<<
>>

СВЕРХЧЕЛОВЕК И СВЕРХНАРОД

В Европе непосредственную поддержку колониальным начинаниям сионистов в Палестине оказала банковско-промышленная группировка Ротшильдов, в России основными финансистами сионистов были барон Гораций Гинзбург, московский банкир Поляков, миллионеры Вавельсберг, Варшавский, Высоцкий, Горвиц, Коган и др.
В конце прошлого - начале XX столетий ясно определилась тенденция объединения крупного еврейского капитала Европы и России и создания совместных коммерческих предприятий, акционерных обществ, компаний и т.п. Примерами могут служить «Большой русский синдикат» (1899 г.), Русско-Азиатский банк, Общество электрических трамваев и др. В конце прошлого века была учреждена Всемирная сионистская организация, в систему которой включались специальные экономические и финансовые органы, предназначенные для колонизации Палестины. Эти функции выполняли «Еврейский колониальный банк» и «Еврейский национальный банк». Официальной доктриной ВСО стал «политический» или «конгрессный» сионизм Т. Герцля. Основные «идеи» этой доктрины были сформулированы в его книге «Еврейское государство». гия сионизма, как таковая, сформировалась лишь в учении Ахад Гаама, которое получило название «духовного сионизма». Свои взгляды Ахад Гаам сформулировал в первой своей работе «Не тем путем» (1889 г.). Подобно Т.Герцлю, Ахад Гаам выступил идеологом крупной еврейской буржуазии. Известно, например, что идеи Ахад Гаама относительно колонизации Палестины разделял Коло- нимус Высоцкий, один из наиболее состоятельных магнатов крупного еврейского капитала в России. Ахад Гаам стал распорядителем фонда Высоцкого, с помощью которого финансировались колониальные предприятия сионистов в Палестине, издававшийся Ахад Гаамом журнал «Гашилоах», деятельность партии ахадгаа- мистов «Бнай Моше», на его средства был основан акционерный комитет в Яффе, а также некоторые другие учерждения в Палестине. Без согласия Ахад Гаама или без консультации с ним сионисты не вступали ни в какие переговоры по поводу колонизации Палестины: его считали непререкаемым авторитетом в деле создания там «Духовного центра».
Учение Ахад Гаама о «духовном национальном центре в Палестине» в основном повторяет уже ранее высказанные идеи и проекты заселения или колонизации Палестины. Существовало множество так называемых «утопических» проектов создания еврейского государства в Палестине, которые не имеют ничего общего с распространенным в сионистской литературе утверждением, будто сионизм вырастает из «мессианских ожиданий» или как результат жестоких гонений и преследований евреев. В 1625 году королю Англии неким Даном Гольдгером был предложен один из первых проектов создания еврейского государства в Палестине. Известны также проекты французского путешественника маркиза де Лан Галлера, еврейского философа М.Мендельсо- на, Наполеона Бонапарта, декабриста Пестеля, лорда Палмерстона, королевы Виктории, американского президента Веньямина Харрисона и множество других. Непосредственными предшественниками выдвинутого Ахад Гаамом учения были М.Гесс, изложивший свои взгляды в книге «Рим и Иерусалим» (1862 г.), раввин Гирш Калишер, представивший свой план колонизации Палестины, и Лев Пинскер - основа тель палестинофильского движения и автор широко известной в сионистских кругах «Автоэмансипации» (1882 г.) Оценивая значение выдвинутого Ахад Гаамом учения, сионистский историк И.Б.Сапир писал: «Ахад Гаам является соединительным звеном между палестинофильством и политическим сионизмом».1 Точнее было бы, однако, сказать, что Ахад Гаам выступил в качестве основателя собственно сионистской идеологии и политической практики, привнес в палестинофильство качественно новое направление, связанное не столько с колонизацией Палестины, сколько с реализацией конечных целей реакционных монополистических кругов еврейской буржуазии. В первом своем произведении «Не тем путем» Ахад Гаам подверг решительной критике методы и формы еврейской колонизации Палестины, которые были характерны для деятельности палестино- филов. Им был предложен другой путь колонизации, намеченный в учении о «Палестине как о духовном национальном центре».
