Окончательное оформление американской политической науки

На развитие политической науки в США заметное влияние оказала историческая обстановка, которая сложилась в США на рубеже XIX-XX вв. и в первом десятилетии XX столетия. В конце XIX- начале XX вв. капитализм’, как известно, достиг высшей стадии развития; монополистические объединения США стали самыми крупными, сильными и централизованными в мире.
Быстрый рост и процесс концентрации промышленного производства в США, разрастание крупных городов, население которых в основном составляли выходцы из небольших сельских населенных пунктов и иммигранты, в значительной степени способствовали созданию благоприятной ситуации для широкомасштабной коррупции. В свою очередь эта, благоприятная для разрастающейся коррупции, ситуация создала другую ситуацию, при которой дельцам от политики, обладавшим значительными материальными возможностями, было довольно просто организовать и дисциплинировать значительные массы избирателей, особенно в таких крупных городах, как Нью-Йорк, Чикаго, Бостон, Канзас-Сити, Филадельфия и др.. Как отмечает американский политолог Г.Алмонд, «слова «босс» и «машина», наряду с постоянной борьбой за реформы, стали знаками американской политической жизни конца Х1Х-начала XX вв.»151. Характеризуя развитие капитализма в США в последней грети XIX в. Б.Селигмен, известный американский экономист, писал: «Бизнес был подобен джунглям, наполненным хищниками...», которые попирали любые принципы морали и законы, которые шли напролом, пуская по миру конкурентов и не останавливаясь ни перед какими-либо махинациями, если они сулили им барыши 152. А рисуя портрет Джея Гулда, одного из крупнейших набобов Уолл-Стрита XIX в., Б.Селигмен подчеркнул: «Он приобрел репутацию неразборчивого в средствах финансиста, который... получал удовольствие, разоряя других. Наглый, продажный и аморальный, он был способен на любое предательство и являлся мастером спекуляций и гением в деле ограбления компаний, которые контролировал. Гулд смотрел на мошеннические спекулятивные сделки хладнокровно и бесстыдно»153. По мнению многих американских публицистов того времени 154, мало чем отличались от Джея Гулда, Дж.П.Моргана, Джима Фиска, Джона Д.Рокфеллера, Эндрю Меллона и другие плутократы, которые нажили свои баснословные состояния путем обмана и насилия. Кровавая история их борьбы за нефтеносные земли, рудники, их всевозможные финансовые махинации средствами, ассигнованными на строительство железнодорожных магистралей, - все это конкретные проявления традиций американского капитализма на стадии капиталистического накопления. Именно в эти годы сложилась поговорка: «Если вы украдете кусок хлеба, вас посадят в тюрьму, а если вы украдете железную дорогу, вас назначат сенатором»155. Еще в конце XIX столетия демократические силы Соединенных Штатов выступали против засилия монополитического капитала, против коррумпированных политических машин демократической и республиканской партий. Так, принятая в 1892 г. предвыборная программа новой партии - партии популистов, главной социальной силой которой были фермеры, резко осуждая существующие порядки, заявила: «Страна находится на грани морального, политического и материального краха. Коррупция царствует на выборах, в легислатурах штатов, конгрессе и даже проникает на судейскую скамью»156. Усиление эксплуатации в американском обществе привело к усилению ненависти населения к трестам, прямым виновникам зла. Чрезвычайно сильные антитрестовские настроения, естественно, наложили отпечаток на всю общественно-политическую жизнь Соединенных Штатов. Некоторых успехов достигли рабочее, социалистическое и фермерское движение. Значительно активизировалась средняя и мелкая буржуазия, требовавшие «честной» конкуренции. Среди политических деятелей появились люди, отражающие эти настроения. В первом десятилетии XX в. буржуазные «реформаторы» играли ведущую роль на политической арене Соединенных штатов 157. Реформистские движения, поддержанные городскими деловыми и профессиональными элитами, привлекали на свою сторону талантливых журналистов 158, лучшие средства массовой информации 159 и представителей академических кругов 160. К наиболее важным событиям этого периода необходимо отнести развертывание критической деятельности так называемых «разгребателей грязи» - макрейкеров 161 и «прогрессистского» движения, к которому имели отношение и академические политологи. Движение «разгребателей грязи» появилось в США в конце XIX-начале XX в. и было направлено против засилья трестов в жизни страны. Вышеназванное движение занимало важное место в общественно-политической жизни и мысли США в этот период, хотя произведения различных жанров, авторы которых разоблачали пороки общества, появились задолго до макрейкеров. Однако, «... впервые группа писателей и созвездие журналистов обрушились громогласно на пороки, обнаруженные ими в обществе. Именно это сделало движение макрейкеров единственным в своем роде. Ни до, ни после этого в периодической литературе не возникало ничего, что можно было бы сравнить с неустанной кампанией за разоблачение»162. В своих истоках движение макрейкеров восходит к концу XIX столетия, когда в печати появились произведения Г.Джорджа («Прогресс и бедность», 1879), Г.Д.Ллойда («Богатство против общества», 1894), а на страницах журнала «Арена», который издавал Б.Флауер, были опубликованы статьи, в которых поднимались вопросы о возрастающей власти бизнеса, о тайных связях бизнеса с органами управления, о растущей политической коррупции. Б.Флауер был первым, кто начал открыто говорить о пороках американской общественной системы 163. В октябре 1902 г., в «Макклюрз мэгэзин» появилась статья Л.Стеффенса в соавторстве с К.Уэтмором «Времена Твида в Сент- Луисе» о взяточничестве и мошенничестве членов муниципалитета. Именно этой статьей обычно датируют начало движения за «разгребание грязи». Несмотря на то, что критика выражалась в общей ферме, без указания имен мэров, конгрессменов, без названий корпораций и т.д., выступления журнала «Арена» в определенном смысле «под- юлкнули» журналистов заняться конкретными расследованиями тех злоупотреблений, которые имели место в органах городского управления и в многообразной деятельности монополий. Кроме «Макклюрз мэгэзин» на путь макрейкерства вступили также «Кольерз мэгэзин», «Космополитэн», «Хэмптоне мэгэзин», либерально настроенный журнал «Индепендент», а также - «Америкэн мэгэзин». Следует, однако, учитывать, что отношение к делу и при чины этого у издателей и журналистов не совпадали. Если первые больше всего гнались за сенсацией и стремились повысить доходность журналов, то журналисты отдавались своей работе с энтузиазмом, не останавливаясь, подчас, перед опасностью подвергнуться не только преследованиям в печати, но и стать жертвой физической расправы. Честные и талантливые журналисты США смело и открыто говорили о политической коррупции, о преступлениях «большого бизнеса», о различных пороках американской общественно- политической системы. По образному выражению американского историка В.