец-то подписан 8 декабря 1999 года Договор о создании союзного государства России и Белоруссии на основе конфедерации (ратифицирован Государственной Думой России 13 декабря и Палатой Представителей белорусского парламента — 14 декабря 1999 года). Пусть это пока выглядит как заявление о намерениях. Но процесс пошел. 7 октября 1999 г. подписано постановление совместной коллегии Министерств обороны России и Белоруссии по созданию единой региональной группировки войск и сил двух стран для обеспечения безопасности наших государств. То есть и в военной области начало положено. Российские и белорусские народы приветствуют позитивные меры по сближению двух стран и выражают уверенность, что они будут продолжены и вызовут народно-патриотический подъем и возрождение единого славянского государства. Хотя нетрудно видеть, что на этом тернистом пути много завалов и препятствий со стороны российско- белорусской оппозиции и руководящих кругов Запада. Им не нужна сильная Россия, поэтому они будут пытаться любыми средствами ограничить до минимума мощь и влияние Москвы. И с этим нельзя не считаться.

Обстановка требует — в интересах российской безопасности — восстановления стратегического партнерства на Юге и Востоке — с Китаем, Индией, Сирией, Ираном, Ираком, Кубой, с другими государствами, к которым мы повернулись «задом» лишь бы попасть в предбанник западной «семерки». В этом, по нашему мнению, состоит реальный выход России из той изоляции, в которой она оказалась в результате труднообъяснимой внутренней и внешней политики. Ведь и сегодня никто из российских правителей толком не скажет — куда идти, куда вести, каких ошибок избегать, как управлять, что строить и для кого.

Важной составляющей российской безопасности является военная часть проблемы. В настоящее время

обычные вооруженные силы России еще не восстановили нужные боевые качества и не способны противостоять многообразию угроз по периметру страны. И пока такие угрозы существуют, а армия продолжает оставаться ослабленной, безопасность государства должна базироваться на ядерном сдерживании. В этой связи становится понятны^ стремление США ликвидировать российские стратегические ядерные силы и абсолютно непонятна позиция российской власти— добиваться после ратификации Договора СНВ-2 переговоров по СНВ-3, то есть совместно с американцами разрушить основу нашей безопасности.

Какие угрозы могут поджидать Россию в ближайшем будущем? Как заявил однажды Министр обороны РФ, он не видит в ближайшие 10 лет военной угрозы ц'ашей безопасности. Такое заявление министра, в свете практических действий извне и внутри страны, ошибочно по существу.

Угрозы и вызовы безопасности России существуют и могут дополнительно появиться во всех сферах деятельности: военной, экономической, политической, национальной, социальной, экологической. Могут быть внешними, внутренними или совместными. Некоторые из них видны сегодня невооруженным глазом и нуждаются в своевременной или упреждающей реакции.

О каких конкретно угрозах и вызовах безопасности России идет речь? Реальная военная угроза исходит от блока НАТО в связи с его намерением решать проблемы мира военным путем и стремлением к дальнейшему расширению за счет бывших советских республик (стран Балтии, возможно Украины, Азербайджана и др.). В этом случае военно-стратегическое положение России резко ухудшится. Например, Калининградская область и вся базирующаяся там наша военно-морская группировка сил окажется расположенной в натовских Клещах. Аналогичная ситуация будет на юге страны, где НАТО исподволь хотела бы создать недружественный России союз государств в составе бывших советских республик (Грузия, Узбекистан, Азербайджан, Молдавия). Граница с НАТО подойдет к российскому порогу: к воротам Санкт-Петербурга, под Смоленск, Ростов-на-Дону.