Соображения Ахад Гаама по всему комплексу вопросов «иудаизации» Палестины были внимательно изучены и поддержаны в банкирских конторах Парижа, Лондона, Берлина и Вены, где нашлись ярые сторонники концепции «духовного центра в Палестине». Реформы, предложенные Ахад Гаамом в 1889 году в статье «Не тем путем», для своего проведения в жизнь нуждались в политической силе. «Ховеве-Цион», по мысли Ахад Гаама, сама по себе была уже не в состоянии выполнять эту роль. Поэтому в том же году Ахад Гаам учредил новую организацию под названием «Бнай Моше», или «Сыны Моисея». Программа и принципы этого общества были написаны лично Ахад Гаамом на иврите. Мы цитируем их: «Согласно взгляду общества, нет никакой надежды на успех в изолированных предприятиях в Палестине, организуемых индивидами и обществами, которые держатся по отношению друг к другу независимо и которые объединены лишь посредством денежных связей. Достижение национальной цели требует национального усилия, объединяющего лучшие силы нации - как материальные, так и духовные - внутренними моральными узами; она требует постоянного усилия по- 'Сборник «Сафрут». М., 1918, с. 25 колений, а не случайного, резкого и поспешного действия: терпеливой и кропотливой работы в соответствии с планом и фиксированными правилами. Это усилие должно соединять разрозненные и угнетенные силы нашего народа из всех уголков и продвигаться от поколения к поколению, возрастая в количестве, усиливаясь в качестве, держа курс к конечной цели медленными, но уверенными шагами.89 Из этого изложения основных целей и принципов «Бнай Моше» можно сделать вывод, что речь идет не о массовой политической организации, членами которой могут стать все симпатизирующие сионистским целям колонизации Палестины. Вступление в нее было предоставлено только избранным, «высокоморальным» людям. Существовал особый обряд посвящения в члены «Бнай Моше», и от вновь поступившего требовалось исполнение правил «ордена» и сохранение тайны самого его существования. Организация была разделена на группы, каждая из которых избирала своих собственных руководителей и «советников».2 Начавшись в Одессе, деятельность «Бнай Моше» перенеслась затем в Варшаву, где на ее базе возникло издательство «Ахиасаф» и издавался журнал «Гашилоах», а позднее - в Палестину, в город Яффу. «На съезде «Бнай Моше» в 1890 году принимали участие 166 делегатов со всех концов России. Отделения («лишкот») «Бнай Моше» носили специальные названия: в Варшаве - «Иешурун», в Одессе - «Дэрох цахаим», в Вильно - «Эзра», в Двинске - «Гилел», в Полтаве - «Леицне», в Кременчуге - «Израиль», в Минске - «Заз- рубавел» и т.д. Отделения существовали в Гродно, Минске, Брест- Литовске, Мезеричах, Петербурге, Люблине, Саратове и др. Образовались «лишкот» и вне пределов России - в Берлине, Ливерпуле, Балтиморе... В основе концепции Ахад Гаама лежала мысль о духовном сионизме.3 «Бнай-Моше» стала политическим орудием для достижения далеко идущих целей «духовного сионизма». Орден «Бнай Моше» впоследствии превратился в довольно разветвленную тайную организацию сионистов, которая не потеряла своего значения и до настоящего времени как пропагандист сионистских идей. Идеология сионизма, ориентирующая своих последователей на агрессивные действия, помимо мифов о «богоизбранности», «исключительности истории и судьбы еврейства», «вечном антисемитизме» и т.п., была подкреплена сконструированной Ахад Гаамом концепцией «духовного национального центра в Палестине». Первые очертания эта концепция приобретает в работе Ахад Гаама «Доктор Пинскер и его брошюра» (1891 г.). Представление о «духовном национальном центре» было высказано именно Л.Пин- скером в его брошюре «Автоэмансипация». «В Палестине, - воспроизводит Ахад Гаам слова Л.Пинскера, - мы можем и должны создать духовный национальный центр».90 Это высказывание Ахад Гаам и берет за основу развиваемой им концепции. Итак, что же имеет в виду Ахад Гаам, когда строит свои рассуждения о «духовном национальном центре в Палестине»? Прежде всего он принимает за главную данность принадлежность Палестины евреям, что якобы рождает в них «особый дух». Доктрина Ахад Гаама не случайно получила название «духовного» сионизма. Понятие «дух» играет важнейшую роль в теоретико-философских построениях Ахад Гаама. Это понятие однако употребляется совершенно произвольно, вне какого бы то ни было философского контекста. Речь идет о некоем «еврейском национальном духе», составными частями которого является комплекс религиозных, нравственных, социальных, бытовых и пр. представлений. Существенной характеристикой этого понятия является отражение в нем религиозных догм иудаизма, в которых уже заложено противопоставление «еврейского народа» всему остальному миру. Любовь к «земле отцов», т.