Л.Паррингтона, они обнажали перед публикой «сточные ямы», загрязняющие политическую жизнь страны, обнаружили их под каждой мэрией, каждым зданием, где располагались власти штата i0\ Одним из первых «разгребателей грязи» был Г.Ллойд, который в серии статей, опубликованных еще в 80-90-х годах XIX в. и в своей книге 16Г) выступил против монополий в угольной, нефтяной, мясной, сахарной и других отраслях промышленности. На основании отчетов Конгресса США, судебных показаний и других документов Г.Ллойд раскрывал грабительские методы, которые применяли «Стандарт Ойл» и другие тресты. Большой резонанс вызвали статьи А.Тарбелл в журнале «Макклюрз мэгэзин» в 1902-1904 гг., в которых она раскрывала методы обогащения крупных монополий, промышленных и банковских фирм. Статьи А.Тарбелл в значительной степени пролили свет на скандальную историю образования и обогащения фирмы Дж.Рокфеллера «Стандарт Ойл». Одновременно были опубликованы статьи В.Лаусона о деятельности «Объединенной медной кампании», в которых на основе ярких фактов-доказательств он раскрыл внутреннюю механику финансовой системы Уолл-Стрита, подчинявшей своему контролю экономическую и политическую жизнь США. Антимонополистическая направленность движения макрей- керов видна из произведений целой плеяды журналистов и писателей США, которые раскрыли перед американцами не только погоню за наживой, но и тайные связи бизнеса с правительством во всех звеньях государственного аппарата - от мэрии до правительства штата. Так, Л.Стеффене предпринял расследование махинаций в масштабе штатов. Серия статей Л.Стеффенса под названием «Враги республики» (о положении в Миссури и Иллинойсе, Нью-Джерси и Огайо) наглядно продемонстрировала, что коррупция в политике гесно переплетается с коррупцией в бизнесе, что это - единый процесс, ведущий к разложению американского общества. Используя богатый фактический материал по штату Нью-Джерси, Л.Стеффенс доказал, что корпорации по существу подрывают конституционные основы Соединенных Штатов. Как показал Л.Стеффенс, законодатель- ное собрание штата Нью-Джерси выработало закон, - который губернатор утвердил!, - разрешавший организацию любых корпораций, платящих налог в Нью-Джерси, но имеющих право действовать в масштабе США. Л.Стеффенс назвал Нью-Джерси «штатом- мредателем», так как вышеназванный закон позволял монополиям обходить принятые в других штатах антитрестовские законы и одновременно приносил огромные доходы штату 166. Однако, наибольшей известностью пользовалась книга Л.Стеффенса «Позор-городов»167, в которой автор на примере крупнейших городов Америки показал подчинение политического аппарата различным группировкам (промышленным, финансовым и пр.). Анализируя причины взяточничества и разложения в крупных городах США, Л.Стеффенс пришел к выводу, что они коренятся в политическом контроле со стороны монополий, в союзе политиканов демократической и республиканской партий с «большим бизнесом». «Дух изяточничества и беззакония - это дух Америки», - писал Л.Стеффенс 16S. В статьях публициста Ч.Р.Конноли, опубликованных в 1906- 1907 гг., описаны произвол и борьба «медных королей» в штате Монтана. Автор убедительно показал, что политическое и деловое соперничество монополистов из-за контроля над медными рудниками Монтаны привело к неслыханному разложению правительственных учреждений этого штата, к массовому подкупу законодательного собрания, к попыткам подкупить Верховный суд штата. Расследования различных злоупотреблений и коррупции в штатах неизбежно привели макрейкеров в Вашингтон, где под сводами Капитолия вершили дела всего государства сенаторы и конгрессмены, представители штатов. По сравнению с журналистами и публицистами (Л.Стеффенс, Ч.Р.Конноли, А.Тарбелл и др.) писатель Д.Г.Филлипс пошел с расследованиями гораздо дальше. Он занялся изучением деятельности высшего законодательного органа США - сената. В 1906 г. Д.Г.Филлипс опубликовал острую и политически злободневную серию статей под общим названием «Предательство сената», в которой показал связи сенаторов с бизнесом. В отличие от многих своих предшественников Д.Г.Филлипс назвал имена «столпов» правящей республиканской партии: лидера республиканцев в сенате Н.Олдрича (тестя Рокфеллера), Ч.Дипью и др.. Именно после появления вышеупомянутых статей президент США Т.Рузвельт постарался дезавуировать выступление Д.Филлипса, назвав журналистов «разгребателями грязи». Вообще диапазон расследовательской деятельности журналистов был достаточно широк. Подкуп политиков представителями различных корпораций, которые стремились заключить наиболее выгодные контракты; нарастающее желание получить всевозможные привилегии и эффективную защиту от государственных ограничений; бесчестные методы финансистов и промышленников; преступные действия владельцев заводов мясных консервов и медицинских препаратов, отравляющих население недоброкачественной продукцией; злостная эксплуатация иммигрантов и бесчеловечное отношение к цветному населению США; обогащение предпринимателей на жестокой эксплуатации труда детей, на проституции и торговле девушками; незаконные источники доходов известной церкви св.Троицы в Нью-Йорке, которая владела доходными домами в трущобах города; зависимость прессы от монополий (они показали, что многие издательства (в том числе в макрейкерские!) существовали главным образом за счет рекламных объявлений, предоставляемым ими различным фирмам); и т.д., и т.п.. Авторы этих «обличительных» материалов раскрывали перед общественностью всю неприглядную картину политической инфраструктуры, которая была вовлечена в процессы изощренных злоупотреблений и всевозможных махинаций. Журналисты выявляли «группы давления» и «лобби», которые глубоко пронизывали и коррумпировали политические структуры США на различных уровнях - местном, региональном, федеральном. Они выступали со статьями, в которых говорили о необходимости прогрессивных реформ, возврата к принципам Декларации независимости Соединенных Штатов Аме рики, ограничения трестов, государственной собственности на землю и даже прямых выборов 169. В свое время Р.Хофстадтер, один из крупнейших американ- < к их историков середины XX столетия, анализируя американскую политическую традицию, заметил: «Общее достояние главных политических традиций в США - вера в право собственности, в философию жономического индивидуализма, ценность конкуренции, в то, что жономические добродетели капиталистической культуры - неотъемлемые свойства людей... Святость частной собственности... была гранитной основой символа веры в американскую политическую идеоло- | ию. Эту концепцию в огромной степени разделяли такие различные деятели, как Джефферсон, Линкольн, Кливленд, Брайан, Вильсон и I увер. Задача политики, гласит это кредо, - защищать мир конкуренции, при необходимости поощрять его или ликвидировать случайные шоупотребления в нем, но не подрывать его какими-либо планами коллективистских действий...»170. Более 50 лет назад другой американский ученый, В.