<<
>>

Глава 4. ДАЛЬНЕЙШЕЕ ОСЛАБЛЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ПОЗИЦИИ РОССИЙСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА

В результате неудачного июньского наступления и установления после июльских событий единовластия буржуазии наметился не только перелом в развитии революции, но и существенные сдвиги в политике Антанты и США в «русском вопросе».

Союзники ожидали большего от июньского наступления, хотя и предусматривали его неблагоприятный результат.

Неудача военной авантюры на Юго-Западном фронте повлекла за собой изменение отношения к ее инициаторам в России со стороны Запада. Однако не меньшую, если не большую, роль сыграл здесь и другой важный фактор.

Изменения в соотношении классовых сил в пользу контрреволюции не могли не повлиять на взаимоотношения между нашей страной и союзниками. Представители правых кругов, почувствовав более твердую почву под ногами, решили припугнуть министров-«социалистов» и заставить их впредь без колебаний проводить империалистическую политику. С этой целью 2 июля министры- кадеты А. И. Шингарев, А. А. Мануйлов и Д. И. Шаховской вышли из состава Временного правительства *. Недостаточно решительная политика коалиционного министерства Львова—Керенского вызвала недовольство не только кадетов, но и стоявшего за их спиной «всемирного англо-американского капитала»2. Вождь «российской демократии» Керенский был им нужен в создавшейся обстановке для объединения сил разных слоев российской буржуазии. Однако окончательной победы реакции достичь не удалось. Главные силы революции не были разгромлены. «Передовые отряды пролетариата России, — писал

В. И. Ленин, —сумели выйти из наших июньских и июльских дней без массового обескровления»3. Советы, хотя и потеряли свое прежнее значение, могли в другой обстановке вновь возродиться. Поэтому, как отмечал Ленин, буржуазия продолжала выступать против Советов, «но она еще бессильна сразу разогнать их, а они уже бессильны, проституированные господами Церетели, Черновыми и К0, оказать серьезное сопротивление буржуазии» 4.

Следует отметить, что еще в период подготовки июньского наступления союзники не скрывали своих сомнений по поводу способности Временного правительства подавить революционное движение в стране. Тем не менее первые удачи русских армий Юго-Западного фронта резко повысили авторитет министерства Львова—Керенского. Его поздравляли союзные правительства, министры. Антантовская дипломатия проявила исключительную «тактичность» к запросам России. Курс русских бумаг на союзной бирже стал проявлять тенденцию к стабилизации. Стоило, однако, провалиться военной авантюре в Галиции, как союзники резко изменили свое поведение.

На состоявшейся в Лондоне 26 июля (8 августа) очередной межсоюзнической конференции Ллойд Джордж предложил обратиться к Временному правительству «с решительным протестом против усиливавшихся в России анархии и разложения». Эта фраза в смягченной форме была включена в отправленную от имени конференции телеграмму Временному правительству5.

США в отличие от Антанты меньше упрекали Временное правительство за неудачу июньского наступления, так как его отрицательные последствия особого влияния на стратегическое положение Америки не оказали.

Больше того, американский империализм был заинтересован в ослаблении не только Четверного союза, но и Антанты, поскольку это дало бы ему возможность диктовать обеим сторонам свои условия при послевоенном переделе мира. Военные неудачи Временного правительства облегчали реализацию далеко идущих экспансионистских планов американских монополий в отношении России. По словам американского историка Р. Уорса, американское правительство, хотя и было огорчено событиями лета 1917 г., но оставалось «верным» Керенскому6.

Полное единогласие проявляли Антанта и США в вопросе о необходимости беспощадной борьбы с «экстремистами».

На неудачу июньского наступления пресса союзников реагировала значительно сдержаннее, чем на сообщение о его начале. Подводя итоги статьям и заметкам, появившимся по данному вопросу в союзной прессе, Р. Уорс отмечал: «Когда через неделю стало очевидным, что Россия, а не центральные державы потерпели серьезную неудачу, союзная цензура допускала лишь намеки о действительных масштабах поражения.