е. к Палестине, по мнению Ахад Гаама, проистекает именно из «воспитания на Библии и Талмуде».91 «Еврейский дух», считает-Ахад Гаам, проявляет себя прежде всего в религиозно-нравственной сфере. В «Переоценке ценностей» он заявлял, что евреи превосходят все остальные народы некоей присущей им «этической гениальностью», и что «...еще в са- мую отдаленную эпоху народ познал самого себя и оценил свое преимущество перед соседями, окружающими его. Это сознание своей «избранности» в нравственном отношении народ лелеял в сердце своем во все эпохи своего существования...».1 Примером «этической гениальности евреев» является воспроизведенное Ахад Гаамом поучение талмудского раввина Акибы. «...двое идут по дороге, а у одного из них кувшин с водой; если оба будут пить, они оба умрут (потому что на обоих воды не хватит), если же один будет пить, он достигнет населенного места». Рабби Акиба поучает: «... когда есть возможность спасти одну из двух жизней, нравственный долг повелевает преодолеть чувство жалости и спасти жизнь. Чью же жизнь? Справедливость говорит: «Спасайся, кто может», ибо каждому человеку поручена охрана его жизни, а хранение того, что поручено тебе, предпочтительнее того, что поручено твоему ближнему». Эти соображения Ахад Гаама были использованы сионистскими лидерами как оправдание закулисных сделок с фашизмом, когда обнаружились факты сионистско-нацистского сотрудничества и причастности сионизма к физическому истреблению евреев гитлеровцами. Следующим компонентом концепции Ахад Гаама о «духовном национальном центре в Палестине» является то, что якобы «еврейский дух» проявляет себя вслед за религиозно-нравственной сферой также в особенностях истории и национальной жизни еврейства. История еврейства описывается как процесс борьбы за существование, которую еврейский народ ведет в условиях всеобщего антисемитизма. Наш народ, - пишут идеолога сионизма, - в своей долгой борьбе за существование приобрел известный жизненный уклад, соответствовавший его положению в рассеянии и помогавший ему защищаться от губительного яда и ненависти окружающих. Из этого источника берут свое начало наша безграничная выносливость, спаянность общества в целом, наши разносторонние учреждения, благотворительная деятельность отдельных лиц и целых коллективов, организованность изнутри и постоянное обращение к заступничеству вовне. «Духовная нация», а таковой, по мысли Ахад Гаама, является именно «еврейская нация», отличается от «недуховных» «редкой способностью к подражанию», «...когда еврей подражает, рассуждает Ахад Гаам, - он доводит свое подражание до совершенства, так что в короткое время приспосабливает к себе «чужую духовную силу», перед которой он раньше стушевывался. Достаточно поэтому, чтобы его передовые люди направили эту способность народа в сторону проявления своей собственной сущности, чтобы чувство самостушевания само собой пропало и подражение приняло форму соревнования».92 «Единая длинная цепь, - пишет он, - скрепляет воедино все поколения, начиная с Авраама, Исаака и Якова, вплоть до «скончания времен». Народ един во всех своих поколениях», а отдельные личности, живущие в каждом данном поколении, подобны маленьким клеточкам в животном организме, которые ежедневно обновляясь, ничем не изменяют присущего всему организму общего единства.2 Философское обоснование эта мысль получает несколько позднее в трактате «Превосходство разума», где излагается учение Маймонида о вечности национальной формы и конечности индивидуума, вечности народа и простой смене одного индивидуума другим. К рассуждениям Ахад Гаама о «единстве еврейского народа» примыкает его концепция о «национальном я». Она строится по аналогии с организмической теорией общественной эволюции Милля. В отличие от индивидуального «я», национальное я», по утверждению Ахад Гаама, является «вечным» и предопределенно «изначальной сущностью». «Те, кто полагают, - писал он в статье «Прошедшее и будущее», - что это национальное «я» можно вести по тому же пути, по которому они намерены идти, глубоко заблуждаются: его путь заранее предначертан и предопределен изначальной сущностью, основа же этой сущности в прошедшем, а завершение ее в будущем». Это будущее, по Ахад Гааму, предопределено свыше, и никто не может изменить предначертанное, т.