Паррингтон, завершая свой монументальный труд, посвященный основным течениям американской мысли, обратил особое внимание на вышеупомянутую сторону дела. В.Паррингтон попытался дать оценку деятельности представителей движения «разгребателей грязи» в США в начале XX в., которые подметили, что «реальные факты прошлого Америки оказались погребенными под толстым слоем патриотических легенд, которые появились на свет в ту непритязательную эпоху, когда молодая Республика, страдая от естественного комплекса неполноценности, создавала вокруг себя защитную ограду от язвительной критики реакционной Европы. Все эти выдумки уже давно отслужили свою (.лужбу и стали удобным убежищем для летучих мышей и сов. А теперь настало время отбросить их в сторону, подойти к прошлому с объективной меркой науки... С самого начала, как установили ученые, демократия и собственность яростно враждовали между собой... Причины постоянных побед собственности в этом непрекраща- ющемся столкновении между Человеком и долларом, между демократией и собственностью искали в положениях основного закона, и Результатом критического изучения конституции явилось открытие, которое произвело впечатление разорвавшейся бомбы: оказалось, что возникновение плутократии не только не противоречит общему духу Конституции, но является неизбежным следствием ее положений, что наши предки задумали ее вовсе не как орудие демократии, а как документ, явно враждебный ей... Конституция... была задумана и осуществлена с одним лишь намерением - ограничить политическую власть большинства, власть, внушающую особый страх собственническому сознанию всех времен...»171. Критика «разгребателей грязи», несмотря на ее резкость и внешний радикализм, не затрагивала основ существующего в США общественного порядка. Представители движения «разгребателей грязи» не требовали коренных перемен в социальном и политическом строе США. Их разоблачения, кампании против коррупции были бессильны остановить процесс разложения демократии в американском обществе и дальнейшее развитие политической коррупции. Что карается действий властей, то они были призваны успокоить общественное мнение, хотя было очевидно, что вирус коррупции все глубже проникал во все структуры государственного аппарата, достигая и высших органов власти США. Сама система выборов президента делала его зависимым от «жирных котов» - ведущих банкиров и промышленников, передававших крупные взносы избирательным кампаниям политических партий. Президентам, придя в Белый дом, приходилось платить по векселям, которые им предъявлялись. Одновременно с движением «разгребетелей грязи» возникло так называемое «прогрессистское движение», которое начало формироваться еще в конце XIX в. внутри республиканской и демократической партий в виде оппозиции руководству, которое, как правило, действовало в контакте и в интересах монополистических корпораций. Представители «прогрессистского движения» выдвигали требования реформ, заявляли, что ведут борьбу за социальный прогресс, против засилья крупного бизнеса и за демократизацию конституционных основ политического строя США 172. Как известно, в начале XX столетия западная цивилизация вышла на один из самых крутых поворотов своей истории. Проблема механизма адаптации политической системы, вопрос о соотношении политических, социальных и правовых моментов в этом процессе стали самыми актуальными в западной общественно-политической литературе тех лет. Такие известные на Западе ученые как Дж.Гобсон, Ч.Мэрриам, Г.Гильфердинг и др. так или иначе затраги- и.ч л и эти вопросы в своих трудах 173. Для них была характерна общая убежденность в том, что кардинальные сдвиги в экономике напрямую илияют на характер и темпы изменений в организации общества, в юм числе в политической сфере. Это был своеобразный «экономический детерминизм» применительно к политологическим и социологическим сюжетам. Действительно, новые социально-политические проблемы, порожденные в конечном счете трансформацией экономики, естественно, ставят перед государственными институтами множество вопросов. Да и в самих государственных институтах, в их функционировании и структуре происходят некоторые изменения, потому что они вынуждены реагировать на определенное давление со стороны социума. Нельзя не учитывать и того, что изменения в экономической сфере, особенно в век бурного научно-технического прогресса, илияют и на политические технологии. А это, естественно, сказывается на работе политического механизма 17\ Одной из первых стран, где в полной мере проявилась вся сложность процесса адаптации политической системы (его многообразие многомерность, многофакторность, зигзагообразность и т.д.), были США. Именно в Соединенных Штатах Америки в годы «прогрессивной эры» была предпринята попытка реализовать крупномасштабную перестройку всей политической системы, чтобы она могла (юлее уверенно отвечать на вызовы времени. Как было неоднократно отмечено многими политологами, социологами, экономистами, историками и философами США, эти события были вызваны к жизни огромными качественными изменениями, которые произошли в США в последней трети XIX столетия. Причем эти изменения далеко не сразу проявились в политической сфере общества. Если в экономике становилось все очевиднее, что Соединенные Штаты постепенно превращаются в страну классического монополистического капитализма, то о перестройке политической системы США в те годы говорили лишь наиболее радикально настроенные круги. Что же касается американского истеблишмента, то его иполне устраивал существующий порядок вещей, а господствовавшая и то время социал-дарвинистская идеология 175 освящала своим авторитетом сложившееся положение. Однако, фундаментальные изменения в экономике постепенно разрушали уклад жизни и ценности, которыми руководствовались многие поколения американских граждан. Вполне естественно возникали вопросы; почему буквально на глазах исчезает «американская мечта»?; как предотвратить гибель традиционного американского общества? и т.