При оценке угрозы НАТО необходимо учитывать долгосрочные принципы альянса, фундаментальные элементы, которые, по мнению Запада, останутся при нем и в XXI веке. Это — сохранение военного блока в качестве основы будущей европейской безопасности; обязательное присутствие в Европе американских вооруженных сип как «единой ткани общих интересов, связывающей все стороны Атлантики в новом тысячелетии», обеспечение безопасности не политическими обещаниями и обязательствами, а достаточными силами, вооружением, новой военной технологией и ядер- ным сдерживанием. Этими принципами блок НАТО не поступится, пока он существует. Вызов безопасности России бросает сепаратизм и исламский фундаментализм, поддерживаемый некоторыми зарубежными странами. На острие — Чечня. Подрывная деятельность террористов международного масштаба дестабилизирует обстановку в стране, создает взрывоопасную ситуацию на Кавказе.

Предложения российского правительства — создание «санитарной зоны»; пересмотр Хасавюртовских соглашений 1996 г., создание чеченского правительства, особый экономический режим— меры активные, но вряд ли они смогут полностью решить проблему. Необходимы политические меры с главной опорой на народы Дагестана, Чечни и т. д. Целесообразно до конца завершить военным путем антитеррористичес- кую операцию и разгромить бандитские формирования. Следует разработать долгосрочную национальную политику государства на Кавказе. Надежно защитить соседние вокруг Чечни регионы— Дагестан, Ставрополье, Северную Осетию, Ингушетию. В числе военных мер может быть предусмотрено максимальное укрепление Северо-Кавказского военного округа (довести до полной численности соединения и части, обеспечить современным вооружением, боевой техникой, ГСМ, продовольствием, решить социальные вопросы офицеров и прапорщиков). Потенциальную угрозу нашей безопасности представляют территориальные притязания к-России (Курилы, Калининградская область, Карелия, районы Дальнего Востока). Идет массовое заселение Приморья, Хабаровского края, Читинской и Амурской облас-

Тей выходцами из Китая и Кореи, незримое проникновение извне в экономику указанных регионов. Под угрозой находятся природные ресурсы страны. В России живет около 2,5% населения мира, а запасы стратегического сырья составляют более 50% всей планеты. Их надо охранять, иначе разграбят.

Победа над СССР в «холодной войне» облегчает Западу решение проблемы ресурсов. Теперь США стали всесильными и готовы применять силу односторонне и решительно, чтобы обеспечить себе поставку ресурсов. Около 60% потребляемой нефти США импортируют, свои недра берегут для будущих поколений американцев. Генералы Пентагона в документе «Стратегия будущего» отмечают, что США «...стоят перед мрачной перспективой мира, в котором много людей и слишком мало ресурсов... Это будет мир, где силой и только силой можно обеспечить неравное распределение ресурсов, которых не хватает». Неограниченный доступ к энергоресурсам и запасам стратегического сырья России — давняя мечта Запада. К числу других угроз для будущей российской безопасности относятся: военные конфликты и локальные войны вблизи РФ и связанные с ними миграционные процессы, миллионы беженцев, дестабилизирующие внутреннюю ситуацию в России; межэтнические и национальные противоречия, разжигание сепаратизма, которые расшатывают целостность страны; свертывание интеграционных процессов со странами СНГ. Ослабление сотрудничества с бывшими советскими республиками. Стремление российских регионов «проглотить» как можно больше суверенитета в ущерб целостности государства. Опасность в этой области критически возрастает в связи с активной деятельностью Соединенных Штатов, заинтересованных в развале России; внутренние антигосударственные процессы: внедрение криминальных структур во власть, организация новых криминальных государственных образований; глубокая коррупция, которая подобно раковой опухоли поразила высшие эшелоны власти. Испытываешь чувство глубочайшего стыда за руководителей,

стоящих у власти, за президентское окружение и за самого «гаранта», которые отдали страну на разграбление, что привело к обнищанию народа и напряженности в социальной сфере; широкомасштабная преступность, охватившая всю страну. Международный и национальный терроризм, шантаж, возможность использования при этом ядерного оружия и средств массового уничтожения.