е. «единому народу» нельзя мешаггь выполнять роль «божьих избранных». Утверждение о существовании «единого еврейского народа» в условиях фактического рассеяния в диаспоре едва ли всерьез можно отстаивать. Для этого недостаточно постулирования лишь «духовного» единства или только общности этно-психического склада у евреев. Поэтому выдвигается утверждение о существовании некоего центра, который объединяет разрозненные части диаспоры, являясь «образцом для всеобщего подражания». «Чтобы дать всему обществу единую форму, - пишет Ахад Гаам, - подражание должно иметь один общий центр, который был бы в состоянии привлекать всех индивидов: близких - непосредственно, более отдаленных - через посредство ближе находящихся, и который, таким образом, сделался бы главным и единственным объектом всеобщего подражания».' В статье «Духовный центр» (1907 г.) Ахад Гаам развил мысль о центре национальной жизни. «Центр нашей национальной жизни предполагает, что имеется национальный крут, который как и всякий другой значительно больше, чем центр, ...большинство нашего народа как в будущем, так и в прошлом было разбросано по всему миру, однако народ не будет больше расчленен на множество не связанных частей, поскольку одна его часть - а именно Палестина - будет центром для всех и создаст из них один, полный круг».93 «Духовный» означает, что это отношение центра и круга между Палестиной и странами диаспоры по необходимости ограничено только духовной стороной жизни. Влияние центра будет усилено еврейским национальным сознанием в диаспоре: это восстановит независимость нашей мысли и ее достоинства; это придаст иудаизму национальное содержание...»94 «Духовный центр», по мысли Ахад Гаама, должен стать «истинной миниатюрой еврейского народа». Концептуальный круг в рассуждениях Ахад Гаама, таким образом, замкнулся, и в итоге оказалось, что термин «духовный» означает ту связь между Палестиной и странами еврейского рассеяния, или диаспорой, которая была утрачена на протяжении долгих столетий. Достаточно, как полагает Ахад Гаам, «духовного» уси лия кучки «высокоморальных)» сионистов, чтобы произошло «возрождение» еврейского народа, который, по Ахад Гааму, был, есть и будет. С исторического горизонта «вечный народ» исчез только для глаз «непосвященных». Сионистский идеолог производит своего рода «духовный» переворот во взгляде на историю. Так, в соответствии с трактовкой Ахад Гаама, разрушение римским императором Титом в 70 г. н.э Иудейского царства означает только то, что «религиозный идол возобладал над национальным, народ не мог больше удовлетвориться малым, смотреть на возвращение в Сион как на национальное спасение одного лишь еврейства; страна Израиль должна «была охватить все страны земли «для того, чтобы «исправить мир царством Божиим»». Эта, по выражению Ахад Гаама, «преждевременная идея» о «возвращении в Сион», к которой оказалось неспособным еврейство в течение столь долгого периода, оказалась по силам крупному еврейскому капиталу, который и в самом деле не смог «удовлетвориться малым» и охватил своими финансовыми путами весь мир. Историческая достоверность мало беспокоит сионистского идеолога, все его исторические экскурсы носят исключительно прагматический и волюнтаристский характер. Открыто свои антинаучные взгляды Ахад Гаам высказывает в трактате о Моисее. «... ученые, - утверждал Ахад Гаам, - склонны преувеличивать значение своих открытий,... они не хотят понимать такой простой вещи, что не всякая археологическая правда есть вместе с тем и историческая правда. Все, что заметным образом воздействует на жизнь, хотя бы оно само по себе было лишь созданием воображения, есть реальная историческая сила, а его существование - историческая правда».1 Поэтому ответ на вопрос, существовал ли Моисей