д.. Все эти вопросы вносили мощный заряд социальной напряженности в жизнь США. Поэтому неудивительно, что в таком бурлящем социальном котле, какими были Соединенные Штаты в начале XX в., зарождались импульсы, оказавшие воздействие на возникновение вопроса о модернизации политической системы, ее приспособлении к меняющемуся социуму. Иными словами, проблема совершенствования политической системы американского общества постепенно переходила в политическую плоскость, становясь предметом острейшей межпартийной борьбы. Обращаясь к политической истории США конца Х1Х-начала XX в., нетрудно убедиться в том, что основные элементы партийнополитической системы США в то время достаточно прочно контролировались противниками модернизации 176, поэтому для радикальных кругов американского общества оставалась единственная возможность - создать конкретный инструмент для оказания внесистемного давления на американские государственные структуры. Нужно заметить, что у правящих кругов США в то время еще не было эффективного теоретического и политико-правового инструментария с помощью которого можно было бы без риска реализовать интеграцию целей и участников движения протеста в лоно политической системы и уже на этой основе добиваться ее адаптации к меняющемуся социуму (Без этого любое требование перемен вызывало резкое неприятие у правящей элиты, которая видела в этом посягательство на свое положение). Одним из первых примеров нового подхода к проблеме адаптации политической системы стала «прогрессивная эра» (1900- 1916 гг.) в США. На рубеже XIX-XX вв. в правящей элите США сложилась довольно влиятельная группа, которая сознательно встала на путь реформирования политической системы Соединенных Штатов, выдвинула широкую программу реформ: «действенный» контроль над трестами; рабочее законодательство; демократизация политического строя и др.г/. Теоретические подходы реформистов и их идеи разрабатывали такие крупные ученые, как Г.Кроули, У.Уэйл, Ч.Ван-Хайз, Л.Брендайс и др.. Ведущими политическими лидерами реформистов стали Т.Рузвельт и В.Вильсон. Усилению реформистского лавирования в сфере политики соответствовало сравнительно резкое увеличение влияния реформизма в области американской общественно-политической мысли в конце XIX-начале XX в.. Одним из проявлений такого влияния было разнообразное использование реформистских идей в политической экономии, философии, истории, праве, а также - в переживающей свое становление политической науке США, Так, еще в конце XIX столетия группа молодых экономистов, под руководством Р.Эли объединившаяся в Американскую экономическую Ассоциацию, заявила: «Мы рассматриваем государство как институт, активное вмешательство которого в жизнь является непременным условием прогресса»178. В начале XX в. реформистские социально-политические теории, с которыми в 80-90-е годы XIX в. выступили Р.Эли, Л.Уорд и другие представители политической экономии, социологии и общественных наук, приобретают большое влияние и последователей. Так известный американский экономист Т.Веблен выступил с критическими замечаниями против «праздного класса» и механизма господства и обогащения магнатов финансового капитала 179. Т.Веблен выдвинул и обосновал теорию эволюции экономических институтов и. их приспособления к новым историческим условиям 18°. Реформистские теории получили свое развитие в работах Л.Брендайса, Дж.А.Смита, Ч.Бирда, Г.Кроули и др.. В области юриспруденции широкую известность приобрели требования Л.Брендайсом реформ трудового законодательства 181. Большой общественный резонанс получило политико-историческое исследование Дж.Смита, профессора Колумбийского университета по кафедре политических наук, «Дух американского правительства»182, а также политико-экономическое исследование Ч.Бирда «К экономическому объяснению Конституции»183. Следует, однако, заметить, что если западные теоретики конца XIX в. разрабатывали вопросы взаимоотношения государства и общества в основном в теоретическом плане, то пришедшие им на смену теоретики буржуазного реформизма этим не ограничились, а перешли к обоснованию практических политических программ, на которые смогли опереться государственные и общественные деятели нового, XX века 19\ Критическое отношение к Конституции США стало другой характерной чертой представителей нового поколения буржуазного реформизма. Как известно, долгое время вышеназванный документ считался источником для определения политико-правовых и социально-экономических норм американского общества. Но в начале XX столетия Конституция США сказалась объектом нападок. Ставились под сомнение не положения Конституции США, а ее консервативная основа, которая была заложена еще «отцами-основателями». Принципы «разделения властей», «сдержек и противовесов», многоступенчатая система принятия и введения новых законов - все это подверглось критическому анализу Дж.А.Смитом в его книге «Дух американского правительства» (1907). По мнению Дж.А.Смита, Конституция США являлась «реакционным документом». Он предпринял попытку развенчать культ Конституции США, утверждаемый, по его убеждению, многочисленными произведениями апологетического характера. Дж.А.Смит признал, что в основе Конституции лежат принципы обеспечения частной собственности и стремление имущих слоев общества навечно закрепить сложившиеся социально-экономические отношения. Как полагал Дж.А.Смит, конституция создала «правительство, не обладающее властью вмешиваться в закрепленные законом имущественные права и, следовательно, неспособное проводить с помощью законодательства политику всеобщего благосостояния»1^. Дж.А.Смит предлагал, исходя из этого факта, прежде, чем проводить социальные реформы, изменить политико-правовые основы Конституции Соединенных Штатов. В дальнейшем идеи ученого-политолога Дж.А.Смита были развиты и в значительной степени трансформированы в работах многих сторонников реформистского курса в политике США. Среди них довольно большую известность получил Г.Кроули, политолог, публицист, издатель, который в 1909 г. опубликовал книгу «Перспективы американской жизни»186. Исследуя развитие политической доктрины в США, доказывая, что американское государство сформировалось в результате борьбы джефферсоновской и гамильтоновской доктрин, отдавая при лом предпочтение последней, Г.Кроули развивал идею сильного централизованного национального государства, выдвигал концепцию федерализма, который, как он считал, придаст демократическое звучание гамильтоновской традиции 18;. Г.Кроули придал реформизму форму политической программы, получившей название «нового национализма», которая была одобрена Т.Рузвельтом 188. Существо вышеназванной программы заключалось в том, что государство объявлялось органом, от которого требовалось активное вмешательство в общественную жизнь, а не пассивное наблюдение за выполнением гражданами юридических норм, выработанных в далеком прошлом «отцами-основателями». Рассматривая историческое развитие политической доктрины США, Г.Кроули проанализировал взгляды и поступки многих государственных деятелей прошлого (Джефферсона, Гамильтона, Линкольна и др.). По мнению Г.Кроули, государственный муж должен видеть впереди высшую цель и не испытывать страха при использовании радикальных мер для ее достижения. Например, главными заслугами Линкольна, как он полагал, являются, прежде всего, сохранение целостности союза, решимость, с которой Линкольн в тяжелой политической ситуации сознательно пошел на некоторые жертвы, презрев групповые интересы, обратился к демократическим методам, без чего невозможно было разрешить создавшийся кризис. На исходе первого десятилетия XX столетия, по мнению Г.Кроули, опять настало время решительных преобразований, осуществить которые может по-настоящему сильное правительство во «лаве с авторитетным национальным лидером.