Американская пресса была менее всего ограничена в этом отношении и помещала немецкие обзоры сражений, но французская пресса, крепко связанная всякого рода ограничениями, спустила на тормозах дело о «победоносном наступлении» без каких-либо дальнейших комментариев»7.

С падением престижа правительства Керенского, вызванным германским контрнаступлением и неудачей попыток окончательной расправы с революционным Петроградом и большевиками в июльские дни, связано было также падение курса рубля на союзной бирже8. Позиция, занятая союзниками по отношению к Временному правительству, сказалась на положении русских дипломатических представителей, аккредитованных в столицах союзных государств. И раньше нередки были случаи, когда их «забывали» приглашать на общесоюзные конференции, выносили решения, затрагивавшие интересы России, без их участия, делали заявления от имени всех союзников, не запрашивая при этом мнения Временного правительства, и т. д. После неудачи июньского наступления такое отношение вошло в систему.

Правительство Керенского вынуждено было воздержаться от резких протестов против участившихся покушений на права и интересы России. Если Милюков в бытность свою министром иностранных дел еще протестовал против подобных действий союзников, то Терещенко этого уже не делал и в своих телеграммах в Лондон, Париж, Токио, Вашингтон и даже Рим только информировал своих дипломатических представителей о внутреннем положении России и ходе борьбы с революцией 9.

В сложившейся обстановке Временное правительство искало любых путей для получения иностранной помощи, не останавливаясь при этом даже перед значительными уступками союзникам.

Надеясь заручиться поддержкой Японии, Терещенко вскоре после начала наступления северной группы войск Юго-Западного фронта посетил ее посла и обещал безотлагательно уступить ей южный участок КВЖД, а также урегулировать вопросы, связанные с инцидентами с японскими подданными в Иркутске, Харбине и Владивостоке 10.

Под предлогом «заботы» об отправляемых поставках Антанта и США резко усилили контроль над заграничным снабжением России. Организованный по инициативе союзников Межсоюзнический комитет заграничного снабжения фактически играл роль коллективного органа экономического контроля над деятельностью Временного правительства п. В том же духе действовала и английская военная миссия снабжения во главе с генералом Ф. Пулем, находившаяся в России.

В рассматриваемый период союзники России начали все более открыто уклоняться от предоставления правительству Керенского ранее обещанной помощи. Отныне они решили, что русская армия сможет лишь удерживать Восточный фронт, а для этого потребуется значительно меньшая материальная, финансовая и другого рода помощь.

Уже 22 нюня (начало первых неудач русской армии на фронте) союзные представители в Петрограде на специальном совещании под председательством А. Ген- дерсона после обсуждения вопроса о поставках для русской армии заявили Временному правительству, что Антанта не может выполнить взятые на себя обязательства. Совещание рекомендовало Временному правительству обратить особое внимание на лучшее использование собственного транспорта и промышленности 12.

4(17) июля лорд А. Мильнер, глава особой правительственной комиссии по снабжению в Лондоне, заявил, что потребности России «так велики, что могут удовлетворяться Англией лишь частично» ,3. Изменение английской политики по вопросу о военных поставках России привело к резкому сокращению, начиная с июля, заготовительной деятельности Русского правительственного комитета в Лондоне м.

Английское правительство попыталось воспользоваться неудачами политики правящей верхушки России, чтобы отказаться от сделанных ранее обещании относительно предоставления тоннажа |5. Лишь 10 июля председатель Русского правительственного комитета в Лондоне Э. К- Гермониус смог сообщить помощнику военного министра А. А. АДаниковскому о положительных результатах «настояний» перед английским правительством об увеличении тоннажа для России. Англия обещала повысить его на 100 тыс. т для «штучных грузов» и на 150 тыс. т для угля по сравнению с обещанным в период подготовки наступления ,6.