Названные выше угрозы и вызовы безопасности России имеют тенденцию к росту, увеличению, обострению и могут привести к распаду страны. Власти России не имеют права пренебрегать или недооценивать реальную опасность. Как показывают события, новая власть отреагировала на этот счет вполне определенно. Надо отдать должное В. Путину: получив ельцинское «наследство» в инфарктном состоянии, он, на мой взгляд, сумел разобраться и объективно оценить внешние и внутренние угрозы. Его первым серьезным шагом в решении проблем является принятие и обнародование Концепции национальной безопасности и Военной доктрины Российской Федерации. Вступление в силу указанных документов, по моему мнению, это— знаковое событие, которое нельзя не заметить. Во-первых, по своему содержанию их можно считать программными для нового президента не только в военной области, но прежде всего в государственной политике. Они касаются экономики, других сторон жизнедеятельности страны. Во-вторых, сформулированные в документах важнейшие направления российской политики рассматриваются конкретно с позиции национальных интересов России, общества, личности и означают проявление разумного прагматизма вместо прежней демагогии и фальшивого романтизма. Выдержат ли жизненные испытания программные установки нового президента— покажеп время и его практические дела.

Скажу относительно военной сферы. Здесь заслуживают внимания вопросы, связанные с применением вооруженных сил — обычных и ядерных. Если в советской военной доктрине армия предназначалась только для отражения внешней агрессии, то согласно новой доктрине Российская армия должна быть готова противостоять попыткам свержения конституционного

строя, противоправной деятельности, организованной преступности и терроризму. То есть вооруженные силы будут применяться для решения многообразных задач внутри страны, которые ранее относились к компетенции Внутренних войск, органов госбезопасности и охраны правопорядка. Видимо, сейчас внутренних сил уже недостаточно. Поэтому армии вменяется прямая обязанность по защите коррумпированного буржуазного режима, власти и имущества олигархов.

Что касается ядерной части военной доктрины, то в ней нет никому никакой угрозы. Роль и предназначение ядерного оружия в обеспечении безопасности действительно изложены жестко. Но трактовать положения по этим вопросам как «угрозу» нет оснований. Они обусловлены, с одной стороны, резким ослаблением обычных вооруженных сил, их неспособностью противостоять, например, войскам НАТО и защитить Россию, как суверенное государство; с другой — изменением стратегии США и НАТО в сторону усиления их агрессивности. В таких условиях мы вынуждены фактически отказаться от положения о неприменении ядерного оружия первыми. Теперь «Россия оставляет за собой право применить ядерное оружие в ответ на Использование против нее ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения, а также в ответ на крупномасштабную агрессию в критических ситуациях для национальной безопасности Российской Федерации и ее союзников». То есть «ядерная кнопка» будет нажата в том случае, если под угрозой окажется само существование Российского государства. Можно, конечно, осуждать эту часть военной доктрины, в частности, такие факты, как понижение порога применения ядерного оружия, катастрофические последствия ядерной войны и т. д. Можно заявлять о нереальности российской политики вследствие ряда причин. Однако откровенно говоря, все дело в том, что кроме сдерживания и устрашения иного пути в нынешней ситуации нет.

В интересах обороны страны в ближайшей перспективе целесообразно иметь ядерные вооружения и концепцию «минимального ядерного сдерживания». На этом базируется ныне Запад. Это — гарантия безопасности России. Говорят, что ядерное оружие не

в состоянии выполнять функции обороны и защитить страну, поскольку оно является наступательным оружием и применение его ведет к апокалипсису. По существу это так. Но наличие ядерного оружия и угроза апокалипсиса сдерживают агрессора, обеспечивают равную опасность взаимного гарантированного уничтожения. С этой точки зрения ядерное сдерживание исторически оправдано. Пока в арсеналах государств остается ядерное оружие, другого выхода у России нет. Она должна и будет опираться на «ядерное сдерживание». Как в русской пословице: с волками жить — по-волчьи выть.

Разумеется, мы исходим из того, что система безопасности, основанная на «ядерном сдерживании», не может быть просто возвратом к советско-американскому ядерному противоборству со всеми его проблемами и противоречиями. Это должна быть новая модель безопасности. Что стоит за новизной? Это, прежде всего, отказ от соревнования в гонке вооружений, решимость (путем переговоров или в одностороннем порядке) сократить ядерное оружие до минимального уровня, необходимого для обеспечения своей безопасности. Уровень ядерных сил определять не по количеству «штук», а по их надежности, боевым возможностям, гарантирующим оборону страны.