Такую роль он предназначал Т.Рузвельту, единственному деятелю, который способен «восстановить в глазах нации историческое положение и назначение» республиканской партии 189. Если свести в систему действия «прогрессистов», направленные на адаптацию политической системы США к изменившимся условиям, то, прежде всегда, необходимо выделить два обстоятельства: во-первых, они отказались от тактики «лобовой конфронтации» в отношении любых проявлений социального протеста, взяв на вооружение методы перехвата у противоположной стороны наиболее популярных идей и лозунгов; по-своему интерпретировав их, «прогрессисты» получили возможность выхолостить из них излишне радикальное содержание и использовать для интеграции в рамки политической системы рядовых участников движения протеста. Во-вторых, отказ от тактики «лобовой конфронтации» потребовал от правящих кругов пойти на определенные уступки и перемены в политической жизни США. И, действительно, история США подтверждает 190, что в годы «прогрессивной эры» был проведен ряд реформ политических механизмов, что позволило в значительной степени адаптировать политическую систему США к новой ситуации. ТАКИМ ОБРАЗОМ, характеризуя историческую обстановку, сложившуюся в США на рубеже XIX-XX вв. и в первые два десятилетия XX столетия, нельзя не учитывать перемен, которые произошли, в американском обществе: разрасталась государственная машина, расширялся объем ее властных полномочий и деятельности; усиливалось ее вмешательство в общественные отношения; усложнялись функции государственной машины; все большую роль в жизни американского общества начали играть другие политические институты и организации (церковь, профсоюзы, политические партии и др.). Деятельность вышеназванных институтов и организаций уже не укладывалась в рамки традиционной государственно-правовой науки. Поэтому постепенно ее теоретико-методологические установки превращались в объект критики. Это касалось, прежде всего, теории разделения властей; формализма, описательности и догматизма государственно-правовой науки. Постепенно возникла необходимость в новых формах и средствах управления политическими процессами, в новых подходах к анализу политической реальности. В конечном счете, это привело к тому, что управленческая элита США стала все чаще обращаться к политической науке в самом широком смысле слова и стремиться связать ее с практикой регулирования общественно- политических отношений. Под влиянием интересов практической политики (POLITICS)141, развития в США философии прагматизма 192, некоторого ослабления европейского влияния на политическую науку, американские ученые-политологи приступили к более или менее существенной корректировке своих концепций и методов исследования, все чаще стали рассматривать различные аспекты политической власти, г осударственного и политического управления (экономические, социологические, поведенческие и др.)193. Начало эмпирическому исследованию политики в США положило создание в 1906 году в Нью-Йорке Бюро по анализу деятельности муниципалитетов. Одним из участников этого Бюро был Ч.Бирд, американский историк, профессор Колумбийского универси- 1ета. А одним из результатов работы вышеназванного Бюро стали 1>екомендации по улучшению организации различных администра- жвных служб и упорядочению городского бюджета. Несколько позднее различные центры по изучению политики возникли в Чикаго, Филадельфии, Цинциннати и др.. В 1914 году была создана Федерация Исследований в области правительственных отношений, центром координации которых стал Мичиганский университет. Начиная с 1917 г. его сотрудники и ученые периодически публиковали результаты своих исследований. С течением времени эмпирикореалистическая тенденция стала весьма заметна также при анализе политического поведения людей. Это проявилось, прежде всего, в работах А.Бентли, Ч.Бирда, Г.Форда и др.194. Как отмечал известный американский политолог Дж.Г.Ганнелл, «... идея политической науки как практической науки стала регулятивным допущением. Это было истиной как в старом смысле - обеспечение политического и гражданского образования, так и в каком-то новом смысле - участие в социальной реформе и социальном управлении, что характеризовало большую часть социальных наук данного периода»195. В 1900-1920 гг. прогрессистская идеология постоянно находила выражение в социальной науке, которая в то время многими рассматривалась в качестве связующего звена между познанием и политикой. Как полагали современники, политическая наука должна быть универсальной в своей сфере, должна опираться на «объективную основу» и «пройти через реконструкцию, которой подвергалась вся наука в руках индуктивной философии», но цель заключалась в юм, чтобы «политическая наука стала авторитетом для практической политики»196. Конец XIX-начало XX вв. характеризовались первоначальным оформлением и закреплением политической науки США, новой области обществоведческого знания. Началось «триумфальное шест вие» политической науки на североамериканском континенте и в других частях Земного шара. Однако, достижение определенной зрелости политической науки США и, главное, - появление в этой области профессионалов, могло стать одним из результатов институционализации, непростого процесса, включавшего, во-первых, «движение» ученого- общесгвоведа или общественного деятеля к осмыслению определенной специфики объекта исследования, к определению предмета новой науки 197, к выработке ее собственной методологии научного исследования; во-вторых, - формирование инфраструктуры, которая смогла бы обеспечить воспроизводство и передачу знания через систему образования, средства массовой коммуникации; в-третьих, - формирование и развитие научных сообществ с присущим им разделением труда, определенной структурой отношений, иерархией власти различных уровней, нормами профессиональной этики 198 и Т.д.. Начиная примерно с середины XVIII столетия и до конца XIX, политическое знание в США в основном постепенно выделилось из комплекса социальных и гуманитарных наук. 80-90-е годы XIX в. и первые десятилетия XX в. - время, когда американская политическая наука первично институционализировалась и утвердилась в качестве особой научной дисциплины с собственным предметом исследования, методологией, методами. В начале XX века в США происходило дальнейшее углубление специализации и разделения труда между отдельными историческими и политическими дисциплинами. Это нашло свое выражение в возросшем количестве специальных исторических и политологических журналов, посвященных различным проблемам политической истории США и европейских государств. В первом десятилетии XX в. продолжалась активная публикация исторических, политических и дипломатических источников, среди которых были многие важные документы периода войны за независимость США и гражданской войны. Это, прежде всего, «Протоколы федерального конвента 1787 г.»199, включавшие официальный журнал конвента, заметки Дж.Мэдисона о дебатах и т.