РУССКИЕ ВОПРОСЫ 1

[...] Действительная свобода предполагает рациональное вознаграждение труда. Рационального вознаграждения труда может требовать только человек, не рискующий умереть с голода, человек, который уверен, что имеет minimum для пропитания себя и семейства.
Этого-то свободного человека мы и найдем в русском крестьянине, которому община выделяет необходимый для пропитания клочок земли. Не надо нам мнимой свободы европейского нищего. Дайте крестьянам ту землю, которой они теперь пользуются!2 [...] Но, скажут нам, идеал общинности, к которому стремится Европа, совсем не то, что общинное землевладение у наших крестьян, которое только форма землевладения, бывшая вообще у народов п младенческом возрасте их развития. Положимте, что так. Но гораздо же легче идеал общинности развить из формы общинного землевладения, чем из форм собственности совершенно противуполож- пых. Да основании противуположных форм землевладения стремление к общинности может итти только посредством насильственных кризисов, потому что надо ломать существующее, между тем как мри общинности землевладения надо только оставить это начало свободно, беспрепятственно и естественно развиваться без всяких общественных потрясений. Мы только можем притти к одному заключению, что в России нельзя стереть форму общинного землевладения. Народ не уступит ее никакой силе; как ни бессознателен обычай, но он укоренился, и весьма счастливо, если он совпадает с разумностью. [...] Говорят, что общинное устройство подавляет свободу лица. Но у нас, при общинном устройстве, личность не определила своего нрава независимости, община не определила границы своей власти над лицом, потому что им некогда договориться до этого. Личность подавлена помимо общины помещиком, администрацией, бессудием; она не заявляет своих прав перед общиной, потому что это массивное, общинное устройство насколько-нибудь спасает ее от высших насилий. Дайте общине свободно развиваться, она договорится до определения отношений лица к общине; она даст право лицу (как и теперь уже существует, хотя недовольно определенно) свободно избирать место жительства, не отстраняясь от общины, или вовсе удаляться от этой общины и причисляться к другой с ее согласия, или сделаться совершенно отдельным собственником, словом, общи на даст право независимости лицу; но удержит свое право, когда лицо принадлежит к ней, требовать от него подчинения общинности землевладения, участия в общественных повинностях, подчинения общинному приговору. [...] Сосредоточенная земельная собственность хотя и развила самостоятельность лица, без которой нет ни человеческого достоинства, ни разумной общественности, но не привела общества к счастливым результатам. Дробная собственность не привела к счастливым результатам и даже заставила съежиться самостоятельность лица. Отдельная крупная земельная собственность, т. е. та же дробная собственность, не дошедшая до мелкости деления (как в Америке), развила ad absurdum * личный произвол и не привела к счастливым результатам. Поневоле нам остается на выбор общинная земельная собственность, которой развития мы еще нигде не могли наблюдать, но за развитие которой мы должны приняться уже и потому, что находим ее у себя как факт. Отсутствие самостоятельности лица логически нисколько не истекает из общинного землевладения; оно происходит у нас от помещичьего права и административного насилия, т.
е. от всего того, что мешает общинному началу развиваться. Община поглощает лица, пока им некогда договориться о своих взаимных правах и обязанностях. Вдобавок, у нас, помимо общинного землевладения, остается и частное землевладение (у помещиков, у всех, кто лично владеет землею). В дальнейшем ходе истории эти две точки зрения на земельную собственность, сосуществуя рядом, скорее могут уяснить здравые , понятия народного благоустройства, чем одна точка зрения, развитая ad absurdum *, как частное землевладение в Европе. Отсутствие правосудия не только не истекает из общинного начала, но помещичье право и административное насилие мешают всякому проявлению правосудия, к которому способно общинное начало. Дурное состояние земледелия и промышленности происходит не от общинного начала, а от помещичьего права и административного насилия, при недостаточности путей для сбыта произведений и присутствии постановлений, стеснительных для торговли. Замкнутость научного образования в таком маленьком меньшинстве, что оно ничтожно и перед тем меньшинством, которому наука доступна в Европе, происходит не из общинного начала, а от помещичьего права и административной самоуверенности. У нас, в сущности, ни для помещика, ни для чиновника не существует побудительной причины учиться; и тот и другой может добиться своих корыстных целей не учась. Учатся у нас только благородные исключения, как называет их De Bow 3. Сохранив крепостное право и чиновничество, мы не распространим образования даже ii высших классах и, конечно, не привьем образования к низшим классам обычным путем насилия и обучения мужиков грамоте, в которую не вносим никакого содержания, в их жизни прилагаемого, полезного или, по крайней мере, интересного. Потом мы не должны забывать, что в Европе и Америке науки и образованность существуют по традиции, а мы дали им к себе доступ недавно, да и то, давши доступ, в виде противуядия поставили помещичье право и административное насилие. Также мы не должны выпускать из виду, что при свободном развитии общинное землевладение может достичь больших результатов земледельческой промышленности, потому что в его внутреннем смысле лежат две системы обработки: система сосредоточенной собственности, потому что община есть большой землевладетель, и система дробной собственности, потому что каждый крестьянин сеть дробный собственник (заметьте — не наемщик), и обе системы сливаются в одну свободную общину. Будущность общинного землевладения может сделаться плодоносною. Не уничтожать следует нам начало общинной собственности, а дать ему развиваться. Лучше устроить так, чтобы не было ни единого человека в России, который бы не имел своего земельного участка в общине, чем искать для России других форм землевладения, в глазах наших осуждаемых историко-экономическим опытом. Если мы видим в Европе, что земледелие в несравненно более цветущем состоянии, чем у нас, и низшие классы бедствуют вследствие распределения землевладения, то мы не должны забывать, что земледелие существует для человека, а не человек для земледелия и что нам нечего прибегать к формам землевладения, истощившим Европу, только для того, чтоб улучшить наше земледелие. Нам не приходится поставить как догмат: уничтожимте общинное начало, чтоб улучшить земледелие; нам надо поставить вопрос: каким образом при общинном начале улучшить земледелие? С этим вопросом мы действительно пойдем но пути развития нашей цивилизации. Не станемте же гнать общинного начала, но примемте его за факт и дадимте ему все способы к своеобразному гармоническому развитию. Прежде всего снимемте препятствия к этому развитию, т. е. помещичье право и чиновничество, потом станемте пещись о распространении образования не на основаниях насилия. [...]
<< | >>
Источник: Володин А.И. (ред). Утопический социализм в России. 1985