как историческая личность, представляется сионистскому идеологу заведомо абсурдным и достойным внимания только для тех, кто чужд «духу иудаизма». «Этот древний муж, - пишет основатель ордена «Сыны Моисея», - существование и характер которого вы хотите установить, представляет интерес только для таких ученых, как вы! Мы же имеем другого, нашего Моисея, образ которого остается запечатленным в сердцах нашего народа... Историческое существование этого Моисея совершенно не зависит от наших исследований».95 Подобная антинаучная трактовка истории, по-видимому, исключает вопрос о том, почему именно Палестина, а, скажем, не Уганда или Аргентина, избрана объектом «духовной» и «политической» колонизации? Столь же неопределенным представляется вопрос о том, какое отношение имеет создание «духовного национального центра» еврейства в Палестине к «спасению» других народов, или «исправлению их царством Божиим? Если речь вдет о ветхозаветных пророчествах ми мессианских ожиданиях, то причем здесь сионистские планы колонизации Палестины? Расистская идеология, как показывает история, всегда создавала собственные расистские мифы, которые к исторической науке не имеют никакого отношения. Мифы эти, как правило, создаются вопреки истории и предназначены главным образом для того, чтобы путем фальсификации исторического прошлого добиваться осуществления великодержавных целей в настоящем и будущем. Так было в случае с нацизмом, так происходит, в частности, в случае с сионизмом. Миф о неком «еврейском духе», созданный Ахад Гаамом, разумеется, ничего не сообщает нам о действительной истории еврейства. Расистская проповедь о существовании «духовной нации» и присущей ей «особой исторической миссии» имеет цель исказить действительный исторический процесс, у которого общие законы как для «духовных», так и для «недуховных» наций. Социально-политический анализ «еврейского вопроса» привел К.Маркса к выводу о том, что «еврейство сохрашшось не вопреки истории, а благодаря истории». И сохранилось оно вовсе не потому что существует некий «еврейский дух», как пытается уверить сионистский теоретик, а благодаря духу своекорыстия и торгашества, которые, по определению К.Маркса, составляют сущность ЫепШт.96 Венцом расистского учения Ахад Гаама является реакционная идея о существовании «сверхнарода». Оно является логическим завершением его концепции о «духовном национальном центре». Существование такого центра предполагает и его периферию, т.е. разбросанные по всему миру еврейские общины, руководящиеся в своей деятельности едиными, вырабатываемыми в центре образцами. Идея о «сверхнароде» возникает как результат приспособления учения Ф.Ницше о «сверхчеловеке» для нужд сионистской пропаганды. «Людям, знакомым с предметом, - рассуждает Ахад Гаам, - нет нужды доказывать, что такое еврейское «ницшеанство» вовсе не нужно создавать по той простой причине, что оно уже давно создано, испокон веков существует... Если мы признаем, что цель всего существующего - появление сверхчеловека, то существенная часть этой цели есть появление сверхнарода: должен существовать такой народ, духовный облик которого делает его способным эолее других народов к развитию нравственного учения и весь склад кизни которого основан на более высоких нравственных устоях, 1ем у всех остальных, и, таким образом, этот народ и будет благостной почвой, на которой способен развиваться желанный тип сверхчеловека».1 Будучи неотъемлемой частью учения Ахад Гаама о «духовном тациональном центре» эта реакционная идея о «сверхнароде», ос- ющающая разделение народов на высшие и низшие, «духовные» и (недуховные», в полной мере раскрыла гегемонистскую сущность (духовного сионизма». Доктрина «духовного сионизма», или, по другим версиям, (культурного», ((эволюционного», «тройного» сионизма, разрабо- анная Ахад Гаамом, получила широкое признание среди лидеров л ежду народа ого сионизма и стала платформой практической дея- :ельности как в рамках Всемирной сионистской организации, так 1 в плане проведения экспансионистского внешнеполитического сурса государства Израиль. Наряду с «учением» о «духовном на- щональном центре», Ахад Гаам в своем философско-историчес- сим обосновании гегемонистских устремлений монополистичес- сой буржуазии выдвинул расистские