д.; первые тома «Протоколов Континентального Конгресса», «Протоколы Конгресса Конфедеративных Штатов Америки, 1861-1865 гг.»200, «Договоры, конвенции, международные постановления, протоколы и соглашения между США и другими державами»201. Политическая история и политическая наука расширили поле своей деятельности как вследствие овладения новыми архивными источниками, так и под влиянием общественно-политической борьбы. Историки и политологи не могли игнорировать тысячи фактов современной им жизни, обнаживших связь экономики и политики. Отныне социально-экономическая, социально-политическая и политико- экономическая тематика занимают важное место в американских общественных науках. В начале XX столетия были подвергнуты критике философские основы позитивизма. А прагматисгская философия, получившая в США широкое распространение, выступила с отрицанием возможности и достоверности рационального познания. Некоторые историки (У.Даннинг, Д.Робинсон, А.Харт и др.) выражали сомнение в познаваемости исторической наукой закономерностей общественного развития. Крупным событием в интеллектуальной жизни США стало появление работы У.Даннинга, ученика Дж.Барджесса, «Политическая и экономическая реконструкция»202. Выдвинутая У.Даннингом концепция реконструкции надолго стала господствующей в университетских курсах и учебниках США. Как было отмечено выше, во второй половине XIX в. американские университеты на основе сотрудничества и благодаря совместным усилиям историков, правоведов и философов начинают открывать профессорские кафедры, а затем факультеты политической науки, государствоведения и политики. В первые десятилетия XX в. во многих университетах США уже существовали отдельные факультеты (Школы) политологии. По мере дальнейшего формирования и развития мира политического в его современном понимании политическая наука США все отчетливее отпочковывалась от истории, юриспруденции, социологии, политэкономии. Огромное значение для этого процесса имела разработка известными обществоведами США и Западной Европы (В.Вильсона, М.Вебера и др.) в конце XIX-начале XX в. основополагающих политологических концепций, в которых политические явле ния рассматривались как особые реальности с собственной логикой развития, со своей историей и особенностями. В конце XIX-начале XX в. наряду с начавшими ранее формироваться научной историей, социологией, политэкономией возникают многочисленные научные ассоциации (исторические, социологические и др.)2С3. В США раньше, чем где-нибудь, произошло признание политической науки на национально-государственном уровне. Это нашло отражение в создании в 1903 году Американской Ассоциации Политической Науки (American Political Science Association - APSA), одного из первых профессиональных объединений политологов 204. Американская Ассоциация Политической Науки была организована с целью развития научного исследования политики в Соединенных Штатах, В 1904 году в своем обращении к Американской Ассоциации Политической Науки ее президент Ф.Гуднау отметил, что политическая наука США занимается изучением государства и «реализации государственной воли», а политическую теорию следует рассматривать как особую отрасль науки, касающуюся авторитетов, выражающих эту волю. Далее Ф.Гуднау подчеркнул, что, «несмотря на некоторое неверие в практическую ценность изучения политической теории, ... истина заключается в том, что каждая правящая система основана на некоторой более или менее хорошо разработанной политической теории»20'-5. Создание Американской Ассоциации Политической Науки способствовало организационному оформлению и закреплению политической науки США, стало реальным доказательством того, что американская политология превратилась в самостоятельную область общественного знания, что усилилась ее самостоятельность. Создание ААПН, по свидетельству ее двух учредителей, американских ученых А.Сомита и Дж.Таненхауса, было «самым важным событием, когда-либо происходившим в истории научного исследования проблем политики» в США 206. Как они полагали, политическая наука США вряд ли бы достигла такого уровня, на котором она находится, без такого рода организации, которая представляет ее интересы во взаимоотношениях с другими областями знания, ассоциациями, вузами, средствами массовой информации и правительственными организациями. Создание Американской Ассоциации Политической Науки имело далеко идущие последствия для развития профессии политолога. С учреждением ААПН значительно расширились прежние возможности и появились новые для подготовки профессионалов в области политической науки (специальные отделения или факультеты политической науки, официальные журналы, регулярные встречи членов ААПН)207. В число индивидуальных членов Американской Ассоциации Политической Науки, как правило, в основном входили и входят преподаватели вузов, организованные в секции по субдисциплинам, которые в США весьма многочисленны. Большинство преподавателей и исследователей, объединенных в ААПН, имеют ученую степень доктора политической науки, присвоенную им в одном из ведущих центров подготовки соискателей в США (например, в Колумбийском, Чикагском, Гарвардском, Стэнфордском, Мичиганском и других университетах). Для того, чтобы получить в США ученую степень доктора политических наук, необходимо сдать определенное число экзаменов по специальности и методологии, а также осуществить достаточно крупный исследовательский проект. В Соединенных Штатах научная репутация ученого определялась и определяется, прежде всего, опубликованными им статьями и книгами, рекомендованными к изданию «мнением равных». Продвижение на научном поприще обычно требует положительной оценки деятельности ученого его коллегами, которые занимаются изучением аналогичных проблем 208. Иными словами, сообщество американских ученых, в совокупности составляющих политическую науку как научную дисциплину, на практике реализует функции контроля как над работающими в данной области исследователями, так и над теми, кто собирается к ним присоединиться. Причем во втором случае характер такого контроля существенно более жесткий. Существуют более или менее четко сформулированные, общепринятые представления о том, «что такое хорошо и что такое плохо» для политической науки США как отрасли научного знания. Эти представления имеют свою собственную историю, изменяются и эволюционируют вместе с американской политической наукой и ее научным сообществом. Но наряду с этими представлениями существует также и определенный набор необходимых приемов, без которых невозможно в совершенстве овладеть навыками работы в области политической науки 209. История политической науки США убедительно подтвердила, что традиции политологии как научной дисциплины и определяемая ими практика не только формируют будущих ученых (и настоящих тоже!) и накладывают некоторые ограничения, но одновременно предоставляют им огромные творческие возможности. Это означает, что «правила игры», которые навязываются дисциплинарной структурой политической науки, дают возможность заурядным исполнителям успешно решать свои задачи, опираясь на прочный фундамент, ранее заложенный выдающимися учеными-политологами. Что же касается ведущих в своей области исследователей, то они получают возможность двигать науку дальше, благодаря усилиям многочисленных, менее одаренных профессионалов 21°. Подчинение исполнителя дисциплине политической науки, или, как выражаются некоторые западные исследователи (например, М.