Еще по теме РУССКИЕ ВОПРОСЫ 1:

  1. § 3. Россия и освободительная борьба молдавского народа во время русско-турецкой войны 1768—1774 гг. Молдавский вопрос на русско-турецких переговорах
  2. «РУССКИЙ ВОПРОС»
  3. Русский вопрос и проблемы противоречий
  4. К ВОПРОСУ О БОЛГАРСКИХ ИСТОЧНИКАХ РУССКОГО ХРОНОГРАФА А. А. Ту рилов
  5.                                       К вопросу о летописных легендах                           и происхождении Русского государственного  быта1
  6. ВОПРОСЫ ОБРАЗОВАНИЯ РУССКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА*
  7. Илья Утехин ЯЗЫК РУССКИХ ТАРАКАНОВ (К ПОСТАНОВКЕ ВОПРОСА)
  8. Глава 1 Вопросы теории и истории развития русской культур
  9. ОСНОВНЫЕ ВОПРОСЫ И ЗАДАЧИ ИЗУЧЕНИЯ ИСТОРИИ РУССКОГО ЯЗЫКА ДО XVIII в.
  10. ОСНОВНЫЕ ВОПРОСЫ И ЗАДАЧИ ИЗУЧЕНИЯ ИСТОРИИ РУССКОГО ЯЗЫКА ДО XVIII В. (стр. 254—287)
  11. Тема ЯЗЫЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА ДРЕВНИХ ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН. ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ, ИХ ВЛИЯНИЕ НА СКЛАДЫВАНИЕ ХАРАКТЕРА РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА (РУССКОЙ МЕНТАЛЬНОСТИ)
  12. Социологические вопросы: фактологические, сравнительные, вопросы развития и теоретические Фактологические вопросы