В политическом плане необходимо сделать все возможное, чтобы нейтрализовать имманентно заложенные в концепции «ядерного сдерживания» идеи конфронтационного взаимного запугивания, состязания в наращивании вооружений, подозрительности, взаимного недоверия. Опора на эту концепцию окажется положительной в том случае, если указанные ее недостатки будут преодолены. Хотя достичь этого непросто. Особенно в условиях возрастающей агрессивности НАТО, когда США и другие ядерные державы не собираются приостанавливать рост своих военных возможностей, в том числе ядерных. Поэтому «минимальное сдерживание» должно содержать меры по нейтрализации военной силы США путем качественного совершенствования своего ядерного потенциала, создания новых военных технологий— важнейшего фактора обеспечения будущей безопасности.

Выступая за концепцию «ядерного сдерживания»,

мы учитываем, между прочим, и такой факт, что ядерное оружие — самая дешевая составляющая Российской Армии. Например, на Ракетные войска расходуется не более 1/10 части военного бюджета. Поэтому для их содержания следует выделять необходимые средства. А российский народ просто не имеет права молча наблюдать, как в угоду США исполнительная власть уничтожает основу ядерной мощи России.

Или будем ждать, когда петух клюнет, и тогда опять с «чистого листа», забыв заветы предков? Нельзя же топтаться на месте, хотя бы ради будущих поколений. Сейчас главное для нас — не терять время. События разворачиваются быстро. Годы идут. Многие угрозы приобретают другую значимость для России. Некоторые появляются вновь. Может измениться роль международной и европейской безопасности? Пока трудно сказать, какая из них станет приоритетной. И станет ли?

Однако при всех обстоятельствах определенно можно утверждать, что преодолеть войну и утвердить нерушимый мир, к сожалению, в XXI веке не удастся. Задача эта пока человечеству не под силу, хотя «цена» любой войны огромна. Но С развитием общества количество войн увеличивается.

В начале XX века некоторые ученые и политики, оракулы и волхвы по убеждению на фоне трех веков Прогнозировали наступающему столетию надежды на относительное спокойствие, не видя глубоких причин для общественных потрясений. Другие «умные» аналитики предсказывали человечеству «оптимистические» жертвы, хотя и не совсем в спокойный век, но с людскими потерями 50 — 70 млн. человек (без учета стихийных бедствий).

Одновременно вполне обоснованно группой людей высказывались и такие тревожные предупреждения — многочисленные войны, революции, перевороты, катаклизмы и крупные людские потери в 100— 140 млн. человек. Как известно, тенденция становилась крайне опасной и оказалась преобладающей.

За XVIII, XIX, XX века число войн составило более 500 ед. (68, 205 и 237 соответственно), погибло в них свыше 1 млрд 115 млн человек (XVIII в.— 4,4; XIX в. — 8,3; XX в. — 98,8 млн чел.). Рост прямых потерь

среди гражданского населения по отношению к общему числу людских потерь составил: в 1-й мировой войне — 5%, во 2-й мировой войне — 48%, во время войны в Корее— 84%, во Вьетнаме— 90%, предположительно в Чечне — 95 %. Если учесть только XX век — все войны, катаклизмы, различные насилия, то в столетии погибло 150—160 млн. человек без учета гражданского населения [§§§§§§§].

Что произойдет с войнами в XXI веке? По моей оценке, в случае применения ядерного оружия человечеству будет угрожать катастрофа. Хиросима, Нагасаки, Карибский кризис, Чернобыль— все это уроки незабываемые даже для самых оголтелых властителей мира. Поэтому ядерный риск не оправдан никакими военными причинами.