концепции ((этической гени- шьности евреев» и «сверхнарода». Учение о «национальном духовном центре» нашло свое непосредственное выражение в принятой XXII сионистским конгрессом в 1951 г. так называемой «Иерусалимской программе» и позднее получило силу специального Закона «О статусе Всемирной сионистской организации - Еврейского агентства для Израиля», принятого израильским кнессетом 24 ноября 1952 года. Отношение ВСО и Израиля в этих документах трактуется как отношение между кругом и центром, за что в свое время ратовал Ахад Гаам. В соответствии с Законом о статусе ВСО «сионистская организация... способна достичь того, что находится за пределами власти и компетенции государства, и в этом заключается превосходство сионистской организации над государством... Государство (Израиль - Е.Е.) и сионистское движение дополняют друг друга, нуждаются друг в друге».97 XXVI сионистский конгресс провозгласил наступление «новой эры» сотрудничества между Израилем и «диаспорой», провозгласив задачу «единения евреев», или, что по сути то же самое, «евре- изации» евреев. Разъясняя «новую» тактику международного сионизма, президент ВСО Н.Гольдман заявил: «Государство никогда не было целью движения. Оно всегда рассматривалось как инструмент...».98 Израиль должен, по мысли Н.Гольдмана, стать центром для евреев всего мира и «светочем для всех наций».99 Расистское учение Ахад Гаама вдохновило таких лидеров международного сионизма и правителей Израиля, как Н.Гольдман, Х.Вейцман, В.Жаботинский, М.Бегин и др. «Еврейский народ, - заявил президент ВСО Н.Гольдман, - никогда не был таким, как другие. Он всегда был единственным в своем роде. Мы - больше, чем народ, религия и цивилизация. Мы являемся всем этим сразу». «Из крови, огня, слез и пепла возникает человеческая раса, раса, о которой мир ничего не знал в течение последних тысячи восьмисот лет, - раса евреев-борцов», - возгласил премьер-министр Израиля М.Бегин. В своей практической деятельности по реализации концепции 0 «духовном национальном центре» Ахад Гаам поставил две основные задачи: 1. заручиться поддержкой британского империализма, который контролировал в тот момент Палестину; 2. заложить фундамент «центра всеобщего подражания». Решая первую задачу, Ахад Гаам стал одним из инициаторов подготовки декларации Бальфура. 22 ноября 1914 года он писал Х.Вей- цману: «Я сотасен, что короткий меморандум следует послать Баль- фуру. Вообще любая подходящая возможность должна быть использована для завоевания симпатии и помощи влиятельных людей (я имею в виду, разумеется, во взгляде на Палестинский вопрос).... одно письмо в газету от Бальфура будет иметь большую пропагандистскую ценность, чем тысячи статей, написанных евреями». Развивая свой проект, Ахад Г аам пишет далее: «Я думаю, что в Меморандуме нуждается не только Бальфур, но и все англичане, с которыми мы сможем установить непосредственный контакт. Этот документ должен быть написан, разумеется, с предельным вниманием и осторожностью. Как Вы знаете, мое мнение заключается в том, что наши требования должны быть самыми умеренными. Мы должны быть удовлетворены просторами для колонизации и культурной работы, однако, без утаивания нашей надежды на то, что в будущем мы сможем достигнуть автономии в Палестине под эгидой Англии»1. В результате усилий Ахад Гаама и его сторонников 2 ноября 1917 года министр иностранных дел лорд Бальфур подписал текст Декларации, согласно которой Палестина признавалась «еврейским национальным очагом». Таким образом была выполнена первая задача. Осуществление второй задачи было связано уже непосредственно с Палестиной, где предстояло создать «центр для всеобщего подражания». До своего поселения в Палестину в 1921 году, Ахад Гаам побывал здесь трижды: в 1891,1893 и 1912 годах. Пусть к «духовной колонизации» Палестины лежал через так называемую «культурную работу». Оценивая эту деятельность Ахад Гаама, авторы современного исследования «История еврейского народа» охарактеризовали ее как «огромный вклад в распространение еврейской культуры». «Издательский дом «Ахиасаф», - перечисляется здесь, - журнал «Галилеах» и первая еврейская школа в Яффе были основаны по его инициативе и с помощью его ассоциации «Бнай Моше». О масштабах «культурной работы» Ахад Гаама в Палестине дает представление шеститомное издание 1750 писем Ахад Гаама, в которых отражены его постановка религиозной и национальной проблем, связи с лидерами сионистского движения, вопросы стратегии и тактики «сионистской работы» и т.