Доган), «совокупному ученому», несомненно, приводит в конечном итоге к улучшению качества и эффективности работы, как в коллективном, так и в личном плане. В рамках политической науки как научной дисциплины конкретные стандарты и нормы поведения представителей различных специальностей могут весьма существенно отличаться. Однако, каждой профессии присуще понятие «минимальной профессиональной компетентности», которое, как правило, воплощается в ритуале «квалификационных экзаменов», которые должны сдать все молодые ученые Северной Америки, решившие посвятить себя изучению политической науки. Процедура «квалификационных экзаменов» происходила и происходит в основном после завершения обучения по аспирантским программам. Нельзя не учитывать и того, что представителей различных специальностей объединяет идея «ролевой ответственности», которая лежит на каждом из членов политологического академического сообщества США. Разумеется, профессиональная этика ученых-политологов не затрагивает проблем жизни и смерти в том смысле, как, например, в деятельности врачей или юристов. Но ученым-политологам США присущи также формализованные этические кодексы, нормы которых имеют преимущественное отношение к вопросам, связанным с едиными стандартами поведения и обнаро дования результатов исследований. При этом подразумевается, что все политологи-профессионалы должны их честно соблюдать 211. В США более ста лет издается несколько десятков периодических журналов по отдельным отраслям политической науки, материалы которых публикуются после одобрения равными специалистами. В 1903 г. начал издаваться журнал «Анналы Американской Академии Политической и Социальной Науки» (The Annals of the American Academy of Political and Social Science), a с 1906 года - «Обозрение Американской Политической Науки» (American Political Science Review). В течение многих десятилетий в США издаются «Ежеквартальник общественного мнения» (Public Opinion Quarterly), «Обозрение проблем публичного управления» (The Public Administration Review), «Мировая политика» (World Politics) и др.. На страницах вышеперечисленных журналов и в различных монографических исследованиях обычно публикуются результаты эмпирических и теоретических проектов, как правило, включающих исследования механизмов реализации политической власти на различных уровнях, проблематики, связанной с легитимностью и стабильностью в американском обществе, с изменениями в политической системе США. Огромное количество исследований американских политологов посвящено проблемам демократии в Соединенных Штатах. Именно с этих позиций ведется анализ политической власти и политического поведения в так называемом «неправительственном» политическом процессе (общественное мнение и поведение избирателей, политические партии, заинтересованные группы и др.), а также - конституционных принципов и институтов (федерализма; Конгресса, его комитетов и подкомитетов; Президентства; органов исполнительной власти и административно-управленческого аппарата; судебной системы и пр.). Политическая наука США стала развиваться особенно бурными темпами в XX столетии. Это было обусловлено в первую очередь потребностями американского общества на высшей стадии развития капитализма, расширением государственных функций общественно-политического управления. Ускоренное развитие американской политологии с самого начала сопровождалось сотрудничеством политологов с официальными представителями власти. Впоследствии это сотрудничество привело к возникновению, становлению и совершенствованию «политико-академического комплекса» США 212. Уже с конца XIX в. и особенно в начале XX в. расходы на политические исследования в США интенсивно финансировались как федеральным правительством, так и из частных фондов. По признанию некоторых американских политологов, необходимость материального стимулирования и финансирования политических исследований и изданий в Соединенных Штатах связывалась со способностью политической науки «производить знания, необходимые для решения проблем федерального правительства»213. Процесс становления политической науки в США приобрел интенсивные темпы и сравнительно широкие масштабы в первых десятилетиях XX в., когда выделилась американская академическая школа политической науки, определились ее основные направления, в рамках которых американские ученые-политологи вели разработки методологических основ, принципов, приемов, методов, инструментария исследований, понятийно-категориального аппарата. Как было сказано выше, в процессе становления политической науки США важную роль играли общественно-научные традиции, особенности стиля духовной деятельности в США, способ постановки конкретных проблем и характер культурных ценностей 2Н. Поэтому вполне уместно говорить о традициях и специфике политической науки США, ее национальной академической школы 215. В начале XX столетия процесс выделения политической науки в США в качестве самостоятельной отрасли социальногуманитарного знания в основном закончился. Это способствовало ее дальнейшему развитию. Начался процесс профессионализации политической науки в США 216 и за их пределами. Профессиональные объединения политологов, подобные Американской Ассоциации Политической Науки, возникли в большинстве стран с сильными академическими традициями. Однако, повсеместная официальная институционализация политологии произошла уже после Второй мировой войны. Начиная с 1949 г., при ЮНЕСКО функционирует Международная Ассоциация Политической Науки (International Political Science Association (IPSA)), целью которой является содействие развитию политической науки в мире посредством поощрения создания и развития национальных ассоциаций политической науки, стимулирования рас- иространения информации о достижениях в области политологии, организации конференций и дискуссий за «круглым столом» и создания других возможностей для непосредственных контактов между политологами различных стран и пр.. В настоящее время коллективные члены Международной Ассоциации Политической Науки имеются более чем в 40 странах. Американская Ассоциация Политической Науки - одна из них. Она составляет половину всех индивидуальных членов Международной Ассоциации Политической Науки (МАПН)217. Американские политологи длительное время занимали господствующее положение в МАПН. Они в значительной степени диктовали общую стратегию развития мировой и западной политической науки. Они определяли проблематику политологии на международных конгрессах МАПН, основных ее мероприятиях ?18. Представители Американской Ассоциации Политической Науки принимали и принимают самое активное участие в работе более 20 исследовательских комитетов МАПН по различным проблемам: политических элит; политологических исследований стран Азии, Африки и Латинской Америки; политической коррупции; сравнительным исследованиям местного управления и политики; политической социологии; взаимосвязи науки и политики; биологии и политики; и |.д.. Принимают американские политологи активное участие и в работе т.