Вероятнее всего, в XXI веке возрастет число обычных войн и вооруженных конфликтов. Причем масштабы обычных войн, скорее всего, будут иметь тенденцию к их «разукрупнению», то есть увеличению числа средних и малых войн. Крупные войны, конечно, не уходят в историю, но их будет меньше. Войны с применением обычного оружия хотя и будут неизбежными, количество их вряд ли возрастет по причине появления особенно разрушительных и жестоких средств .поражения. Количество войн в XXI веке по масштабу и числу убийств, очевидно, сохранится, что и было в XX веке, а, может быть, даже уменьшится. Но они будут отличаться крайней жестокостью, разрушительностью жизненно важных объектов, беспощадными карательными акциями, массовым сожжением людей, тяжелыми экологическими последствиями и природными катаклизмами. Таким путем политики ставят задачу (рассчитывают) сломить волю населения к сопротивлению. Вероятным местом боев могут оказаться города, крупные населенные пункты, промышленные объекты, мосты, тоннели, электростанции, неф- те- и газопроводы. К подобным боевым действиям готовятся все виды вооруженных сил США, специфические средства, информатика с применением новейшей военной технологии, проводится соответствующая тактика и идеология.

Некоторые читатели могут отнести мои рассуждения к наивным или надуманным. Но как гражданин России, я не могу быть кротким в современной обстановке, если болит душа за русский народ, за его выживаемость, за то, что мы не желаем бьггь похожими на «куропаток»! А если не желаем, то государству надо готовиться жить в XXI веке с нерастраченной верой в судьбу России. />У нас сейчас наступило определенное военное расслабление. Об этом все знают. Однако в панику впадать не следует. Пережили и не такие беды и времена. Главное, не дать упасть русскому национальному духу.

Великий Проповедник говорил: «Что было, то и теперь есть, и что будет, то уже было; и Бог воззовет прошедшее» [********].

Значит и Россия рано или поздно встанет на путь Величия, на котором она уже была. Придут и Жуковы, которые сделают это.

<< | >>
Источник: Червов Н. Ф.. Ядерный круговорот: что было, что будет. 2001

Еще по теме РАЗМЫШЛЕНИЯ О БУДУЩЕЙ ЕВРОПЕЙСКОЙ И РОССИЙСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ:

  1. 1.3. Основоположники геополитических представлений
  2. ЖОЗЕФ ДЕ МЕСТР И ИСТОКИ ФАШИЗМА
  3. О. М. Зиновьева 1 • Александр Зиновьев: творческий экстаз
  4. ТЕОРИЯ ЦЕННОСТЕЙ - СМ. АКСИОЛОГИЯ ФЕМИНИЗМ - СМ. ФИЛОСОФИЯ ФЕМИНИЗМА
  5. 1.2. Общество и человек в социальной утопии М.М. Щербатова
  6. 2.1. Человек и общество в философии славянофилов
  7. ВТОРАЯ ВЕЛИКАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ: ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ НАШЕГО ВРЕМЕНИ
  8. 1. НАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП «ВТОРОЙ БОЛЬШЕВИЗАЦИИ» КОМПАРТИЙ: ПОИСКИ «АГЕНТОВ ТИТО», «ТРОЦКИСТОВ» И «БУРЖУАЗНЫХ НАЦИОНАЛИСТОВ» (1948-1950 гг.)
  9. ГЛАВА 6. ТАКТИКА РАЗВИТИЯ МОНДИАЛИЗМА В РОССИИ
  10. Библиографические ссылк
  11. НОВЫЙ РОССИЙСКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ
  12. 5.1. История Права в призме духовной эволюции России и Запада
  13. РАЗМЫШЛЕНИЯ О БУДУЩЕЙ ЕВРОПЕЙСКОЙ И РОССИЙСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
  14. МОЖНО ЛИ УБЕРЕЧЬ БУДУЩУЮ ГОСУДАРСТВЕННУЮ ДЕРЖАВНОСТЬ РОССИИ?
  15. БУДУЩЕЕ ПОКОЛЕНИЕ ИМЕЕТ ПРАВО ЗНАТЬ ПРАВДУ
  16. Глава б БЕСТУЖЕВСКИЕ КАПЛИ для «Ирода»
  17. Александр III