Английское правительство также отрицательно отнеслось к попыткам Временного правительства заключить новое финансовое соглашение с Англией взамен старого, срок действия которого истек еще 1 апреля 1917 г., и получить в счет его кредит в размере 25 млн. ф. ст.17 Более того, оно сократило на август предоставляемые с апреля кредиты с 3—4 млн. ф. ст. в месяц до 2

млн. ф. ст.,в

Аналогичную политику проводила и Франция, которая в качестве предлога ссылалась на финансовые затруднения. Русский военный агент в Париже А. А. Игнатьев, подводя итоги французской политики в отношении военных заказов для русской ар-мии, 29 июля (11 августа), в телеграмме в военное министерство сообщил: «Во всяком случае, возможность произвести какой-либо заказ зависит от выяснения общего нашего кредита во Франции, без чего ФРПРА (т. е. французское правительство.—

В. Л.) до сих пор не находит возможности уступить нам... ни автомобилей, ни станков, требование на уступку коих заявлено еще в марте месяце» 19.

Американское правительство, несмотря на дружественные заявления в адрес Временного правительства, также стало затягивать выполнение заказов для России. 21 июня (4 июля), когда исход наступления был уже предрешен, Кросби, помощник государственного секретаря США, встретился с официальными представителями Англии и Франции. Детальному обсуждению были подвергнуты просьбы других правительств об оказании им материальной помощи со стороны США, а также «политическое и военное положение России и Италии». На совещании была пересмотрена программа военных заказов России. Даже Кросби отрицательно отнесся к запросу Временного правительства на 30 тыс. вагонов и 1,5 тыс. паровозов. «...Все присутствовавшие иностранные представители высказали мнение, что имеется серьезное сомнение о целесообразности выделения из ограниченных фондов средств, необходимых для покрытия этих потребностей»2®. Американский министр финансов У. Мак-Аду, исходя из рекомендации совещания, занял выжидательную позицию в отношении заказов Временного правительства на подвижной состав21. В июле американское правительство не только не выдало России новых кредитов, но даже сократило выплату по ранее предоставленным.

Таким образом, неудачи правительства Львова — Керенского, вызванные провалом наступления, крайне неблагоприятно сказались на выполнении союзниками обязательств о поставках, тоннаже и кредитах. Главы заготовительных организаций России за границей вынуждены были изменить свой тон: они перестали настаивать на строгом соблюдении обязательств, а только просили о помощи 22.

Летние неудачи Временного правительства были использованы Антантой для вытеснения российского империализма из его «традиционных» сфер влияния.

В Греции с приходом к власти Венизелоса, бывшего королевского министра, временно усилилось английское влияние. Франция не хотела уступать Англии и в свою очередь послала в сентябре в Афины многочисленную военную миссию.

Попытки Терещенко воспользоваться англо-французской борьбой за господствующее положение в Греции не увенчались успехом. Временное правительство вынуждено было отказаться от какого-либо участия в греческих делах и вывело оттуда свои войска.

Франция и Англия лишили Временное правительство инициативы при переговорах с представителями болгарской оппозиции по вопросу о выходе Болгарии из войны.

В Персии положение складывалось в пользу англичан.

В. Минорский, замещавший Н. С. Эттера, российского посланника в Тегеране, ставил даже вопрос о выводе русских войск и об отказе от претензий в отношении северной части Персии23. Выход представлялся один получить особый заем в Англии и тем самым облегчить участь русских войск в Персии. Однако, поскольку английский империализм стремился распространить свое влияние и на северную часть страны, переговоры о займе затягивались24.

Резкое обесценение русской валюты в связи с падением престижа официальной России делало неустойчивым положение российского империализма также в Монголии и Северной Маньчжурии. Этим обстоятельством не преминули воспользоваться союзники, в первую очередь Япония. Председатель Харбинского биржевого комитета Н. В. Бодянский телеграфировал 16 сентября шести министрам Временного правительства (иностранных дел, финансов и др.)25 о возросшей угрозе появления и укрепления японской валюты на рынках Северной Маньчжурии, что «весьма опасно для русского торгового влияния, [так как] грозит свести [к] нулю колонизационные труды России за двадцать лет [и] лишит нас маньчжурского рынка [—] источника целого ряда важнейших товаров».