н. «исследовательских групп» по самым разнообразным проблемам и вопросам: конституционного развития и его влияния на конституционные системы; глобальных коммуникаций; прав Человека; политического образования; и др.. Обобщая все вышеизложенное, необходимо отметить следующее. Политическая наука США - сравнительно молодая отрасль социально-гуманитарного знания. Она прошла долгий путь и различные этапы зрелости. Становление - один из этих этапов. Становление политической науки США в конечном счете определялось многими факторами: уровнем развития американского общества, степенью ? :го социально-политической и духовной зрелости, конкретной исторической ситуацией, логикой развития самой политической науки (процессами дифференциации и интеграции политических знаний, процессами углубления и расширения сферы математизации и ком пьютеризации, и пр.), усилением роли политики в жизни американского общества. Институционализация политической науки в США как научной системы и академической дисциплины представляет довольно сложный, длительный и многоступенчатый процесс, который характеризуется становлением и развитием определенной структуры отношений, иерархии власти различных уровней, совершенствованием этических норм и т.д.. Институционализация политической науки в США имела свои временные и содержательные особенности, которые нашли свое проявление при прохождении ею определенных этапов: • накопление теоретического и эмпирического материала в рамках родственных наук (истории, социологии, юриспруденции, философии, политической экономии и др.); • проведение и публикация специализированных научных исследований (по истории политической теории; по проблемам политической философии; по истории и теории государства; по проблемам политической истории; по проблемам развития социальных наук; и др.); • создание специализированных периодических изданий (например, «Political Sciences», «Political Science Quarterly», «American Political Science Review», «The Annals of the American Academy of Political and Social Science»; and etc.); • подготовку кадров, создание научных учреждений и учебных заведений (университетов США, где были факультеты или отделения политической науки; научных центров по политическим наукам): развитие политического образования в США и т.д.; • формирование научного сообщества американских ученых и преподавателей, объединенных в национальные и международные ассоциации (Американскую Ассоциацию Политической Науки, Международную Ассоциацию Политической Науки, Американское общество политической философии и философии права, Конференцию международных исследований, Межуниверситетский консорциум политических исследований, Организацию политических исследований, Кокус новой политической науки (поисковые изыскания в политологии) и др.). Политической науке в США в процессе своей институционализации пришлось столкнуться со многими проблемами: организационными, научными, теоретико-методологическими, профессиональными, этическими и др.. Эти проблемы в Соединенных Штатах были по-своему сложны, неповторимы по колориту и по способам их решения. К ним, к примеру, следует отнести: проблему относительной независимости политической науки США, включавшую вопросы ее самостоятельности в процессе самоутверждения в системе других социальных и гуманитарных наук США; проблему отпочковывания американской политической науки от других социальных и гуманитарных дисциплин и сложности с этим связанные; проблему достижения политической наукой США определенного статуса в американском обществе, в научных и образовательных учреждениях; проблему академической свободы в высших учебных заведениях США, в том числе на факультетах и кафедрах политической науки; проблемы борьбы политической науки с религией и капиталом; профессиональные проблемы политической науки США (программы, организация преподавания и др.) и т.д.. В Соединенных Штатах Америки гораздо раньше, чем в других сгранах, произошло признание политической науки на национально-государственном уровне. Сам факт институционализации политической науки в США свидетельствовал о значительном продвижении в становлении новой отрасли социально-гуманитарного знания. Начиная с конца 80-х гг. XIX столетия, политическая наука США развивается на собственной основе. Пройдя довольно длительную эволюцию, она в целом отразила потребности американского общества и уровень его совершенствования на различных этапах его исторического развития. Основной линией политологического анали- u американских исследователей явилась эволюция власти, взаимо- «мношений государства и человека. В целом развитие американской политической науки, в том числе на этапе ее становления, шло от наиболее общих проблем к частным, от проблем государства к человеку. Постепенно нарастала приоритетность вопроса о правах и свободах человека, в частности, о правах и академических свободах преподавателей университетов США, американских политологов. В процессе своего становления и эволюции политическая наука США все более опиралась на общественно-политическую практику, все теснее с ней взаимодействовала. В начале XX столетия начал интенсивно разворачиваться процесс профессионализации политической науки США. Происходило расширение и углубление специализации в этой области знания. Происходило становление научного сообщества, определенной социальной и профессиональной организации политологов США, системы коммуникаций, с этим связанных. Процесс становления и совершенствования американской политологии напрямую зависел от последовательной деятельности многих поколений американских ученых- политологов, которые сменяли друг друга. Изучение истории политической науки США предоставляет нам возможность проследить, как происходил процесс профессионализации американских политологов, как переживали становление и трансформацию квалификационные дисциплинарные требования, как развивались довольно сложные отношения у представителей политической науки США со своими кол- легами-оппонентами и с общественным мнением.
| >>
Источник: В.Н. Лозовой Ч Л.М. Семеренко В.И. Демченко. ПОЛИТИЧЕСКАЯ НАУКА В США: история и современность. 2003

Еще по теме Окончательное оформление американской политической науки:

  1. 3.1. Основные направления, формы и особенности американской политической науки в послевоенный период
  2. Перенесение столицы Империи в Константинополь. Окончательное оформление домината
  3. Я. С. Юлина Проблема науки и метафизики в американской философии XX в.
  4. I. Вызовы политическому и проблемы российской политической философии и науки
  5. А.Ю. Мельвиль. Категории политической науки. - М.: Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД РФ, «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН). - 656 с. , 2002
  6. Дискуссия между сциентистами и антисциентисгами в американской политической науке
  7. 3.2. Американская версия политической социализации: поиски новых подходов
  8. 2.2. Институциализация политической науки
  9. 2.4. Структура политической науки
  10. СОЦИОЛОГИ Я И политические науки . (политология)
  11. ЧИКАГСКАЯ ШКОЛА политической науки, ее роль и значение
  12. Современное состояние политической философии и науки
  13. Соотношение политической философии и науки в России
  14. Асонов Н. В. ДИСКУРС-АНАЛИЗКАК МЕТОД ПОЛИТИЧЕСКОЙ НАУКИ