п. Эти письма представляют собой своеобразное «духовное завещание» Ахад Гаама. После смерти Ахад Гаама (1927 г.) «культурную работу» в Палестине продолжали его последователи. Прежде всего ими были члены ордена «Бнай Моше». В ВСО сторонниками Ахад Гаама были такие влиятельные фигуры, как Х.Вейцман, Дж.Клаузнер, М.Глик- сон, Г.Белковский, Баал-Махшовес, представители молодежного движения «Бне-Акива». Из российских сионистов «культурную работу» в Палестине проводили А.Друянов, М.Гликсон, И.Бухмиль, Бен-Ами, Дж. Кла- узнер и др. В итоге нашего анализа можно сделать следующий основной вывод. Расистская и гегемонистская сущность учения Ахад Гаама о «духовном национальном центре в Палестине» нашла свое выражение в современной идеологии и практике международного сионизма, а также в политическом курсе государства Израиль. Это, равно как и факты теоретической и практической деятельности Ахад Гаама и его последователей, рассмотренные выше, дает основание для утверждения высказанного ранее предположения о том, что доктрина «духовного сионизма» Ахад Гаама представляет собой долгосрочную стратегическую программу деятельности международного сионизма, конечной целью которой является устремление к империалистическому господству «сверхнарода». Опасный курс, который проводит расистское государство Израиль в своем стремлении к экспансии за счет арабских территорий, превращает ближневосточный кризис в очаг опасной военной конфронтации, угрожающей всеобщему миру и безопасности народов. «Я уверен, - заявил лидер ВСО Леон Дульцин, - что эта старая концепция имеет определенное значение и сегодня».100 Таким образом, возникнув в конце прошлого столетия, учение о «духовном национальном центре в Палестине» было положено в основу эволюции политичес кой практики международного сионизма, определив одно из стратегических направлений ее современного развития. Со дня принятия в Базеле первой программы ВСО прошло почти девяносто лег. Вот уже сорок лет существует государство Израиль. Однако мы видим, что политические цели синизма не исчерпаны: об этом свидетельствуют Иерусалимская программа 1951 г. и новая Иерусалимская программа 1963 г., а также нынешний экспансионистский курс политики Израиля. Представляется, что учение Ахад Гаама о «духовном национальном центре» сегодня, как и восемьдесят лет тому назад, не утратило своего значения именно потому, что в нем нашли свое выражение подлинные цели международного сионизма, его геге- монистские притязания. Ахад Гаам выдвинул реакционную идею о «сверхнароде», который якобы имеет «особую миссию». Гегемонизм как сущность политики Израиля на Ближнем Востоке и в других регионах мира, где международный сионизм действует рука об руку с американским империализмом, стал очевиден в результате принятия Генеральной Ассамблеи ООН на ее XXIV сессии резолюции «О недопустимости политики гегемонизма в международных отношениях». Против нее проголосовали четыре государства, в числе которых США и Израиль. «Этот международный документ, - заявил о советской инициативе постоянный наблюдатель ООП при Организации Объединенных Наций Терази, - вновь признает справедливость борьбы нашего народа. В резолюции четко определены враги народов, борющихся на Ближнем Востоке за свою независимость. Этот враг - сионизм, который активно поддерживают империалистические силы. Сионизм - это отнюдь не какая-то безобидная идеология, как пытается кое-кто представить, а конкретное проявление агрессии, расизма и милитаризма».1
<< | >>
Источник: Евсеев Е.. Сверхнарод и его рабы. 2006

Еще по теме СВЕРХЧЕЛОВЕК И СВЕРХНАРОД:

  1. Евсеев Е.. Сверхнарод и его рабы, 2006
  2. Фридрих Ницше: Бог или сверхчеловек?
  3. ДРАКУЛА, ЧЕЗАРЕ БОРДЖА, ЗАРАТУСТРА, АДАМ СОКОЛОВИЧ, ИЛИ КОЕЧТО О СВЕРХЧЕЛОВЕКЕ
  4. Это поэт! 1то философ! Нет, это сверхчеловек!
  5. 1. Философия Ницше - философия господ.
  6. Темы рефератов 1.
  7. 3.8. Кризис европейской культуры И ЛИЧНОСТИ
  8. Абсурд и бунт.
  9. § 1. ФРИДРИХ НИЦШЕ
  10. § 3. И боги работают
  11. Средневековая христианская концепция человека