В августе Временное правительство согласилось передать Японии южную часть КВЖД. тем самым возникла угроза утраты Северной Маньчжурии как рынка сбыта русских товаров и сферы приложения русских капиталов.

В Китае российский империализм также вынужден был отступать перед Антантой, которая и здесь все более игнорировала права русского партнера. Терещенко согласился на отстрочку уплаты русской ^оли «боксерского вознаграждения», размер которого соответствовал доле других стран, участвовавших в подавлении восстания в Китае в 1900—1901 гг.26

При создании консорциума из четырех союзных банков с целью предоставления займа Китаю в размере 20 млн. ф. ст. для проведения монетной реформы Русско-Азиатскому банку была отведена третьестепенная роль. Его представители безоговорочно поддерживали японские интересы, протестуя против попыток англичан и французов занять ведущее положение в этой операции, являвшейся важнейшим шагом в борьбе за китайские рынки и сферы приложения капитала. Уже этих фактов достаточно для того, чтобы убедиться в ослаблении позиций российского империализма в «традиционных» сферах его влияния.

Кабальная зависимость от Антанты и стремление использовать состояние войны для разгрома революционного движения сдерживали рост недовольства русских буржуазных кругов резким сужением сфер влияния России. Таким образом, за англо-франко-американскую помощь в борьбе с революцией пришлось расплачиваться уступками в политических и экономических интересах и — одновременно — отказом от преобладающего влияния в ряде отсталых стран Восточной Европы и Азии.

<< | >>
Источник: В.В. ЛЕБЕДЕВ. Международное положение РОССИИ накануне ОктяБрьской революции. 1967

Еще по теме Глава 4. ДАЛЬНЕЙШЕЕ ОСЛАБЛЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ПОЗИЦИИ РОССИЙСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА:

  1. Глава V ПЕРЕХОД ИМПЕРИАЛИЗМА К АКТАМ ОТКРЫТОЙ АГРЕССИИ. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ И В ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ В 40—50-е ГОДЫ
  2. Научно-технические позиции трех центров империализма
  3. Глава 7. МЕЖДУНАРОДНЫЙ ИМПЕРИАЛИЗМ И ПОДГОТОВКА ОСЕННЕГО КОНТРРЕВОЛЮЦИОННОГО ЗАГОВОРА
  4. Глава 2. БОРЬБА МЕЖДУНАРОДНОГО ИМПЕРИАЛИЗМА С НАЗРЕВАВШЕЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИЕЙ В РОССИИ
  5. Внешнеэкономические позиции трех центров империализма
  6. Глава IX МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ В 70—80-е ГОДЫ
  7. Экономические позиции трех центров империализма
  8. Борьба за ослабление международной напряженности
  9. Глава XIII МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ В 60-е ГОДЫ
  10. Укрепление международных позиций Монгольской Народной Республики
  11. Народная Монголия в системе международных отношений на Дальнем Востоке
  12. 7. Обострение международных отношений на Дальнем Востоке.
  13. Япония в международных отношениях на Дальнем Востоке
  14. Япония в международных отношениях на Дальнем Востоке
  15. 4.1.0 траектории движения российского социума: позиции В.А. Ядова, Ю.А. Левады, О.И. Шкаратана
  16. Нравственные позиции государства и предпринимательства в эпоху становления и укрепления российской монархии (XIV-XVII вв.)
  17. 1. Новые явления в российской и общемировой экономике на рубеже XIX - XX вв. Возникновение промышленных и финансовых монополий. Проблема империализма: его экономическая и политическая сущность и особенности в России и в ведущих странах